Зарубки на память: Игарка, 1931 год



В советском государстве хозяйство было плановым: каждое предприятие, регион, в целом страна составляли производственные программы на календарный год, пятилетку, семилетку. Именно руководствуясь этим принципом, мы материал, хронологически относящийся к 1930 году, (он был опубликован в газете «Красноярский рабочий» 8 августа 1930 года), перенесли в эту главу.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

В нём уточненные планы на 1931 год для действующей в Игарке строительной организации «Севенстрой», одного из подразделений Комсеверопути. Её полное название – Управление Северо-Енисейским строительством Северо-Сибирского государственного акционерного общества «Комсеверопуть». Итак, читаем.

«Севенстрой»

Предстоящая работа «Комсеверопуть» в бассейне р. Енисея в 1930-31 г. будет идти в следующих направлениях.

Лесозаготовки

Поставленный перед комсеверопуть план экспорта и строительства на будущий год потребует большого количества лесоматериалов. Лесозаготовки должны дать 700000 кубометров лесоматериалов. Большая часть леса предназначается для Игарки. Она должна получить 470000 кубометров древесины. Выполнение лесозаготовительного плана потребует: 6536 человек разной квалификации и лошадей 5037 (мой комментарий– изумительно: подсчитано с точностью до единиц). Невыполнение лесозаготовительного плана поведёт к срыву экспортных предположений и программы строительства на севере. Аппарату комсеверопуть необходимо учесть все неполадки и промахи по лесозаготовкам текущего года, чтобы их не повторить в будущем. Широкая общественность на этом участке работ комсеверопути должна заострить своё внимание и не выпускать его из поля зрения.

Игарка

Игарка остаётся центром в общем плане работ комсеверопути. Построенный четырёх-рамный лесопильный завод в 31 году должен дать для экспорта с Карской 14000 стандартов пиломатериалов. Помимо уже построенного лесозавода предположена ещё постройка 20-рамного завода по выработке фанеры и древесины. Постройка игарского лесокомбината должна закончиться в 33 году. В будущем году (мой комментарий– имеется в виду 1931 год)будет приступлено к постройке фанерной фабрики. Кроме того будет проводиться постройка гражданских сооружений

Опыт карских экспедиций доказал, что выбор Игарской протоки для гавани сделан правильно. Морские суда с осадкой 22 фута свободно подходят к берегу на расстояние 20 метров.

Необходима постройка портовых сооружений. Строительство начато, но дальнейшие работы в этом направлении будет вести НКПС (мой комментарий– НКПС – Народный комиссариат путей сообщения РСФСР).

Так в угрюмой и безлюдной тундре незаметно вырастает крупная лесопромышленная база.

Игарка становится культурным пролетарским центром Севера в бассейне реки Енисея. Игарка открывает широкие перспективы для советского экспорта лесных материалов и переработанной древесины.

Курейский графит

Добываемый в пределах Союза графит ни по размерам, ни по качеству нас не удовлетворяет. Ежегодно в СССР импортируется графита свыше 1000 тонн. С развитием промышленности увеличивается и потребность в графите. Графит идёт на нужды металлургии, электролиза, для производства алюминия, кальция, динамита. Разработка Курейского графита делает ненужным не только этот импорт, но и позволит экспортировать графит. По производственному плану рудник в 31 году должен дать 8000 тонн отсортированного кускового графита. Часть графита пойдёт на экспорт, а большая часть для надобностей внутреннего рынка.

Графит для внутреннего рынка переработается (мой комментарий– видимо правильно – перерабатывается) на временной обогатительной установке в Москве. Постоянная обогатительная фабрика будет построена в Курейке (мой комментарий – видимо, рассматривался и такой вариант). Проект фабрики уже разработан в Берлине. В будущем году будут производиться подготовительные работы к постройке.

Фабрика будет закончена в 32 году. На Курейском руднике лежит ответственная задача удовлетворить полностью нашу потребность в графите и тем самым сделать ненужным импорт графита из-за границы.

Развитие консервной промышленности

По заключению Сибирской научной рыбохозяйственной станции рыбное сырьё северного водоёма Енисея очень ценно. Благодаря примитивным способам обработки сырья, продукция обесценивается. Лишь с устройством низовых консервных заводов, возможно поднять рентабельность (доходность) местного рыбного хозяйства. В Усть-Енисейском порту в нынешнем году строится первый консервный завод. На будущий год он должен дать два с половиной миллиона банок консервов.

К постройке второго консервного завода комсеверопуть приступает будущим летом в устье реки Пясиной. Этот водоём мало обследован, но, по имеющимся данным, он изобилует ценными породами рыбы. Производительность у завода будет та же, что и у завода в Усть-Порту.

(…) Неводный лов постепенно отходит в область предания. Его сменяет более совершенный способ лова, а именно, сетной (мой комментарий– так в тесте). Сам процесс лова механизируется. В Америке закуплены сетеподъёмники. Часть их уже получена. Машина заменит тяжёлый человеческий труд. Число рыболовецких баз значительно увеличивается. Осваиваются берега Карского моря, где человеческая нога ещё не ступала на береговой песок. Далёкий север пробуждается от непробудного сна для того, чтобы отдать свои богатства людям.

Совхозное строительство

Проблема рабочего снабжения продуктами питания в условиях севера настоятельно выдвигает вопрос о совхозном строительстве. Удачные опыты огородничества в Туруханском крае, а также наличие молочного скота в отдельных рыбацких хозяйствах, говорят за возможность созданиях совхозов на севере.

В 31 году на Игарке будет создан молочно-овощной совхоз. Организуется более крупный совхоз и в Ярцевском районе. Последний, помимо овощного и молочного хозяйства, будет культивировать ячмень, овёс, лён и коноплю.

Производственный план совхозов на будущий год 2100 гектаров. Молочное хозяйство закладывается в количестве 360 голов рогатого скота. В районе Усть-Енисейского порта организуется оленеводческий совхоз в 2000 голов оленей. Этот совхоз, во-первых, даст сырьё для консервных заводов, и, во-вторых, совместно с Игарским и Ярцевским совхозами разрешит мясной кризис в рабочем снабжении. Совхозное строительство на севере почти полностью (за исключением муки) разрешает проблему рабочего снабжения.

(…) (Мой комментарий– далее идут разделы «Пополнение Енисейского речного флота», «Норильская железная дорога» и «Комсеверопути надо оказать поддержку», которые нами не приводятся).

Под материалом стоит подпись Н.Краснокутский.

Берём и листаем дальше подшивку «Красноярского рабочего» уже за 1931 год — газета ещё остаётся ежедневным органом Красноярского горкома ВКП (б), горсовета и горпрофбюро. Неизмеримо больше на страницах газеты начинают присутствовать материалы о чистке партийных рядов. Не буду вдаваться в подробности этих организационно-политических мероприятий, каждый желающий может сам для себя найти в интернете доступную информацию. Скажу лишь, что чистки и следуемые за ними репрессии сломали не одну человеческую судьбу, загубили, как увидим, и многие предприятия, в том числе вскоре мы будем говорить о ликвидации акционерного общества «Комсеверопуть» — инициатора строительства Игарки.

Итак, согласно официально объявленной в газете информации: с 28 декабря 1930 года и в аппарате Комсеверопути приступила к своей «деятельности» комиссия по чистке рядов организации.

Одновременно с этим в январе 1931 года при Красноярском отделении Комсеверопути открылись курсы по подготовке лоцманов, судомехаников, штурвальных, водоливов, помощников водоливов, десятников-строителей (мой комментарий — водолив – это тот, кто выливает или откачивает воду на несамоходном речном судне; десятник — руководитель группы рабочих, низший начальник на строительстве, в лесном промысле). Большую часть получивших квалификацию рабочих ждали игарские строительные площадки, лесокомбинат, погрузка.

Но тут же в газете появляется материал «Оппортунисты в ячейке и месткоме Комсеверопути».

Оппортунисты в ячейке и месткоме Комсеверопути

«Местком отделения Комсеверпути выгораживает сынков лишенцев и кулаков. На предложение курсового комитета снять лишенцев и кулацких сынков с курсов член месткома Чупров заявил:

— Вы мне не указывайте. Я без вас знаю. Чем же они виноваты, что их отцов лишили и раскулачили, они не виноваты, мы их должны учить.

Завхоз курсов – коммунист Алексеев и секретарь партячейки рассуждают по оппортунистически:

— У нас в коллективе всё благополучно и спокойно, никаких ненормальностей нет.

Так ли это? Конечно, нет.

Мы, курсанты-бракёры, ударники, требуем и настаиваем снять кулаков и лишенцев с курсов. Они разлагают наши ряды.

Разоблачить и выгнать правооппортунистическую группу, разлагающую большевистскую дисциплину.Курсовой комитет».

Как и обещала, не хочу вдаваться в политическую дискуссию, поэтому заметок такого плана в моём рассказе будет немного. Хотя, повторюсь, газета этого и последующих годов издания изобилует материалами подобной тематики. Во многих наших организациях находились «бдительные» граждане, сигнализировавшие о тех, кто им явно не нравился, таким образом, расправлялись с теми, к кому чувствовалась личная неприязнь. Хотя на самом деле, это были не «враги», а люди, имеющие в первую очередь, хорошее образование и тем вызывавшие чувство зависти у не вполне грамотной части населения, как видим в этой заметке.

Процесс «раскулачивания» в нашей стране, как было признано позднее, имел свои перегибы. Отобрать и присвоить себе — в крови у той части населения, которая с измальства не привыкла трудиться. В тех же семьях, где сохранялись трудовые устои, крестьянские хозяйства были крепкими, построены добротные дома, во дворах были корова, лошадь, в погребах заготовленные на зиму овощи. Мужья были сметливы, трудолюбивы, жёны рожали сыновей – продолжателей семейных традиций.

Почти девять десятков лет прошло с тех пор, а в городе Заозёрном до сих пор стоит дом, добротно построенный моим дедом Даниилом Григорьевичем Дресвянским и его братьями. Деда раскулачили в 1931 году, причём власти принимали об этом решение, когда он, бывший участник гражданской войны на стороне большевиков, находился на военных сборах, конфисковали имущество, с тремя малолетними детьми отправили в ссылку в Кежемский район. Только в 1947 году семью реабилитировали. Дед умер и похоронен в Игарке.

Вот и в этой заметке чувствуется настрой части курсантов, трусливо скрывших свои фамилии под анонимной подписью «Курсовой комитет», не дать возможности получить специальность тем, на кого уже указали как на «врагов народа».

Но в стране шли и положительные процессы, 30-е годы характерны бурным развитием авиации, освоением новых воздушных трасс, в том числе на Севере и в Арктике. Имена полярных лётчиков становятся известными всей стране, о передвижении самолётов мы не раз будем находить на страницах газет и короткую информацию, и более подробные данные. Всё это позволит сегодня проследить, как развивалась авиация на Севере.

Пилот Б.Г.Чухновский, осуществлявший ледовую разведку, не один раз ещё в 1929 года на своём гидросамолёте приземлялся, точнее, приводнялся на Игарской протоке.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

В книге Г.Н.Тарасенкова «Туруханский край» размещено фото встречи экипажа Чухновского в Туруханске в 1929 году: полёты в Туруханск начались ещё в 1926 году.

Что касается Игарки, то официально, согласно сведениям в Енисейском энциклопедическом словаре, воздушное сообщение по маршруту Красноярск – Игарка – Диксон было открыто пилотом Борисом Григорьевичем Чухновским (1898-1975) в 1931 году. В экипаже Чухновского находился Василий Сергеевич Молоков (1895-1982). Именно об этом я каждый раз вспоминаю, проезжая мимо скромного памятника в сквере по улице Молокова в Красноярске.

Рейс продолжался более двух недель. В том же году полярный летчик Фабио Брунович Фарих (1896-1985) совершил первый зимний перелёт по маршруту Красноярск-Игарка уже за 45 часов. А регулярные рейсы на Игарку стали выполняться, начиная с мая месяца этого же года, о чём расскажем ниже.

В моей «копилке» уникальных документов эпохи есть небольшая заметка из «Красноярского рабочего» за 15 марта 1931 года «Самолёт установил возможность регулярного воздушного сообщения с Дудинкой» автора В.Ушакова. В ней интересные сведения о пробных рейсах по маршруту с остановкой на дозаправку и в нашем городе. Прочтите.

Самолёт установил возможность регулярного воздушного сообщения с Дудинкой

«Вчера в Красноярск прилетел из Дудинки самолёт, обследовавший возможности регулярного воздушного сообщения Красноярск – Дудинка.

Путь от Красноярска до Дудинки и обратно был покрыт за 35 часов. Самолётом управлял лётчик Фарих (участник спасения американской полярной экспедиции Эйельсона и Борланда) и бортмеханик Цыганков.

Самолёт детально обследовал метеорологические условия, рельеф местности, наметил места постройки аэродромов. Перелёт совершён в очень тяжёлых условиях – при 40-45-градусном морозе, подготовка мотора на посадках проходила при 45-50 градусном морозе. Самолёт АП-2 и мотор советской конструкции, блестяще выдержали весь долгий в зимних условиях путь.

По мнению лётчика и бортмеханика, задача, стоящая перед ними, разрешена положительно, открыть полностью воздушный путь вполне возможно. Нынешним летом прибудет исследовательская группа, которая окончательно установит возможности открытия воздушной линии, аэродромов, баз для горючего.

Трудности перелёта усложнялись плохой связью. Когда аэроплан вылетел из Игарки в Туруханск, вместе с ним была отправлена телеграмма, её получили через два дня после прибытия самолёта в Туруханск. Лётчики возмущены безобразным отношением к их перелёту местных властей основных центров Севера – Енисейска и Туруханска.

В Туруханске аэродром и горючее приготовлено не было, только с помощью ГПУ удалось сломить косность и бюрократизм местных организаций.

Совершенно обратное получилось в маленьких селениях, как Назимово, Дудинка и Игарка. Там были заранее приготовлены аэродромы, бензин, масло.

Подлетая к Игарке лётчик Фарих боялся, как бы ни пролететь «маленькую деревушку», и был очень удивлён увидев большой таёжный город, покрытый лесами развертывающегося строительства новых заводов и комбинатов. В Ушаков»

Через два дня самолёт, прилетевший из Дудинки, был разобран и отправлен в Москву. Вместе с самолётом в столицу выехали и лётчики. С какой целью это сделано, в газете не сообщалось. Зато 26 апреля население информировали, что в Красноярск из Москвы прибыли два небольших почтово-пассажирских самолёта для обслуживания открывающейся воздушной линии Красноярск – Игарка. Исходя из полученной информации, я и делаю вывод о том, что регулярные полёты в Игарку могли начаться уже в начале мая, либо в первой половине июня с приводнением гидросамолетов на протоку.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

На снимке – здание гидропорта в Игарке.

2 июня публикуется материал об открытии авиационной трассы Москва-Красноярск.

Москва-Красноярск по воздуху

«На днях открывается регулярное движение почтово-пассажирских самолётов по линии Москва – Красноярск. Эта линия названа транссибирской линией, соединяющей столицу СССР с далёким сибирским Красноярском. В конце года эта линия будет завершена продолжением её до Владивостока. Уже нынче мы в общей сложности по длине всех существующих авиалиний в СССР вышли на второе место в мире после Германии (20 тысяч километров). Открытие пассажирской линии Москва – Красноярск – Иркутск имеет огромное значение. В 26 лётных часов можно быть в Москве, в то время как курьерский поезд от Москвы до Красноярска идёт пять суток.

На линии будут работать мощные трёхмоторные самолёты типа «Крылья Советов» и «Страна Советов», сконструированные и построенные на советских авиационных заводах. Линия оборудована специальными ночными маяками, это позволяет производить полёты беспрерывно днём и ночью, не останавливаясь, как в прошлом году, на ночёвку.

Об опасности полётов в условиях Сибири говорить уже не приходится. Установлено точно, что на 75 процентов меньше бывает катастроф в воздухе, чем по железной дороге. Советские лётчики на неоднократных примерах доказали свои блестящие способности и умение владеть и управлять «воздушной птицей».

Правительство сейчас берёт курс на всемерное развитие гражданского воздушного флота. (…)»

15 июня газета сообщает: «Гидросамолёт Комсеверпути улетел в Игарку». Возможно – этот полёт был первым регулярным рейсом.

Гидросамолёт Комсеверпути улетел в Игарку

«В Игарку улетел гидросамолёт Комсеверпути, увёзший председателя дирекции Севенстроя товарища Никольского и инженеров. На днях гидросамолёт возвращается обратно в Красноярск за второй партией пассажиров».

Тема развития авиации в нашем регионе продолжена и в заметке, опубликованной 20 июля «Четыре самолёта на службе социалистического строительства».

Четыре самолёта на службе социалистического строительства

«Самолёты, игравшие до сих пор только подсобную роль в нашей работе по хозяйственному овладению севером, с каждым годом начинают играть всё большую роль. Если в прошлом году на службе комсеверпути работало только два самолёта, то в этом году их будет работать уже четыре.

Лётная работа началась в этом году с запада. Один самолёт уже работает у Новой Земли, изучая обстановку, которая определит выбор пути для следующих в Сибирь судов Карской экспедиции. Суда начнут поступать в Карское море лишь в августе, но работа начата заблаговременно. Только при этом условии возможна правильная оценка ледовой обстановки. Приступать к работе в момент прихода судов было бы поздно, необходимо учитывать быстроту разрушения льдов под влиянием летнего солнца и общее направление их движения.

Второй самолёт, вылетевший на Игарку 7 июля, имеет своим назначением быструю переброску руководящего состава в те места, куда потребуется. Это облегчит чёткую работу не только в нашем новом индустриальном центре за полярным кругом, но ускорит также и переброску разведывательных партий по системе Енисея. Операции самолёта в этом году сдвинут с мёртвой точки лесоизыскательные работы на северных притоках Енисея, на Подкаменной Тунгуске и др. По окончании этой работы самолёт уйдёт на море и будет выполнять ледовую разведку в восточной его части.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

На снимке Борис Григорьевич Чухновский – открыватель воздушной трассы на Игарку.

Задача третьего самолёта, который вылетит 25 июля, заключается в насколько возможно глубоком обследовании Карского моря на восток от Енисея в направлении Таймыра и Северной Земли, будут обследованы устье реки Пясины, шхеры Минина и т.д. Прошлогодняя работа т.Чухновского показала крайнюю неправильность, неточность имеющихся карт этой части моря. Кроме съёмочных работ, самолёт установит характер района в отношении пушного зверя, белухи и моржа, которыми он, видимо, очень богат. В этой разведке самолёт будет работать в связи со зверобойной и исследовательской шхуной «Белуха», направляющейся туда же под командой капитана Бурке.

Четвёртый самолёт комсеверпути в ближайшее время прибудет в Красноярск и встанет на линию Красноярск – Игарка. Обеспечение авиасообщения с Игаркой имеет колоссальное значение, тем более, что работа самолёта предполагается круглый год.

Четыре самолёта на службе комсеверпути – залог укрепления и развития наших воздушных сообщений на севере, которые обеспечат нам необходимые темпы в разведке и развитии производительных сил Сибири. Берман».

На авиационных заводах страны началось строительство и более вместительных воздушных судов, в частности примерно в то же время (25 июля) сообщается о постройке пассажирского самолёта АНТ-14, целиком сделанного из советских материалов, рассчитанного на перевозку 32 пассажиров, не включая членов экипажа.

Существенные изменения произошли и в организации, занимающейся речными перевозками. 30 января 1931 года ЦИК и СНК СССР образовали Народный комиссариат водного транспорта СССР (Наркомвод), первым народным комиссаром его стал Николай Михайлович Янсон. Постановлением ЦИК и СНК СССР по стране было создано 15 пароходств, в том числе и Енисейское. Его начальником был назначен Алексей Терентьевич Парышев. В пароходстве начала выпускаться газета «Большевистский аврал», сменившая потом название на «Большевик Енисея», «Речник Енисея». Её первые номера, увы, не сохранились, и мы увидим, что «Большевик Енисея» писал об Игарке только в 1936 году. Но, вот радость, в подшивке 1937 года я неожиданно нашла номер игарской газеты «Большевик Заполярья» за 8 июля. Полной подшивки нашей газеты в краевой библиотеке нет, а этот единственный номер, укромно спрятавшийся меж страниц другого «Большевика», поведает нам в своё время об одном дне из жизни родного города.

Но вернёмся в 1931 год: пока ещё новые речные суда покупаются в Германии не пароходством, а обществом «Комсеверопуть».

Целая подборка материалов, относящихся к началу новой навигации на Енисее и формированием каравана в Игарку, опубликована в номере за 26 апреля.

Приходят шесть пароходов

В Бремене (Германия) строится 6 пароходов для Комсеверопути по 300 индикаторных сил каждый. Пароходы предназначены для обслуживания лесосплава на Енисее и притоках – Нижней Тунгуске и реке Курейке. Для приёмки пароходов из Красноярска в Германию выезжают сформированные команды (30 человек). В Красноярске пароходы ожидаются в июле.

Топливо с Нижней Тунгуски

С первым рейсом в Игарку, как опыт, вывозится добытый уголь (3 тысячи тонн) для отопления речных и морских судов.

Рабочая сила Игарскому строительству

В начале июня в Игарку с первым караваном отправляются промышленные товары и продовольствие. С этим же рейсом выезжает 7900 рабочих.

В начале июня в Игарку выходит караван речных судов

«Началась подготовка к очередной Карской экспедиции. Составлены планы экспорта за границу товаров. Нынче с Карской экспедицией из Красноярска будет отправлено 7 тысяч стандартов леса, заготовленного на Красноярских и Маклаковском лесозаводах. Кроме этого на экспорт работают все Игарские лесозаводы, которые дадут 9 тысяч стандартов пиломатериала и 30 тысяч штук капбалки (брёвен).

С первым морским караваном за границу будет отправлена тысяча тонн слюды. Морские суда к устью Енисея привезут импорт, главным образом, тяжёлое оборудование для крупнейших строительств.

Первый караван речных судов из Красноярска выйдет в начале июня, к моменту прихода в Игарку иностранных пароходов. (Мой комментарий– автор не прав: морские суда прибывают в Игарский порт только в первой декаде августа, а продовольствие и рабочая сила нужны уже в начале июня).

Способ доставки экспорта нынче изменён. В прошлом году наши караваны доставляли экспорт в Игарский порт, там выгружали его и снова возвращались обратно, а товары лежали в ожидании иностранных пароходов. Нынче наш караван придёт в порт к моменту прихода туда иностранных судов, и экспорт будет перегружен с речных на морские пароходы без всяких простоев.

В разведках будут участвовать два самолёта. Так же, как и в прошлом году, Карскую экспедицию будут обслуживать два мощных самолёта, (мой комментарий– по другим данных, смотри ниже, их будет три), находящихся сейчас в Красноярске. Начальником воздушных разведок назначен лётчик Чухновский, который в мае приезжает в Красноярск».

И действительно, уже о трёх самолётах речь идёт в заметке от 11 августа 1931 года «Карская экспедиция нынешнего года».

Карская экспедиция нынешнего года

«Через несколько дней к Ледовитому океану вылетает третий самолёт «Комсеверпуть» под управлением лётчика Чухновского. Этим вылетом на место работ собственно и начинается вся основная работа лётной части в Карской экспедиции. Нынешняя, по счёту уже двенадцатая, Карская экспедиция проходит, по выражению начальника всей экспедиции Евгенова, под знаком дальнейшего превращения северного морского пути в постоянную водную артерию, связывающую Сибирь с западно-европейскими рынками.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

Морской сибирский путь должен быть дешёвым водным путём. Для этого проводится усиление речного флота – построен ряд крупных лихтеров морского типа для Обской губы, введены в строй шесть мощных полуморских теплоходов-буксиров, начата усиленная постройка специальных речных барж. Обращено внимание на строительство речных и морских портов, особенно порта Игарки.

Гидрографическим управлением Союза издан ряд новых карт Обской губы, района Новой Земли, лежащей на подходах к Карскому морю с запада. Установлены новые путевые знаки. Ведётся научно-исследовательская работа по изучению Ледовитого океана.

Но всех этих мероприятий ещё недостаточно. Немало труда, настойчивости и средств понадобится для того, чтобы наладить дело по-настоящему. Нужно быть готовым к возможным тяжёлым ледовым годам. В этом году будут производиться гидрографические исследования в Енисейском заливе. Назначена постройка радиостанции на мысе Желания, вокруг которого впервые в 1930 году прошли в Европу морские суда из Енисея. Радиостанция поможет изучить режим северной части Карского моря, имеющей большое влияние на южные пространства. Также широко будет развёрнута воздушная разведка льдов. Самолёты покажутся в пределах Карского моря раньше судов, поэтому в море послан только один ледокольный пароход «В.Русанов», а мощный ледокол «Ленин» оставлен в резерве в Архангельске. Вся операция должна быть закончена по плану в начале октября.

Значительным событием на Северном морском пути в этом году явится предполагаемый поход промыслового судна Комсеверпути «Белухи» вокруг Таймырского полуострова, к устью реки Лены и обратно. Поход этот будет иметь большое значение для освоения наших северных побережий. С рейсом «Белухи», предусматривающим и исследовательские задачи, будет увязан полёт третьего самолёта «Комсеверпуть № 2» с Б.Г.Чухновским к Северной Земле, а затем вокруг мыса Челюскина. В районе мыса Челюскина «Белуха» станет на промысловое зимовьё, которое явится самым северным промысловым пунктом в Арктической зоне Сибири и положит начало систематическому изучению наиболее трудного участка Северного морского пути – района между Енисеем и Леной.

Главное внимание во время Карской экспедиции текущего года будет обращено на наиболее чёткое её выполнение, как в отношении плановости, так и календарных сроков. Это требует краткость навигационного периода в этом году и общее значение экспедиции для освоения советских северных окраин».

И вот Енисей освободился ото льда, началась речная навигация. Но если вспомнить, что в 1929 году первый караван пришёл в Игарку 13 либо 14 июня, то в нынешнем году, как и в предыдущем, вновь драгоценное время было потеряно. Только 15 июня газета сообщила о том, что на Игарку ушли первые пароходы.

На Игарку ушли первые пароходы

«На Игарку и в Усть-Порт ушли первые два парохода «Рудзутак» и «Спартак», увезшие большое количество продовольствия, 1500 рабочих и инженерно-технических работников. На днях на Игарку идёт третий пароход».

Вероятно, что среди отъезжающих был и корреспондент газеты: весьма интересно было знать, как перезимовала Игарка, ведь о том, что происходит в городе, пока мы не имели никакой информации и рассказывали вам лишь о действиях красноярских предпринимателей.

Между тем, в феврале месяце газета «Северная стройка» от руководства Туруханского РК ВКП (б) передаётся в Игарку, выходит 6 раз в месяц на 2 полосах, её ответственным редактором назначается Третьяков. 1 декабря в Игарке организована типография. Совсем недавно я нашла на «просторах интернета» фото здания редакции газеты по улице Кирова.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

Возможно, снимок сделан позднее, не в 1931году. А вот, что написано на моем сайте о первых днях работы редакции в очерке «Игарка: «И никакого вымысла, только факты…».

В Красноярске началось и регулярное радиовещание. Радиоцентр обеспечивал связь с Дудинкой, Игаркой, Туруханском и Турой.

Продолжились и организационные мероприятия. В столице Восточно-Сибирского края Иркутске шаг за шагом переводили Игарку из маленькой точки на карте в крупный промышленный и административный центр.

20 марта 1931 года Президиумом Восточно-Сибирского крайисполкома (город Иркутск) были присоединены к Игарскому поселковому Совету станки Горошихинского сельского Совета Карасино, Сушково, Погорелка и Игарка (имеется в виду станок Старая Игарка) как тяготеющие к Игарскому поссовету по расстоянию и экономическому обслуживанию.

Игарка начала приобретать свой уникальный неповторимый облик, где многие построенные здания стали образцами деревянного зодчества, получавшими всемирную известность. Нашему городу «везло» на присутствие в нём замечательных людей. Не последнее место в этом списке занимает и московский архитектор Иван Ильич Леонидов (09.02.1902- 06.11.1959). Именно Леонидовым был разработан генеральный план застройки Игарки, спроектированы здания городского Совета, речного порта, гидропорта и пожарной части, считающиеся уникальными архитектурными сооружениями, к сожалению, ныне утраченными.

В 1931 году в Игарке были построены две электростанции, завод строительных деталей, организовано бондарное и ящичное производства, небольшой химический и консервный заводы, радиостанция, открыта городская больница.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

В этот же год была открыта первая сберегательная касса под номером 2449, она стала затем центральной. Следом появились сберкассы в Курейке и Ермаково. В первые годы деятельности вкладчиков было несколько десятков, суммы вкладов были маленькими.

Начальная школа № 4 стала семилетней, её классы разместилась в новом здании по ул. Большого театра 15.

Однако, столовые в Игарке оставались ещё единственным местом питания для рабочих и членов их семей, вследствие отсутствия в домах квартир в полном смысле этого слова, даже комнат для приготовления пищи в построенном жилье ещё не было.

Правда, все эти сведения почерпнуты нами из других источников. Газета же «Красноярский рабочий» развивала тему строительства в городе графитовой фабрики. Сразу две информации появляются на её страницах 26 апреля и более объёмная заметка 18 мая 1931 года.

Курейский рудник даёт первый графит

«С началом навигации с Курейских рудников в Красноярск привозится шесть с половиной тонн графита для отправки Мосхимтресту и четыре с половиной тысячи тонн (мой комментарий– так в тексте) идёт в Игарку на экспорт».

На Игарке строится графитовая фабрика

«На Игарке началось строительство графитовой обогатительной фабрики. Сырьё для фабрики будет доставляться с Курейских рудников».

Подарок рабочих Курейского графитного рудника

«В ответ на обращение промышленных районов, рабочие Курейского графитного рудника, работающие за полярным кругом, в полярную ночь, при 50-60 градусах мороза, методами ударничества в соцсоревновании подняли производительность труда на 33 процента, выполнив задание с превышением на 48 процентов.

Рабочие послали комсеверопуть и СТО (мой комментарий– СТО – Совет труда и обороны – чрезвычайный орган, действовавший в стране 1923-1938 годы)телеграмму, в которой просят передать партии и правительству подарок всего коллектива – 300 тонн графита и 60 кубометров леса, вывезенных в выходной день 3 мая.

Полярники, объявив себя мобилизованными по выполнению и превышению программы 1931 года выработки графита для экспорта и снабжения промышленности СССР, передают пламенный привет рабочим Союза и требуют сильнее ударить по прогульщикам, летунам, снизить себестоимость, повысить качество продукции, преодолевая все трудности под руководством ленинского ЦК.

Графитовая промышленность на Восточно-Сибирском севере становится крупной отраслью социалистического хозяйства. В Игарском порту на вновь открытых месторождениях графита строится графитовая обогатительная фабрика, импортное оборудование для которой уже доставлено в порт Карской экспедицией».

Видимо, оппортунист Мец от руководства рудником был отстранён, дела пошли по-ударному.

В Игарке в июле был сдан в эксплуатацию четырехрамный лесозавод № 2.

8 августа по Северному морскому пути пришёл первый караван из двенадцати морских лесовозов. Последнее судно с пиломатериалами на экспорт покинуло порт 3 октября. Навигация продлилась 56 дней.В трюмы для продажи было погружено 13395 стандартов экспортных пиломатериалов при плане 12500.

Вновь, также, как в прошлом году немецкий журналист Отто Геллер, воспользовался возможностью побывать в нашем городе, придя в составе каравана по Северному морскому пути, в Игарку прибыл член английского парламента Меттерс. Свои впечатления от поездки он опубликовал в газете «Северная стройка» за 5 мая 1932 года. Подробнее о его визите в материале «И никакого вымысла, только факты…».

Ещё была в разгаре лесо-экспортная навигация, именуемая Карской, а Президиумом Восточно-Сибирского крайисполкома (г.Иркутск) принимается решение о перечислении рабочего поселка Игарка Туруханского района в категорию городских поселений с непосредственным подчинением краю. Это судьбоносное для города решение было принято, учитывая всё возрастающее обще-государственное значение порта Игарка как перевалочного пункта экспортного сырья и импортного оборудования и товаров, быстрый рост промышленного развития Игарки и прилегающему к нему района, а также огромные перспективы в ближайшие годы по разработке полезных ископаемых, обработке их и эксплуатации лесных материалов. Решение датировано 13 августа 1931 года.

30 сентября рабочий поселок Игарка Туруханского района Восточно-Сибирского края преобразован в город с выделением в самостоятельную административно-территориальную единицу с сохранением прежнего названия и непосредственным подчинением Игарского горсовета Восточно-Сибирскому крайисполкому. К подчинению Игарке отошли экономически и территориально тяготеющие к нему русские селения и станки: Старо-Плахинское из Усть-Енисейского района, Денежкино, Ермаково, Игарка (станок), Карасево, (правильно Карасино), Курейка, Погорельское, Полой, Сушково, Усть-Курейка и Шайтанское. На графитовых рудниках на реке Курейка был образован поселковый Совет, также подчинённый Игарскому горсовету. Границы территории, подчинённой Игарскому горсовету, были определены в порядке проведения первоначального земельно-водного устройства согласно Положению, утверждённому ВЦИК и СНК РСФСР 10.09.1930.

Именно этот день – 30 сентября 1931 года иногда называют как дату образования города. Между тем, как видим, это всего лишь новый, более высокий, его статус.

Естественно, что как только решение было опубликовано и вступило в законную силу, сразу же началось формирование всех органов власти города. Документы Красноярского краевого архива новейшей документации доступны, я их смотрела и делала выписки.

30 сентября 1931 года считается днём образования Игарской милиции, первый начальник отдела носил фамилию Огуленко, в его подчинении было двое уполномоченных — Наумов и Перетолчин. К сожалению, я не знаю их имена и отчества. Фамилии Огуленко я больше в исторических материалах не встречала, Наумовы – наиболее часто мелькающая в Игарке фамилия, но кто из них конкретно был первым милиционером, нигде не проявилось. Погиб в бою под Новгородом игарец Перетолчин Виктор Андреевич. Вероятно, он был первым милиционером в Игарке. Не до конца я уверена и в дате – 30 сентября, которая приводится в газете «Игарские новости» 3 октября 2006 года. Мне кажется, что формирование всех органов власти началось после выборов городского Совета, но возможен и факт, что орган правопорядка появился одномоментно с приданием статуса города. Надо уточнять.

Однако, следуем хронике событий, взятых мною из краевого архива.

14 октября на первом заседании образованного организационного бюро утвердили аппарат оргбюро по формированию органов власти в Игарке из 8 человек: секретарь, заворг, зав.культпромом, инструктор, пропагандист, заведующий женским сектором, управляющий делами, машинистка. Персонально в документах называются некоторые фамилии: инструктор Ярыгин, пропагандист Саворонова, зав.женсектором Боданина, управделами Миронов. Оргкомитет крайисполкома: председатель Мартынов, члены Березин, Шорохов, Никольский, Визнер. Оргбюро крайсовпрофа: Березин, Калинин, Мальцев. Оргбюро крайкома ВЛКСМ: Медведев – секретарь, Шабалин и Бубенчиков.

Ещё 15 октября в первых протоколах оргбюро город называется Игарск. Но с 31.10.1931 года за ним окончательно закрепляется официальное название — Игарка.

17 октября создан городской отдел народного образования, в нём по штату два работника: методист и организатор по социальному воспитанию и ликбезу. В то время детей школьного возраста насчитывается уже 1098, на национальных станках в округе — 34 ребенка.

31 октября заместитель редактора Вигалок утверждается редактором газеты «Северная стройка». Третьяков переходит в ГК ВКП (б) заведующим культпропом.

С 15 ноября по 8 декабря проходили первые выборы депутатов в Игарке. Председателем городского Совета избран Иван Николаевич Мартынов, член ВКП (б) с 1917 года, первостроитель города.

С 10 по 14 декабря проходила первая городская конференция Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), в последующем КПСС. На учете тогда было 117 коммунистов, дата окончания конференции считается датой рождения Игарской городской партийной организации. Первый состав ГК ВКП (б): Шпырнов, Мартынов, Березин, Никольский, Шорохов, Пестов, Баринов, Прокофьев, Третьяков, Вигалок, Федоров, Скворцов, Бутусов, Объедалкин, Полосухин. Кандидаты в члены ГК ВКП (б): Боданина, Рыбкин, Пятых, Демидов, Антипов.

Мне удалось установить более развёрнутые данные о первых руководителях города.

Яков Давидович Шпырнов – главное лицо в городе – первый секретарь ГК ВКП (б), до этого он был председателем Туруханского райисполкома, Иван Николаевич Мартынов – председатель городского Совета, Дмитрий Степанович Березин – первый председатель городского комитета профсоюзов, Николай Васильевич Никольский – председатель дирекции Севенстроя в Игарке, Михаил Николаевич Шорохов – первый начальник отдела ОГПУ в Игарке, подвергшийся репрессиям в 1937 году, Александр Семенович Пестов – начальник порта, Николай Маркович Баринов – директор лесопромышленного комбината, Николай Петрович Прокофьев – начальник отдела кадров Севенстроя, Третьяков (имя, отчество не известно) – первый редактор газеты «Северная стройка», Михаил Яковлевич Вигалок – заместитель, а затем и редактор газеты «Северная стройка», Георгий Ионович Скворцов – директор Курейского рудника, Михаил Андреевич Бутусов – пилостав лесопромышленного комбината, Яков Петрович Объедалкин – сортировщик лесопромышленного комбината.

К сожалению, кроме фамилий об остальных членах горкома партии мне ничего не известно.

Первый организационный Пленум Игарского горкома ВКП (б) избрал бюро в составе: Шпырнов, Мартынов, Никольский, Шорохов, Березин.

Ещё из событий 1931 года должна упомянуть, что в Игарке зазимовал теплоход «Красноярский рабочий» (капитан Лиханский М.Е), как мы помним, в прошлую навигацию пришедший на Енисей из Германии. Подробности зимовки нигде не освещались, но должна сказать, что ещё не раз зима застанет речников врасплох, и некоторые стоянки станут трагическими.

В зиму этого года игарцев настигла и страшная болезнь – началось массовое заболевание цингой. Это заболевание приводило к летальному исходу тех, у кого в организме возникал острейший недостаток аскорбиновой кислоты — витамина С: распухали и начинали кровоточить дёсна, расшатывались и выпадали все зубы. Картина страшная. Профилактика болезни проста — в условиях полярной зимы полноценное питание, в том числе постоянное присутствие в рационе овощей: квашеной капусты, лука, сырого картофеля, цитрусовых. Со временем и игарчане научились справляться с недугом, в том числе и обязательным приёмом отвара еловой хвои – довольно неприятного на вкус напитка, который периодически и нас в детстве заставляли родители употреблять. Совершенно не вызывают аппетита сваренные сухая картошка, морковь и лук, которые также одно время были в нашем северном рационе в детстве, но что поделаешь?!

В конце двадцатых – начале тридцатых годов прошлого века начала создаваться Сибирская энциклопедия. Она выйдет в четырёх томах, первый ещё в сентябре 1929 года. Во втором, начатом печатанием в июне 1930 и оконченном в марте 1931 года, на страницах 194-196 будет опубликована статья «Игарка». Полный её текст есть на сайте в материале «Сибирская советская энциклопедия об Игарке».

Я не стала дублировать его в рамках этого проекта и долго размышляла, куда разместить очерк «Порт Игарка» неизвестного автора, поставившего под ним подпись «П-в». Очерк появился в газете «Красноярский рабочий» 12 августа 1931 года. Если внимательно прочесть текст, то в нём говорится и о некоторых событиях зимы 1930-1931 годов. Поэтому, оставляю на усмотрение будущим историкам города, куда хронологически отнести события, о которых так ярко повествуется в этом материале. Прочите. Блестящий исторический сувенир для патриотов нашего города.

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

Порт Игарка

Почти в двух тысячах километрах от Красноярска, на Севере, спрятавшись в изгибе дугообразной протоки, строится новый советский порт. В борьбе с морозами, с вечной болотно-тундровой мерзлотой, оторванный от центра растёт социалистический гигант. Всё дальше и дальше вытягиваются кварталы домов, оттесняя заросли лесотундры. Один за другим растут заводы.

Во второй половине лета в портовой протоке беспрестанное движение и шум. Снуют вертлявые моторки и катера, медленно тянутся к заводской лесотаске плоты. Солидно, по-деловому плывут переполненные рабочими баркасы. Приходят и уходят енисейские пароходы с баржами и паузками.

И над всей этой суетой, как величественные слоны над копошащимися муравьями, возвышаются морские гиганты-лесовозы. Грохочут лебёдки, перетаскивая толстыми стопами пиломатериалы из барж в трюмы пароходов.

Стопы леса медленно и плавно поднимаются вверх, качаются над пароходом и также плавно спускаются в трюм. Только и слышно протяжное:

— Вира!

— Майна!

Часть пароходов стоит у плотов и нагружается круглым лесом, часть находится у баржи пиломатериалов, принимает игарский лесоэкспорт. (Мой комментарий– правильно – красноярский, или маклаковский, приплавленный на баржах, игарский грузился с берега, не с барж).

Среди английских и немецких судов встречаются наши, ленинградские: «Крестьянин», «Искра» и др.

*

Суда не успевали грузиться. Подходило время выхода в море, а некоторые из них были пусты. Тогда на погрузку судов мобилизовывалась незанятая на срочных работах рабочая сила. Рабочие лесозавода № 1, который ремонтировался посменно, работали и день, и ночь на погрузке досок. И другие коллективы тоже грузили лес.

Спасли положение. Правда, некоторые суда ушли с небольшим опозданием, но всё же нагруженные.

*

Осенью, когда чёрный дым последнего парохода исчез за поворотом Енисея, протока замерла. Только плоты и матки спешили к лесотаске, чтобы до зимы выбраться на берег. Но не успели. Зимний лёд сковал много тысяч концов леса. (Мой комментарий– речь, вероятно, идёт о событиях осени и зимы 1930 года).

Всю зиму два двухрамных лесопильных завода пилили лес для экспорта и для местного строительства. Один за другим вырастали штабеля досок на бирже пиломатериалов, беспрерывно двигались вереницы лошадей, подвозя выдолбленный в протоке лес к заводам. Мороз 50 с лишним градусов часто гнал рабочих с протоки, ломал на заводах рамы, закрывал замерзающие конторы. Жизнь Игарки на время замирала. А когда мороз доходил до 60 градусов и больше, лопались в окнах стёкла, и в десяти шагах не было ничего видно.

Зимой на очереди была достройка большого чётырёхрамного завода. Он быстро рос. Ударная работа брошенных туда лучших сил дала возможность быстро вести стройку. Спешно, беспрерывно работал обрезной станок ящичной мастерской, выстругивая доски для обшивки корпуса. Дружно работали каменщики, выкладывая корпус силовой установки завода из невиданных доселе кирпичей громадной формы. Эти кирпичи, сделанные из опилок по способу одного советского инженера, впервые применялись на Севере.

Строили завод, одновременно достраивали и вновь строили около десятка типовых домов для жилья.

Небольшой холодный клуб не удовлетворял культурных потребностей игарцев. 34 раза устраивались вечера. Переполненный клуб не вмещал всех желающих. А те, кто в него попадал, тряслись в шубах от холода и глядели на мёрзнущих артистов.

В холодной библиотеке с промёрзшим до костей библиотекарем, никогда не находилось хорошей книги. Их мало, и они на руках, К весне открылось кино.

*

Подходила весна, (мой комментарий– уже события 1931 года)а лес был в протоке. Он мог уплыть в океан. На протоку было сосредоточено всё внимание. Отдавали много сил. Каждый день рабочие и служащие всех коллективов работали по 2-3 часа сверхурочно на выколке брёвен, в выходные работали по 8-10 часов.

Соревнование и ударничество двинуло дело вперёд. Плоты, которые стояли далеко от берега в протоке, были выколоты и увезены на заводы. Матки, которые находились у берега, крепко прикреплены снастями.

Но при продвижке протоки матки тронулись за льдом. Снасти лопнули, как паутина. Необходимы были срочные меры. И опять добровольческие бригады были брошены на протоку подтягивать воротами матки, скреплять их с берегом. Протока прошла. Матки остались на месте.

Лес был спасён. Игарка ликовала.

1 мая игарцы праздновали свою победу на фронте строительства: была закончена постройка большого четырёхрамного лесозавода № 2 – по механизации третьего в СССР.

Так жил, строился и боролся с природой советский порт на Севере.

*

В нынешнем году в Игарку брошены большие силы рабочих и командиров производства. Культурное обслуживание улучшается. В несколько раз расширяется библиотека. Приезжает духовой оркестр, формируется струнный. Выписана рояль. Комплектуется группа любителей артистов. Проектируется постройка большого клуба. (мой комментарий– вот он, уже построенный, на снимке слева).

Зарубки на память: Игарка, 1931 год

Игарка перейдёт на систему ЖАКТов и жилстроительных коопераций. Приехал государственный универсальный магазин. Расширяет свою сеть ЦРК, расширяются и строятся ларьки, пекарни. Будет построена большая школа ФЗС. Откроется ФЗУ.

Из промышленных предприятий на очереди большая графитная фабрика и ряд других мелких предприятий. В недалёком будущем будут строиться новые лесопильные заводы.

В августе нынешнего года снова ожидается приход заморских гостей. Их придёт в три раза больше, чем в прошлом году.

Загремит игарский порт.

Советский север индустриализируется П-в»

На снимках: коллаж из газеты «Красноярский рабочий» от 8 июня 1931 года – погрузка судов на Игарку в Красноярском речном порту; снимки Игарки из диафильма «Порт Игарка». Внешкольный диафильм по географии, авторы И.Дмитриева и М.Смирнов.



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *