Жило в Игарке две семьи



Итак, первые скупые данные  переписи всех  инородцев сибирского Севера относятся к 1783 году.

Больше века прошло, прежде чем царское правительство приняло решение о проведении первой всеобщей переписи населения Российской империи.  Указ был издан в 1896 году.

Только в апреле 1897 года  началась перепись в Туруханском крае.  Край был распределён на 13 участков.  Территория нашего района была присоединена к двум участкам: Курейка и Усть-Курейка  к Туруханскому № 6, остальные станки к Дудинскому району, участок № 7.

Перепись была поручена топографу Александру Александровичу Лукьянову и псаломщику туруханского  собора Платону Васильевичу Габову.

Восемь деревень ниже Курейки и два посёлка посетили счётчики. Они переписали рыбаков, поселенцев и ссыльных, проживающих в Денежкино,  Ермаково, Полое, Карасино, Сушково, Погорелке, Игарке, Носовой, Плахино, Салтыковской. По всей вероятности переписчиком был Платон Габов, уж больно елейным почерком написаны переписные листы.

По данным проведённой переписи, в Игарском станке – две постройки, в которых проживали восемь мужчин и три женщины. В их числе братья Шадрины, из них у Ивана Ануфриевича была жена и трое детей. Эта семья числится по переписи крестьянской.

Была здесь и первая семья поселенцев – Никифор и Ирина Гнездиновы. За год добыто 309 пудов рыбы.

После становления советской власти в 1920 году была проведена первая перепись населения страны. На станции «Ржев-2» есть мемориальная доска: «Здесь 28 августа 1920 года проездом в поезде прошёл первую перепись населения В.И.Ленин».

К тому времени станок Игарка входил в состав Дудинской волости.

Перепись свидетельствует, что здесь уже проживали семьи Алексея Васильевича Давыдова, Петра Ивановича Мелькова, Ивана Трофимовича Комкина, Алексея Алексеевича Давыдова, Ивана Васильевича Давыдова. Всего 28 душ. Занимались охотой, рыбалкой. У них было восемь неводов, 28 перемётов, три самолова со 150 крючками. Лодок – 9, ружей – 6, капканов – 6.

В хозяйствах имелось 4 лошади, 3 дойных коровы, 6 голов мелкого рогатого скота и 14 собак.

Промысловики добыли в год 1080 пудов  разной рыбы,  несколько песцов и горностаев. Тогда впервые было отмечено, что огородов в посёлке нет. Но рукой переписчика дописано, что четыре семьи предполагают в ближайшие годы разработать огороды 10 х 5 саженей.

Наш район в первые десятилетия Советской власти прошёл ещё одну перепись. Называлась она так: «Приполярная перепись 1926-1927 годов Сибирского края, Красноярского округа, Туруханского района».

О том, в каких трудных условиях проходила перепись и как тщательно к ней готовились, говорят архивные материалы. Возглавлял приполярную перепись товарищ Курилович из Красноярска. Регистратором по нашему участку назначен товарищ Канищев.

Вот маршрут, который был определён Канищеву: «Выезжает из Красноярска до Дудинки с первым пароходом. В Дудинку прибывает к началу июля. Оттуда поднимается постепенно  вверх по Енисею на лодке, производя перепись русского населения».

По реке Хантайке  веткой (ветка – лодка) пробирается на озеро Хантайское, где, по сведениям, обитает много (совершенно не учтённых) туземцев.  Такое же путешествие совершает и по реке Курейке. Всю работу проводит с таким расчётом,  чтобы к осеннему ледоставу быть в Туруханске. Зимой ведёт работу от Туруханска до Подкаменной Тунгуски, следуя на лошадях. Летом 1927 года возвращается в Красноярск.

Интересны строки из отчёта регистратора: «Не доходя 21 версту до Курейского рудника,  при проходе порога лодку мою захлестнуло водой, и она затонула с частью вещей (акт прилагаю). Оставшиеся вещи завалил на берегу камнями и отправился  тайгой на рудник».

На этом злоключения Канищева не кончаются. Из Дудинки он пишет:

«Один тунгус, как раз с озера Хантайского, некто  Никуль Ушкан, сейчас находится в Дудинке, откуда едет на озеро, которое они называют Кипа (Хантайка). Вместе с ним я выезжаю в Игарку, откуда и движемся на озеро».

Вслед за первым инструктивным письмом в Дудинку поступает второе, но не застаёт там регистратора.  В нём идёт речь о коренном населении нашего района.  Основным источником этих сведений является  список дебиторов Игарской фактории Госторга, иначе говоря, список тех туземных семей, которые выходят на эту факторию, или имеют с ней торговую связь.  По преимуществу это остяки Баишенской управы и Хантайской орды. Особенно выдающейся личностью среди них является тунгус Хантайской орды некто Генеуль Гаврил Давыдович. Генеуль — богач, ежегодно кредитуется в Игарке в сумме нескольких тысяч рублей и сдаёт большие партии пушнины.

«…Вы должны поставить себе задачей, — говорится в инструктивном письме, — постараться разыскать этого тунгуса. Это будет хорошо тем, что таким  образом будет учтено богатейшее туземное хозяйство нашего участка. Тем более, что местных тунгусов, тайгу и тундру он, конечно, знает лучше, чем кто-либо».

О том, с какими трудностями пришлось столкнуться тогда счётчику, свидетельствуют многие письма».

Такова короткая история переписей населения, которые имели место на территории нашего города до того, как он был основан».

Л.Барановский

Впервые опубликовано в газете «Коммунист Заполярья» 1970

Комментарий В.А. Гапеенко: В последнее время я исполняю роль факира. Не успею опубликовать один понравившийся мне архивный  очерк, как тут же кто-то из игарчан  задаёт новый  каверзный вопрос, развивая поиск. Так получилось и с очерком М.Мелешко «Мы были первыми».  После его опубликования меня спросили, нет ли у меня  более подробных сведений о коренных игарчанах, исконно живших в местности, где был построен наш город.

Отвечаю: есть.  И я извлекаю их имеющихся архивов городской газеты очередной материал на заданную тему.

Не перестаю благодарить краеведов Леопольда Антоновича Барановского и Павла Алексеевича Евдокимова: они уже эту тему в своё время изучали и оставили «свой след» на страницах местных средств массовой информации.

Правда, в этой публикации называется фамилия – Гнездиновы, а в других публикациях  приводится иной вариант – Гнездиловы, что, скорее, ближе к истине.

На фото: потомки Гнездиловых и Шадриных, жившие в современной Игарке:  Александр Изосимович Гнездилов, вице-мэр; Галина Павловна Шадрина, учитель литературы средней школы № 4. Первое фото – из архива семьи Шадриных.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *