Галина Шадрина и история её семьи



Шадрины  в Игарке моего поколения   —  фамилия известная.  Я знала Галину Павловну – учительницу русского языка и литературы в нашей средней школе № 4 (на фото школьной линейки она в центре), её сестру Марию Павловну, их детей. Много слышала о дедушке Галины Павловны – Николае Александровиче, в годы войны руководителе известной в районе рыболовецкой бригады.

Спустя годы  мы увиделись с Галиной Павловной в Красноярске на встрече Туруханского землячества. Перед началом мероприятия устроители презентовали  всем игарским ветеранам фотоальбом  «Туруханский край: от прошлого к будущему», говорили о том, что готовится к изданию книга о людях района, где, безусловно, будет и  раздел  об известных игарчанах.  Сбор материалов был поручен мне. Спустя год, во время очередной встречи Г.П.Шадрина и вручила мне  красную папочку с тетрадкой, фотографиями, стихами о городе, газетными вырезками о своей семье: «Возьми, посмотри на досуге».

Я, конечно, все материалы прочла сразу. Но в силу разных обстоятельств к  работе с ними приступила только недавно.   Внесла в «Антологию» часть неизвестных мне ранее стихов о родном городе, собранных в своё время Галиной Павловной со своими учениками. В основу  же этого очерка положила написанную Галиной Павловной автобиографию. Однако, впоследствии решила дополнить  характеристики героев отдельными эпизодами, пересказанными  другими авторами в газетных публикациях о её семье. Добавила и я имеющиеся у меня архивные материалы.

Историю появления Шадриных на Игарских землях можно найти на моем сайте, прочтя материал «Жило в Игарке две семьи». Леопольд Антонович Барановский часто писал о семье Шадриных в газете. Многие годы он работал  в комбинате бытового обслуживания вместе с сестрой Галины Павловны – Марией, встречался с родителями сестёр. Их рассказы и найденные краеведом архивные данные  легли в основу его публикаций о семье.

Л.А.Барановский: «Просторы Енисейского Севера увидели первых землепроходцев в 1610 году, когда из Туруханского зимовья была направлена группа казаков в низовья Енисея для их исследования и описания. Среди них были Тукуреев, Тарасеев, Салтыков, Шадрин, Машихин, Мальков, Селиванов и другие.

Многие их них, став промысловиками, рыбаками, положили начало своим династиям. Прадед, дед и отец Николая Александровича Шадрина родились на Севере. Они прокладывали охотничьи тропы в тундре, ставили капканы и добывали пушнину. А основным их кормильцем был Енисей: выставляли сети, рыбачили неводами, перемётами, самоловами.

Николай Александрович Шадрин родился в 1870 году в станке Сушково, что в пятидесяти километрах выше Игарки. Тогда там проживало несколько семей. Его отец решил освоить этот богатый и доходный участок. Семья вела натуральное хозяйство, и достаток полностью зависел от рыбацкой и охотничьей удачи, а также от того, как получится реализовать свою добычу купцу, с тем, чтобы запастись на зиму мукой, солью, порохом, утварью, рыбацким и охотничьим снаряжением. В навигационный период только один раз в году приезжал из Енисейска с товарами купец.

Николай Александрович (на фото он – справа) пошёл по стопам своего отца – стал промысловиком. После женитьбы отделился и начал жить своей семьей. Когда сыну Павлу исполнилось девять лет, Шадрины переехали в станок Карасино, который в то время считался более обжитым местом»… (Барановский Л, «На алтарь Победы», «Коммунист Заполярья» 4 июля 1985 года).

Потомок первопроходцев, «Почётный гражданин города» Борис Фёдорович Мельков считал,  что название поселка Карасино произошло  вовсе не от рыбы «карась», которая на Севере не водится, а «от слова «Карась – каменный бык». Озеро Карасино и  берег в том месте весь в стоящих на попа камнях. Названия всех станков – русские, поскольку основаны не местными северными народами, а русскими». («Игарские новости» 04.09.2003).

То, что место для посёлка, или, как тогда говорили, станка, выбрано удачно, косвенно подтвердил и Виктор Петрович Астафьев. В беседе с журналистом, директором краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» Марией Вячеславовной Мишечкиной  по его приезду в Игарку в августе 1999 года, великий русский писатель, чьё детство прошло в окрестностях Игарки, сказал: «Как хорошо стоит Карасино,  я сегодня посмотрел. Удобно, замечательно стояла деревня».

Жена Николая Александровича,  старейшая жительница Карасино Дора  Дмитриевна Шадрина вспоминала о том времени: «Жили мы пять семей на станке в бедноте. Почти весь улов рыбы, ценная пушнина продавались за бесценок купцам Коновалову и  Точановским. В 1929 жители станка объединились в промартель.  За 5 лет население значительно увеличилось.  В 1934 году организовался колхоз.  Открыты школа, почта, изба-читальня, ясли. В 1934 году доход колхозников составил 48600 рублей,  колхозники получили на 1 трудодень по 4 рубля 70 копеек».   (Газета «Коммунист Заполярья» 03.03.1954).

Леопольд Барановский: «Когда был организован первый рыболовецкий кооператив, Шадрин сразу вступил в него…

И возраст, и неграмотность  помещали ему стать во главе колхоза, хотя его настоятельно выдвигали колхозники. Он стал ударником и примером для других. Как один из лучших, опытнейших рыбаков он был делегатом второго хозяйственного совещания работников рыбной промышленности северных рыбозаводов края, которое проходило в Игарке с 3 по 5 февраля 1941 года»…

Г.П.Шадрина: «Родилась я в 1935 году на станке  Карасино Игарского района. Мои родители: Павел Николаевич Шадрин  (1909-1981) и Анастасия Ивановна Шадрина (1912-1999) были рыбаками и охотниками. Вся их жизнь была связана с Енисеем, где из поколения в поколение жили их родители, деды и прадеды.

В 1937 году родители переехали в Игарку в поисках лучшей жизни. Оба они были  малограмотными, как и большинство крестьян того времени.

На фото:  Семья Шадриных:  Павел Николаевич (справа нижний ряд), его мать  —  Дора Дмитриевна с дочерью Екатерины Леной; Шадрина Анастасия Ивановна (Тарасеева) – его жена;  Бармин Эдуард Николаевич – зять, муж Галины;  верхний ряд: Бармина (Шадрина) Галина Павловна (справа) с дочкой Мариной; Коваленко Николай Александрович – зять, муж младшей дочери Екатерины; Коваленко (Шадрина) Екатерина Павловна, дочь.  Почему-то нет старшей дочери с семьёй Марии Павловны Шадриной (Барышевой).

В Игарке жил с семьей отец моей мамы Иван Михайлович Тарасеев (1889-1970). Он родился в Курейке Игарского района. Как зажиточного крестьянина, который вставал ни свет, ни заря и рыбачил со своими детьми до заката солнца, раскулачили в годы коллективизации и выслали в Игарку. Их было три брата: мой дед Иван Михайлович Тарасеев, Егор Михайлович Тарасеев и Александр Михайлович Тарасеев (младший из братьев). Последний остался в Курейке, работая в музее Сталина,  и самого его знал хорошо. По рассказам моей матери все три брата с жёнами, родителями и детьми жили в одной избе, сделанной своими руками, а было их шестнадцать человек.

С первых дней Великой Отечественной  войны  отец ушёл на фронт, воевал под Сталинградом, был ранен, вернулся домой,  работал вначале бригадиром, а потом председателем  колхоза «Будёновец» станка Карасино.

В годы войны в Игарке маме было трудно прокормить нас с сестрой (сестра Мария родилась в 1933 году), поэтому дед  Н.А.Шадрин нас увёз в Карасино, где он, несмотря на свой преклонный возраст (более 70 лет),  возглавлял рыболовецкую бригаду».

А.Немировский: «Николай Александрович Шадрин – старый рыбак, был бригадиром в артели, работал не покладая рук. Он говорил: «На фронте мой сын бьёт фашистскую нечисть, а я здесь помогаю ему. И помогаю изо всех сил». Он был лучшим стахановцем. Газета «Большевик Заполярья» не раз писала о трудовых успехах старого рыбака». (Немировский А, «Взнос семьи Шадриных», «Коммунист Заполярья» 8 мая 1977 года)

Приведём и мы несколько сообщений из газеты «Большевик Заполярья» военного времени.

«Рыбаки колхоза «Будёновец» — Шадрин Николай Александрович и Тукуреев Алексей Иванович – к 28 июля 1942 года выполнили годовой план».

А вот выдержка из газеты от 1 июля 1943 года: «Лучшие результаты имеет бригада, руководимая Н.А.Шадриным.  На озере Сухое этот коллектив выловил 40 центнеров рыбы сверх плана».

И вновь продолжает рассказ о военных годах семьи Шадриных  А.Немировский: «Вместе с Н.А.Шадриным работал и его сноха – мать Марии и Галины — Анастасия. Женщине была непривычна тяжёлая работа. Она долго привыкала к ней. Но ни разу от неё не слышали жалоб. Днём и ночью, в любую погоду выходили на лов колхозники.  Путина выматывала людей настолько, что как только добирались до кровати, сразу же «проваливались» в сон. А путина в то время длилась у рыбаков почти круглый год».

Газета «Большевик Заполярья»  июль 1942: «Знатный рыбак Н.А. Шадрин с бригадой в 30 человек выставил 330 сетей. Невестка бригадира (жена ушедшего на фронт сына Павла)  проверила 9 сетей, в них оказалось: 25 муксунов, 19 омулей, 2 тайменя, 2 нельмы. Общий вес 200 килограммов».

 А.Немировский: «Бабушка Дора Дмитриевна Шадрина, которой шёл уже шестой десяток, в то время и вела домашнее хозяйство, и воспитывала внуков, и успевала работать в огородной бригаде колхоза».  

Галина Шадрина: «1942 год. Марии, моей старшей сестре, 9 лет, мне 7. Мы с бабушкой Дорой живём в Карасино, отец на фронте под Сталинградом. Дедушка с мамой редко бывают дома. Зимой рыбачат на озёрах, летом на Висках. Лозунг того времени: «Всё для фронта, всё для Победы!»

То, что случилось с мамой и дедом в ту весну, хорошо описал Леопольд Барановский, назвав рассказ «Сутки на льдине» («Коммунист Заполярья» 2 июня 1981 года).  Тогда бригада Шадрина должна была выехать на шести лодках на путину первыми, пересечь Енисей и занять участок от Виски до Карасихи. Бригадир с невесткой были в замыкающей лодке. Недалеко от Полойского поворота сплошная масса чёрного льда преградила им путь.

Вспоминает Галина Шадрина: «Хорошо помню, как уносило затёртую ледоходом лодку с мамой и дедушкой. Мы с сестрой бежали вниз по течению Енисея, плакали. Но и нам дорогу преградила разлившаяся в половодье речка. Мама потом рассказывала, как ей было страшно, когда громадные льдины с треском и грохотом крошили всё вокруг.

Когда их проносило мимо Старой Игарки,  люди видели их, даже стреляли из ружья, но помочь ничем не могли. Вертолётов ещё не было. Между Носовой и Плахино льдину с людьми затянуло в улово, это их и спасло. Лодки уже не было, её раздавило льдом, перед этим  рыбаки успели перебраться на ледяную площадку. Их льдину прибило к берегу. Выбравшись на землю, долго лежали, не веря, что самое страшное уже позади. Потом пошли по берегу Енисея в обратном направлении. Когда их проносило на льдине, они заметили на берегу избушку и трёх рыбаков. Те их обогрели, накормили жаренным на железной печке овсом, напоили горячим чаем. Самим рыбакам было нечего есть: продукты закончились, рыба не ловилась. Дед сказал: «Отоспимся, поедем ставить сети». Проспали почти сутки. Енисей за это время очистился ото льда.

Видимо, дед был большой мастер своего дела, про него говорили: «Фартовый!» А я думаю, что он умел правильно поставить сети, знал тонкости рыбалки. Отдохнув, вместе с рыбаками дед расставил сети. Когда поехали их проверять, улов занял половину лодки. Радости и удивлению рыбаков не было конца.

Для нас прошло несколько томительных и страшных дней, пока не пришла в Карасино из Игарки радиограмма: «Шадрины живы. Едут на катере домой».

В Карасино я окончила начальную школу, в которой было всего четыре класса. Учительница одновременно вела уроки в 1,2,3 и 4 классах. Мы сидели группами по рядочкам. Она переходила от одних учеников к другим, давала нам разные задания.  Современным ученикам трудно представить, но мы, дети войны,  писали на грубой обёрточной бумаге ручками и перьями, обмакивая их в чернила. Утром уроки начинались при свете керосиновых ламп».

Леопольд Барановский: «Николай Александрович Шадрин никогда не считался с личным временем, не искал личной выгоды. Общественное для него всегда было на первом месте. В военные годы он постоянно делал личные взносы в фонд Обороны: подписался на Государственный Заём, участвовал в сборе вещей  для Красной Армии, перечислил деньги на строительство танковой бригады и самолётной эскадрильи. 5 августа 1944 года Николай Александрович  внёс в фонд Обороны 25 тысяч рублей и по этому поводу направил телеграмму Сталину».

В ответ ему  из Москвы пришла высшая правительственная телеграмма: «Примите мой братский привет и благодарность Красной Армии,  Николай Александрович, за вашу заботу о Красной Армии. И.Сталин»

Леопольд Барановский: «Таким был Николай Александрович Шадрин. Его взнос был крупным вкладом в фонд Обороны страны. Для сравнения следует отметить, что он равен примерно пятилетнему заработку рыбака того времени».

«После тяжёлого ранения, полученного под Сталинградом,   пришёл с фронта сын рыбака Шадрина – Павел Николаевич. В Красноярске ему объявили, что пассажирских перевозок до Игарки нет. И Павел Николаевич с товарищами принял решение идти до Игарки пешком – полторы тысячи километров. «За плечами – плоский рюкзачок со скудным военным пайком на несколько дней, писал впоследствии Леопольд Барановский об этом событии,  — и карточки на хлеб. Через полтора месяца дошли до Карасинских песков, как раз в тот день, когда его жена проверяла на Енисее выставленные сети. Какой это была встреча, мы с вами не можем и представить». (Барановский Л.А.,  «Отечественная война и послевоенный период, «Новости Игарки», 1994)

А.Немировский: «И недели не отдыхал фронтовик – сразу же взвалил на свои плечи бригадирские обязанности. Уже к концу года его бригада на равных соревновалась с бригадой старшего Шадрина. Десятки центнеров сверхплановой  рыбы выловила семья Шадриных за годы войны. За стахановский труд все Шадрины были удостоены правительственных наград. А Николаю Александровичу лично Михаил Иванович Калинин в Кремле вручил трудовой орден».

Леопольд Барановский: «До последних своих дней Шадрин продолжал трудиться «на голубой ниве» колхоза. Двух дней не дожил он до Победы. Его не стало 7 мая 1945 года. Но осталась добрая память о нём».

Галина Шадрина: «Для продолжения обучения меня родители отправили в Игарку, где я жила у деда Тарасеева. А мои одноклассники уезжали в интернат, или детдом. Многие оставались в деревне, не получив больше никакого образования.

В Игарке я окончила школу № 1. Она находилась на улице Шмидта, позже сгорела.

В 1951 году я поступила в Игарское педучилище народов Севера. К тому времени родители переехали в Игарку.  Жили мы в старой части города. Послевоенное время было голодным и холодным. На занятия приходилось ходить из старого города в новый пешком, а это около трёх километров. Автобусов тогда ещё не было  в Игарке, а когда появился первый, мы его называли «коробочка», так как его кузов был сколочен из фанеры в виде коробочки. Нужны были деньги на билет. Рубль, который мне давали родители, я берегла на булочку, или пирожок.

Зимой в Игарке морозы часто за 30-40 градусов, а то и больше. Идёшь зимой по деревянной дороге, навстречу гонят колонну заключённых под конвоем на работу в ЛПК из Северного городка. В те годы в Игарке был большой лагерь,  где отбывали свой срок  так называемые  «враги народа».  Возвращаешься с занятий часов в 16, их гонят обратно. Бедные люди в валенках, ватных штанах и фуфайках, промёрзшие до мозга костей, так как с утра работали на улице. Лиц не видно, так как куржаком от дыхания покрыты чёрные ватные шапки.

Мне легче, я в тепле просидела все эти часы на занятиях в педучилище.  Педучилище называлось народов Севера, там кроме русских студентов учились долгане, ненцы, нганасане, эвенки. Нас готовили для работы в Эвенкии или на Таймыре, потому мы все четыре года учили эвенкийский язык. Преподавала его замечательная женщина  Ирина Ивановна Оширова.  Директором училища был Александр Матвеевич  Ляпустин – фронтовик, учитель биологии.  С ним мы высадили вокруг училища деревья, построили теплицу, где выращивали огурцы, редис, зелень, цветы. Каждую осень нас отправляли на уборку картофеля в Полой».

В заветной папочке, переданной мне Галиной Павловной, есть очерк Д.Маринюка «Дочь Эвенкии» из газеты «Коммунист Заполярья» за 6 января 1975 года о преподавательнице педагогического училища Ирине Ивановне Ошировой. Я тоже была с ней знакома, солидарна с Галиной Павловной и корреспондентом газеты, считаю, что  следует рассказать современному поколению об этом замечательном педагоге.

Д.Маринюк: «С восхищением смотрю я на эту женщину. Чуть-чуть забрезжит рассвет, порой ещё только-только поднимается холодный утренний туман, а она уже вдалеке от города мягко скользит на лыжах. Весёлая, жизнерадостная. Колючие ветры и метели не помеха ей… Приходила она побродить по крутым берегам Гравийки…Чаще всего приходила не одна, а со своими воспитанницами – учащимися педагогического училища народов Севера… Девчата со смоляными косами молча слушали рассказы своей учительницы. А рассказать ей есть о чём…

Славный путь прошла Ирина Ивановна Оширова – дочь Эвенкии. Школьные годы, учёба в Ленинградском институте имени Герцена. И вот Ирина Ивановна в нашем городе. Её с любовью можно назвать сейчас  — игарчанка. Уже многие годы трудится женщина-педагог в Игарском педагогическом училище народов Севера. Отдаёт свой богатый опыт, знания, любовь своим воспитанникам. Отдаёт без остатка.

Ирина Ивановна Оширова помимо преподавательской работы ведёт в городе большую общественную деятельность»… Многие годы она избиралась депутатом городского Совета.

Но вернемся вновь к биографии нашей главной героини – Галины Шадриной: «В 1955 году по распределению. Я получила направление на Таймыр. Мы приехали с подругой в Дудинку, пришли в ОкрОНО, где нам сказали, что будем работать в Волочанке Авамского района, а пока определили нас в гостиницу в ожидании самолёта к месту работы. Пришлось нам ждать двадцать дней, пока обмелеет речка Хета и появится коса, на которую сможет приземлиться самолёт. Все эти дни мы вынуждены были пилить дрова для столовой, чтобы заплатить за проживание в гостинице.

С 1955 по 1958 годы я работала в средней школе старшей пионерской вожатой, потом в райкоме комсомола. Это было очень интересное время, частые командировки в тундру, Дудинку, Норильск, на курсы в Красноярск и даже три месяца учёбы в Москве в Центральной комсомольской школе.  Кто там только тогда не учился! Представители всех союзных республик, немцы, венгры, румыны, вьетнамцы, китайцы и так далее. Кроме лекций почти ежедневно были вечера отдыха, экскурсии, встречи с интересными людьми».

В 1971 году в газете «Коммунист Заполярья» корреспондент  Галина Чернецкая рассказала о своих  встречах  на Таймыре с комсомольской активисткой Галиной Шадриной: «Сто восемьдесят километров мчится по тундре лёгкая санка. Это едет инструктор по школьным делам райкома комсомола Галина Шадрина. Едет, чтобы вернуть в школу-интернат увезённую родителями в тундру девочку. Мороз крепчает. Стынут руки, ноги, а дороге не видно конца. К исходу клонился второй день пути, когда санка достигла цели… Неделю жила  Галина в чуме Чунангар: занималась с Надей, читала привезённые газеты, рассказывала о Москве, где четыре месяца училась в центральной комсомольской школе. Послушать инструктора приходили нганасане из других чумов. Галина говорила о «высоких каменных чумах» в Москве, о школах, где учатся дети самых различных национальностей.  Она знала, что на станке кроме Нади есть ещё пятеро ребятишек школьного возраста, но как убедить родителей отдать их учиться? Неожиданно помогла сама Надя, собрала всех ребят, усадила их на оленью шкуру, достала потрёпанную книжицу и стала читать. Книга заинтересовала не только  маленьких детей, но и взрослых нганасан:

— Какой такой сила имеешь, что крючки в слова делаешь? – восхищались они… Со станка Галина уезжала не одна, за её спиной примостились шестеро ребятишек. Километры трудного пути на этот раз не казались такими стылыми, и сполохи Северного сияния, как победный салют, освещали им путь… Сколько этих дорог осталось за плечами Галины Шадриной на Таймыре – не сосчитать».

Но была и гордость за выросших, получивших образование и специальность её подопечных.

— Бывает,  взгрустнётся, —  говорила она уже в Игарке Галине Чернецкой, и тогда я мысленно возвращаюсь в те таймырские дали,  и хочется крикнуть: «Позови меня вновь, Таймыр!»

shad_7

Галина Шадрина: «В 1959 году я вернулась в Игарку, начала работать  в средней школе № 4 пионерской вожатой, организатором внеклассной работы, учителем русского языка и литературы.  Заочно окончила  Красноярский пединститут.

Мне посчастливилось работать с замечательными  педагогами, такими как Александр Андреянович  Иванов,  Юлия Гавриловна Кучерявенко,  Леонид Харлампиевич Беспрозванных, Полина Лазаревна Солдатова, Лидия Фёдоровна Батурина, Валерия Ивановна Масловская, Надежда Ефимовна Кирилина,  Мария Петровна Авдеева, Нина Ивановна Шаронова, Галина Алексеевна Полищук, Галина Александровна Морозова,   Таисья Ивановна Анохина, Людмила Ивановна Панюкова и многими другими.  Все мы занимались одним общим делом, учили понимать науку, любить свой народ, природу, свой родной город. Мы любили своих учеников. Думаю, что вспоминают нас добрым словом. Некоторые из  бывших выпускников звонят, пишут, приезжают в гости. Мой педагогический стаж сорок лет, большая часть жизни связана со школой № 4».

Добрым словом вспоминали в городской газете и саму Галину Павловну, ставшую в замужестве Барминой, и её коллег Марию Петровну Авдееву и Валерию Ивановну Масловскую.

Удивительная штука – жизнь. Я и сама  по образованию педагог – учитель английского и немецкого языков, и возраст мой уже далеко не школьный – на днях «стукнуло» шестьдесят пять, а вот восхищение и благоговение перед учителями сохраняется во мне до сих пор.

Со всеми педагогами, что упоминала выше Галина Павловна, я знакома: кто-то учил меня, кто-то моих сестру и брата, с кем-то я начинала вместе педагогическую деятельность.  Солидарна со сказанным Галиной Павловной —  в четвёртой школе были лучшие педагоги. Приведу отрывок из небольшого очерка «Коллеги» в газете «Коммунист Заполярья» от 2 октября 1982 года:

«Многие бывшие выпускники школы № 4 с благодарностью вспоминают о своих учителях Г.П.Барминой, В.И.Масловской и М.П.Авдеевой… Все трое начинали путь к педагогическому совершенству в стенах педучилищ. Старше всех по стажу из подруг Мария Петровна. После педучилища она окончила учительский институт, а потом заочно педагогический. Мария Петровна – одна из опытнейших учителей города. Любовь и понимание своих учеников, желание воспитать в них интерес к математике, навсегда останутся в памяти её бывших воспитанников».

А я всегда вспоминаю её неизменную улыбку с хитрецой, будто волшебник помогает отроку распутать  сложнейшую математическую  теорему, и русские поговорки и прибаутки, сыплющиеся из её уст, как из рога изобилия. Впрочем, доброжелательная улыбка, открытость по отношению к обучаемому  — характерный стиль поведения и педагога Галина  Павловны Барминой.

«Валерия Ивановна и Галина Павловна – коллеги не только по профессии, но и по предмету, который они преподают: русский язык и литературу. Широкий кругозор, отличное знание предмета и методики его преподавания делают их не только уважаемыми людьми в коллективе, но и советчиками по многим и житейским, и методическим вопросам среди коллег и учеников в городе.

Оптимизм, отзывчивость, желание и умение прийти в нужную минуту на помощь другому человеку – это суть их характеров».

На  фото: Педагогический коллектив и учащиеся школы № 4, 1971 год, «Последний звонок». 1 ряд  первая слева Галина Павловна Шадрина;  3 ряд первый слева Барышев Валерий, её племянник.

А вот и ещё одна небольшая газетная заметка, опубликованная под рубрикой «Из редакционной почты» и названная «Наша учительница».  Коллективные авторы письма в редакцию «Коммуниста Заполярья» —  учащиеся 8 «а» класса школы № 4 1985-1986 учебного года.

«На протяжении многих лет в нашей школе работает учительница русского языка и литературы Галина Павловна Бармина.  Добрая, но требовательная на уроках, она всегда остаётся отзывчивым, внимательным человеком, хорошим организатором… Галина Павловна Бармина — наш классный руководитель. Тридцать ребят у неё в классе, тридцать разных характеров, и к каждому она умеет найти нужный подход. Мы учимся у неё любить такой трудный, но интересный родной русский язык. Хочется пожелать Г.П.Барминой всегда оставаться такой – доброй и внимательной к каждому своему ученику».

Галина Бармина (Шадрина): «После выхода на пенсию в 1995 году я уехала по программе переселения «Север-Юг» в город Сосенский Калужской области, но не осталась там, переехала в родной мне город Красноярск. Сейчас живу в семье дочери Марины Поповой. Она с мужем восемь лет  работала в Монголии главным бухгалтером, поручив мне воспитание своих детей  Дмитрия и Ирины. Внук стал юристом, окончил Красноярский государственный университет. Внучка работает и учится в институте туризма. Летом работаю на даче, зимой готовлю завтраки, обеды, ужины. Живём дружно».

В этих словах ни тени обиды на судьбу, которая в житейском плане  поступила  с обеими сёстрами жестоко. Коварный Енисей, как это он делает практически каждую навигацию, забрал и жизни мужей обеих. Красавец, любимый муж Эдуард,  толком не оправившийся после тяжёлой болезни и операции, не смог доплыть до берега из перевернувшейся лодки. На руках ещё молодой женщины осталась дочь, которой она сумела дать  достойное воспитание и образование.  Безропотно в течение многих лет она воспитывала своих внуков, понимая, что в жизни сложно прожить без средств, а педагоги всегда были мало оплачиваемыми людьми и больших капиталов на «чёрный день» никто из них не скопил.

Трагично сложилась и семейная жизнь старшей сестры.  Муж Марии —  Борис Петрович Барышев — приехал молодым специалистом в Игарку из города Алма-Ата,  был инженером узла связи,  одним из первых монтировал в нашем городе телевизионный центр. Он утонул во время шторма на Енисее в 1972 году, оставив вдовой жену и двоих сыновей школьников.

Галина Шадрина: «Жизнь разбросала родных мне людей по разным городам. Старшая сестра Мария Павловна Барышева с сыном Александром живут в Самаре, младшая Екатерина Павловна Коваленко с детьми и внуками — в Белгороде.  Родственники моего мужа Бармина Эдуарда Николаевича живут в Новокузнецке, Подмосковье и Минусинске. В Игарке остался старший сын моей сестры Валерий Борисович Барышев. У него две дочери Наталья и Ольга, пятеро внуков».

Л.А.Барановский: «Оформление документов  на пенсию Марии Павловне Барышевой не представляло никаких затруднений в подсчёте стажа работы. В трудовой книжке в графе «Сведения о работе» — единственная запись: «1949 год, март, 22 числа – Принята ученицей в верхне-дамский цех». Потом идут записи, свидетельствующие о росте мастерства Марии Павловны. К моменту выхода на пенсию у неё один из самых высоких разрядов. За проработанные тридцать четыре года в комбинате бытового обслуживания населения накоплен громадный опыт работы… Мария Павловна часто вспоминает себя, как она пятнадцатилетней девочкой пришла в цех. Послевоенные годы были не из лёгких: нужно было приобретать специальность, вносить свой вклад в скромный семейный бюджет… Родителями были заложены основы характера Марии Павловны: она немногословна, настойчива, с высоким чувством ответственности… После окончания срока обучения в ателье она стала мастером четвёртого разряда.  Немногим в то время удавалось сразу, после учёбы, получить столь высокий разряд. Это далось нелегко и Марии Павловне, тем более, что образование у неё было невысоким.

Но общее признание в коллективе, как серьёзного, трудолюбивого человека, пришло быстро. В день 7 ноября 1950  года ей объявляется  первая благодарность за хорошую работу, всего их было двадцать пять и юбилейная медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина»…

Были у Барышевой и очень трудные моменты в жизни, потеря самого близкого человека, но она не опустила руки…» (Барановский Л.А. «Золотой юбилей»,  газета «Коммунист Заполярья», 1983 год)

На фото: приезд в Красноярск в 2013 году  родственников на юбилей Галины Павловны Шадриной: Нижний ряд слева направо — Тамара Ивановна (жена Валерия Барышева) с внуком Григорием Шекиным, Галина Павловна Бармина с правнучной Лилей Поповой, Мария Павловна Барышева, Валерий Борисович Барышев.
Верхний ряд — Светлана Попова (жена Дмитрия Попова, сына Марины Эдуардовны Поповой), Юрий Владимирович Попов (муж), Попова Марина Эдуардовна, Наталья Шекина (дочь Валерия) с сыном Павлом, Марина (дочь Натальи Шекиной), Евгений Шекин (муж Натальи).

Молодое поколение потомков  Шадриных, к сожалению, не сохранило родовую фамилию.  Но традициям, характеру,  отношением к обществу, высокому чувству патриотизма и долга перед Родиной у них могут поучиться другие семьи.

Марина Эдуардовна Попова, несмотря на пенсионный возраст,  продолжает трудиться.  Она экономист.  У неё двое детей и трое внуков – сыновей, продолжателей рода Поповых.

На фото: свадьба внучки Г.П.Шадриной — Ирины Поповой.  Она с братом Дмитрием.

Старший в этом поколении Валерий Борисович  Барышев – человек в Игарке известный, он заведует вертолётной площадкой, в любую погоду на посту,  первым встречает воздушные суда и провожает их в рейс. Немногие знают, и я это недавно открыла для себя, что Валерий – интересный, самобытный поэт, песенник, исполнитель. Искренне надеюсь познакомить с его творчеством читателей моего блога.

Дочь Валерия — Наталья Шекина — возглавляет в Игарке отдел записи актов гражданского состояния. У неё трое детей.

Младший брат Валерия – Александр, равняясь на одного из любимых преподавателей физкультуры школы № 4 Иванова Александра Андреяновича, стал тренером по баскетболу.  В прессе о нём писали: «Ему большей частью приходится работать с молодыми баскетболистами. Многие из них, благодаря терпеливости, тренерскому чутью и педагогическому таланту Александра Борисовича выросли из подающих надежды мальчишек до игроков основного состава команды высшей лиги. Его сын Владимир Барышев (они оба на снимке) живет и работает в Москве. Во время проведения Олимпиады в Сочи возглавил подготовку волонтеров».

Галина Шадрина: «Видимо, по зову предков, каждую весну он прилетает к старшему брату Валерию в Игарку на охоту и рыбалку.

Младшая дочь Шадриных — Екатерина Павловна Коваленко — знакома игарчанам как страховой агент. Её муж  Николай Александрович Коваленко служил на пограничной заставе, расположенной в новой части города, в звании прапорщика. Работа была связана с контролем и отгрузкой пиломатериалов ЛПК за границу. Теперь этого в городе нет.

 На фото: Екатерина Павловна Коваленко с дочерьми Еленой и Светланой (слева направо)

Старшая дочь Коваленко — Елена Николаевна Грибанова — педагог по образованию, куклодел. Младшая Светлана Николаевна Гончарова — менеджер по медицинскому оборудованию. Их дети Юлия, Яна, Есения и Леонид живут в одном городе с бабушкой Екатериной.

Все внуки Шадриных получили высшее образование, определились в жизни.

Подрастает новое поколение. Кем они станут? Покажет время. Верится, что станут достойными гражданами своей страны.

Игарка – наша малая Родина. Здесь жили наши предки, здесь прошло наше детство, молодость, трудовая деятельность. Город останется в нашем сердце до последних дней жизни».



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *