Осечка




7 ноября 1959 года ответственным дежурным Игарского ГОВД был назначен оперуполномоченный уголовного розыска Иван Кириллов, а его помощником участковый уполномоченный, автор этих строк, Владимир Дресвянский. Для усиления наряда был назначен только что принятый на работу милиционер Сурин. Дежурство в праздничный день проходило нормально, серьезных происшествий не было. Вечером после 18 часов, кроме дежурной милицейской автомашины, была от одной из организаций города дежурная автомашина ЗИЛ-150 с металлическим кузовом, вместе с ней были дружинники.

В первом часу ночи Кириллов попросил меня съездить в старый город и проверить дежурного в Госбанке. Кто был в Игарке, тот знает, что город состоит из двух частей: старого города и нового города. Сберкасса и госбанк в те времена располагались на улице Кирова.

Проверив дежурство в Госбанке, я позвонил в дежурную часть ГОВД и спросил, нет ли вызова из старого города. Кириллов мне ответил, что вызов есть: на улице Лесозаводская 42 подкололи человека. Мы с Суриным поехали на место происшествия. Прибыв по указанному адресу, мы увидели, что в квартире света нет. Посветив карманным фонариком, обнаружили, что в электропатроне вместо лампочки торчат два проводка. На полу в темноте в луже крови лежит мужчина, около него сидит другой. Мы спросили, что произошло. Он ответил, что встречали в квартире праздник, возникла драка. Мужчина по имени Виктор подколол человека ножом и убежал, сказав, что вернется из дома с ружьем и всех перестреляет.


Сурин остался в квартире светить фонариком, пока оденут потерпевшего, а я вышел на улицу и сел в кабину автомобиля. В это время в нашу сторону по улице Лесозаводской шла компания пьяных женщин и мужчин – пять-шесть человек. Они пели песни. На улице было светло, почти на каждом столбе горел фонарь. На белом фоне снега хорошо выделялись темные силуэты людей. Следом за компанией нетрезвых певцов бежал мужчина с ружьем. Обогнав группу, он выстрелил из ружья вверх. До автомашины, где я находился, оставалось не менее ста метров. Я вынул из кобуры пистолет, и, передернув затвор, дослал патрон в патронник. Шофера попросил развернуть автомашину, и задним ходом поехать в сторону хулигана. Надеялся, что металлический кузов сможет защитить, если хулиган вздумает стрелять в нас. Поравнявшись с хулиганом, я выскочу из машины и обезоружу его. Шофер быстро развернул автомашину и поехал в сторону хулигана с ружьем в руках, направленным на кабину автомобиля. Как только автомашина приблизилась к нему, он отошел в сторону от проезжей части. Я крикнул: «Бросай оружие!» и выстрелил вверх. После чего я выскочил из машины и бросился на человека с ружьем. Но нога моя поскользнулась, и я упал на колено. Падая, я все же успел схватиться за стволы ружья и отвести их в сторону. Затем вскочил на ноги и вывернул двустволку из рук хулигана. В это время ко мне подбежал Сурин и мы связали стрелявшего «ласточкой». Тогда в районных отделах милиции на вооружении не было наручников. Почти каждый милиционер носил в кармане «ласточку». Так мы называли ремешок из тесемки для фитилей керосиновых ламп, выходивших уже из употребления, длиною в полтора метра. Один конец ремешка был заделан петлей.

Связанный нами разгоряченный «стрелок» кричал: «Счастье твое, что произошла осечка!» Я не поверил услышанному. А когда разломил двустволку, чтобы разрядить ее, то в одном из стволов увидел стреляную гильзу, а в другом снаряженный патрон. Его капсюль имел вмятину от удара бойка. Только тогда я понял, что могло произойти. У меня на лбу выступил холодный пот.

Пострадавшего мы доставили в больницу, а хулигана в дежурную часть городского отдела внутренних дел. Я написал рапорт на имя начальника милиции о случившемся. А двустволку со стреляной гильзой и снаряженный патрон с осечкой передал ответственному дежурному Кириллову. Осмотрев патрон, он сказал мне: «Считай, что ты сегодня на свет родился во второй раз».

Подколовшим собутыльника и стрелявшим в меня хулиганом оказался Виктор Онегов.

В те хрущевские времена почти всех преступников направляли на перевоспитание общественности. Тогда Никита Сергеевич (имеется в виду Хрущев) заявил, что через десять лет мы покажем по телевидению последнего преступника, с преступностью, дескать, будет покончено.

У пострадавшего ножевое ранение оказалось легким, Виктор Онегов был осужден на пятнадцать суток административного ареста.

После этого случая я дал себе клятву: если когда-нибудь сложится аналогичная ситуация, я буду стрелять первым на поражение. Второй осечки на мою голову уже не будет.

Еще четыре года мне пришлось работать в Игарском ГОВД и обслуживать участок в старом городе. Каждый раз, проходя по Лесозаводской улице, мимо дома № 42, я останавливался и смотрел на то место, где произошла осечка. Своей жене я не рассказывал об этом около пяти лет. Не хотел, чтобы она беспокоилась, когда я уходил на дежурство…

Прошло двадцать четыре года. Будучи начальником районного отдела внутренних дел, я вел прием граждан. В кабинет вошел мужчина с бумажкой в руке. Мне показалось знакомым его лицо, но точно вспомнить, кто он, я не мог. Он поздоровался и положил мне на стол заявление с просьбой разрешить принять передачу его сыну, арестованному за хулиганство. Я прочитал фамилию заявителя и посмотрел ему в лицо. Вспомнил дежурство 7 ноября 1959 года и свое «второе рождение». Вот мы и снова встретились. Узнал ли меня Онегов, я не знаю, но, думаю, что узнал.

Написав на заявлении резолюцию «Разрешаю», я подумал: каков был отец в молодости, такого он и сына воспитал. Недаром в пословице говорится: «Не родится от свиньи бобренок, а тот же поросенок».

(События подлинные, но фамилия хулигана изменена)


Комментарий Гапеенко В.А.: Сколько раз убеждаюсь, что Игарка богата талантами. Воздух там что-ли особенный, или условия жизни располагают?! Но если и не становится человек писателем в полном смысле этого слова, как, к примеру, Виктор Петрович Астафьев, Игнатий Дмитриевич Рождественский, то грамотно изложить события для себя, для истории, способны многие игарчане. И делают это с присущим им чувством наблюдательности, а иногда и самоиронии.

Опубликовав в своем блоге в разделе «История моей семьи» очерк «А иначе зачем на земле этой вечной живу» о своем дяде по линии отца – Владимире Даниловиче Дресвянском, единственному, оставшемуся сейчас в живых из этого поколения, я и не рассчитывала на продолжение публикаций. Но оказалось, что приехавший в Игарку к своему старшему брату Анатолию после службы в армии в 1957 году младший брат Владимир не только, пойдя по стопам брата, стал работать в милиции. Но и все эти годы он пишет небольшие очерки о наиболее интересных событиях в его милицейской жизни. В присланном на днях в конверте на мое имя их оказалось тринадцать. Возможно, что будут и еще. В них интересные подробности, касающиеся деятельности игарских милиционеров и с последующих мест работы Владимира Даниловича – в других районах края. По разному можно сегодня относиться к тем, кто работает в правоохранительных органах. Но в милиции всегда служили люди смелые, способные встать на защиту человека, наблюдательные и смекалистые, что позволяло в кратчайшие сроки раскрывать самые запутанные преступления. Горжусь, что мой отец, дядя и муж работали в правоохранительных органах. Признаться и сама в детстве собиралась пойти по стопам отца, тайком зачитываясь приносимыми им домой брошюрами «Следственная практика» с грифом «Для служебного пользования». Но судьба распорядилась иначе.

А тринадцать историй из милицейской карьеры уважаемого родственника, выросшего от участкового до начальника районного управления внутренних дел, дяди Владимира Даниловича Дресвянского, обещаю опубликовать, объединив очерки рубрикой «Не печальный детектив».

На фото из архива семья:

Игарские милиционеры на стрельбище, фото средины пятидесятых годов;

На таких автомобилях приходилось выезжать на вызовы в средине пятидесятых годов, интересна и форма: штатный водитель – в гражданском, сотрудник милиции в форме.

Владимир Данилович Дресвянский с женой Раисой, 1962 год, Игарка.



Читайте также:



1 комментарий

  • Николай Мещеряков:

    Здравствуйте Валентина!
    Увидел на блоге фотографии Вашего дяди Владимира Даниловича и Раисы, отчество не помню, вспомнил 70-е годы. В период 1974-1979 годы работал в Большеулуйском РОВД следователем, где начальником был Дресвянский В.Д. Жили в домах напротив. Интересное было время, молоды, полны сил и энергии. В Красноярский край был направлен после окончания учебного заведения из г. Калининграда. В декабре 1979 года возвратился в Калининград. В начале 80-х Владимир Данилович направлял сотрудника в командировку в нашу область, который по рекомендации обращался за помощью.
    Хотелось бы узнать, как живет Владимир Данилович, есть ли с ним контакт по Интернету? Если есть, сообщите пожалуйста. Судя по сведениям об Авторе, мы с Вами одногодки. Я родился 19 мая 1951 года, поэтому обращаться можно просто — Николай.
    С уважением, Николай.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *