В Заполярье народ должен быть громкий



Эта история для меня началась со взгляда на историческую фотографию, размещенную в «Одноклассниках» земляком Александром Манукяном. Константин Симонов в Игарке, лето 1964 года. Мне кажется, снимок сделан у клуба моряков. Сидят слева направо: Евгений Иванович Рябчиков, корреспондент газеты «Комсомольская правда», писатель; Константин Михайлович Симонов, русский, советский писатель и поэт, общественный деятель; Демин, работник горкома партии; Иван Михайлович Назаров, начальник Енисейского речного пароходства и Г.Г. Есаулков, редактор газеты «Коммунист Заполярья».

Я почему-то об этом визите писателя в наш город не знала, хотя росла ребенком любопытным. Ничего не могли добавить мне и мои сверстники, даже те, кто был на несколько лет старше. Увы, но мое «взрослое» поколение уже ничего не может мне прояснить, разве только мысленно сориентировать на поиск. Иду в зал ретропериодики краевой научной библиотеки. Один визит, второй, третий, и вот картина вырисовывается следующим образом.

Оказывается, не только Константин Симонов «патронировал» величайшую стройку Сибири начала 60-х годов прошлого века – строительство Красноярской ГЭС. Бывали на ней многие писатели, поэты и прочие знаменитости, в том числе и первый космонавт планеты Юрий Алексеевич Гагарин. Но неизбежно: побывайте однажды на юге края, и непременно вас потянет дальше на Север – в Игарку, Дудинку, Норильск. В те времена Енисейское речное пароходство возглавлял Иван Назаров. Его не просто называли «адмиралом Енисея», Иван Михайлович сам занимался литературной деятельностью. Так что желание известного поэта, автора проникновенных строк «Жди меня» проплыть по Енисею, не просто нашло отклик у Назарова, он согласился сопровождать его в путешествии.

Не уточнила, в какой роли был в этом путешествии собственный корреспондент газеты «Комсомольская правда» в Красноярске Евгений Рябчиков. Был ли он близким другом Симонова, или Назарова, а, может, стал координатором поездки от высшего медийного руководства. Его статус до конца так мне и не ясен. Узнала лишь, что в годы войны, оклеветанный, он был ссыльным в Норильске. И его путешествие по реке могло быть своеобразным возвращением в юность в наступившей политической оттепели после смерти И.В.Сталина, уже в новом качестве. Рябчикова в поездке сопровождала жена Сусанна Михайловна Карпачева. В начале 1945-го она, главный инженер одного из заводов в Норильске, обратилась к заместителю наркома авиационной промышленности А.С. Яковлеву с просьбой помочь облегчить участь лично знакомого ему Е.И. Рябчикова. Впрочем, талантливого журналиста, пишущего на авиационные темы, знал, не только Яковлев, но и Туполев, Королев и многие знаменитые летчики. Положительно решился вопрос о возможности пересмотра дела после разговора А.С. Яковлева с заместителем наркома внутренних дел А.П. Завенягиным в присутствии И.В. Сталина. 2 сентября 1945 Евгений Рябчиков вернулся в редакцию «Комсомольской правды», стал ее корреспондентом и опубликовал свой первый репортаж о Норильске. А потом и стал известен как автор многих книг и сценариев документальных фильмов о первых советских космонавтах.

Семейство Симонова в поездке было более многочисленным – его жена Лариса Алексеевна Жадова, известный искусствовед и вдова умершего от фронтовых ран поэта Семена Гудзенко, их дочь Катя, моя сверстница и общая дочь Симонова и Жадовой – семилетняя Сашенька – Александра.

Константин Симонов в Красноярск прилетел на самолете в последний день июля. На аэродроме его тепло встретили представители общественности, партийных и советских органов. О встрече в Красноярском аэропорту есть фото на последней странице газеты «Красноярский рабочий». Видимо, неделю гости провели в Красноярске, но где и чем занимались, газеты не сообщали.

По Енисею путешественники плыли на небольшом однопалубном теплоходе «Н.А. Некрасов». В Игарку прибыли 11 августа. Несмотря на ранее утро, теплоход с туристами игарчане встречали тоже букетами цветов. «На палубе обаятельный в своей простоте, знакомый по многочисленным портретам, писатель», — так говорилось потом в репортаже «День с Константином Симоновым» журналистов местной газеты: «Внимательные темные глаза, седые волосы, прямой с горбинкой нос, седые усики, в зубах неизменная трубка. Темно серая рубашка подчеркивает белизну головы».

Писатель был доволен, едва установили трап, по нему ринулись на борт судна нетерпеливые игарские ребятишки с букетами цветов. Жарков в августе уже нет, иван-чай не очень презентабелен. Но в те годы цветы в своей теплице выращивали студенты педагогического училища, и именно об этом упоминает журналист Е.Григорьев. Симонов удивлен и самой встречей, и жаркой погодой – солнце уже высоко на небе, плюс 25, прямо у дебаркадера купаются в воде ребятишки. Выдумка журналиста для украшения текста, или действительно, факт такой был, но в репортаже говорится о том, что Симонов с удовольствием искупался в протоке. Упоминается и выпитая писателем после подъема по крутой портовской лестнице кружка игарского кваса: — Хороший квас в Игарке…

Игарка тех лет, только что вновь отстроенная после пожара 1962 года. Еще в салоне теплохода, перед сходом делегации на берег, Симонов живо интересуется историей города, городским хозяйством, людьми Игарки, ему нужно знать все до мельчайших подробностей. Зачем? Узнаем в конце очерка.

Музей в мерзлотной станции еще не приобрел современного вида, решение сделать его музеем только обсуждается, но в подземную лабораторию важнейших гостей города уже возили. Именно с посещения подземелья и началось знакомство писателя с Игаркой. На него надевают меховую шубу, ведь внутри земли минус семь. При свете лампы сказочно выглядит, переливаясь, куржак на сводах и стенах коридоров и зала с экспонатами.

Симонов возвращается вверх по крутой лестнице, непременно хочет, чтобы эту красоту увидела маленькая Сашенька. Экскурсию по подземным коридорам с вмерзшими в толщу земли тысячелетними деревьями проводит для гостей доктор наук Александр Михайлович Пчелинцев – директор станции. Он же рассказывает и о первых экспонатах будущего музея – замурованных в мерзлоту газетах военных лет. Газеты центральные и местная — «Большевик Заполярья». Пока идет эксперимент – как сохранится бумага в толще мерзлоты. Ящики с ними должны быть вскрыты через сто лет.

В подшивке главной газеты страны — «Правде» за 14 января 1942 впервые опубликовано самое проникновенное стихотворение Константина Симонова «Жди меня». Первоначально задуманное и написанное в стихах личное письмо жене, актрисе Валентине Серовой «Жди меня, и я вернусь…» после его публикации в газете становится чрезвычайно популярным. Его искали, переписывали, носили с собой и посылали с фронта любимым. Оно стало поистине всенародным, точнее даже, интернациональным. Известно, что и немцы, и итальянцы, воевавшие против русских, тоже перевели его с русского и слали в письмах на фронт своим любимым. Часто читали «Жди меня» и воевавшие в Афганистане советские солдаты…

Но мы отвлеклись. Поднявшись на поверхность, игарские гости успели в тот день многое: побывали на новой бирже пиломатериалов, на причале, где грузились морские суда, встретились и побеседовали с изыскателями газопровода Тазовское-Норильск, начальником экспедиции И.П.Зайцевым и заместителем главного инженера проекта А.И.Гаревым.

В репортаже об этом дне пишется, что обед состоялся лишь в 16 часов, так оказалось насыщено событиями знакомство с городом. Не уточнено, где обедали гости: в ресторане, или в только что открытом кафе «Северное сияние». Меню их приятно удивило и даже возникли разногласия, что выбрать.

— Так мы и до двенадцати ночи не пообедаем, — сказал до этого невозмутимо молчавший Симонов, подозвал официанта и сделал общий заказ по своему усмотрению. Настоящий полковник, хоть и в отставке.

Встреча с читателями прошла в клубе «Строитель». Началась она в 17 часов. Зал был переполнен. Почему именно в «Строителе», мне не понятно, ведь Дом культуры лесокомбината уже функционировал. Накануне в нем прошла премьера спектакля народного театра «Платон Кречет» по пьесе Александра Корнейчука.

В 1985 году, вспоминая об историческом приезде Константина Симонова в Игарку, Леопольд Барановский называет две читательские встречи: с журналистами и внештатными, как тогда говорили, — «рабочими» корреспондентами газеты «Коммунист Заполярья» в редакции и с жителями города – в клубе «Строитель».

О встрече в редакции газеты свидетельствует и фото, сохранившееся в семье директора типографии Галины Борисовны Кобылянской. Его недавно разместила в «Одноклассниках» дочь Галины Борисовны Ольга Леля.

Не было организовано интервью с писателем на студии телевидения, хотя узнав, что в Игарке есть даже студия, Симонов был приятно удивлен. Возможно, сам писатель отказался от телевизионного показа, либо были какие-то иные доводы у устроителей поездки, но именно встреча в небольшом зале клуба «Строитель», где лишь 250 мест, не позволила более широкому кругу игарчан встретиться тогда с писателем.

Тем не менее, зал был переполнен. Константина Симонова и сопровождавших его лиц читатели встретили шквалом аплодисментов. Немного волнуясь, писатель начал рассказ о своем творческом пути, уже реализованных замыслах и планах на будущее. Кинотеатра в Игарке еще не было, но на экранах в Доме культуры лесокомбината и в том же «Строителе» только что накануне прошла премьера художественного фильма по его одноименному роману «Живые и мертвые». И если кто-то и не успел прочесть роман, то уж фильм посмотрели все игарчане, и не раз. Интересовал их и прообраз генерала Серпилина, так мастерски сыгранного Анатолием Папановым. Писатель сказал, что хотя образ и собирательный, но в его основу положена судьба действительно существовавшего человека. Симонов порекомендовал игарчанам прочесть и его новый роман «Солдатами не рождаются», где продолжено повествование боевого пути тех же героев.

Конечно, передать сегодня атмосферу того, что происходило при встрече, невозможно. Просто, доверимся мнению присутствовавших там журналистов, написавших, что после ответа на вопросы вокруг последних его романов Константин Михайлович скромно предложил: «А теперь я почитаю вам свои стихи». И начал: «Ты помнишь, Алеша, дороги смоленщины…»

«Без актерской крикливости, без особой жестикуляции полились талантливые строки. Зал пленен. Он зачарованно слушает Симонова – поэта. Люди боятся кашлянуть, сделать неосторожное движение».

Долю секунды зачарованный зал молчал, а потом вновь разразился бурей оваций. Стоя, аплодировали игарчане талантливому поэту и писателю, у многих на память остались и автографы на его книгах. От имени игарчан слова искренней благодарности великому писатели за творческую встречу высказал в следующем номере городской газеты Леопольд Антонович Барановский. Он и в те годы был активным рабкором.

Журналистам газеты К.М.Симонов дал ценные профессиональные советы, ведь сам он начинал карьеру будучи военным корреспондентом еще в 1939 году на Халхин-Голе. С началом Великой Отечественной войны служил в рядах Красной Армии, публиковал свои военные репортажи в газете «Красная Звезда».

Поздно вечером «Некрасов» дал прощальный гудок и увез дорогих гостей в низовья Енисея. Предстояли встречи в Дудинке, Норильске и Талнахе – только что начавшем строиться городе-спутнике Норильска. В 1962 году там были открыты громадные рудные запасы.

Оказывается, Симонов был в Талнахе в декабре 1963, попасть туда снова хотел. И вот побывал и даже разместил в двух номерах «Правды» 20 и 21 августа свой журналистский репортаж «Талнах, декабрь – август».

Благодаря этому материалу узнаем и писательскую оценку игарчанам. Сетуя, что хотелось ему написать больше, чем выделено было газетной площади, Симонов замечает: «Хочется написать о людях, которым предстоит проложить сюда 600 километров газопровода, и о работниках Игаркской (так в тексте) мерзлотной станции, помогающих изыскателям находить новые небывалые варианты прокладки этого газопровода в условиях вечной мерзлоты. Хочется написать о речниках Енисея… Хочется написать о портовиках Дудинки… Хочется написать обо всех местах, где был, и обо всех людях, с которыми встречался…»

Он использовал в конце текста сохранившиеся в его рабочем блокноте слова одного из строителей Талнаха: «Здесь, в Заполярье, народ должен быть громкий. Здесь тихий народ ничего не сделает».

Проехав по Северу, увидев, как здесь слова не расходятся с делом, писатель соглашается с оценкой: «Громкий народ». В конце очерка указан маршрут поездки «Игарка – Дудинка – Норильск – Талнах – август 1964». Отнесем эту метафору и к нашим землякам: громко заявляли о себе и игарчане средины 60-х.

Фото из архива игарчан Александра Манукяна, Нины Титовой, Евгения Петрова (клуб Строитель), краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты».



Читайте также:



комментария 2

  • Борис:

    Мой отец Е. Рябчиков в 50гг плавал по любимому Енисею и написал серию статей в Огоньке «Путешествие по Енисею». Он участник строительства почти всех ГЭС. Руководил выездной бригадой Правды на строительстве Красноярской ГЭС, где были Симонов, Полевой, Безыменский, Островой и др. А в 60 гг он решил написать «Путешествия по следам путешествия» и они с Симоновым взяли своих жен и поехали. Это путешествие дало им новые впечатления и материалы для статей. К сожалению, отцу и первый инфаркт после посещения «мертвой дороги». Он был близким другом Симонова.

    • Борис, очень рада, что Вы откликнулись. Мне очень дорог каждый человек, имеющий отношение к истории Игарки. Я искала публикации Вашего отца в краевой библиотеке, мне интересно сохранилось ли у Вас что-то написанное о нашем городе. Поделитесь, с удовольствием опубликую в рубрике «Раритеты». Мой электронный адрес на сайте есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *