Дорогие мои земляки (часть 2)



После пожара старая часть города выглядела еще достаточно уютной. Наша семья прожила здесь почти десять лет, обретя новых друзей. Отец получил трехкомнатную квартиру на втором этаже в доме 5 по улице Малого Театра, но маму это не радовало. В одночасье потерять практически все, остаться с тремя детьми… К тому же на юге края в это время умер ее отец, получив «вести» о том, что город Игарка якобы сгорел полностью, и люди сидят в воде, чтобы спастись от огня.

Из общежития отцу дали напрокат несколько кроватей, столов и стульев. Сам он из двух досок сколотил в углу комнаты шкаф, закрыв его тряпичной занавеской. А мы пошли в новую для нас школу – четвертую. Здание меня поразило сразу, и только впоследствии я узнала, что здесь был исполком горсовета, а совсем недавно и то, что к его проектированию был причастен знаменитый российский архитектор Иван Ильич Леонидов. Мы бережно ухаживали за находившейся рядом со школой могилой полярного летчика Григория Максимовича Чернявского и инженера Нордвикстроя Ивана Кузьмича Федотова, погибших 2 апреля 1936 года. В верхней части обелиска на фасадной стороне был прикреплен пропеллер от самолета «П-5», на котором они разбились, попав в снежную бурю в устье Хатанги.

Недолго нашим классным руководителем была географ Анна Федоровна Смирнова, а затем литератор Лидия Федоровна Батурина. Я знала, что она была не замужем, жила со своей престарелой мамой, двумя сестрами Ниной и Анной и племянником Владимиром Григорьевым, ставшим затем директором Игарской студии телевидения. Оказывается их семью – отца, мать и пятерых детей — в 1931 году сослали из Читинской области в Красноярский край. Так они очутились в Игарке. Четырехлетний Миша умер в дороге от дизентерии, Сергей уже в Игарке тоже в возрасте четырех лет от менингита, а брат Дмитрий погиб на фронте в 1942 году. Наследников фамилии не осталось. Отца Федора Федоровича Батурина, работавшего плотником в тарном цехе лесокомбината, обвинили в контрреволюционной деятельности и 22 ноября 1938 года расстреляли, реабилитировав спустя полвека. Но обо всем этом учительница нам не рассказывала, зато на каждый праздник дарила всем ученикам по книге. Эти книги с ее автографами хранятся в моей библиотеке и поныне. Учителей математики было двое – Мария Петровна Авдеева, тогда еще Олесик, и Борис Александрович Болеевских. Мария Петровна так сопровождала свое объяснение сложных теорем русскими народными шуточками и поговорками, что мы не успевали удивляться ее мудрости и знаниям фольклора.

Борис Александрович умел работать индивидуально с каждым, развивая его математические способности. А мне перед выпускными экзаменами, шутливо погрозив, сказал, что «пятерку» поставит лишь при условии моей помощи пятерым слабеньким ученикам. Когда он умер в средине 90-х годов, его сестра попросила меня прийти проститься, спустя годы он считал меня своей любимой ученицей. В те же годы начинала свою деятельность в Игарке учитель английского языка Фаина Степановна Теплоухова. Я помню ее, впервые вошедшую в наш класс в воздушной капроновой кофточке. Эта розовая прозрачная блузка с рюшечками и впервые появившиеся у Анны Федоровны Смирновой коротенькие кожаные зимние сапожки были предметом воздыханий всех школьных модниц. У младшего брата классным руководителем была Галина Павловна Шадрина. Семьи Шадриных, Гнездиловых, Мельковых считаются, живущими на наших земляках веками – первыми игарскими поселенцами. Педагогический коллектив в школе был достаточно силен – физики Надежда Ефимовна Кириллина и Юрий Андреевич Зубов, химик Тамара Николаевна Конева, историк и директор школы одновременно Юлия Гавриловна Кучерявенко. Но самым большим авторитетом у учащихся пользовался физрук Александр Андрианович Иванов. Спортзал, расположенный на третьем этаже школы для нас был любимым местом отдыха на перемене, а иногда и укрытием, если кому-нибудь хотелось «улизнуть» с урока. Все это окупалось сторицей. Мы наравне со взрослыми принимали участие в городских спартакиадах и турнирах по волейболу и баскетболу, с наступлением весны вставали на лыжи. Всегда опрятный, подтянутый, Александр Андрианович не стеснялся сделать любое замечание школьнику – по неряшливому виду, не подстриженным вовремя волосам, походке вразвалочку, ухарски завернутым валенкам. Никто на него не обижался, старался устранить замечание. Но самое главное, мы доверяли педагогу все свои тайны – девичьи либо мальчишечьи, учебные и даже семейные. Он был и нашей доброй матерью, и строгим отцом. К сожалению, жизнь его закончилась трагически: его, всегда ведущего здоровый образ жизни, на велосипеде сбил на минусинской дороге пьяный водитель.

Я благодарна учителям за глубокие и прочные знания, за привитые навыки общения с людьми, за воспитанные нравственные ценности. Думаю, что со мной согласятся многие выпускники нашей любимой школы № 4, и в первую очередь, мои одноклассники. Большинство из них получило высшее образование, стали состоятельными людьми, сделавшими определенную карьеру, воспитавшими хорошее поколение детей. Немцы, финны, литовцы, греки, латыши – мы были единой семьей. Виктор Дрот, еще, будучи учеником, стал мастером спорта по шахматам, потом закончив институт, работал мастером на алюминиевом заводе, живет в Красноярске. Василий Петров стал полковником, живет в Подмосковье. Владимир Лыков живет в Кемерово, Виктор Эрлих в Краснодарском крае. Люба Алешкина (теперь Коновалова) получив специальность учителя, живет и работает в Игарке. Валерий Горячкин обосновался в Лесосибирске, как когда-то его отец, теперь и он работает в пожарной части. Моей ближайшей подругой была Надежда Пуляевская (Ващенко), к сожалению, рано умершая.

По вечерам мы ходили в Дом культуры лесокомбината, смотрели фильмы, занимались художественной самодеятельностью в детском секторе, руководила которым совсем молоденькая Светлана Григорьевна Амбарцумян. Мы сносно научили танцевать мальчишек нашего класса, и наперебой предлагали все новые и новые темы для школьных вечеров, потому, что просто так танцы устраивать в школе было нельзя. В летнее время мы работали на складе готовой продукции лесокомбината, готовя к отправке на экспорт пиломатериалы, укладывая их для просушки в пакеты.

А взрослые тоже делают трудовые рекорды. Начиная с 1968 года, объем отгрузки пиломатериалов на экспорт преодолевает миллионный рубеж. На комбинате приступают к сооружению причала высокой воды.

Расстраивается и новый город. В 1963 году институт «Красноярскгражданпроект» разрабатывает генеральный план застройки Игарки многоэтажными домами, возводится первый микрорайон. В 1965 году в аэропорту начинаются полеты ЛИ-2 с мягкими сиденьями.

Сотрудники мерзлотной станции, и в частности Павел Алексеевич Евдокимов, начинают создавать в одной из своих лабораторий музей. Мы одними из первых идем на экскурсию в подземелье.

В этом же году открывается студия телевидения. В городе 15 телевизоров, через 10 лет их число возрастет до 4 тысяч. Первым директором студии становится Юрий Иосифович Чижинаускас, первым редактором Галина Петровна Вахменина, первым диктором – Людмила Надводнюк, первым художником – Наталья Теткина (Быкова).


Среди тех счастливчиков, кто первыми приобрел телевизоры, были передовики производства лесокомбината, в том числе и наша соседка Антонина Ивановна Ставцева – укладчица пиломатериалов. Строго без десяти семь мы, соседские ребятишки, спускались со своими стульчиками и чинно устраивались вокруг небольшого черно-белого приемника, стоявшего в переднем углу лучшей комнаты. И, не дай бог, было кому-то зашуметь, или рассыпать принесенные с собой семечки. Строгая соседка отлучала провинившихся от телевизора надолго. Передачи шли, как теперь говорится, в прямом эфире. Фотографы снимали происходящие в городе события на черно-белый фотоаппарат, распечатывали по каждому сюжету несколько снимков, которые по порядку проецировались на голубые экраны. На кинокамеру хроника снималась лишь самая важная, перед показом пленку необходимо было проявлять. Фильмов для демонстрации специально на телевидении было крайне мало, и мы знали практически наизусть сюжеты польского мультика про собак Стремянку и Макарона и телефильм «Карлик Нос». Школьники, в том числе и мы, зачастую принимали участие в концертах, предметных олимпиадах и викторинах, которые тоже без предварительной записи транслировались по местному каналу. Популярным был клуб веселых и находчивых, участвовали команды и взрослых, и школьников. Целые спектакли выходили в эфир с участием самодеятельных игарских артистов.

Появление студии в Игарке стало, на мой взгляд, событием, разорвавшим полярную тьму, всколыхнувшим весь город. А уж работники телестудии были для всех звездами первой величины. Долгое время дикторами работали Наталья Николаевна Максименко, Виктор Щапов, операторами Павел Николаевич Литвиненко, Николай Григорьевич Мартынов, звукооператорами Владимир Роц и Феликс Перминов. А представьте, каким талантом надо было обладать Наталье Теткиной, чтобы писать все новые и новые заставки для передач и титры к ним. С 1968 года телевизионные передачи из Игарки начинают транслироваться в поселок Снежногорск, строителям Усть-Хантайской ГЭС, самой северной в мире гидроэлектростанции, где в 1963 году высадился первый десант строителей.

Из городских событий тех лет запомнились открытие в июле 1964 года на центральной площади города памятника В.И.Ленину, в мае 1965 года в городском сквере открывается обелиск игарчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Его автор начальник строительного управления «Игарстрой» Семен Ефимович Добромыслов. С того времени вводится традиция ежегодных манифестаций в честь Дня победы. В 1967 году в честь 50-летнего юбилея советской власти перед интерклубом открывается барельеф «Дружба». На фасаде кинотеатра «Север» в следующем году устанавливается мемориальная доска в память об Отто Юльевиче Шмидте, посетившем город в 1934 году. Виктор Петрович Астафьев завершает работу над повестью «Кража» о детском доме в Краесветске, но все узнают знакомые игарские достопримечательности.

Сразу же после пожара первым секретарем Игарского горкома КПСС избирается Павел Стефанович Федирко, именно в его бытность первым руководителем город интенсивно начинает строиться и развиваться. Закончив школу, я поступила на факультет иностранных языков Красноярского педагогического института, как того и хотела моя учительница Ф.С.Теплоухова. Математика отошла на второй план – в пединституте по этой специальности я обучаться не хотела, а в университет приемные экзамены уже прошли к тому моменту, как наша группа выпускников доплыла на теплоходе до краевого центра. Я вернусь в Игарку летом 1973 года…



Читайте также:



Тэги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *