Он родился в зеленом краю



Юлиан Магаляс – уроженец Молдавии. «Я родился в зеленом краю, — писал он в одном из своих стихотворений, — далеко – далеко отсюда». И хотя на его Родине «не знали о белых метелях», которые впоследствии он так красочно воспел, для меня – он земляк, игарчанин, преподаватель Игарского педагогического училища народов Севера.

Он родился в зеленом краю

Существовало такое учебное заведение в Заполярной Игарке с начала 30-х городов, вплоть до диких перестроечных 90-х, когда все стало невыгодным и затратным… Учились в нем эвенки, ненцы, энцы, нганасане, долгане из ближайших к городу оленеводческих стойбищ. Добирались по тундре до училища на оленьих упряжках, жили в общежитии и ходили на занятие в одно из красивейших в городе зданий. Впрочем, некоторые проделывали путь и подольше, надеясь получить так необходимые им знания и навыки цивилизованной жизни.

Будущим педагогам начальных классов русский язык и литературу преподавал южанин Юлиан Георгиевич Магаляс, жгучий брюнет, в очках с тонкой оправой, кареглазый, с правильными очертаниями лица. Интеллигент. Чем-то он был похож на молодого Василия Ливанова из популярного тогда кинофильма «Коллеги». Все девчонки, да и дамы постарше были тайно влюблены в него и страдали. Учитель был женат, и его избранница работала здесь же в училище педагогом.

Не знаю, читал ли своим студенткам Юлиан Георгиевич стихи на занятиях, но прочесть их мог каждый – они публиковались в местной газете «Коммунист Заполярья». В средине 60-х годов при редакции существовал кружок поэзии и прозы, его также называли литературным объединением «Икар». Собирались его участники дважды в месяц, приносили свои произведения, читали, обсуждали, и лучшие потом рекомендовали для публикации на «Литературной странице» в газете.

В объединение входили, кроме Ю.Г.Магаляса, местные поэты и прозаики: заведующая библиотекой Тамара Никитична Богаченко, учитель русского языка и литературы средней школы № 9 Валентина Романовна Толстова, работница лесокомбината Вера Прохорова, связист Владимир Александрович Павлов, литературный сотрудник редакции газеты Галина Забелкина, игарчане А.Суровцева, Н.Опенченко, В.Елисеев и другие.

Игарка – творческий город, и был таковым на всем протяжении своей истории. Кроме известного всему миру В.П.Астафьева, можно назвать работавших в городе пусть и непродолжительное время поэтов Игнатия Рождественского и Казимира Лисовского, прозаика Бориса Водопьянова – лоцмана Игарской гидрографической базы.

К новому литературному кружку потянулись и те, кто только пытался рифмовать и пробовать себя в прозе, приобретая при этом опыт, да и популярность: звукооператор студии телевидения Владимир Роц, крановщица «Игарстроя» Н.Рябова, Владимир Шатого, Т.Коробейников. Признанным авторитетом и лидером в объединении стала завуч педучилища Валентина Александровна Наумова, тоже филолог.

Недавно в зале ретропериодики в одном из номеров газеты «Коммунист Заполярья» обнаружила фото. На нем первый слева Юлиан Магаляс, в центре третья Валентина Наумова на заседании литературного объединения.

Но и стихи Ю.Г.Магаляса были на порядок выше произведений многих его членов, отличаясь лиричностью, глубиной тем, завершенность повествования, точностью образов и удачно подмеченными и найденными для выражения словами. Чего стоит, к примеру, «зоревая улыбка» на женском лице?! Образ Джоконды в северном исполнении – загадочный, манящий, обманывающий и разочаровывающий…

У северной природы – своя специфика – «краткий лета миг, холод зимы» — все это видели горожане, зачастую и не находя в этом красоты. А в стихах Магаляса – картины становились красочными, будто оживали. Его стихи легко запоминались, повторялись, заучивались, образно представлялись в памяти, и жить в суровых условиях становилось легче. И казалось, что «окружающих белых берез» — гораздо больше в городе, чем мелких карликовых и вездесущего тальника.

Своеобразным манифестом патриотов Заполярья, в глубине души объясняющим добровольный отказ от цивилизации и посвящение себя стылому северу, я считаю его стихотворение «Зимний поселок» (другое название «Кому-то Рим..»), и не устаю рефреном его повторять в определенные периоды жизни.

Не знаю, как сложилась судьба Юлина Магаляса по возвращении в Молдавию. В конце 90-х он достиг определенных карьерных высот. В марте 1998 года избирался в Парламент Республики Молдова. В 2000- 2003 был председателем республиканского Госкомитета по радиовещанию и телевидению, в 2007 — чрезвычайным и полномочным послом государства в Греции. (Замечу – два посла вышли из недр Игарки – Николай Иванович Труцук – полномочный посол России в Республике Эритрея и Ю.Г.Магаляс.)

А вот начиная с 2007 года, никаких данных о Ю.Г.Магалясе Интернет не выдает, ничего определенного о его судьбе не могут сказать и бывшие «икаровцы» В.А.Павлов, В.О.Роц, В.А.Прохорова. К сожалению в интернете не нашла ни одного «следа» опубликованных стихов самобытного поэта.
Ну что же, будем оптимистами, надеясь, что Юлиан Георгиевич Магаляс в добром здравии и продолжает радовать свои творчеством окружающих. Игарчане помнят своего поэта. С удовольствием знакомлю с его творчеством и посетителей моего Блога.


Аленушка

Ты у речки грустила Аленушкой.
И в глазах – отрешенность и боль.
Я случайно прошел той сторонушкой
И позвал тебя за собой.

Не откликнулась ты, не заметила
И не вздрогнули складки на лбу.
Где скитаешься ныне, Аленушка,
И нашла ли свою судьбу?
Сборник «Вдохновение»

Апрель

И апрель, как будто бы в насмешку
Солнечным порадовав лучом,
Заковал подтаявшую стежку
Льда холодным, немощным огнем.
И капели звонкое начало,
Запевая гимн весенний нам,
На лету внезапно замолчало
И упало льдинкою к ногам.
Но воскреснет снова ручейками,
Зазвенит серебряной струей,
Чтоб апрель томился голосами,
Наливаясь синью голубой.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

А что-то было, что-то было…

А что-то было, что-то было…
Не зря пурга
Послушно крылья опустила
К твоим ногам.

Боюсь, под этим снегопадом,
Судьбу кляня,
Услышу голос виноватый:
«Оставь меня!»

Слова прощенья не помогут.
Уйдешь средь дня.
Свою вину возьмешь в дорогу,
Но не меня.

Сборник «Вдохновение»

Весеннее

А на улицах города – уже весна.
Потемнели крыши, потемнели дома
Улыбается девушка – улыбка ясна.
И в глазах у девушки – весна сама.
И хотя еще падает тихий снег,
И задумчивый ветер по-зимнему зол
Знаю: снег вою песню поет весне.
Знаю: ветер с зимою прощаться пришел.
Хорошо по весенним дорожкам шагать
И в весеннее небо слова кричать:
До свиданья, метели, до свиданья, мороз!
Здравствуй, мир окружающих белых берез.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

В жизни сделал я одну ошибку…

В жизни сделал я одну ошибку,
Но ее мне себе не простить,
Мне твоя зоревая улыбка
Показалась призывом любить.
И теперь, когда прошлым все стало,
Вдруг я стал понимать себя:
Мне улыбки одной не хватало,
Не хватало одной тебя.
Потому я и сделал ошибку,
Что искал я всю жизнь лишь тебя,
Ты же даришь свою улыбку
Просто так, никого не любя.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Время

Никого оно не лечит,
Никого не ненавидит.
И живут на свете люди
Грустью, радостью, обидой.

Но когда оно послушно
Нас приводит к четкой грани,
Время тут не равнодушно –
Не обидит, не обманет…
Кем-то меньше в жизни станет.

Сборник «Вдохновение»

Завтра
Вот и все.
Успокоились страсти
Бесноватой сибирской зимы.
И в прощальном морозном ненастье
Я почувствовал запах весны.
Позабылись те дни, отшумели
С белой пеной горячки у рта.
В ночь взвивались до звезд метели,
И свистала уныло пурга

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

За окном город чутко спит…

За окном город чутко спит,
В небе темном луна грустит.
Человек у мольберта присел,
От луны он совсем поседел.

У окна он недаром притих,
Ищет самый он верный штрих.
Должен нашей эпохи лик
Воплотить в себе этот миг.

Надо главный в нем пульс найти,
Должен новое в нем передать.
Только в чем же его красота?
Что в нем главного? Важное что?

Что столетьям оставить в нем?
Может, сердца обугленный ком,
Тот, что атомным жгли огнем?
Может, гордый полет ума,

Мысли смелой широкий размах?
Или ту голубую мечту,
Что пронес он сквозь жизнь,
Как звезду?

За окном город чутко спит,
В небе темном луна грустит.
Человек сидит у окна,
Человеку совсем не до сна.

Зимний поселок (другое название Кому-то Рим)

Кому-то Рим, Нью-Йорк кому-то,
Кому-то Лондон, Ленинград,
А мне – столетние минуты,
Густой полярный снегопад,
И скучный взгляд.

Пред кем-то залы Эрмитажа,
Гранд-опер, Рубенс, Колизей,
А мне – в коробке двухэтажной
Из окон спящий Енисей
И грусть ночей.

Кому-то запахи симфоний,
Сорбонна, Ницца, Буффало,
А мне тревожный край вороний,
Все то, что так и не пришло.
Твое тепло.

«Коммунист Заполярья», 1968, сборник «Поэтическая Игарка», стр.46

Золотые глаза созвездий

Золотые глаза созвездий…
Неба черная синь в окне.
Рад забыться я с ними вместе,
Рад послушать я их в тишине.

Ночь плеснулась ко мне без стука
И разбрызгала тишину,
И неслышные мягкие звуки
Тихо льются в небес глубину.

Пахнет свежим морозом и хвоей.
И таинственным чем-то чуть-чуть,
А вверху белоснежным прибоем
Все волнуется Млечный путь.

И зовет он, зовет куда-то,
Сам туманный, как тень мечты.
И зовущим и трепетным взглядом
Обещает улыбку звезды.

Потому и люблю я очень
Слушать чистый, как детский сон,
В заполярные синие ночи
Звезд далеких шальной перезвон.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

И скрестились в усмешке взгляды…

И скрестились в усмешке взгляды,
И скривились в улыбке рты:
Все увидели: нет, не рады
Этой встрече — ни я, ни ты.

Не сработали нервы к сроку,
Вот и выдали плеск души.
И мы стали опять одиноки
Среди шумных, веселых, чужих.

Ну и пусть! Все равно мы вето
Навлекли на былые сны.
И росинкой, чуть-чуть задетой,
В травах скрылись они лесных.

Только жаль: почему без боли
Ни забыть, ни встречать нельзя?
Потому вот и память колет,
И бессовестно лгут глаза.

Сборник «Вдохновение»

Надоело и счастье, и горе…

Надоело и счастье, и горе.
Есть одно – непонятная жизнь:
Мыслишь – дел наворочал горы,
А присмотришься – вышло пшик.

Вот сосна. Ну, какая ж тут радость
Быть сосною в сосновом лесу!
А ты встретишь ее – и сразу
Что-то чистое выжмет слезу.

И не нужно ни сна, ни алою:
Сразу боль отпускает в груди.
Мне бы стать вот так сосною
У людей в их нелегком пути.

Сборник «Вдохновение»

Неизвестный мир

Позабыть бы все старые песни,
Позабыть бы уют квартир,
И построить другой, чудесный,
Ни на что не похожий мир.
В нем лишь песням неспетым место,
В нем лишь чувствам нетронутым свет,
В нем желанья чисты, как детство,
В словаре там не будет «Нет».
В нем всегда одному лишь место:
И любовь одна, и мечта.
Где ты, мир, вот такой неизвестный?
Где пути, что ведут туда?

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Ночью улицы – беспризорны

Ночью улицы – беспризорны,
Словно в небе луна – беспризорны.
Словно в полночь сосна – беспризорны.
Словно капля в огне – беспризорны.

Иногда завернет к ним ветер,
Принесет к ним охапку звуков
И уходит бродить по свету,
Обещая одни разлуки.

Да порою случайный путник
Прошагает к ночлегу споро.
Подгоняя устало сутки
В отупевший от ночи город.

И опять беспризорны улицы,
До утра беспризорны улицы,
Словно в полночь луна – беспризорны,
Словно каля в огне – беспризорны.

Сборник «Вдохновение»

От кривых диаграмм…

От кривых диаграмм
Обещаний устав,
Гаснут окна реклам
У большого моста.

Гаснут фары машин,
Меркнет пляска огней.
Я теперь не один,
Мне теперь веселей.

Эта ночь не была
Нам обещана в дар…
Ты взяла и пришла,
Как приходит пожар.

Так пускай свет реклам
Не тревожит глаза.
Этой ночи он нам
Не сумел предсказать.

Поезда

Снова поезда проходят мимо,
В дали голубые увозя
За мечтой, за счастьем, за любимой
Ожиданий полные глаза.
Только я стою один как зритель.
Поезда грохочут на путях.
Поезда, вернитесь, заберите,
Увезите в новое меня.
Дайте свету отствет незнакомых
Новых деревень и городов.
Дайте запах девственных черемух,
Дайте нежность голубых цветов.
Но не слышат поезда, уходят.
Дальний край их манит новизной…
Синей ночью огоньком свободы
Промелькнули где-то стороной.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год, в Сборнике «Вдохновение»

Простор голубой

Над миром весенним, над пыльной жарой
Раскинулся неба простор голубой
Он чуточку выгорел и посветлел,
Солнечной лаской мир обогрел.
А там, на закате, над рябью реки,
Разлился он песней, горит, как жарки.
И тучи-бродяги, внимая заре,
Уносятся быстро и тают вдали.
Далекая — дальняя дымка лесов
Сияет над зеленью легкостью снов.
Все наслаждается жизнь тепла…
Небе весеннее – синь из стекла!

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Расплата

За все, за все расплачиваться надо:
А тихий шелест солнечных берез,
За синий хмель задумчивого взгляда,
За ясность неба, под которым рос.
За те минуты, что прошли бесследно,
За горький вздох обманутых надежд,
За листопад кроваво-медный,
За холод призрачных надежд,
За песню, что еще не спеть,
За зорь немую красоту
И за потерянную где-то
Далекой юности мечту.
За робкий шепот снегопада,
За пустоту красивых слов –
За все, за все расплачиваться надо
Монетой звонкой прожитых годов.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Сон

Сон приснился мне страшнее сказки,
Будто бы – любого расспроси!
Перстенек, подарок мой молдавский,
Стало тяжело тебе носить.

По нему прошли чужие руки,
Потушили блеск его камней.
Ты его сними – и в знак разлуки
Выбрось, как и память обо мне.

Я увижу огненные зори.
И пойму, что это мой закат.
Что в людском – таком огромном! – море
Ищет не меня твой робкий взгляд.

Сборник «Вдохновение»

Счастье

Людям хочется счастья,
Людям хочется мая,
Но какой-нибудь части
Им всегда не хватает.
Одному – миллиона,
А другому – улыбки.
И с душой опаленной
Ищут, в чем же ошибка.
Видно, счастье, как песня,
Не любому дается,
И тогда мир чудесный
Лишь мечтой остается.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Ты ушла

Вот и все.
Ты сказала мне «нет»,
Повернулась как будто в вальсе,
И ушла.
Только легкий след
На холодном снегу остался.
Но сберечь и его не смогу,
Как тебя не сберег когда-то…
Легкий – легкий на белом снегу
Он идет за тобой без возврата.
Скоро, скоро и это след,
Припорошенный снегом исчезнет.
И лишь память порой сквозь безвременье лет
Будет мучиться им, как болезнью…

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Этот город

Этот город стал моей судьбою,
Потому и песнь моя о нем.
Легкою обласкан он волною,
Северным сияньем опален.

Ничего, что трудно здесь порою,
Ничего, что солнце – редкий гость,
Подружился стих мой здесь с пургою,
И воспел ночей морозных злость.

Хорошо под песнь метели белой
Слушать сказки северных ветров.
Пусть снежок кружится оголтело
В синем мраке вьюжных вечеров.

И люблю бродить я спозаранку,
Улиц юных чувствуя размах.
Может, здесь я встречу Северянку
С голубым сиянием в глазах.

Здесь – мое свидание с мечтою,
Здесь – улыбка юности моей.
Потому и стал моей судьбою
Город белых ласковых ночей.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Я и река

Я присел у реки погрустить
И спросил у нее:
«Как мне быть?
Как мне сердце свое простить?
Научи мня мудро жить».
И ответила мне река:
«Я несу свои воды века,
Но я каждый свой миг не та:
Каждый миг пред тобою другая вода!
Так и ты. Каждый день должен быть в пути,
Каждый день что-то новое в жизнь нести».
Так ответила мне река
И всплеснула волною, светла, глубока.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Я родился в зеленом краю

Я родился в зеленом краю,
Далеко – далеко отсюда.
Там зарницы о счастье поют
И живут там красивые люди.
Я родился в зеленом краю,
Где не знают о белых метелях:
Снег там нежную песню свою
Распевает под звон капели.
Я родился в стране голубой
Под влюбленными в синь небесами.
Там у девушек ранней весной
Руки пахнут травой и цветами.
Там сады, будто здешним снежком,
Припорошены цветом белым.
Зори алым пылают огнем,
Обнимая сады несмело.
Там нашел я мечту свою
О красивых и гордых людях…
Я родился в зеленом краю
Далеко – далеко отсюда.

Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья», 1965 год

Фото: Анатолия Казакова.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *