Пила



Лётчик-вертолётчик с какой-то представительной комиссией облетел «мёртвую дорогу» со стороны Енисея. Про мёртвые поселки, про зоны, обтянутые колючей проволокой, про кладбища, затянутые болотом, и даже про паровозы, привезённые по воде и выгруженные на берег, рассказывал. Заросли паровозы дурниной и почему-то больше всего смородинником, среди которого долго бродила седая женщина, обирала ягоды в корзины и пела: «В саду ягода-малина под укрытием росла».

Пила

Сказывали, женщина эта сторожиха мостостроевского поселкового общежития, осталась здесь после ликвидации зоны одна, жила какое-то время, питаясь оставшимися от зэков-строителей продуктами, ягодами, грибами, потом куда-то пропала — утонула ль в Енисее, потерялась ли в лесу…

— Что тебе больше всего запомнилось на «мёртвой дороге»?

Лётчик отвел взгляд, посмотрел куда-то за горы, за край земли и шёпотом сказал:

— Пила! — помолчал, подумал и громко повторил: — Продольная пила! Люди пилили лесину на полатях-покатах, допилили до середины и оставили. Пила заржавела, опилки сгнили, травой проросли, но пила в половине дерева висит, ручки, как кости отполированные, не гниют, кажется, терпеливо ждёт инструмент, надеется, слышит — торопят сюда людей, заставят взяться за ручки и… пойдёт работа, завизжит, заскрипит ржавая пила, зашуршит дерево, заструятся опилки.

Астафьев В.П., Благоговение, ИПК «Платина», город Красноярск, 1999, стр.202-203

Комментарий В.А.Гапеенко: Строительство железной дороги от Салехарда до Игарки, в документах именуемое как стройка № 503, начатое в 1948 году, было прекращено после смерти И.В.Сталина. В окрестностях Игарки есть несколько заброшенных участков строительства: покосившиеся бараки, вздыбленные мерзлотой рельсы, ржавеющие паровозы. Действительно, попасть в такое место можно лишь летом по Енисею, остановившись в Ермаково, либо по воздуху, на вертолёте.

Довелось и мне однажды с группой иностранных путешественников слетать туда. Для меня в памяти навечно остались проросшие на железнодорожном полотне полувековые ели и никем не обрезанная проржавевшая колючая проволока между деревьями. Угрюмо торчали покосившиеся от времени сторожевые вышки – дорога строилась в основном людьми подневольными, осуждёнными. В бывшей столовой, служившей одновременно и клубом, на отсыревшей местами штукатурке стен голубели орнаменты цветов. Людям и в заключении хотелось сохранить что-то от прежней жизни, домашнее…

Видимо, и Виктор Петрович, в один из своих прилётов в Игарку кружил над Ермаково. Ему и поведали лётчики эту историю.

Читайте Астафьева!

Фото: Ивана Табакаева и с сайта Одноклассники



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *