Дни, ставшие историей



О том, как начинала строиться Игарка


Осенью 1929 года пароход привез на берег Игарской протоки первую партию строителей.

— Заводы и город будем строить, — сказал инженер кочевникам, приехавшим посмотреть на новых людей.

С этого дня город стал расти. В лютую стужу, в темень и пургу люди воевали с тайгой. Звери и зверюшки разбегались от человеческих голосов, визга пил и света костров. На промерзлой земле приезжие поставили избушки, временные бараки и приступили к постройке домов и лесозаводов.

Однако строительство Игарки имеет свою интересную предысторию.

Перелистывая комплект газеты «Красноярский рабочий» за 1928 год, мы натолкнулись на следующее сообщение, опубликованное в номере газеты от 20 июня. Заметка озаглавлена «Экспедиция в низовьях Енисея».

«В районы Енисейской губы, — сообщала газета, — выехала экспедиция для продолжения работ по изучению условий плавания морских судов в низовьях Енисея и проведению судов Карской экспедиции вверх по реке.

Эта экспедиция, кроме того, обследует место постройки будущего лесопильного завода, который должен быть построен в районе между Подкаменной и Нижней Тунгусками.

Подготовительные работы по ознакомлению с Туруханским краем в целях определения мест, пригодных для экспортного лесопильного завода, проведенные инженером Савинским, командированным Древстроем ВСНХ, достаточных материалов не дали и поэтому эта экспедиция их пополнит».

Результаты проведенного исследования оказались успешными. 10 октября 1928 года газета «Красноярский рабочий» публикует сообщение под кратким заголовком: «На Игарке будет построен порт». В нем говорится:

«В низовьях Енисея и протоке Игарка предполагается постройка порта.

Назначение порта – производство перегрузочных импортно-экспортных операций между речными и морскими судами».

О том, кому принадлежит честь быть первыми первооткрывателями Игарской протоки, завязалась в свое время целая тяжба. По этому поводу очень интересно ознакомиться с материалами, опубликованными 15 июня 1929 года газетой «Красноярский рабочий». В газете выступил машинист парохода «Тобол» К.Данилюк. Он опротестовывает версию о том, что честь открытия Игарской протоки приписывают себе работники Комсеверопути.

«Игарская протока, — заявляет он, — открыта командой парохода «Тобол» в сентябре 1927 года и мысль о перенесении погрузочных операций в Игарскую протоку тоже впервые подана командой «Тобола».


История этого открытия такова.

В навигацию 1927 года команде парохода «Тобол» было поручено сделать промеры фарватера реки Енисей с целью выяснения конечного пункта продвижения морских судов по реке. «Промеры эти, — сообщает К.Данилюк, — велись от Верхнеимбатского до устья реки Курейки».

Далее события развивались следующим образом.

«Осенью того же года, — говорит машинист «Тобола», — получено распоряжение Сибводпути сделать промеры ниже Курейки насколько это представится возможным, и окончательно выяснить возможность подхода морских судов к устью реки Курейки, так как некоторые места (плес близ ст. Сушковой) во время проводки парохода «Бага» в навигацию 1926 года до устья реки Курейки за графитом, были сомнительны.

Выполняя эту работу «Тобол» попутно с промерами обследовал все протоки уже не по заданию, а по инициативе команды. Обследовались они исключительно с целью, если представится возможность, найти новый более удобный порт, чем Усть-Порт, найти такой порт, который позволил бы существующим флотом увеличить экспортные операции в несколько раз, который позволил бы рейсы Карской перевести с экспедиционных на обыкновенные, такой порт, в котором бы ветры не мешали погрузочным работам, не исключая и судов со слабым креплением».

Каковы же были результаты работы «Тобола»?

«Большинство из водников, — пишет К.Данилюк, — плавающих в низовьях Енисея, знает, что экспортные операции могут развиваться только при условии переноса порта в другое место, и потому вполне понятно, что для всех, кто интересовался развитием нашего экспорта, не безразлично было отыскание такого места. Вот почему «Тобол» попутно делал обследование всех неизвестных проток».

20 сентября 1927 года «Тобол» вошел в Игарскую протоку, где сделал обследование и промеры.

«Протока эта, — сообщает тов. Данилюк, -по своему удобству для порта оказалась очень хорошей. Когда были закончены промеры, команда «Тобола» обменялась мыслями о том, что здесь следовало бы устроить порт для судов Карской экспедиции. С таким заключением команда «Тобола» после работы снялась из Игарской протоки и отплыла в Туруханск».

После прихода «Тобола» в Красноярск докладная записка об этой находке с описанием и нанесенными на карту промерами была отослана в Сибводпуть, а также была вручена представителю Комсеверопути тов. Каминскому. Представители команды «Тобола» рекомендовали представителям Комсеверопути, начальнику и помощнику начальника речной части Карской экспедиции, строить свой план на будущий город по экспортированию леса не на Ангутихе, как это хотел Комсеверопуть (где у них уже была вырублена площадка для склада леса), а на Игарке, так как для подхода морских судов к Ангутихе не гарантирована на постоянное время глубина.

На основании полученных материалов и устных сведений Комсеверопуть на другой год (в 1928 году) послал инженеров и техников сделать детальную съемку протоки, нужную для технического оборудования, а попутно выбрать место для постройки лесопильного завода. «Вот эти-то работы, — говорит тов. Данилюк, — и выполнены Комсеверопутем».

Вот как рассказывает тов. Данилюк о дальнейших шагах по исследованию Игарской протоки:

«В июле 1928 года на Тоболе» было в Игарской протоке проведено совещание, на которое был приглашен представитель Комсеверопути, работавший в то время в Игарке, инженер Смирнов. На этом совещании было решено сделать промеры в этой протоке вторично в присутствии представителя Комсеверопути и послать телеграмму в Новосибирск о перенесении всех экспортно-импортных операций в Игарку.

Для скорейшего разрешения этого вопроса решили послать телеграммы за подписями начальника дистанции и представителя Комсеверопути инженера Смирнова. Комсеверопуть согласился и для погрузки леса сюда пришли три морских парохода, которые здесь и погрузились. Эта инициатива тоже принадлежит команде парохода «Тобол».

Таким образом, спустя год, найденная Игарская протока сделалась портом, который в настоящее время приковал к себе внимание всей Сибири».

Газета сопроводила выступление машиниста парохода «Тобол» К. Данилюка следующим примечанием:

«Правильность всего сказанного в этой статье полностью подтвердило общее собрание команды парохода «Тобол» от 11 июня с.г., на котором присутствовало 27 человек.

Бюро инженерно-технического состава в специальном письме в редакцию «Красноярского рабочего» подтверждает, что Игарская протока обнаружена командой парохода «Тобол».


В первую же навигацию 1929 года лесовозные баржи Комсеверопути «4-я Карская» и лихтер № 319 выгрузили в Игарке партию экспортного леса. Он был уложен в штабеля.

3 июля 1929 года газета «Красноярский рабочий сообщала о том, что на набережной Игарской протоки устроена деревянная мостовая. В ту же навигацию разгрузили предназначенный для экспорта лес баржи «2-я Карская», «6-я Карская» и другие. На обратном пути караван должен был взять в Курейке 500 тонн графита для заводов СССР.

16 июля 1929 года «Красноярский рабочий» опубликовал заметку под заголовком «Игарский завод начнет работать уже осенью». В ней сообщалось:
*На строительстве Игарского лесозавода работало до сих пор временно 500 рабочих. Чтобы ускорить строительство завода, отправлена дополнительная партия рабочих в 250 человек.

Продовольствия для снабжения рабочих имеется в достаточном количестве. Испытывается лишь некоторый недостаток технического оборудования для пробойки мерзлоты, как то: буров для глубокого бурения, котлов и прочего. Фундамент лесозавода будет вестись со скалы, так что весь вечномерзлый слой почвы будет пробит.

Постройка завода будет закончена не позже октября. На заводе будут поставлены две временные лесопильные рамы, которые (до установки новых четырех лесопильных рам) будут уже осенью пущены в работу.

Новые лесопильные рамы прибудут в Игарку с Карской экспедицией, и к весне на заводе будут поставлены все новые рамы».

О том, как шло строительство нового порта на Енисее, дает представление корреспонденция из Игарки, опубликованная в газете «Красноярский рабочий» 10 октября 1929 года.

«Игарка… Год тому назад это слово было знакомо очень немногим, — пишет корреспондент. – Широкую известность Игарка получила только в этом году и именно с того времени, как Комсеверопуть решил построить на Игарке лесозаводы, консервную фабрику и ряд других промышленных предприятий.

Сейчас Игарка похожа на огромный муравейник. Десятки подвод снуют по разным направлениям, развозя строительный материал. Подвозятся песок, камни, гравий, с треском катятся бочки с цементом, визжит, громыхает цепями подъемный кран на разгрузке судов, захлебывается малосильный мотор, вытягивая на крутой подъем приплавленные бревна. Визжат продольные пилы, звонкими голосами задорно перекликаются топоры. Кипит стройка, и нехотя отступает таежная глухомань перед непреклонной волей человеческого коллектива. Игарка строится».


В корреспонденции из Игарки, опубликованной 10 октября 1929 года, сообщается, что «с заграничными пароходами на Игарку прибыл 75-сильный локомобиль, и Игарская администрация в последнюю минуту передумала строить временную лесопилку. Вместо нее недавно начал полным ходом работать постоянного типа двухрамный лесозавод № 1. К навигации будущего года 3000 стандартов экспортного пиломатериала повезут заграничные суда через Карское море. Двинется первый караван Игарской продукции…»

Газета сообщает о том, как быстро растет рабочий поселок в Игарке. «Выстроены шесть двухквартирных домов, одно общежитие, пекарня, ледник, продовольственный склад, склад для овощей, начата постройка пяти общежитий, трех двухквартирных домов, предполагается на днях начать постройку 15 лесовозных барок.

Кроме того выстроены метеорологическая станция, столярная мастерская, несколько отепленных дощатых бараков, огромный конно-хозяйственный двор, в котором есть свыше десятка всевозможных подсобных построек, начиная от кузницы и мастерской и кончая коровником и конюшнями.

А в стороне от поселка уже заканчивается расчистка мест под биржу пиломатериалов, под биржу сырья и постройку четырехрамного лесозавода. Оборудуется утепленный бассейн с каналом. Выстроено здание конторы, склад огнеопасных материалов, модельная и ряд других подсобных сооружений. Но основная работа – постройка силовой станции и четырехрамного лесозавода. Эти два предприятия будут закончены постройкой к осени будущего года».

Трудно приходилось первым строителям Игарки. «Вытяните попробуйте, в гору огромные многопудовые бревна, — пишет автор статьи. – И тянули, надрывая лошадей, пока не догадались устроить бревнотаску, поставив на работу мотор».

А сейчас? Вместо лошадей и маломощной бревнотаски на набережной лесоэкспортной столицы Сибири высятся мощные краны. Все основные работы по погрузке и выгрузке полностью механизированы.

И на этом фоне еще более ярким вырисовывается подвиг первых строителей города на Енисее.

А.Титенков
Город Красноярск
Опубликовано в газете «Коммунист Заполярья» (город Игарка) №№ 76-78 июнь-июль 1965 года.


Комментарий В.А.Гапеенко: К истории надо относиться с осторожностью. Уже первые фразы этого очерка при его прочтении могут быть поставлены читателем под сомнение. Ведь известно: первый десант строителей высадился на берег Самоедской (тогда еще не Игарской) протоки реки Енисей 13 либо 20 июня 1929 года, но никак не осенью, как пишет А.Титенков.

Климатическая зона строительства то же иная – тундра, а не тайга, как у автора.

В корреспонденции даже спустя 36 лет после первого десанта не пишется, что город строился отнюдь не добровольцами, а скорее, привезенными на Север заключенными. Темпы строительства жилья, о которых победно рапортуется в цитируемых газетных статьях, скрывают правду о том, где и как в действительности были размещены первые десантники — свыше полутысячи человек. Начиная с сентября в Игарке уже снег, ветры, зима, а с 10 декабря и по 3 января – и вовсе полярная ночь. Силовая станция, — так пишется в октябрьском репортаже, — будет построена только на следующий год, и значит, в городе еще нет электричества.

Но, очерк ценен тем, что в нем цитируются в большом объеме как раз те статьи краевой газеты «Красноярский рабочий» 1928-1929 годов, которые я не смогла найти в экземпляре подшивки, хранящейся в Красноярской краевой научной библиотеке. Кто-то варварски их вырезал и унес, оставив последующих читателей практически без информации. А написаны они были не спустя десятилетия, а по горячим событиям, со слов людей, первыми открывших протоку, и первыми корреспондентами газеты, побывавшими на строительстве города.

Именно этим и будет ценен материал современным и будущим историкам города. И это — основной мой довод в пользу размещения его в моем Блоге, хотя более позднюю публикацию А.Титенкова (1969 года) «С чего начиналась Игарка?» я в свое время на сайте уже разместила.

Закончив чтение статьи, мне хотелось бы еще раз сделать акцент на информации газеты «Красноярский рабочий» от 10 октября 1928 года «На Игарке будет построен порт». В ней четко прослеживается, что первоначальное название Игарка относилось не к населенному пункту, а к некому водному носителю. Правда, здесь вместо реки Игарка названа протока Игарка: на ней предполагалось построить порт пока не имевший названия.

Столько легенд впоследствии появилось, и до сих пор они «кочуют» из одного информационного издания в другое: по ним — первым на берегах Енисея появился толи лоцман, толи «государев человек» Егор, которого местные жители звали не Егорка, а Игарка. Отсюда, дескать, и пошло название городу.

Но теперь очевидно, что прав все-таки оказался краевед Адольф Васильевич Вахмистров (смотрите его переписку на сайте с игарским краеведом П.А.Евдокимовым) «Как и Москва, Игарка названа по реке, на которой она стоит…» – город получил свое название по реке, а не по имени вымышленного героя Игорки. Смотрите также на сайте материал «Откуда пошло название Игарка?»

Кстати, обратите внимание, первое время так и писали: «На Игарку», а не в Игарку.

Надо сказать, что научный сотрудник Игарского краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» Александр Игоревич Тощев придерживается аналогичного мнения – по реке Игарка еще примерно с 1725 года назван был станок Игарка на левом берегу Енисея. На картах первых лет социализма он был обозначен ст. Игарка. Напротив него, на правом берегу в 1929 году был построен порт Игарка (с обозначением на картах лесной завод Игарка), а потом уже станок стал именоваться Старая Игарка, а лесной завод – городом Игарка. (Смотри «Игарка древняя, Игарка загадочная», Сборник очерков по истории Игарского региона, выпуск 2, Игарка, 2013, стр. 6-45).

Но мы говорим о двадцатых годах прошлого века, и эта небольшая заметка в краевой газете свидетельствует о первом упоминании о новом городе-порте Игарка в печати. Запомним эту дату – 10 октября 1928 года.

Сегодня неоспоримым считается факт открытия более удобной гавани в протоке Игарской командой парохода «Тобол». Не умаляю значение каждого члена судовой команды, но главным на судне был капитан – Петр Филиппович Очеретько (1884-1939). В 1937 году он был арестован, осужден на 20 лет и погиб в заключении, а в 1959 реабилитирован за отсутствием в его действиях состава преступления.

Думаю, что автору, готовя материал для печати в 1965 году, следовало бы выйти за пределы текста К. Данилюка и назвать не только рядового судовой роли — машиниста, но и капитана – под чьим руководством, и по чьей инициативе было сделано историческое, судьбоносное открытие.

Многие годы, сотрудники Игарского музея и краеведы пытаются с наибольшей достоверностью установить дату рождения города. До сих пор официальными органами называются то 10 (13,20) июня 1929 года – время высадки первого десанта строителей, то 30 сентября 1931 года, когда Игарка официально из рабочего поселка обрела статус города.

Но ведь и Москва, и Красноярск ведут свое летоисчисление отнюдь не с получения в правительстве аналогичного статуса. А между тем как поселение Игарка была нанесена на карты как минимум с 1725 года.

И вот еще одна запоминаемая дата становится известной благодаря публикации – 20 сентября 1927 года – принятие командой «Тобола» на основе промеров исторического решения — городу быть именно здесь – на правом берегу протоки.

Известно, что и первый инженерно-технический десант высадился на берег протоки летом 1928 года. И в навигацию 1928 года первые три морских судна ушли из Игарской протоки с лесом на экспорт. Так было положено начало лесоэкспортным навигациям еще за год до начала строительства города. (Смотри на сайте очерк «Морские суда в Самоедской протоке Енисея в 1928 году»).

Так что отнюдь не удивлены были коренные жители появлением строителей в 1929 году. Весть о новом городе передавалась кочевниками от стойбища к стойбищу уже годом ранее.

Отдельные источники, говоря об открытии Игарской протоки командой «Тобола» называют 1928 год, и руководителя промерной партии Смирнова. После прочтения трактовки событий К.Данилюком, становится ясным, что промеры проводились командой парохода «Тобол» дважды — в сентябре 1927 и в июле 1928 годов, а инженер Смирнов, теперь это ясно, в команде «Тобола» не состоял, а был работником Комсеверопути. Детали, на первый взгляд, но точность нужна во всем, особенно, в истории.

Не вполне корректен и вывод, сделанный корреспондентом А.Титенковым. В конце цитаты из заметки К.Данилюка говорится: «Таким образом, спустя год, найденная Игарская протока сделалась портом, который в настоящее время приковал к себе внимание всей Сибири». Какой год имел в виду автор? Судя по тексту — бесспорно 1928. А ведь в начале очерка А.Титенкова речь шла об «осени 1929 года». Запутался?

В этих и предыдущих комментариях к «С чего начиналась Игарка?» я говорила об утраченных навсегда из подшивки «Красноярского рабочего» в краевой научной библиотеке первых статей об Игарке. Окажись они сейчас перед глазами добросовестного исследователя, не «гуляли» бы по различным источникам эти разночтения.

Фото: Из ежемесячного научно-популярного журнала «Искры науки» № 11 за 1929 год (иллюстрации к очерку «Карская экспедиция») — из архива игарчанина Владимира Федотова, фото современной Игарки (конец 70-х годов) В.И.Чин-мо-цая.



Читайте также:



комментария 2

  • Светлана Лопатина:

    Здраствуйте Валентина!
    Разыскиваем информацию об этом человеке.
    Нет ли у Вас какой-нибудь информации ?
    ЦВЕТКОВ Николай Иванович. Род. в 1891 в с. Никольское Архангельской губ. Окончил духовную семинарию. Начальник радиослужбы полярного сектора ГУСМП в г. Игарке. Арестован 29.10.1937. Обвинение в КРП. Приговорен 05.02.1938 тройкой УНКВД КК к ВМН. Расстрелян 09.02.1938 в г. Игарке. Реабилитирован 24.06.1989 прокуратурой КК. (П-18157).

    • Нет, к сожалению и у меня нет никаких данных об этом человеке. Обратитесь в Игарский краеведческий комплекс Музей вечной мерзлоты, к Мишечкиной Марии Вячеславовне, темой репрессий она занимается серьезно. Можно также написать к Красноярское общество Мемориал, но даже у них в Мартирологе пока этой фамилии нет. Обе организации можно найти в интернете по поисковику.Успехов Вам в поиске.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *