Летопись Игарского ЛПК за 80 лет



Передо мною книга «Летопись Игарского ЛПК за 80 лет», изданная в 2012 году автором Г.П.Лапиным. Я о ней уже слышала, и вот с некоторым трудом все-таки да нашла.

Летопись Игарского ЛПК за 80 лет

Летопись Игарского ЛПК за 80 лет / Георгий Лапин. — Красноярск : [б. и.], 2012. — 274 с. : цв. ил. ; 30 см. — Библиография: с. 273. — (в пер.)

Не устаю повторять, что игарчане – особая общность людей, отличная от рожденных в других городах, взращенных и воспитанных в особых условиях, культивирующих патриотизм, чувство долга перед Отечеством и, конечно, талантливых личностей.

К таковым отношу и недавно умершего в Красноярске автора книги Германа Петровича Лапина. Он родился в Игарке в 1942 году. Его отец Петр Андрианович Лапин по направлению Наркомлеса прибыл в Игарку в июле 1940 года после окончания Архангельского лесотехнического института. Работал мастером лесоцеха, начальником цеха деревообработки, организовал лабораторию-цех по производству авиазаготовок и авиабрусков, когда комбинат получил такой военный заказ, возглавлял бюро по рационализации и изобретательству на комбинате.

С января 1945 года П.А.Лапин был переведен в аппарат городского комитета партии, где был заведующим оргинструкторским отделом, затем вторым секретарем ГК ВКП (б). В 1952 году семья Лапиных выехала из Игарки по новому месту службы отца – в краевом комитете КПСС.

Естественно, что Герман пошел по стопам родителя, связав свою работу с предприятиями лесной отрасли. И первым его производством после окончания вуза также стал Игарский лесокомбинат, где он работал с 1964 по 1970 годы. На долю молодого специалиста легли заботы строительства и обустройства качественно новой, в разы увеличенной по площади, огнебезопасной биржи пиломатериалов, уничтоженной страшным пожаром 1962 года.

Новая строительная площадка — территория склада готовой продукции, так биржа теперь именовалась, составляла 60 гектаров. Их ежедневно, несмотря на 40-50-градусные морозы, приходилось молодому технологу производства обходить, контролируя работу и строителей, и укладчиков пиломатериалов.

Как не хотели его отпускать из цеха, попробовал себя Герман Петрович и в лесопильном производстве, перейдя на работу технологом в отстающий тогда по производственным показателям лесозавод № 1.

Талантливого, обладающего умением анализировать, находить не просто узкие места в производстве, но и предлагающего неординарные инженерные решения по модернизации, Германа Лапина заметили и на краевом уровне.

Перейдя на работу в объединение «Красноярсклесоэкпорт» в должности главного технолога, начальника экспортного отдела, а потом и заместителя генерального директора Герман Петрович Лапин был неразрывно связан с Игаркой в едином производственном процессе.

Он приезжал в город своего детства вплоть до 2004 года. Все изменения, происходившие на комбинате с момента его становления и до сворачивания производства, знакомы ему не понаслышке.

letop_2

В 1975 году в соавторстве с К.Г.Невенкиным Г.П.Лапин издал книгу «Лесной экспорт с Енисея», она есть в моей библиотеке: но тогда текст ее скорее был интересен производственникам, хотя своей актуальности книга не утратила и сегодня, зафиксировав в цифрах богатый фактический материал.

В новой книге автором собраны материалы в виде летописи Игарского лесопиления за 80 лет.

Как он сам написал в предисловии: «Создавался комбинат и порт на Крайнем Севере в неизведанной лесотундре на пустынном месте. Волею судеб здесь трудились люди разных национальностей, но все они создали одну касту — игарчан. В разных уголках нашей страны это слово всегда звучит гордо. Игарку, комбинат, его товар знали во всем мире. Комбинат был кузницей кадров, и его специалисты были всегда востребованы…

Сейчас нет лесопиления в Игарке, но город еще жив и, наверное, со временем возродятся другие виды производств. Благо земля северная одарена природными богатствами».

«Летопись…» написана живым языком участника многих событий, поэтому с интересом, на одном дыхании читается.

letop_3

Мы то вместе с автором оказываемся на деревянных улочках его и нашего детства, то встречаем в 1947 году первый иностранный морской теплоход, пришедший за экспортным лесом после окончания войны, то оказываемся участниками масштабной модернизации производства в средине 70-х годов.

Игарка и лесокомбинат первых лет строительства не только жила по одному поясному времени с Москвой. Вплоть до 1970 года на всех лесоэкспортных предприятиях существовала английская система измерений пиломатериалов. Толщина и ширина доски измерялась в дюймах, длина в футах, а объем в стандартах. Дюйм – 25, 4 мм, фут – 303, 402 мм, стандарт – 4672 кубометра. Доски по толщине назывались – дильсы, батенсы, бордсы. Короткие доски назывались дилены, или эндсы. В игарском порту бригадиры и грузчики назывались форманами и стивидорами, в ходу была и иная портовая английская терминология: ухман, вичман, марджин, диспач, демередж и т.д.

Читатель с интересом уточняет основные вехи деятельности предприятия. Кроме ранее известных фактов, узнаем, что в разные годы в составе предприятия были бондарный цех по производству тары и клепки, цех строительных деталей (двери, окна, мебель, погонаж и паркет для предприятий и населения), цех строжки, выпускавший строганные стрипсы и наметельники для экспорта, химический завод, вырабатывающий древесный уголь, скипидар и смолу (30-е годы). В годы войны комбинат переходит на производство продукции для внутреннего потребления: автовагоностроения, судо и баржестроения. Комбинат обязывают делать паузки, лодки и щитовые домики для рыбаков не только из близлежащих к городу станков, но и для всего Севера. Под контролем военпредов с 1942 года начинается выпуск авиазаготовок, авиабрусков и спецукупорки (тары) для снарядов.

В книге не просто перечислены фамилии всех директоров лесокомбината, но и приведены основные производственные показатели периода руководства каждого – анализируй, дескать, читатель сам, и делай выводы.

Автор рассказывает о жизненном пути многих инженерно-технических работников комбината. В годы войны техническим директором комбината был, к примеру, Николай Владимирович Тимофеев, впоследствии союзный министр лесной и деревообрабатывающей промышленности всей страны.

Мне, как бывшему работнику комбината, игарчанке, интересно было встретить на страницах книги фамилии тех, с кем и я вместе работала: Владимира Ивановича Бутылкина, Валерия Николаевича Колодько, Анатолия Ивановича Коперсакова, Федора Серафимовича Калинина, Сергея Степановича Бактеева, Николая Александровича Золотухина, супругов Каретниковых, Ядвигу Сурвилене и других.

Книга богата фотографиями, теперь, можно сказать, историческими. В ней в качестве приложений и список всех директоров предприятия – тридцать четыре фамилии, и стихи ушедшего из жизни одного из них Владимира Александра Аференко, написанные на мотив знаменитого марша «Прощание славянки», и открытое письмо в администрацию Красноярского края «Нужна ли администрации края лесная промышленность?».

Разделом книги выступают и стихи сибирских поэтов об Игарке, и воспоминания ее старожилов Галины Николаевны Гробовой и Валентины Михайловны Валейн. Не просто сохранены для истории, но и могут пригодиться новым менеджерам производства, написанные Г.П.Лапиным в 1995 году, но не потерявшие актуальности и сегодня, «Некоторые предложения по совершенствованию управления комбинатом».

Мне было интересно воскресить в памяти исторические совещания «четырех министров» — речного, морского транспортов, лесной и бумажной промышленности, внешней торговли. Они проводились в средине 70-х -80-х годов то в Красноярске, то в Лесосибирске, то непосредственно в нашем городе и ставили на государственном уровне задачи на очередную лесоэкспортную навигацию.

Летом 1982 года, перед самым открытием морской навигации «министры» прилетели в Игарку. Первый секретарь горкома партии был в отъезде, руководил следующий по рангу. Я только несколько месяцев назад пришедшая в аппарат горкома партии работать инструктором, была временно поставлена заведующей общим отделом на период отпуска ее постоянного руководителя Э.А.Григорьевой.

Солнце стояло в зените, в Игарке лишь на несколько дней установилась летняя погода.

Наш временный руководитель провел аппаратное совещание по программе пребывания министров. До нас довели основные пункты программы: прилет, размещение министров на прибывшем в порт первом морском судне, вечерний ужин, отдых, рыбалка, желающим сауна…

Само совещание только на следующий день в актовом зале горкома партии с приглашением широкого актива представителей трудовых коллективов города.

Я волновалась. Перед отъездом в порт ко мне в кабинет зашел Николай Иванович Труцук – будущий дипломат, дескать, как ты тут. Я сказала, что хочу в кабинете первого секретаря приготовить все для совещания: ручки, карандаши, бумагу, размноженные для участников совещания проекты решения. И только потом уже пойду домой. Он одобрил мои действия. Накануне мы с Ольгой Александровной Карпенко даже смотрели фотографии с совещаний в ЦК КПСС – как правильно расставить на столах минеральную воду, стаканы, салфетки…

Все готово. Можно идти домой. Из окна моего кабинета на втором этаже хорошо видна объездная дорога, ведущая к зданию горкома. Батюшки! По ней движется весь кортеж собранных по городу представительских автомобилей. Не так много было на тот момент в городе престижных машин — всего несколько автомобилей «Волга». Две у нас, по одной в исполкоме, автотранспортном предприятии, лесокомбинате и одна у жителя города.

Оказалось, возглавлявший делегацию второй секретарь крайкома партии Леонид Сизов уже по прилету «перекроил» предложенный городским головой план: никакого ужина, едем в горком договариваться. Сотовых телефонов не было еще и в помине, из аэропорта по коммутатору дозвониться до города – тогда тоже было проблемно.

Наш «шеф» был бледен, слегка заикался, прося меня открыть рабочий кабинет первого секретаря. Николай Иванович Труцук , напротив, был спокоен: не надо суетиться, в высших кругах это не ценится…

Пригодилась и бумага, и проекты решений, и минеральная вода. Споры были жаркими. Лишь спустя два часа, Сизов предложил московским гостям поужинать, отведав северные деликатесы из осетрины. Мы же с техническими работниками перепечатали новый, согласованный в рабочем порядке, текст решения, вновь привели в рабочее состояние кабинет первого секретаря.

Так я получила «боевое крещение» и опыт работы: никогда не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня…

Но вернемся к книге Германа Лапина. В завершающем ее разделе размещена рецензия ветерана лесоэкспорта В.Протасова. По-моему, он был одним из руководителей комбинатов лесосибирского комплекса. Согласна с рецензором: полновесно освещена история предприятия, отгружавшего на экспорт в лучшие свои годы свыше полутора миллионов кубометров высококачественной ангарской сосны за навигацию. Автор прав и в оценке кадрового состава предприятия: «Сам факт, что человек работал в Игарке, был характеристикой высокого профессионализма».

И автор книги Герман Лапин, и ее первый прочитавший В.Протасов, и я с ними солидарна в том, что книга должна стать «обязательным учебником для студентов факультета деревопереработчиков», так как содержит огромный статистический материал – источник для дальнейших исследователей истории лесопереработки, к которой наше государство еще вернется.

К сожалению, книга издана ограниченным тиражом, но ее экземпляры есть в Красноярской краевой научной библиотеке, в библиотеке и музее Игарки.

Ее материалы, как надеялся автор, «может быть когда-нибудь будут востребованы для исследователей Заполярья». А читать ее интересно и сейчас.

На фото: бывшие директора Игарского ЛПК Н.А.Никоненко и В.И.Бутылкин с автором книги «Летопись Игарского ЛПК за 80 лет» Г.П.Лапиным на встрече Туруханского землячества в Красноярске в 2009 году; обложки книг Г.А.Лапина, заместитель начальника ОРСА ЛПК О.А. Карпенко (Сергейкина), Гапеенко В.А., Бутылкин В.И, Никоненко Н.А, Лапин Г.П, Горб В.Г.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *