Ну, здравствуй, Игарка!



Вначале я услышала в интернете песню: «Ну, здравствуй, Игарка! Ну, будем знакомы, Игарка. Зимою морозно, а летом полярным – не жарко»…

Песню скачала на компьютер, иногда включала, подпевала. Имя автора ничего мне не говорило — Геннадий Васильев. Кто он? В какой-то момент даже показалось, что фамилия не подлинная – псевдоним. Что он делал в Игарке? Был ли сезонным рабочим на погрузке, всё-таки текст песни свидетельствовал, что автор «глубоко в теме», прожил там некоторое время, возможно, не один год, знает некоторые тонкости игарского быта, особенности местного контингента. Была в песне строчка «Пристанище ссыльных, обитель опасных поэтов…» Это интриговало, но фамилия в памяти не отложилась. Упоминались в тексте и многоступенчатая лестница, ведущая в город от дебаркадера, и толерантные ленивые собаки, и покосившиеся дома, и болота. Но, главное, Игарка в стихотворении ассоциировалась с женщиной, а это глубоко запрятанное – «город с женским именем» было известно далеко не каждому временному пришельцу…

Ну, здравствуй, Игарка!

День не заладился. С вечера планировала пойти в библиотеку, но за завтраком увлеклась просмотром фильма. С трудом заставила себя всё-таки выйти из дома. Не захотела надевать сапоги, уже на крыльце дома туфлями зачерпнула глубокий снег. Долго ждала автобус, медленно ехали. Валил густой снег, стемнело от туч так, что, казалось, день уже клонится к закату, хотя перевалило едва за полдень.

Сдав заказ на получение книг из книгохранилища, хотела, как всегда, спуститься в зал ретропериодики и поработать там с газетами прошлых лет. Наконец-то отыскалась краевая детская газета «Сталинские внучата», издававшаяся с 1935 года. Жаждала вновь вернуться к её просмотру, найти «игарские следы». Но вахтёр преградила мне путь в подвальное помещение – там идёт ремонт, меняют старые окна на новые, пластиковые. Ещё день-два не будут никого принимать. Пришлось вернуться в зал городского абонемента.

Всегда с благодарностью отношусь к работающим там библиотекарям-консультантам. И что-то по интересующей меня тематике, предложат, и при необходимости, книгу для меня из Москвы, или из Перми закажут. Вот и на этот раз, войдя в ситуацию, они согласились ускорить для меня время исполнения заявки.

Получаю шесть заказанных книг, выхожу на крыльцо. Яркое ослепительное солнце. Пурга угомонилась. Тут же подошёл автобус нужного мне семьдесят шестого маршрута, да и ещё и место свободное сразу в нём нашлось. Если так складываются события, то я уже в автобусе погружаюсь в наугад выбранную книгу, или открываю ту, что казалась наиболее интригующей при формировании заказа.

Тяжеленнейший второй том фотоальбома Виктора Тинигина «Следами, тропами, путями Виктора Астафьева» доставать из пакета не решилась. А вот совсем тоненькую беленькую книжонку, не больше двух сотен страниц, развернула сразу. «Весенняя песня скворца». Автор Геннадий Васильев.

Вышедшая два года назад книжица, была проанонсирована не просто поэтическим сборником, но своеобразной автобиографией поэта, лирическим дневником человека, который не только говорит, но и мыслит стихами. Мне же было интересно прочесть два заявленных в тексте интервью – с писателем Виктором Астафьевым и его другом, литературным критиком Валентином Курбатовым. Эти интервью я и попыталась найти в оглавлении.

 

Но ещё раньше в разделе «Я здесь был» увидела знакомое сочетание букв – «ИГАРКА».

И вот что пишет автор: «В Игарке мы с женой были лишь однажды, когда путешествовали на дизель-электроходе «Александр Матросов» по Енисею. Город произвёл впечатление сильное, почти сокрушительное. Провалившиеся в мерзлоту дома, беззубый абориген – потомок ссыльных, поймавший нас на улице и с ходу развернувший перед нами всю панораму своей несчастной жизни, треснувшая по всей высоте и стянутая металлическими скобами кирпичная стена пятиэтажного дома – разруха, запустение…

И здесь же – потрясающий Музей мерзлоты, опекаемый ЮНЕСКО, с доисторическими льдами.

В Игарке родился мой хороший приятель архитектор Михаил Меркулов».

Ниже с посвящением Михаилу Меркулову было размещено стихотворение «Игарка»:

Ну, здравствуй, Игарка! Ну, будем знакомы, Игарка.

Зимою морозно, а летом полярным – не жарко.

Ты нам головой деревянной своей покачай-ка.

Над чёрной волной – ослепительно белая чайка.

На берег взойдём по ступеням скрипучим и шатким.

Лохматая псина нам лапой изысканно шаркнет,

по должности гавкнет, а впрочем – совсем равнодушно.

Поманит Игарка неведомой северной глушью.

…Гудок корабельный поёт то трубой, то фаготом.

Здесь стены домов утонули по окна в болотах.

Зимою – в сугробах, а летом коротким, нежарким

по окна в болотах, по крыши в болотах Игарка.

Пристанище ссыльных, обитель опасных поэтов,

которым свои мостовые привычней паркетов,

твоя мерзлота им надёжней асфальтов упругих,

а карта судеб на Полярном начертана круге.

Здесь прежде бывало: толпились суда у причала,

портовые краны усталостью к ночи качало.

Здесь русская речь иностранной случалась довеском

и за море шли караваны, гружённые лесом.

Теперь караваны короче и речи – пожиже.

Неужто, Игарка, тебя я другой не увижу?

Чтоб, право на руку и сердце твоё заявляя,

за десять морей Магелланы суда направляли?

…Но, право, не стоит. Всё будет, как было, и лучше.

Полярной весною проклюнется солнечный лучик,

и озолотит, и до донца осушит болота.

И как ещё жить? Только делать простую работу!

Ну что же, Игарка. Пора нам прощаться, Игарка.

Зимою морозно, а летом полярным – не жарко…

Упомянутая в посвящении фамилия игарчанина Михаила Меркулова мне знакомой не была. Но опять помог этот всезнающий интернет.

Действительно, Михаил Леонидович Меркулов родился в Игарке в 1958 году. Как архитектор, он принимал участие в создании известных в Красноярске памятников Андрею Дубенскому, Андрею Поздееву, фотографу со старинной фотокамерой на проспекте Мира у магазина «Кодак».

Под его руководством проектировались жилые кварталы города. Ну что же, ещё один достойный уроженец нашего многострадального города, имя которого до некоторых пор игарчанам было не известно.

 

Нашлась информация и о Геннадии Васильеве – журналисте, известном в Красноярске барде, организаторе фестивалей авторской песни. Отрадно, что в его репертуаре есть и песня, посвящённая нашему городу.

Фото из интернета, фото Игарки Сергея Эглисова.

 

 



Читайте также:



комментария 4

  • Алена:

    Очень трогательные стихи… Откуда Г. Васильев столько моментов игарской жизни знает, он изучал историю Игарки? Интересно было бы прочитать с ним интервью на эту тему.

    • Алёна, вернусь в город, попробую отыскать автора песни, попытать, откуда такие познания, но он ведь написал, что в Игарке был всего однажды. Видно, как, впрочем, и каждого из нас, «зацепила» Игарка настолько, что родилась песня. Найдите ее в интернете, скачайте для себя, слушайте. Очень впечатляет.

  • Валентина Анатольевна по моему песня впервые прозвучала на нашем телевидении.Тогда была трансляция только Игарки. просто я помню этот вечер бардов посетивших наш город туристами.

    • Возможно, Виктор. Ведь игарчане всегда старались познакомить своих телезрителей с творческими людьми, приезжающими в наш город.Я вот недавно обнаружила еще стихи известного барда Александра Городницкого о пожаре 1962 года. На днях размещу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *