Сергей Мамаев: Поиски вчерашнего дня



У книги Сергея Мамаева весьма интересное название «Поиски вчерашнего дня» и уточняющий подзаголовок «Истоки настоящего». Я получила ее в дар по почте с автографом автора: «Валентине Анатольевне с благодарностью за помощь от автора. Сергей Мамаев 13.05.2018 года».

Сергей Мамаев: Поиски вчерашнего дня

Когда я впервые получила от него письмо по электронной почте, автор мне представлялся чуть ли не моим ровесником – человеком пенсионного возраста – именно в этот период начинаешь остро интересоваться своей родословной, искать уточняющие факты биографий своих предков, особенно тех, кто погиб в Великой Отечественной войне. Мы говорили с Сергеем Юрьевичем о предвоенной Игарке, обменивались имеющимися фотографиями. Переписка продолжалась недолго – в начале марта этого года он написал мне впервые, а в последней декаде мая сообщил, что книга уже вышла в свет.

И вот я держу ее в руках. Интересно, что в ней почти полтысячи страниц, она издана при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и Союза российских писателей. Сергей Юрьевич Мамаев оказался довольно молодым человеком – ровесником моего среднего сына. Уроженец села Рождествено Истринского района Московской области, он окончил Московский авиационный институт. Но занимается совсем иным. На базе православной школы «Рождество» руководит музеем «Усадьба Рождествено» и вместе и учащими школы проводит исследовательскую работу. Сергея Мамаев автор нескольких книг по истории селений городского округа Истра, член Союза российский писателей, участник проекта «Утраченный божий дом».

Сергей Мамаев: Поиски вчерашнего дняВ книге «Поиски вчерашнего дня. Истоки настоящего» в весьма увлекательной форме, захватывающей читателя с первых страниц повествования, рассказывается о родословной семьи Кураевых – прадеда писателя из Санкт-Петербурга и друга Виктора Петровича Астафьева – Михаила Николаевича Кураева. Старинное надгробие Никандра Акимовича Кураева – служащего Ивановской суконной фабрики – и было обнаружено ребятами из православной школы вместе со своим педагогом в окрестностях Рождествено. Найденные в ходе поиска архивные материалы, семейные предания Кураевых сложились у автора в интереснейший рассказ о том, как история конкретного человека оказалась вплетена в историю страны, объединила многие поколения и различные по отдаленности друг от друга территории.

С Михаилом Николаевичем Кураевым мы представлены друг другу не были, но присутствовали вместе на торжествах в Овсянке по поводу открытия музея Виктора Петровича в годовщину смерти последнего. (Главный снимок очерка взят мной из альманаха «День и ночь» за март – апрель 2002 года)

Теперь же со страниц книги я с интересом узнаю, что один из предков Михаила Кураева – врач Николай Никандрович Кураев, оказывается, в ноябре 1908 года был назначен на место заведующего Фатежской уездной больницы, место, которое до этого занимал Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий – доктор медицины, профессор, архиепископ Лука, причисленный ныне к лику святых.

Власти не могли простить того, что хирург Войно-Ясенецкий не просто оперировал, но и доносил до прихожан голос Божий, пытался избавить их от душевных недугов. Практикующий врач за служение церкви трижды подвергался арестам и ссылкам, в том числе и в

Красноярский край, и некоторое время (с декабря 1924 по март 1925 года) находился в ссылке на станке Плахино недалеко от Игарки – севернее, чем в свое время находился в ссылке в Курейке И.В.Сталин.

По версии старожила Игарки Б.Ф.Мелькова Б.Ф. название поселка Плахино произошло потому, что остров Плахинский делит Енисей в том месте на две половины – плахи.

Как вспоминал сам В.Ф. Войно-Ясенецкий, Плахино в то время — это маленький «станок, состоявший из трёх изб и ещё двух больших, как мне показалось, груд навоза и соломы, которые в действительности были жилищами двух небольших семей… Я остался один в своём помещении. Это была довольно просторная половина избы с двумя окнами, в которых вместо рам снаружи приморожены плоские льдины. Щели в окнах не были ничем заклеены, а в наружном углу местами был виден сквозь большую щель дневной свет. На полу в углу лежала куча снега. Вторая такая же куча, никогда не таявшая, лежала внутри избы у порога входной двери… Утром, когда я вставал со своего ложа, меня охватывал мороз, стоявший в избе, от которого толстым слоем льда покрывалась вода в ведре».

Не буду останавливаться подробно на периоде нахождения Валентина Феликсовича в Плахино, он сам все описал, и вы смогли, вероятно, прочесть его воспоминания, перейдя по ссылке выше. Уточню только, что и в Плахино священнослужитель не был сломлен духовно, даже окрестил двух новорожденных северян. Вот бы установить фамилии наших земляков.

Нам же интересен и тот факт, что биография святителя Луки переплелась на какое-то время с героями повествования Сергея Мамаева.

А в самой Игарке перед отправкой на фронт в 1941 году жил и работал прадед Сергея – Мамаев Василий Иванович.

Глава двадцать пятая в книге, где рассказывается об этом, названа «Деревянный город». (Мамаев С.М. Поиски вчерашнего дня. Истоки настоящего. Москва, издательство Перо, 2018 год, стр.392-413): «Работая над родословной Кураевых, я то и дело возвращался к своему родословному древу, особенно к ветви Мамаевых, представленной достаточно скудно. Снова и снова пытался отыскать историческую ниточку, за которую можно было бы ухватиться. Отец все, что сам успел узнать, уже рассказал, дедов своих я не застал. Как сговорившись, легли в сырую землю за год до моего рождения. О прадедах и говорить не приходится…»

Сергей Мамаев: Поиски вчерашнего дня

Действительно, что мог рассказать потомок о погибшем на фронте прадеде, которого даже фотографии в семье не сохранилось. Мы можем только догадываться о том, как очутился Василий Иванович Мамаев в Игарке. Скорее всего, приехал в строящийся город-порт добровольно, ибо в первые дни войны на фронт не отправляли из Игарки находившихся там в ссылке. Второй аргумент в пользу этой версии – приехавшие в Игарку не по своей воле, жили в иных микрорайонах города. Нам же известно, что Василий Мамаев жил на улице Смидовича.

Уверена, что молодому исследователю Сергею Мамаеву удастся найти первоисточники, по крупицам проследив более подробно период пребывания своего предка в Заполярье.

Пока же отмечу, что автор главы «Деревянный город» нашел верный вариант рассказа о нашем городе, пройдя по его улочкам вместе с героем повести «Последний поклон» — беспризорником Витькой Потылицыным. Цепкая детская память писателя Виктора Астафьева сохранила для нас бесценный с точки зрения истории материал – описание Игарки 30-х годов. Так замкнулась цепочка – Кураевы – Войно-Ясенецкий – Астафьев – Мамаевы. Из Подмосковья за Полярный круг…

Ну а писателю Сергею Мамаеву будем благодарны за труд и за главу о нашем городе в книге, которая отныне занимает достойное место в моей библиотеке книг об Игарке.



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *