От рассвета до заката…



Об Игарке сказано и написано много. Книг, журнальных и газетных статей, много снято кино- и видеосюжетов, сложены стихи и песни. Пожалуй, ни одному городу не уделялось столько внимания, если, конечно, взять это внимание в пропорции к численности населения совсем небольшого города. Наберите страничку с его именем в Интернете. Даже сегодня, когда Игарка превратилась в «город, которого нет», вас удивит количество сюжетов, клипов, самодеятельных по исполнению, но наполненных высоким гражданским чувством.

От рассвета до заката…

На протяжении всей жизни меня, коренного игарчанина, не переставала удивлять эта «сермяжная» привязанность к Игарке людей, далеких от сантиментов. Помню, как в первые послевоенные годы от трудного северного житья – а тогда не было еще «полярок» и поясных коэффициентов – уезжали «на материк» бедные семьи и через год – другой возвращались!

Думается, дело не только в материальной стороне вопроса, тем более, что со временем жизнь потихоньку выправлялась. Дело, пожалуй, в загадочной душевной привязанности к этому явлению – Игарка. Хорошо знаю, что многие, отработав положенный срок, помнят об этом всю жизнь как о своем лучшем времени. Я давно живу совсем в далеком месте – Великом Новгороде, но до сих пор меня настигают весточки от тех, с кем работал   тридцать лет назад. Автор этой книги Георгий Петрович Лапин тоже из их числа – мы знакомы и дружны ровно полвека.

Исчезновение Игарки, вкупе с гласностью и возможностью издаться, породило немало воспоминаний о ней, и это само по себе замечательно. Немало проведено экскурсов в историю советских лет. Но все они, на мой взгляд, страдают односторонностью. История Игарки, в основном,   предстает в них как цепь непрерывных трудовых побед покорителей сурового Севера, прямо именуемых подвигом. Грешен в том, что и сам, отработав на Игарском телевидении 13 лет, немало способствовал пропаганде подобных взглядов.

Авторы других воспоминаний во главу угла ставят, наоборот, издержки коммунистической политики и сосредоточены только на репрессиях, создавая впечатление, что в первые десятилетия Игарки ничего другого не было.

Предлагаемая вниманию читателя книга Г. П. Лапина на этом фоне выглядит настоящим откровением. Это вдумчивый, беспристрастный — но не бесстрастный! – анализ.  Никому прежде не приходила в голову мысль показать историю заполярного города через появление, становление, расцвет и угасание главного, градообразующего предприятия. Причем, полная по времени, связная история   Игарского ЛПК вообще публикуется впервые и совершенно заслуженно и удачно названа «летописью».

Главным достоинством книги является строгая фактологичность. Во-первых, ни одна прежняя публикация не основана на таком большом количестве фактов, о многих читатель узнает впервые.

Во-вторых, факты не подбираются под заранее заданную позицию автора, а выстроены самой логикой развития комбината. И уже факты подводят автора к выводам. Отмечены особенности не только каждого периода, но и каждого отдельного года. Эти особенности вынесены в бесхитростные, но точные и понятные заголовки.

В-третьих, автор никогда не позволяет себе домысливать ход развития событий, если это неизвестно точно. Об этом стоит сказать особо. Читая мемуары об Игарке нередко приходится сталкиваться с весьма вольным изложением, а то и просто фантазиями на тему действительных событий. Одни просто забывают что-то, ведь память несовершенна. Другие всячески стараются подчеркнуть собственное участие, а   нередко и возвеличить его. Вот пример. В книге «Удивительная Игарка», написанной в целом интересно и увлекательно,   автор (Р.Горчаков) рассказывает о пожаре 1962 года как очевидец. Но я работал с ним вместе на студии телевидения и хорошо знаю, что он приехал только через четыре года – летом 1966-го. Забывчивость? К сожалению, это не единственный факт и из этой книги.

Г.П. Лапин подходит к освещению прошлых событий исключительно ответственно, не позволяя фантазировать, и тем более не приписывая себе участия в том, чего не знает. Не случайно рукопись своей книги он дал на предварительное прочтение всем, кто работал с ним вместе и способен заметить какие-то неточности изложения.

О первых годах появления Игарки существует достаточно много свидетельств. Но автор «Летописи» заставляет нас по-новому взглянуть на вроде бы хорошо известные события. Так, традиционно считалось, что первостроителей было 252 человека — хорошо помню эту цифру, которая «кочевала» в статьях и выступлениях от юбилея к юбилею города.   Но неужели только эти люди за год-два построили и лесозаводы, и жилье и много чего еще нужного для городской жизни? Г.П. Лапин прямо указывает на то, что с первых лет на заполярную стройку привозили большое количество и других, целые семьи высланных из разных мест. Это были так называемые «раскулаченные» и «спецпереселенцы». Точная их цифра неизвестна, разве что есть где-нибудь в архивах НКВД. В те годы появились и многими поколениями отметились в истории Игарского ЛПК «забайкальцы» Анкудиновы, Ефимовы, Щегловы, Силинские, Салтановы, Анциферовы… Ссыльных были тысячи. И моя семья – Батуриных- тоже в их числе. О них в первые годы и еще долго потом ничего не писали, хотя в 60-70 –ые годы им начали воздавать должное за прошлые заслуги, и даже награждать и «выдвигать».

Но если история 30-х, пусть неполная и противоречивая, все-таки встречается во многих публикациях, то история ЛПК периода Великой Отечественной войны никогда и никем не освещалась, по крайней мере, мне не известны такие случаи. Г.П. Лапин в значительной мере восполняет этот пробел. Без лишней героизации он описывает это трудное время, и во время чтения вас не покидает тревога: как же можно в условиях Крайнего Севера, без прежней государственной поддержки вынести все это – и холод и голод? Как можно работать, если острая нехватка кадров, если некому поставлять экспортную продукцию? И вот здесь проницательный взгляд автора — профессионального технолога — отмечает особенности, свойственные  только этим годам. В частности, оригинальный способ хранения пиломатериалов, заготовленных впрок, в так называемых «глухарях».

Послевоенные годы кроме описания деятельности комбината содержат простительные даже в столь серьезном, построенном на строгих отчетных   цифрах анализе, ностальгические нотки воспоминаний о детстве. «Улочки моего детства» называется эта страница, в которой автор предстает бесконечно влюбленным в свой родной город. Когда читаешь ее, вновь хочется подивиться, как малый совсем неблагоустроенный городок привязывает человека – не только работой, но и чем –то большим. Наверное, тем, что в этом месте так совпадают понятия «Родина» и «малая родина»

Период расцвета предприятия 70-80-ые годы совпадает и с периодом полного становления автора «Летописи» как профессионала лесопиления и лесоэкспортных операций. Эти страницы биографии и предприятия и самого Г.П. Лапина написаны с глубоким пониманием всех процессов в деятельности ЛПК и его собственной – технологических, организационных, социальных. Особенно много упомянуто имен творцов этих успехов – старожилов-рабочих, специалистов среднего звена и руководителей. Это свойственно и описаниям прежних лет, но там сведения о человеке нередко ограничиваются упоминанием его фамилии и должности. Иногда неизвестно даже имя-отчество, поэтому автор ограничивается инициалами. Теперь же прослеживается профессиональный путь, отмечаются главные производственные качества работника и его дальнейшая человеческая судьба. К этому же периоду относятся и мысли Г.П. Лапина об организации лесопромышленного производства в государстве и его лесоэкспортной политике в целом. Сегодня воспоминания о совнархозах не в моде, но автор уверен, что это был не худший путь самостоятельного принятия решений,   умения концентрировать ресурсы и минимума бюрократической неповоротливости.

Невозможно бесстрастно читать страницы об истории угасания и полной ликвидации уникального предприятия, еще десять – пятнадцать лет назад бывшего, может быть, самым успешным в лесоэкспортной отрасли. Недоумение и боль, вопрос «почему?» — постоянные спутники этого чтения. И автор подводит нас к непростому выводу о том, что Игарский ЛПК своей 80-летней историей словно повторил ровно в те же годы историю существования советского государства вообще. И, видимо, только такое государство способно поднять, организовать и поддержать в трудное время столь масштабные проекты.

Впрочем, это уже история.  И, как всегда, хочется, чтобы помнили ее уроки и учились на них. Этим, наверное, «Летопись Игарского ЛПК за 80 лет» будет интересна не только тем, кто испытывает ностальгию по прошлому, но и полезна тем, кто умеет учиться на прежних, «чужих» ошибках.

Лесопромышленный, лесопильно-перевалочный и т. д. комбинат игарчане называли просто «комбинат». Это не просто место, где работало более половины населения. Это был смысл существования Игарки. Теперь уникальный, совершенно неповторимый, совсем недавно известный всему миру город исчез. В поисках нового смысла?

Владимир Григорьев, коренной игарчанин,
Член Союза журналистов России,
в 1965 – 1978 гг.. корреспондент, директор Игарской студии телевидения.

Комментарий В.А.Гапеенко

Очерк «От рассвета до заката» был написан Владимиром Григорьевичем Григорьевым в качестве вступления для книги Германа Петровича Лапина «Летопись Игарского ЛПК за 80 лет». Фото из домашнего архива Григорьева В.Г,: Причалы Игарского морского порта, 1935 год; труд лесокатов на складе сырья, пожалуй, самый тяжелый на комбинате;



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *