Помнить о каждом




В последние несколько лет главным делом для себя Валентина Гапеенко определила создание книги о воинах- игарчанах. О том, как продвигается эта работа, мы и беседуем с ней.

— По мере наступления нового календарного года принято подводить итоги сделанного. И я, конечно, торопилась, хотя кто может сегодня подгонять человека, находящегося на заслуженном отдыхе?!. Но покой, видимо, мне только снится. И вот результат – собирая сведения об игарчанах – участниках Великой Отечественной войны, мне удалось сформировать полный список с краткими, либо более развернутыми данными о каждом. Получилось 7919 фамилий – от А до Я. Этим, я считаю, завершился первый этап в создании задуманной мной книги – список тех, кто принимал участие в Великой Отечественной войне.

— Официальные сведения, озвученные ранее, были гораздо скромнее.

— Да, но сегодня Министерство обороны понемногу открывает свои архивы, и становятся известными все новые и новые фамилии. Я просмотрела в краевой научной библиотеке все тома краевой книги памяти «Никто не забыт», ведь многие, призванные на фронт из Игарки, впоследствии на север не вернулись.

Таким образом, в первоначально составленный список добавились новые фамилии. Используя систему поиска, просмотрела размещенные документы на сайтах «Мемориал» и «Подвиг народа». Сделать это было не просто, поскольку название нашего военкомата иногда искажалось до неузнаваемости, но все-таки интуиция мне подсказывала, что тот или иной человек – наш, игарский. Мне передала для работы сведения, имеющиеся в игарском музее, Мария Вячеславовна Мишечкина. Продолжают писать родственники игарчан не только из России, но и из-за рубежа.
Вот и получилась окончательно такая цифра.

Пока, в силу ряда причин, данные о награжденных в годы войны на сайте «Подвиг народа», перестали пополняться. Поэтому, не исключено, что, если документы на сайте добавятся, фамилий будет еще больше, а имеющиеся сведения станут полнее.

— Открытий было много?

— Множество. Игарчане проявляли героизм, сражались самоотверженно, и до последней капли крови.


Мною найдены документы о награждении 2224 наших земляков, каждый четвертый из этого списка фактически совершил геройский поступок, и не один раз. У некоторых к концу войны было по нескольку орденов и медалей. Самые распространенные награды — медали «За боевые заслуги», «За отвагу», орден Красной Звезды.

Но есть и уникальные. Орден Святого Александра Невского был учрежден в 1725 году императрицей Екатериной 1. Он был третьей по значимости наградой в Российской империи. 29 июля 1942 года в СССР был утвержден новый орден Александра Невского для награждения командного состава Красной Армии. Его за годы Великой Отечественной войны в числе других удостоены шесть игарчан. Интересно, что орден Александра Невского является единственной наградой, существовавшей (с определёнными изменениями) в наградных системах Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации.

Орден Богдана Хмельницкого был учрежден 10 октября 1943 года. Он предназначался для награждения как высшего командного состава (первые две степени), так и сержантского, старшинского и офицерского состава за смелую инициативу и решительность, обеспечившие нанесение врагу поражения, захват населенного пункта или важного рубежа – третья степень ордена. Только двое — старшие лейтенанты – игарчане — начальник связи дивизиона Григорий Петрович Грехутников и командир взвода радиосвязи Виктор Митрофанович Кубрин были удостоены этой редкой награды — ордена Богдана Хмельницкого третьей степени.

Первый из советских орденов – орден Красного Знамени до учреждения ордена Ленина являлся высшим орденом Советского Союза. Он вручался за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите социалистического Отечества. В годы войны этот орден получили двадцать три игарчанина, причем ефрейтор Леонид Михайлович Сыропятов был удостоен его в самом начале войны — 28 ноября 1941 года. Пока, по моим данным, он первый из нашего города, получивший боевую награду.

А старший летчик 39 отдельного разведывательного авиационного полка 17 воздушной армии старший лейтенант Николай Васильевич Хиревич был удостоен ордена Красного Знамени за годы войны дважды. Он же дважды стал кавалером ордена Отечественной войны первой степени.

Интересно, что орден Отечественной войны, учрежденный 20 мая 1942 года, имел в своем Статуте более подробные описания, за какие именно заслуги и при каких условиях им могут быть награждены воины.

Шестнадцать игарчан стали полными кавалерами ордена Отечественной войны, то есть получили ордена и второй, и первой степеней.

Вот вкратце результаты той многомесячной работы по извлечению данных о наградах игарчан.

— Хотелось бы еще услышать о кавалерах ордена Славы, ведь, как известно, получение всех трех его степеней было приравнено к рангу Героя Советского Союза.

— Да, и на нашей территории (в городе Игарке и Туруханском районе) жили два полных кавалера ордена Славы — Емельян Тихонович Широковских и Кузьма Константинович Нестеров. Мне удалось установить еще десять фамилий игарчан, кто был удостоен этого ордена дважды. Просто, в коротком интервью невозможно рассказать о каждом герое, и даже нет, думаю, возможности перечисления фамилий. Описание всех подвигов в моих черновых записях занимает свыше пятисот печатных листов. Конечно, все еще предстоит систематизировать для того, чтобы сделать выводы, сказать о главном, самом значимом, но и упомянуть каждого.

Леонтий Щенников, раненный в ногу, ночью, несмотря на обстрел, продолжал устанавливать заградительные мины: установил 163, а в целом его взвод в эту ночь выставил 347 противопехотных мин. В другую ночь под минометным обстрелом Щенников со своим отделением к утру сделал два прохода шириной по 30 метров, изъяв 195 немецких мин. Любая из них могла стать критической…

— И все-таки чей-то героический поступок вас особо поразил?

— У нас мог бы быть еще один Герой Советского Союза. Посмертно к присвоению этого звания был представлен командир взвода батареи 45-миллиметровых пушек лейтенант Александр Сергеевич Ларионов. На его боевом счету числилось уничтоженными шесть пулеметных точек противника, ДЗОТ, четыре бронетранспортера, два танка — тяжелый «Тигр» и средний, две автомашины с припасами, 66 немецких солдат.

При прорыве обороны немцев у города Стопница (Польша) 12 января 1945 года в ночном бою лейтенант Ларионов выкатил два своих орудия впереди боевых порядков пехоты. Их огнем были уничтожены первые четыре огневые точки врага, при этом наши артиллеристы ориентировались только по огневым вспышкам. Когда пехота поднялась в атаку, Ларионов вместе с пушками находился среди пехоты, и огнем своих пушек расстрелял до 35 немецких солдат и уничтожил еще три пулеметные точки врага.

«Осколком вражеского снаряда Ларионов был тяжело ранен в живот так, что выпали все внутренности. Ларионов схватил их руками и, напрягая все последние силы, крикнул своим подчиненным у пушек: «Вперед, товарищи! Отомстим за муки нашего народа!» После этого Ларионов умер», — так дословно написано в наградном листе.

Своими действиями Ларионов обеспечил батальону захват немецкой траншеи в укрепленной полосе, способствовал продвижению всего полка вперед вглубь немецкой обороны, и прорыву хорошо укрепленной обороны немцев для всей дивизии.

То ли долго шли до Москвы наградные документы, то ли закончились уже боевые действия, а героя не было в живых, то ли была иная причина, но предложение командования полка, дивизии и корпуса о присвоении А.С.Ларионову звания Героя Советского Союза поддержано не было. В Указе Президиума Верховного Совета СССР, изданном спустя почти полгода, была указана лишь высшая для страны награда — орден Ленина.


К Героям Советского Союза — игарчанам я бы добавила снайпера Ивана Павловича Гореликова. Он работал в Игарском речном порту в мастерских затона. В навигацию 1941 года был командирован на ремонт судов в Подтесово. Оттуда призван на фронт Енисейским РВК 27 августа 1941 года. На его личном счете 338 убитых немцев, он занимает 29 место в списке лучших снайперов Второй мировой войны. 28 апреля 1943 года ему присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда. После тяжелого ранения в августе 1944 года Иван Гореликов был уволен в запас, вернулся с фронта в Игарку. Затем переехал в Абакан, Киселевск Кемеровской области, работал часовым мастером. Умер 6 ноября 1975 года в Киселевске. С одной стороны понятно, что сразу после окончания войны и вплоть до 1965 года особых почестей героям войны не оказывали. Но все же, думаю, что Иван Павлович Гореликов незаслуженно забыт игарчанами.

— Интересно, а обозначились как-то общие тенденции, кем были на войне игарчане, на каких фронтах воевали?

— Да, и обобщенные данные уже формируются, и открывающиеся почти ежедневно какие-то частные сведения о военных судьбах поражают.

Если говорить о местах боев, то игарчане отличились в битве под Москвой, в обороне и освобождении Сталинграда, Ленинграда, Украины, Прибалтики, в битве на Курской дуге, штурме Кенигсберга, Берлина.

В новой книге, надеюсь, будут преданы гласности сведения об игарчанах, погибших и оставшихся незахороненными в Чудовском районе Новгородской области, у местечка Мясной Бор. Есть информация о героизме игарчан оказавшейся в окружении армии генерала Власова. Интересные дополнительные сведения появились и о событиях у селения Гизель 9 ноября 1942 года, когда совершил героический поступок игарчанин Петр Парфенович Барбашов, закрывший своей грудью амбразуру вражеского ДЗОТа.

По роду войск, на первый взгляд мне показалось, что было много артиллеристов, связистов, разведчиков, пулеметчиков и шоферов. Из северян был сформирован отдельный лыжный батальон.

Но более точные данные скажу после завершения следующего этапа работы. Условно назовем его периодом обобщения статистических данных. Сегодня я из всех имеющихся пофамильных сведений пытаюсь извлечь информацию, а по завершении работы сказать, к примеру, сколько и в какие дни было призвано на фронт.

Мало мы знаем, а между тем сегодня обозначились фамилии тех, кто служил в Красной Армии, начиная с 1937 года. Как известно, Игарский военкомат до июля 1944 осуществлял отправку на фронт жителей Туруханского района и частично Тюменской области. Часть похоронок пришла в адрес Игарского военкомата и жители района оказались учтенными как погибшие игарчане, их фамилии занесены на мемориалы. Некоторые семьи игарчан, после призыва на фронт мужчин, выехали в другие районы, и похоронки на них приходили по новому месту жительства. В то же время в Игарку, в основном насильственным путем, за годы войны переселились семьи, где мужчины уже были призваны на фронт другими военкоматами. Ну и, наконец, в Игарку в мирное время приезжали, подолгу жили, умерли и похоронены там те, кто призывался на фронт другими военкоматами. Как, к примеру, мой отец, приехавший в Игарку в 1953 году. Хотелось бы, чтобы имена всех остались в памяти. В общем списке фронтовиков я учла и тех, кто принимал участие в войне, а затем был арестован и отбывал наказание, либо ссылку в Игарке и Ермаково.

Я привела пример, только по одному направлению — призыв. Так же веду учет по хронологии смертей, их причинам, местам боев, местам захоронений. К концу подсчета будет видно, и в каких родах войск служили игарчане, и в каких должностях. Сведения из наградных листов позволяют произвести подсчет и определить вклад нашего города в общую победу, к примеру, сколько самолетов подбили, сколько мин обезвредили, скольких раненых вынесли с поля боя, и так далее…

— Вы как-то упоминали про ушедшего на фронт редактора газеты «Большевик Заполярья» Степана Степановича Белоусова. Интересно, были еще журналисты на фронте?

— Да, директор игарской школы Михаил Иванович Марков, ушедший на фронт добровольцем, был сотрудником армейской газеты «Разгромим врага».

После войны стал журналистом, писателем Иван Михайлович Полозов, житель станка Сушково Игарского района. Были среди игарчан-фронтовиков и типографские работники, и заведующий клубом, и музыканты, и повара, и кузнецы, и писари, и военные врачи, и санинструкторы, и работники похоронных команд.

Хотя, конечно, весомый вклад в исход войны внесли снайперы, саперы, танкисты, летчики, кавалеристы, пулеметчики. Наши земляки занимали разные должности – от простого стрелка до работника штаба, были командирами отделений, взводов и рот, знаменосцами. Воевали игарчане в звании от рядового, их было большинство, до капитана, майора и подполковника, но средний портрет игарского воина, скорее всего, после рядового, — сержант, старшина.

Мне предстоит еще огромная работа: установить средний возраст солдат, призванных в разные военные периоды, на фронт, средний возраст погибших и средний возраст вернувшихся живыми.

— Вы ничего не сказали пока о женщинах?

— Я как-то уже рассказывала о военном враче Татьяне Андреевне Назаровой, спасшей сотни жизней. Теперь стало известно еще об одной игарчанке — капитане медицинской службы Екатерине Герасимовне Бубновой. На ее счету тоже сотни возвращенных в строй после лечения в госпитале бойцов.

В ходе поисков я прочла воспоминания Заслуженного врача РСФСР Евгении Алексеевны Подшиваловой. Оказывается, она после окончания в 1939 году Красноярской фельдшерско-акушерской школы работала фельдшером Игарской горбольницы. Получив первый отпуск в июне 1941 года, на теплоходе, плывущем в Красноярск, где-то в районе Туруханска узнала о начале войны. Старшая операционная сестра полевого подвижного госпиталя № 100 Женечка Подшивалова была на Западном, Калининском, 2 Прибалтийском, Карельском, Дальневосточном фронтах, ассистируя хирургам и помогая выхаживать прооперированных после ранения бойцов.

Игарчанам известна фамилия Шеходановой – она занесена на новый мемориал. Старшина медицинской службы Анна Ивановна Шеходановна на фронте пробыла менее года. При этом она оказала помощь свыше тридцати раненым, вынесла с поля боя 18 раненых бойцов вместе с оружием. Она погибла в бою под городом Мглин. Посмертно она награждена орденом Отечественной войны второй степени. Такая короткая, но яркая жизнь.

Игарские женщины показывали образцы героизма и самоотверженности, и я рада каждому новому факту, подтверждающему их вклад в Победу.
Каждый день появляются какие-то новые данные – кто-то погиб в плену, а кто-то, напротив, несмотря, на присланную похоронку, оказался жив. К сожалению, стали известными и имена дезертиров.

Интересные данные об игарском довоенном периоде жизни Героя Советского Союза Григория Афанасьевича Слободенюка мне прислали его друзья юности из Ярцево. Но всех секретов раскрывать, я думаю, не стоит.

— Где и как можно ознакомиться со списком?

— Пока только на моем сайте «Авторский блог Валентины Гапеенко» в интернете. Обновлены буквы А-Д, С, Ц. Остальные сведения тоже готовы, и вопрос размещения новых текстов страниц – чисто технический. В самое ближайшее время работа будет завершена. Мне бы хотелось, чтобы игарчане посмотрели, что –то еще смогли добавить, уточнить, помочь с фотографиями для иллюстраций.

— Спасибо. Желаем вам творческих успехов и надеемся, что игарчане станут первыми читателями глав новой книги.

Интервью подготовила для печати Ирина Умарова.

Опубликовано в газете «Игарские новости» 23 февраля 2013 года.

На фото: Работники Игарского горкома комсомола с ветераном войны Анастасией Ивановной Молявко в комнате боевой славы лесокомбината у портретов ветеранов войны – работников Игарского ЛПК;
Вениамин Вдовин, автор книги «Мы из Игарки» под Сталинградом;
Иван Павлович Гореликов.



Читайте также:



комментария 2

  • Валерий:

    Добрый день!

    В блоге Валентины Гапеенко есть упоминание о старшем лейтенанте Евдокимове Иосифе Константиновиче 1920 года рождения. Нельзя ли о нем узнать подробнее. Если он родился в Курской области и он в середине 50х годов закончил Ленинградский техникум, то он отец моего брата (по матери),а он его разыскивает много лет.
    Хотя полные совпадения тоже бывают.
    Просьба ответить, мой адрес valev77@mail.ru
    С уважением, Валерий

    • Валерий! Это, к сожалению, все, что мне известно, данные из Книги памяти «Никто не забыт» Красноярского края, том 9, издания 2006 года — списки вернувшихся в Игарку живыми. Сама я человека с такими данными лично не знала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *