Жила в Игарке семья Шмелевых



Давно уже нет в Игарке военкомата, что располагался на улице Куйбышева в доме 12 — одноэтажном строении напротив главного универмага в новой части города. В начале шестидесятых после уроков в базовой школе детьми мы любили часами глазеть на товары в витринах магазина, а то и посидеть под первым весенним солнышком на широком крыльце с бортиками по бокам, очень удобными не только для посиделок, но и для игры в классики.

Жила в Игарке семья Шмелевых

Жила в Игарке семья Шмелевых

Невольно становились свидетелями работы призывной комиссии. Явившиеся по повестке сюда новобранцы заходили в магазин купить какую-либо бытовую мелочь. Видимо также было и войну, только настроение не было солнечным и радостным. Пятачок между военкоматом и универмагом служил местом прощания жен и невест, матерей со своими родными, уходящими на фронт, в неизвестность.

В нескольких шагах от военкомата в доме четвертом по той же улице Куйбышева и в квартире с номером, как и у дома, четвертым жила до войны семья Шмелевых – глава семейства Василий Петрович, его супруга Ефросинья Михайловна и двое сыновей – Алексей и Дмитрий. Алексей был женат, Дмитрий холост.

У меня, к сожалению, нет данных, кого первыми проводили на фронт – отца, либо старшего сына Алексея. Василий Петрович Шмелев на начало войны разменял уже пятый десяток, но от воинской обязанности не отлынивал, честно воевал. Да и судьба его миловала, вернулся с фронта живым. Алексея призвали в 1942.

С началом речной навигации начинали формироваться отряды отправляющихся из Игарки на фронт призывников. В Туруханске военкомат открылся только 4 июля 1944 года. До этого времени все новобранцы приезжали вначале в Игарку, а потому уже отсюда следовали к месту боев. Северян, охотников — профессионалов и любителей, записывали в специализированную лыжную бригаду. Не удивительно, что пройдя обучение, получив звание младшего сержанта и должность командира отделения, попал в 19-ую отдельную лыжную бригаду и Алексей Шмелев.

15 февраля 1943 года «лыжники» прибыли на Северо-Западный фронт. Командование 27 армии готовилось к освобождению города Старая Русса. На так называемом Ильменском направлении предполагался захват южного берега озера Ильмень и под прикрытием с запада наступление на юго-восток. В метельную ночь на 23 февраля 1943 года бойцы на лыжах с полной выкладкой совершали марш-бросок по льду озера Ильмень.

Противник хорошо был подготовлен к обороне. Все занятые им деревни Ужин, Заднее Поле, Отвидно и другие представляли собой опорные укрепления с целым рядом дзотов и хорошими наблюдательными пунктами. Из деревни Взвад южное побережье озера Ильмень освещалось прожекторами. Для нашей пехоты и артиллерии на всем пути следования до района боевых действий укрытий не было.

Лыжникам предстояло пройти немалый путь, более тридцати километров, по чистому льду. Двигались со скоростью три – четыре километра в час. После непродолжительного отдыха по-батальонно вновь вышли в поход. Белые масхалаты и темнота надежно укрывали их. Но неожиданно разыгралась метель. Бросок, и на окраине деревни завязался бой.

Ошеломленные внезапностью нападения противника, немцы отступили. Однако подтянули себе свежие силы, численно превосходящие советские. Как рассказывали потом выжившие в этом аду, при поддержке авиации в бой вступили артиллерия и минометы. В течение всего дня в воздухе постоянно находились от 25 до 32 гитлеровских бомбардировщиков.

Некоторые наши подразделения, до рассвета не успели дойти и укрепиться на южном берегу озера. Гитлеровцы обрушили на них шквальный пулеметно-минометный огонь, который не прекращался в течение всего дня. Нащим же солдатам негде было укрыться. При таком положении немцам удалось вновь занять освобожденные деревни, оттеснить советских воинов к озеру. Потери оказались огромными. 19-я отдельная лыжная бригада лишилась трети своего личного состава, около тысячи человек.

В этом бою на берегу озера Ильмень севернее деревни Ретле Старорусского района Новгородской области смертью храбрых погиб и наш земляк Алексей Шмелев. Так говорится в официальных документах о смерти отважного северянина.

Утром 26 февраля Взвад был взят. Было уничтожено около двухсот и захвачено в плен 38 солдат и офицеров противника.

А в Заполярной Игарке вместе с матерью оплакивала смерть воина и его молодая жена, ставшая отныне вдовой.

Младший сын Шмелевых Дмитрий на войну ушел в 1944. Казалось бы, ход военных действий изменился. У советских полководцев появился опыт, позвляющий планировать стратегические операции с численным перевесом, а значит, избегать огромных человеческих жертв. На вооружении появились более мощные виды оружия. Но согласитесь, никакие оправдания не смогут утешить мать, потерявшую на войне своего первенца… Ефросинье же Шмелевой, пришлось в Игарском военкомате получить и второе извещение о гибели своего ребенка. Учитывая, как не быстро доставлялась на Север почта, случилось это, по-видимому, уже в отпраздновавшем долгожданную Победу городе.

В звании старшины Дмитрий служил командиром танкового орудия ИС-22. ИС – это «Иосиф Сталин» — семейство советских тяжёлых танков. Их выпуск был начат в 1943 году. К 1945 году на вооружении у Советской армии было 3475 машин. Наличие тяжелых танков оказало заметное влияние на ход боевых действий, особенно при штурме хорошо укрепленных городов.

В конце апреля 67 отдельная гвардейская танковая бригада, в срставе которой и воевал Дмитрий Шмелев, вела ожесточенные бои уже в Берлине.

26 апреля 1945 бригада вышла на столичные улицы — Маркус штрассе и Марсиниус штрассе. Как отмечено в официальном описании боевого пути бригады, противник оборудовал каждый дом, особенно нижние и подвальные этажи, для стрельбы фаустгранатами по танкам. Зафиксированы случаи использования гражданского населения для ведения огня по танкам такими же фаустгранатами. Немецкая авиация бомбила наши части. Сильный огонь немецких танков шел со стороны кладбища.

Днем ранее уже отмечалось, что танковые экипажи валятся от усталости с ног. 27 апреля бригада подошла с боями к Александр штрассе. Немцы использовали свои танки для стрельбы вдоль улиц. У нас в наличии осталось 20 танков.

28 и 29 апреля непрерывные бои шли на Александр плац, у почтамта и здания Управления полиции. Наши танки продвинулись вперед лишь на 50 — 200 метров. Три танка были подбиты, осталось 17.

30 апреля русские танкисты продолжали бои на перекрестке улиц Фридрих штрассе и Розен штрассе. Со стороны немцев сражалось до 10 батальонов Фолькштурма и полиции. К 17 часам наши танки подошли к реке Шпрее, была взята ратуша и 14 кварталов. Вечером взяли железнодорожную станцию Берзее, почтамт и здание Управления полиции. До Рейхстага оставалось 1500 метров. А в нашей бригаде — 14 танков.

1 мая 1945 вышел приказ Верховного главнокомандующего И.В.Сталина, в нем отмечалось, что «крушение гитлеровской Германии — дело самого ближайшего будущего. Смертельно раненый фашистский зверь находится при последнем издыхании». В ознаменование праздника приказывалось произвести в столицах союзных республик и городах-героях салют двадцатью артиллерийскими залпами. Дмитрий Шмелев этого уже не услышал. 1 мая 1945 он сгорел в своем танке на одной из улиц Берлина.

У Дмитрия Шмелева в документе о смерти не указано место его захоронения, его, видимо, и нет. Возможно, не был похоронен должным образом и его брат Алексей, очевидцы тех боев утверждали, что многие солдаты ушли под лед Ильмень-озера.

Но имена братьев Шмелевых Алексея Васильевича и Дмитрия Васильевича есть на обоих городских мемориалах их родного города. А благодаря доступу к архивным документам удалось восстановить и их самоотверженный подвиг во имя спасения мира от коричневой фашистской чумы.

Опубликовано также в газете Игарские новости 5 февраля 2011 года № 8.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *