Артисты Москвы – труженикам Арктики



Под таким девизом состоялись выступления труппы артистов «Центрального Дома работников искусств СССР» в городах, населённых пунктах и на дрейфующих станциях Арктики в марте-апреле 1953 года.

Ударный авангард труппы составляли  солистка Государственного ордена Ленина академического Большого театра СССР  «Заслуженная деятель искусств РСФСР» Вера Георгиевна Дулова и  «Заслуженная  артистка  РСФСР» Рина Васильевна Зелёная. В составе труппы были также  «Заслуженные артисты РСФСР» П.И.Чекин, Н.А.Нелина, А.Л.Шапс, солистка Гостелерадио СССР А.И.Сметанина, артисты Московской  государственной эстрады А.Я.Гончаров, М.А.Птицын, Р.А.Калачева, Л.С.Черный, артистка  госцирка Н.А.Ширай, конферансье Борис Брунов. Руководителем труппы был М.М.Шапиро.

Доставка людей в точки, указанные в маршруте, была возложена на экипаж Игарских авиаторов, командиром которого был Герой Советского Союза Константин Фомич Михаленко.  Об этом ответственном, необычном и деликатном задании он вспоминал так: «Рядом с самолётом – артисты  в новеньком полярном обмундировании. На фоне весенних луж их меховые куртки, тяжёлые унты и мохнатые шапки кажутся ненужным театральным реквизитом. Но мне понятно желание людей щегольнуть перед провожающими всем этим «полярным».

— Товарищи! – несколько торжественно провозглашает Котов (представитель полярной авиации). – Ваш командир корабля. Знакомьтесь!

— Борис Брунов.

— Дулова, Вера Георгиевна.

— Зелёная, Рина Васильевна.

— Антонина Ивановна Сметанина.

— Павел Иванович Чекин.

Обилие известных имён вызывает у меня растерянность, и Котов, заметив её на моём лице,  прерывает процедуру дальнейшего знакомства:

— Прошу, товарищи, в самолёт. Пора вылетать.

Пассажиры поднимаются по трапу, и Котов отводит меня в сторону:

-Внимание, вежливость, такт и забота, — шепчет он. – Ты представляешь полярную авиацию, и от тебя зависит, как показать её. Понятно?

Я тяжело вздыхаю и поднимаюсь по трапу.

Ровно гудят моторы. Выходим из воздушной зоны Москвы. Работы у экипажа много. И тут начинаются новые испытания – в кабину входит Рина Васильевна Зелёная и с непринуждённостью старого знакомого обращается к нам:

— Мальчики, можно с вами посидеть?

Все постановления и инструкции категорически запрещают  присутствие в кабине пилотов посторонних лиц, но… «вежливость, такт и забота». Прошу второго пилота уступить своё место.

— Как интересно! – восклицает Зелёная. – А потрогать эти шарики можно?

Рука актрисы тянется к секторам стоп-кранов. Стоит их чуть сдвинуть, и остановятся двигатели!

— Рина Васильевна! Здесь ничего нельзя трогать! Только смотреть.

Лишь в одном этом полёте подобные щепетильные моменты возникали не раз. Константин Фомич, как и в других экстремальных ситуациях, находит выход: он знакомит артистов с работой лётчиков, с оборудованием самолёта. Ему задают множество вопросов.

А вот и первый концерт в клубе авиаторов (в районе улицы Лаврова). Переполненный зал. Многие слушают концерт из фойе, через открытые двери. Константину Фомичу пришлось смотреть концерт из-за кулис:

— «…Но я не замечаю неудобства твёрдого ящика. Передо мной расступаются стены полярного клуба, я вижу золотое поле пшеницы и маленькую заброшенную деревушку:

— Меж высоких хлебов затерялося небогатое наше село, — льётся в зал взволнованный голос Антонины Сметаниной.

Сменяя её, чеканит рифмы стихов Маяковского Андрей Гончаров.  Павел Чекин поёт о России. Его баритон сменяет сопрано  Нелиной. Блистает изящным мастерством жонглёр Нази Ширай.  Воздушной неземной кажется Раиса Калачёва над головой Михаила Птицына. Они из семьи известных акробатов.

Не затихают остроумные шутки и экспромты Бориса Брунова. Весело смеётся зал над проказами незадачливой девчушки, которую играет Рина Зелёная. И долго не смолкают аплодисменты. Лишь вынесенная на сцену арфа восстанавливает тишину. Притихший зал полон чарующих звуков «Сентиментального вальса» Чайковского, покорён музыкой Хачатуряна и зрители снова аплодируют, просят:

— Дулова! Ду-ло-ва!

Да, успех труппы был колоссальным. Довольны, как мне казалось, остались и сами артисты, ещё раз убедившись, что и на окраинах страны они популярны.

Потом был ещё один, уже шефский концерт труппы в Игарке. С ним артисты выступили в актовом зале педучилища народов Севера. Просьба директора училища Александра Матвеевича Ляпустина об этом концерте была поддержана  ими единодушно. И снова звучали песни, стихи, интермедии… Гвоздём программы было выступление Рины Зелёной, её рассказы о детях, её неподражаемая имитация детской речи. Многие из студентов педучилища впервые видели живых знаменитостей. Надо ли говорить, какой это был для них праздник!

Нашлись и фотографы-любители, которые запечатлели несколько эпизодов на память.  Сохранилось два снимка. На одном из них Вера Георгиевна Дулова,  уже совсем собравшись уходить – она в шубе и шапке в учительской педучилища. Но неугомонная преподавательница эвенкийского и долганского языков Ирина Ивановна Оширова и преподаватель русского языка Нина Петровна Белякова уговорили её написать свои пожелания училищу и студентам. Тут и подоспел фотограф.

Как говорится в русских сказках: «и я там был…» и могу всё это подтвердить.

Много лет прошло с тех пор. Артисты, приезжавшие в наш город, стали рангом выше: например, В.Г. Дулова уже «Народная артистка СССР», а Р.В. Зелёная – «Народная артистка РСФСР». Уже не они, но другие известные артисты не раз приезжали в Игарку, принося радость почитателям их талантов. Вот только в последние лет десять что-то объезжают они нас стороной. Игарчанам говорят, что они не могут приехать из-за отсутствия в гостинице удобств.

Но ведь этих удобств не было и тогда.

Л.Барановский

Опубликовано впервые в газете «Коммунист Заполярья» 06.05.1989 года

Комментарий В.А.Гапеенко – Уникальная статья и уникальное с точки зрения истории событие.  Только, годом, возможно, ошибся автор. В других источниках я нашла, что эта поездка состоялась в  феврале — марте 1955 года. В предыстории полёта деятелей искусств в Арктику говорилось о том,  что один из трёх концертов, проведённых  в московском  «Центральном Доме работников искусств СССР» специально для дрейфующих  полярных станций  в Северном ледовитом океане, транслировался по Всесоюзному радио. Сразу же по его окончании с научных станций  стали поступать в адрес участников концерта  благодарственные радиограммы. И  тогда было решено – послать самолёт с артистами в Арктику.  За Полярным кругом артисты должны были побывать в  поселке  Амдерма,  на острове  Диксон, на самой северной точке мыса Челюскин и в Хатанге. А потом часть бригады должна была  полететь на дрейфую­щую станцию «Северный полюс-4». Об этом сообщала газета «Советская культура».

Но поскольку вёз артистов экипаж игарский, то  два концерта, как видим, прошли и в нашем городе.

Прежде, чем более подробно рассказать об участниках полёта, скажу о командире экипажа – Герое Советского Союза Константине Фомиче Михаленко (26.02.1920 — 04.12.2011.)  Для меня этот очерк Леопольда Барановского – ещё одно свидетельство не просто  пребывания, но и работы в нашем городе  знаменитого лётчика. Факт, не признаваемый в полной мере  городскими властями, хотя я  пытаюсь доказать, что и его фамилия  должна  быть  на мемориале  участников войны, живших в Игарке. И будущие поколения  игарчан должны знать это имя.

Сразу же после войны  Константин Фомич поступил на работу в Полярную авиацию.   Местом его дислокации была Игарка.  Вот как пишет он об этом сам: «После окончания  Школы высшей лётной подготовки (ШВЛП) в 1947 году меня направили работать в Игарку… в моём пилотском свидетельстве появился штамп «Утверждён командиром корабля на самолёте Ли-2 в дневных и ночных условиях». (Михаленко К.Ф. «Здесь всё не так», Магадан, 2008, стр.60)

Его экипаж летал в труднодоступных районах Арктики, на ледовую разведку  арктических морей для проводки  морских судов, следуемых в Дудинку и Игарку. Он участвовал в организации и снабжении научных дрейфующих станций «Северный полюс», начиная с «СП-3» и до «СП-18». В 1957-1958 гг. возглавлял морской авиаотряд Советской Антарктической экспедиции Академии наук СССР. В небе Арктики и Антарктиды налетал двадцать две тысячи  часов и получил звание «Почётного полярника».

К.Ф.Михаленко  и сам был чрезвычайно талантлив. Стал автором  книг  о полярных лётчиках «Горячее сердце» (1963), «Ледовая разведка» (1964), «Четвёртый разворот»  (1968), «От края и до края» (1970), «Кукурузники» (1970), «Нехоженые параллели»  (1972), «Служу небу» (1973), «Небо стоит верности» (1981),   «Здесь всё не так» (2008), «1000 ночных вылетов» (2008).  Книги Константина Михаленко трудно найти в библиотеках Красноярского края. Возможно, что Леопольд Барановский  при написании очерка воспользовался одной из них. Но возможно,   что и получил воспоминания  о том рейсе от самого командира экипажа. Недаром, последний упоминает, что  тоже был на концертах в Игарке.

Часть  книг Константина Михаленко  проиллюстрирована авторскими акварелями.

В июле 2015 года уже после смерти Константина Фомича в Москве прошла выставка  его произведений живописи и графики.  Одна из его картин «Ночной рейс на СП-17», холст, масло, предваряющая очерк, передаёт, как мне кажется, атмосферу того рейса.

Теперь о деятелях искусств – участниках  ставшего знаменитым арктического рейса.

В рейтинге популярности самой известной я бы назвала Рину Зелёную – знаменитую  черепаху Тортиллу  из фильма «Приключения Буратино», бабушку – из другого детского фильма «Про Красную Шапочку» и  неповторимую миссис Хадсон  в сериалах о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне.  В те времена, когда ещё не было телевидения, мы, игарские ребятишки, слушали по радио её детские рассказы, удивлялись и восхищались, как она мастерски имитирует детскую речь и озвучивает мультфильмы. Некоторые даже пытались ей подражать.  А вот до зрителей   легендарного концерта Рины Зелёной в Игарке в  1955 году мы ещё не доросли – были детсадовского  возраста.

Настоящее   имя актрисы – Екатерина Васильевна Зелёная (25.10.1901- 01.04.1991).  А вот фамилия подлинная, не псевдоним. Она начала выступления на эстраде в качестве  профессиональной певицы ещё в двадцатых годах прошлого столетия. Но потом полностью посвятила себя  театральной карьере. В Игарку она приехала,   будучи в зрелом возрасте, но знаменитые её роли в фильмах были ещё впереди. Поэтому после её отъезда каждый новый фильм смотрелся игарчанами с особым пиететом – дескать, «нашенская», «знакомая».

Приезд  арфистки Веры Дуловой – для игарчан любого времени мог бы считаться сенсацией, всё-таки этот вид инструмента в Заполярье считался редкостью. Не ошибусь, если скажу, что у части зрителей нежное звучание арфы вызывало такое щемящее чувство тоски,  такие воспоминания о прошлой, безвозвратно ушедшей  жизни, что невольно на глаза наворачивались слёзы.  Определённая, и не малая группа  игарчан, сегодня об этом,  не скрывая, говорят:  принадлежала,  как и сидящая в центре сцены музыкантша,  к элите российского общества – дворянам. Увы, но не ко всем судьба оказалась так благосклонна, как к ней.

Вера Георгиевна Дулова (27.01.1909 — 05.01.2000) была родом из  князей Дуловых.  Девочке была уготована судьба стать музыкантом: она родилась в семье скрипача и певицы, была внучкой пианистки. На протяжении более полувека  Вера Дулова была солисткой оркестра Большого Театра. Её репертуар составлял более трехсот произведений. Она  много гастролировала по стране и за рубежом, воспитала целую плеяду учеников,  в 1976 году ей было присвоено звание «Народной артистки СССР».  И за участие в артистическом десанте в Арктику той памятной  ранней весной  1955 года она была удостоена звания «Почётный полярник».

Умерла знаменитая арфистка в возрасте девяноста лет. Но в Игарке, к сожалению, никак не отреагировали на её смерть. Городу, что когда-то рукоплескал ей, было не до этого, у него начались совершенно иные времена.  А в Москве  с 2000 года  проводится Международный фестиваль-конкурс арфистов имени Веры Дуловой.

Конферансье Борис Брунов  к моменту концерта в Игарке не был столь популярным, каким он стал в эпоху телевидения. Но зрителям понравилась  его зажигательная манера общения  с ними. Он включал их в разговор, заставлял был соучастниками. А  его шутки вызывали в зале оглушительный смех и бурные аплодисменты.

Борис Сергеевич Брунов  (10.06.1922 — 02.09.1997) родился в семье обрусевших итальянских цирковых актёров Брунос. Его родители  владели многими  цирковыми жанрами, с десяти лет  и Бруно выступал вместе с ними на арене. Но юноша  окончательно  выбрал для себя эстраду. В 1953 году Борис Брунов приехал в Москву,  собираясь поступить в Москонцерт. Но с первой попытки ему это не удалось, сказалось   отсутствие своего репертуара. Однако,   остроумного, обаятельного молодого артиста заметили. В его биографии записано, что именно Рина Зелёная взяла его под свою опеку. Возможно, что это случилось  после описываемого нами  арктического гастрольного тура.

Во всяком случае, знаменитая актриса в нём не ошиблась. С 1983 года  Борис Брунов  работал художественным руководителем и директором  Московского театра эстрады.   Под его руководством (часто с непосредственным участием) проходили  бенефисы, вечера памяти выдающихся артистов, в том числе и Рины Васильевны Зелёной.  С 1976 года  Борис Сергеевич преподавал на факультете эстрады (был руководителем курса) в ГИТИСе.

Художественный вкус, любовь к эстраде и её артистам в лице Бориса Брунова удачно сочетались с талантом организатора. И этим он запомнился.

Тенор Большого Театра Павел Иванович Чекин в Заполярье приехал уже в звании «Заслуженного артиста РСФСР». В его оперном репертуаре было двадцать пять партий, в том числе  Ленский в «Евгении Онегине»,  Боян в «Руслане и Людмиле», Князь в «Русалке». Исполнял он и лирические эстрадные песни, как и в концерте на Игарской сцене. Но более всего в его короткой жизненной биографии известен факт его  двухсот двадцати сольных  концертов в блокадном Ленинграде в зиму 1941-1942 годов.

Зрители и ценители искусства, критики считали, что тенор Чекин обладает мягким голосом бархатного тембра, его исполнение отличается  выразительностью интонаций и артистизмом. Умер Павел Иванович вскоре после окончания арктических гастролей в 1958 году в возрасте 52 лет.

Ещё об одной участнице концерта, тоже солистке Большого Театра, обладательнице колоратурного сопрано Нине Нелиной знаю  очень мало.  Её настоящее имя было Неля Амшеевна Нюренберг (1923-1966).  Она   была родом из известной в артистических кругах семье. Отец, Амшей Нюренберг, был художником и искусствоведом. Мать, Полина Мамичева — балериной и художницей.

За время работы в Большом театре Нина Нелина  участвовала в пятнадцати  постановках, в том числе исполнила главные женские роли в операх «Риголетто» и «Лакме», выступала с театром на гастролях в Венгрии, Германии, Австрии.

Она была замужем за известным писателем Юрием Трифоновым, автором знаменитого «Дома на набережной» и двоюродным братом  поэта Михаила Дёмина (Георгия Евгеньевича Трифонова), отбывавшего ссылку с 1947 по 1953 годы  в Ермаково на 503-ьей стройке и впоследствии эмигрировавшего во Францию.  Вспоминала ли Нина Нелина об опальном  родственнике мужа, находясь в Игарке, или нет, не известно.  Но зрителям наверняка запомнился её голос – сопрано — самый высокий из четырёх музыкальных голосов, который бывает  только у женщин и мальчиков.

У  чтеца Андрея Гончарова, великолепно исполнявшего стихи Владимира Маяковского,  в реальной жизни было иное имя и фамилия —  Генрих Янович Лаубе  (10.02.1924 – 05.03.1996). Его отец известный военачальник Ян Томович Лаубе был репрессирован.  Дядя, брат матери, театральный режиссёр Илья Яковлевич Судаков  забрал сестру с двумя малолетними детьми в Москву. Когда Андрей Гончаров выступал в Арктике,  формально он ещё числился  «членом семьи изменника Родины», но равных  ему в чтении  своеобразных стихов  Владимира Маяковского не было. Дважды в 1950 и 1954 году Андрей Гончаров признавался лучшим в поэтических конкурсах произведений  поэта.  Как видим,  читал его стихи и в Игарке.

В молодости  Владимир  Маяковский был  арестован за революционную деятельность. При заключении под стражу в третий раз в 1908 году,   он «должен был (охранка постановила) идти на три года в Туруханский край». Однако,  ссылка не состоялась, он вышел из  тюрьмы  09.01.1910 года.  Начал писать стихи, стал поэтом.  Хотя судьба Владимира могла сложиться иначе, либо вовсе была  бы сломлена в крайне тяжёлых климатических условиях, либо его стихи перед северянами звучали бы в авторском исполнении. Не будем гадать…

В 1957 году  глава  и все члены семьи  Лаубе были реабилитированы,  за участие в гастрольном туре  чтец Андрей Гончаров получил звание «Почётного полярника», в 1957 году стал лауреатом Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве,  начал сниматься в художественных фильмах.  Вплоть до своей кончины Андрей Гончаров продолжал декламировать стихи, получив звание  «Заслуженного артиста РСФСР».

Из газетной заметки о гастролях артистов трудно было представить,  кто скрывается под именем Нази Ширай – мужчина, или женщина.  В самом деле, вернитесь к пассажу выше: «Блистает изящным мастерством жонглёр Нази Ширай».  Как оказалось, Нази Александровна Ширай – женщина, родилась 1 мая 1926 года в  Тбилиси в семье курдов. Ещё, будучи ребёнком, она оказалась круглой сиротой, беспризорничала и была найдена  артистами цирка супругами Ширай, удочерившими её.  В их семье она и получила профессию жонглёра, позволившую ей достичь таких высот в творчестве.  До сих пор считаются оригинальными  использование  ею трюков по перекатыванию двух бубнов навстречу друг другу через спину по вытянутым рукам, ритмичные броски в бубен трёх мячей каскадом; жонглирование шестью крупными подносами и другие.  Жонглирование под национальную армянскую, либо грузинскую народную музыку всегда встречалось зрителями с особым восторгом.

art_11Не менее популярным был и цирковой дуэт Раисы Калачёвой и Михаила Птицына. О них говорили, что они  восхищают  необычайной лёгкостью исполнения сложнейших трюков, романтичностью и какой-то особой элегантностью своего искусства. Соединив свои судьбы в 1940 году, молодые, полные творческих замыслов Михаил Птицын и Раиса Калачева создали великолепный акробатический дуэт. За четверть века они объездили все цирки Советского Союза. И конечно им рукоплескала Игарка.

Раиса Андреевна Калачёва  (28.11.1924 – 30.07.1993)  и её муж — Михаил Алексеевич Птицын (18.01.1915-29.11.1983) стали « Заслуженными артистами  РСФСР». По стопам родителей пошёл и их сын Алексей, он   пародист, звукоподражатель, имитирует голосом различные музыкальные инструменты.

Александр Леонтьевич Шапс  (13.05.1911- 11.04.1965)  известен как  режиссёр Центрального  театра Красной Армии, а затем  театра Моссовета.  В годы войны он внёс две тысячи рублей (сумма достаточно большая) на постройку  самолёта «Советский артист».

В качестве кого, режиссёра, или артиста он принимал участие в арктическом туре, точно не известно.

Не удалось найти информации и о творческом пути А.И.Сметаниной, Л.С.Чёрного и руководителя труппы М.М.Шапиро. Возможно, автор, либо наборщики в типографии некорректно указали отчество, и речь идёт о театральном и кинорежиссёре Михаиле Петровиче Шапиро (02.04.1908 – 26.10.1971). Как всегда, уповаю на своих любознательных читателей. Возможно, кто-то был среди зрителей на этих концертах, возможно, кто-то хранит в семейном альбоме снимки, о которых упоминал Леопольд Барановский, и может поделиться ими.

Готова опубликовать ваши воспоминания об этом и иных уникальных концертах в Игарке прошлых лет.

Фото 1 и 3 — tankasan.livejournal.com



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *