Возьми судьбу в свои руки



Конфликт между старым и молодым поколением существует всегда. Пожилые обвиняют юношей и девушек в излишней инертности, пассивности. Но, оказывается, все далеко не так. И когда взрослые находят правильную тональность взаимоотношений, результат не замедлит сказаться.

Роману Сутлину в августе исполнится девятнадцать. Его родное село Верхнеимбатск расположено на высокой террасе правого берега, где в Енисей впадает речушка Верхний Имбак. Старинное село (1607 год основание – как и у Туруханского зимовья) стоит в окружении тайги, богатой зверьем и дичью. В Енисее достаточно много рыбы. Столетиями жители, среди которых и кетские семьи, занимались охотничьим и рыбным промыслом. Бальдины и Сутлины – две известные на селе охотничьи династии.

Кетский подросток Роман Сутлин тоже любит охоту и рыбалку. Правда, ружья и сетей у него нет. А вот налимов в дом он таскает с удовольствием.

Потребность выразить увиденное в рисунке пришла к нему в одиннадцатом классе, с тех пор все свое свободное время он посвящал любимому занятию. Рисовал увиденное в лесу, на природе. Неожиданно открытое в себе увлечение в момент изменило и все существовавшие до сих пор жизненные планы поступать в лесотехнический техникум. Роман решил попробовать поступить учиться в художественное училище имени В.И.Сурикова в Красноярске. Впрочем, решил – это громко сказано. Сомнения были огромные – сможет ли поступить, ведь общеобразовательные предметы на выпускных экзаменах в школе он едва вытянул на тройки. Как будет жить в городе, ведь он из бедной семьи, мама работает техничкой в сельском Совете.

Помогла глава района Симона Юрченко, разглядевшая в молодом даровании будущего художника. С абитуриентом был заключен контракт, оговорены условия приема его в учебное заведение. В рамках районной программы социальной поддержки коренных малочисленных народов Севера определена стипендия.

— Я даже не поступил бы без поддержки Симоны Григорьевны, — смущаясь, говорит сегодня Роман. – А с заключением контракта мне надо было набрать при поступлении только положительные баллы. Ни в коем случае нельзя было завалить ни один из экзаменов. Я сдал и поступил.

— А как оценены были при поступлении твои художественные работы? – задаю ему вопрос.

— По рисунку, по живописи, по композиции мне поставили четверки. Художественной школы в селе нет, готовился сам. Наш учитель рисования Татьяна Константиновна Андреева кое-что подсказывала, советовала. А выполнял пейзажи я сам, — как видел, так и передал.

Пробовал себя Роман в резьбе по дереву, и тут у него тоже все получилось. В знак благодарности изготовил он для Татьяны Константиновны резную табуретку.

— Такая царская табуретка получилась, — улыбается он. И тут же лицо его делается печальным.

— Так трудно в первый год учебы было в материальном плане. Жил у тетки в Красноярске: кровать и тумбочка, денег едва хватало на дорогу. Из Верхнеимбатска пришла печальная весть – умер отец. Кто поможет маме и сестренке теперь? Дом холодный, разваливается. Да и у самого нет даже теплой зимней одежды. Хотел бросать учебу.

Новость дошла до Туруханска. Надежда Васильевна Новик, главный специалист по вопросам коренных малочисленных народов Севера представительства администрации Туруханского района по просьбе Симоны Григорьевны нашла Романа в Красноярске, поддержала материально, убедила продолжить учебу. Помогли и с общежитием, определив на совместное проживание со студентами музыкального отделения училища искусств.

— Теперь все позади, — смеется Роман. – Живу в одной комнате с будущим гитаристом, учусь играть на классической гитаре и кое-что уже умею. Освоил нотную грамоту.

Появилось у Романа и серьезное дело. Совместно с Центром стратегического планирования проектов и программ развития – есть такой в Красноярском государственном педагогическом университете имени В.П.Астафьева, — он иллюстрирует сборник кетских сказок, тех, что слышал с детства от бабушки и мамы.

Кеты – один из самых малочисленных и своеобразных из 45 народов Севера. До сих пор ученые и политики спорят: кеты – это достопримечательность или экзотика района. История Туруханских земель восходит к глубокой древности, к эпохе каменного века – палеолита. Первооткрывателями же земель называют кетов, относящихся к народам «других языковых семей и народов, говорящих на изолированных языках», то есть мало изученных, с почти неразгаданной историей.

Когда-то кеты жили на юге региона – в Минусинской котловине и на территории Хакасии. Исторические документы рисуют картину непрерывного движения предков кетов на Север. По собственной ли воле стремились они на новые территории, или теснили их с юга более могущественные соседи, но факт остается фактом. Кеты шли в сторону Полярной звезды и дошли до устья Курейки. Как ни парадоксально, но именно это движение и спасло народ от исчезновения.

Празднование 400-летия села Верхнеимбатск, 2007 год.

Кетский юноша Роман Сутлин продолжает делать эскизы к сказкам своего народа, только уже более профессионально. Хотя, согласитесь, задание проиллюстрировать национальный эпос – очень серьезное и ответственное – должны получиться не просто рисунки на вольную тему. Иллюстрация должна раскрывать сюжет сказки, передавать северные колорит.

Два года учебы не прошли даром.

— Многое мне дала и практика, городской пейзаж, этюды на пленэре.

Роман ненадолго прерывает рассказ, будто погружаясь в недавнее прошлое. Воспользовавшись паузой, я спрашиваю об его впечатлениях от городской жизни, сокурсниках. Он усмехается:

— Вот такой случай на днях был. Итоговые работы мы должны были выставить в спортивном зале: на обойные полосы крепишь свои этюды, пейзажи – каждый свои. И для моих места свободного не осталось. Сколько ни просил подвинуться, никто не уступил. В городе такие люди, заняли для себя место и все. Тогда я попросил одного парня мне помочь. Притащили мы огромную ширму, поставили ее прямо посреди зала, и «моя выставка» сразу привлекла внимание всех входящих, педагогов и зрителей. Мне хотели поставить за работы «отлично», но побоялись, что загоржусь.

Конечно, говорить, что все трудности у талантливого юноши уже позади, рано. Прекратила свое действие районная программа, эти функции отошли к государству, и теперь задержки в выплате студентам по два-три месяца. Но все-таки ухитряется Роман и на краски денег отложить, и на одежду, и маме послать для поддержки.


Успешно сдав экзамены, на днях он уехал в родное село. Теперь он старший мужчина в семье. Всю зиму, откладывая понемногу, копил деньги на ремонт старого холодного дома. Низ он заменил еще в прошлое лето, а сверху крыша тоже прогнила, зимой – куржак. Да и дров на долгую зиму надо помочь маме заготовить. Печку Роман переложил прошлым летом сам, печник к ней даже и не притрагивался. Все получилось отлично, только вот из-за ремонтных работ опоздал в училище на двадцать дней, и в районе снова забеспокоились: «Что с тобой, Роман?».

Мы говорим с ним о художниках-северянах:

— Очень много денег уходит на краски, на материалы. Мало, кто занят сейчас искусством. Начинало учиться со мной трое парней, все выбыли, остался я последний, в группе еще десять девчонок.

С севера больше никого. Нганасанин, говорят, учился, но бросил уже через год, не смог жить в городе. Была у нас выставка художника Рослякова из Дудинки, но он уже умер.

Тяжело северянину в городе. Я как собака на цепи, и городской пейзаж меня не вдохновляет.

Трудная жизнь, в которой оказался юноша, воспитала в нем чувство ответственности и самостоятельности, вместе с тем в разговоре со мной нет ни тени позерства.


В планах у Романа Сутлина вернуться после окончания учебы в Туруханск, создать там художественную школу, чтобы учить ребятишек искусству живописи, народным промыслам. С главой района Симоной Григорьевной Юрченко он свои планы пока не обсуждал, но надеется, что она его поддержит.

Опубликовано в газете «Игарские новости» 6 июля 2006 года.

Комментарий автора: С момента публикации прошло шесть лет. Как сложилась дальнейшая судьба талантливого кетского юноши из Верхнеимбатска мне не известно.

Фото из архива администрации села Верхнеимбатск.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *