Зарубки на память: Игарка, 1934 год, первый юбилей молодого города



В 1934 году  Игарка готовилась отметить свой первый – «детский» юбилей – пятилетие   высадки  первого десанта и начала строительства города.  В связи с этим, а возможно, и просто в очередной рабочей поездке на Севере побывал первый секретарь Восточно-Сибирского крайкома ВКП (б) Разумов.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, первый юбилей молодого города

Известно о нём немного.  Михаил Осипович Разумов – профессиональный революционер а после Октябрьской социалистической революции  партийный функционер, был репрессирован и расстрелян в 1937 году. Судя по тому, что первое лицо огромного Восточно-Сибирского края с центром в Иркутске отправился из краевого центра на Север в только что вошедший в состав края новый город,  Разумов был человеком ответственным и решительным. Да и, надо отметить, интерес у властей к Игарке  в те времена был на высоком уровне.

14 сентября целую полосу газеты «Красноярский рабочий» заняла  его статья  «Игарка», напечатанная также в главной газете страны «Правде». Мы её печатаем ниже с незначительными сокращениями, где говорится только о том, что к нашему городу напрямую не относится.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, первый юбилей молодого города Игарка

1. От Красноярска до Игарки при благоприятных условиях 10 лётных часов. При полёте прямо на глазах меняется природа: горы незаметно переходят в равнины, непрерывные девственные леса, примыкающие с обеих сторон к Енисею, становятся низкорослыми. Природа с каждым часом становится всё более суровой,

После села Фомки (совхоз Наркомлеса имени Енукидзе) и колхоза Ярцево уже не видно обработанных площадей. Ярцево, находящееся в южной части Туруханского района, в 748 км от Красноярска, считается северной границей земледелия.

От Туруханска начинаются бесконечные пространства лесотундры. Внизу раскинуто бесчисленное множество больших и малых озёр. На пустынных, суровых берегах Енисея лишь изредка попадаются маленькие станки (деревушки по несколько дворов).

За станком Курейкой, почти на 200 км севернее полярного круга, внизу под самолётом со сказочной неожиданностью вырастает город, среди озёр и болот дымят заводские трубы – это заполярный город Игарка, расположенный на высоком берегу протоки, глубина которой достигает 50 метров. На берегу – пассажирская и грузовая пристани, лесная биржа, причалы для погрузки готовой лесопродукции,  гидроавиапорт.

Напротив Игарки, на Самоедском острове, тоже много строений, большие возделанные площади, весело блестят на солнце стеклянными крышами тепличные и парниковые корпуса. Это – Игарский совхоз Главного управления северного морского пути и заполярная опытная станция института растениеводства.

2. Освоение Северного морского пути пробудило к жизни величайшие богатства всего Енисейского бассейна.

Огромную роль Северный морской путь должен сыграть и уже играет в развитии лесной, рыбоконсервной промышленности и товарного оленеводства, а также в разработке полезных ископаемых (графит, медь, никель, платина, исламский шпат и др.) и в снабжении техническим оборудованием развёртывающихся предприятий Севера.

Северный морской путь создал крупнейшие хозяйственные организации: трест Севполярлес и Таймыртрест.

В леспромхозах Севполярлеса насчитывается около 80 миллионов гектаров леса. К сожалению, эти леса до сих пор слабо обследованы. Севполярлес работает только на экспорт. Он берёт с гектара не более 12 -15 кубометров, в то время как было бы гораздо выгоднее рубить с гектара 50-60 кубометров, увеличить выход на экспорт и обратить остальной лес на внутренний рынок.

В приенисейских и приангарских массивах имеются ценнейшие породы восточносибирской сосны и драгоценной сибирской лиственницы, не имеющие себе равных по качеству и поэтому пользующиеся неограниченным спросом на мировом рынке.

Из всего плана экспорта лесоматериалов через Карскую экспедицию около 80 процентов даёт Игарский лесокомбинат. Спрос иностранного рынка на игарский лес в несколько раз превышает производство и вывозку этого года. Отсюда неотложная задача увеличения производительности существующих  предприятий Севполярлеса, что и намечается в виде постройки двух новых шестирамных заводов  — в  Енисейске и Игарке.

Продукция Таймыртреста в 1934 году выражается в сумме около 15 миллионов рублей. Устье Енисея чрезвычайно богато высокосортными породами рыбы. Таймыртрест пока ещё добывает только 15-16 тыс. центнеров в год (вся годовая добыча в Таймырском округе – 40 тысяч центнеров). Построенный в Усть-Енисейском порту  консервный завод в 1934 году даёт только 1, 5 млн. банок, в то время как при наличии сырья он мог бы легко удвоить свою продукцию. Большинство добываемой в Енисее рыбы идёт в засолку. Солятся даже такие ценнейшие сорта, как осётр, нельма. Нужно наладить доставку рыбы потребителю вглубь Сибири в свежем виде. Возможности имеются. Таймыртрест располагает прекрасными рефрижераторами, используемыми сейчас как простые баржи.

Таймыртрест до сих пор ничего не делает для расширения производительности  местных русских и туземных рыболовных артелей.

Тоже нужно сказать и о пушном промысле. Хозяйствующие организации (Востсибпушнина, Таймыртрест, Интегральная кооперация) никоим образом не должны ограничиваться ролью простых скупщиков пушнины и мехового сырья. Их задача заключается в организации охотничьего промысла, снабжении местного населения средствами производства.

Одной из крупнейших задач Таймыртреста является промышленное освоение Норильского района, обладающего богатейшими залежами высококачественного угля, большими запасами платины, меди, никеля, кобальта и других редких металлов. Норильск должен дать около 20 тысяч тонн каменного угля для снабжения Енисейского пароходства и Карской экспедиции. Норильский район отделён от Енисея 100 км тундры, сколько-нибудь проезжей только в зимний период. Таким образом, промышленное освоение Норильского района зависит от организации путей сообщения. Через некоторое время неизбежно встанет вопрос о постройке железной дороги Дудинка – Норильск. На ближайшее же время реален  только водный путь через устье Пясино.

Судоходство по реке Пясино, в основном уже освоенное, является частью важнейшей для крайнего Севера задачи – организации водного пути через Таймырский полуостров  с запада на восток (Карское море – река Пясино – река Дудыпта – река Авам-волок – река Тагинар – река Волосянка – река Хета – река Хатанга).  Освоение этого, так называемого Южно-Таймырского пути, проходящего через наиболее населённую часть Таймырского полуострова, открывает широкие возможности для вывоза товаров в наиболее отдалённые местности, вывоза продукции охотничьего и рыболовного промыслов, исследования и разработки больших естественных богатств.

Самым узким местом Игарки и Таймыра является флот.  Пассажирское движение на линии Красноярск – Игарка – Дудинка – Усть-порт крайне недостаточное. Ещё хуже с заброской грузов на Север.  Завоз грузов всегда сильно запаздывает и либо не выполняется, либо становится невозможным использование притоков Енисея для завоза грузов в тундру.

Условия для создания собственной продовольственной базы на Севере трудные, вследствие короткого полярного лета, больших холодов (среднегодовая температура Игарки минус 10 градусов). Игарка, Дудинка находятся в полосе вечной мерзлоты, оттаивание почвы в июле – сентябре происходит только на полметра, в редких случаях до 0,8 метра.

Однако,  практика показывает, что развитие здесь сельского хозяйства безусловно возможно. Игарский совхоз существует с 1930 года. В этом году им засеяно 96 га. Площадь сева легко может быть увеличена до нескольких сот гектаров за счёт раскорчёвывания мелкорослого леса и кустарника. Зерновые культуры в совхозе не вызревают. Нельзя сказать, что в этом повинен только климат. Сев, как правило, проводился случайными семенами, притом ещё на всхожесть не проверенными.  Я видел на полярной опытной станции неплохую рожь, сеянную в первой половине августа. Она, вероятно, не успеет созреть. Надо попробовать сеять рожь в середине июля.

Выращивание в широком масштабе картофеля, турнепса, капусты, репы, редиса, салата и даже лука уже полностью доказано и хозяйственно вполне  целесообразно.

С 1932 года  Всесоюзный институт растениеводства ведёт в Игарке испытания сортов различных овощей и их агротехники, Эта работа ведётся под руководством агронома М.И.Хренниковой, работавшей до этого 8 лет в Хибинах. По её мнению, условия Игарки, особенно в отношении почв, даже лучше, чем на Кольском полуострове.

Особенно успешно идёт выращивание овощей (вплоть до помидоров) в парниках и теплицах совхоза. Большие теплицы построены также в ограде лесокомбината. Здесь всю зиму выращивался лук, причём для отопления использовался пар лесозаводской ТЭЦ, а в длинную двухмесячную полярную ночь солнце с успехом было заменено большими электрическими лампами.

Разведение молочного скота и свиней на Севере является задачей легко осуществляемой. Усиление кормовой базы может быть достигнуто как за счёт расширения площади естественных лугов (раскорчёвка), так и за счёт посева трав и корнеплодов. Этим очень мало занимается Игарский совхоз и совсем не занимаются станки, уже начиная с Ярцева.

Животноводство в Игарке в загоне. В этом году нет ни одной покрытой кобылицы. Из 132 коров – 40 яловых.  Отход поросят свыше 30 процентов.  Бычков забивали в недельном возрасте из-за необеспеченности кормами.

Не лучше и с оленеводством. В Потаповском и Авамском оленеводческих совхозах вследствие плохого хозяйничанья за 2-3 года поголовье оленей снизилось с 12 до 4 тысяч голов. Сейчас эти совхозы оленеводтрестом (Наркомзем РСФСР) переданы Таймырскому окрисполкому, причём одновременно с передачей совхозов трест аннулировал все наряды на корма, спецодежду, строительные материалы, поставив тем самым совхозное поголовье в очень тяжёлые условия. Поголовье оленей тундрового населения снизилось за 4  года со 117 до 72 тысяч голов.

3. Игарка – довольно большой город с правильно распланированными улицами и кварталами. Строения деревянные и преимущественно одноэтажные. Приятно поражает то, что в большинстве кварталов имеются тротуары.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, первый юбилей молодого города

Неотложной задачей является форсирование  жилищного строительства, которое резко отстаёт от  роста населения города и создаёт огромные трудности для развития производства.

Культурное строительство в Игарке уже получило довольно широкий размах: имеется большой клуб с залом вместимостью около тысячи человек, радиовещательная станция и радиотелефонная станция, которая обеспечивает хорошую слышимость двухстороннего разговора с Иркутском. Дети школьного возраста (около 2500) полностью обеспечены школами первой и второй ступени. Имеется совпартшкола, обслуживающая Игарку и прилегающие к ней национальные районы. Имеются хорошо оборудованная больница, поликлиника и амбулатория. Детские ясли в основном удовлетворяют потребность работниц лесокомбината. Имеются детский клуб и кино.

К сожалению, при  всём этом имеется масса недочётов, дезорганизующих работу.

Что касается периферии Игарки, а также Туруханского района и Таймырского округа, то здесь дело обстоит гораздо хуже.

Большой помехой росту грамотности северных национальностей является попытка во что бы то ни стало  установить письменность этих народностей на латинском языке. В Таймырском округе всего 5524 человека национального населения,  в числе которых следующие народности: юраки, долгане, ненцы, эвенки, якуты и так называемые затундровые крестьяне, потомки первых русских поселенцев, смешавшихся с местным населением и в большинстве  потерявших родной язык.  Каждая из перечисленных народностей имеет свой язык. За исключением буквально единичных случаев,  в национальных школах преподаватели – русские, не знающие местного языка.

Попытка введения латинского алфавита при этих условиях является ничем не оправдываемой блажью,  если не сказать больше. Латинский алфавит создаёт никому не нужные дополнительные трудности  и тормозит овладение русской грамотой, которая является необходимым  условием культурного развития малочисленных северных народностей. Так стоит вопрос не только на Енисейском севере, но и в Витимо-Олёкминском и Эвенкийских  национальных округах края.

Самый серьёзный вопрос на Севере – это вопрос о кадрах работников для национальных советов и районов.  Плохо ведётся работа по выращиванию местных кадров.  Секретарями национальных советов до сих пор ещё, как правило, работают специально присылаемые русские работники.

Подбор работников для Севера должен производиться с особой тщательностью и осторожностью.

Однако, мне самому пришлось столкнуться с фактом вопиющей безответственности и бюрократизма в подборе работников.  В Дудинке (Таймыр) я встретил несколько молодых людей в возрасте 19-21 года. Оказалось, что они завербованы в Иркутске для работы в качестве секретарей национальных советов в тундре, причём вербовку производил инструктор Таймырского окружкома по объявлению о вербовке, помещённом им в иркутской газете. Разговаривая с этими ребятами уже после того, как их тщательно проинструктировали работники окружкома и окрисполкома, я сразу убедился, что они не имеют никакого представления о какой-либо общественной работе и что посылка их в качестве секретарей национальных советов представляет большую опасность.

В Игарке, Туруханске, Дудинке чувствуется оторванность от своей периферии и плохое знание того, что на ней происходит. Культурная работа среди отсталых народностей ведётся плохо.  Слаба практическая работа по реализации национальной политики партии.  (…)

В первой пятилетке благодаря героической  работе рабочих, моряков и лётчиков, под руководством партии и товарища Сталина достигнуты огромные успехи в освоении Севера, в частности, енисейского. Оплотом в этой работе являлась Игарка, крупный промышленный и культурный центр дальнего Севера.(…)

Первый советский заполярный порт  становится основным центром, форпостом в борьбе за освоение необъятных пространств енисейского Севера, на вовлечение нетронутых богатств Севера в дело строительства социализма». («Красноярский рабочий» 14.09.1934)

Вот такой подходила Игарка к своему первому  знаковому юбилею.

Само празднование было намечено на 20 июля. Известно, что поздравление игарцам  телеграммой направил Вячеслав Михайлович Молотов, председатель Совета Народных Комиссаров, то есть руководитель правительства СССР.

Отто ШмидтА Отто Юльевич Шмидт – начальник Главного управления Северного Морского пути приезжал в город на празднование, произнёс речь. В ознаменование этого события в Игарке есть памятная доска.

Орденом Ленина – высшей наградой СССР  за особо выдающиеся заслуги перед советским государством и обществом удостоился бывший председатель Северо-Сибирского государственного акционерного общества транспорта и промышленности «Комсевморпуть» Борис Васильевич Лавров.

В преамбуле постановления ЦИК СССР от 25 июля 1934 года говорится о том, что награда вручается «отмечая огромную работу, проведённую товарищем Лавровым Борисом Васильевичем по созданию и строительству города Игарки, по организации Карских экспедиций и возглавляемой им Ленской экспедиции 1933 года…»

К ордену Ленина был представлен и один из первостроителей города – рядовой игарчанин, пилостав лесопромышленного комбината Николай Михайлович Щелин.

Исторический факт, доныне неизвестный. 14 августа 1934 года в газете «Красноярский рабочий» опубликовано постановление Восточно-Сибирского крайкома ВКП (б)  «О награждении ударников Игарки».

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, первый юбилей молодого города «В связи с пятилетием организации заполярного города Игарки и успехами, достигнутыми  в области освоения Севера, Крайком ВКП (б) Постановляет:

Ходатайствовать перед ЦИК СССР о награждении орденом Ленина товарища Щелина Николая Михайловича  (рабочий, кандидат ВКП (б), производственный стаж  32 года, на Игарке работает с 1929 года —  сперва пилоставом,  затем старшим пилоставом и уже 3 года  инструктором пилоставом в ЛПХ).

Наградить Почётной грамотой Крайисполкома и крайкома ВКП (б) и ценными подарками (виктролы) следующих лучших ударников Игарки, показавших исключительные образцы большевистской  ударной работы в области перевыполнения производственных показателей в суровых условиях крайнего Севера:

Попова Григория Александровича – рабочий, беспартийный,  трудовой стаж с 1922 года,  прибыл на Игарку в 1928 году,  работал грузчиком и чернорабочим, с 1930 года слесарь.

Малютина Сергея Николаевича, член ВКП (б), рабочий-плотник. В 1929 году прибыл в Игарку грузчиком, в 1930 – десятник, в 1931 г – подрамщик, рамщик на лесозаводах, в 1931-32 гг  — сменный мастер, в 1932 –пом.начальника и затем начальник лесной пристани,  в том же году начальник лесозаводов. В 1934 г выдвинут пом.директора Игарского лесопромышленного комбината.

Чанчикову Глафиру Алексеевну, член ВЛКСМ,  производственно-трудовой стаж 10 лет,  на Игарку прибыла в 1930 году в качестве работницы,  после чего была выдвинута сортировщицей и сейчас исполняет  должность помощника подсменного мастера  цеха.

Негодяева Викентия Семёновича, кандидат ВКП (б), трудовой стаж – 12 лет, на Игарке работает с  начала 1930 в качестве строительного десантника,  в последующем – пом. начальника и начальник строительного участка, в данный момент – прораб Севенстроя.

Руденко – член ВЛКСМ, ученик тов.Щелина,  член ВЛКСМ, на Игарку прибыл в 1930 году, был подточником,  помощником пилостава, в данное время – старший  пилостав лесозавода № 2.

Пузикова В.С. – рабочий, беспартийный,  производственный стаж 17 лет, на Игарку прибыл в 1929 году чернорабочим, в дальнейшем землекоп, укладчик на пилобирже, теперь работает бракером по пилоэкспорту.

Безик Зою Вячеславовну – медицинская сестра Игарской амбулатории, член ВЛКСМ, на Игарке  работает с 1931 года,

Сысоеву Зинаиду Николаевну – учительница ФЗД, педагогический стаж 13 лет, на Севере с 1932 г.

Шабалина Василия Степановича, заведующий ФЗС № 2, прибыл на Игарку в 1930 году, в течение 1930-31 по октябрь месяц был рабочим на мерзлотной станции, работая вечером в школе. С 1932 – педагог начальной школы».

Повторюсь, что ни сам факт награждения  Николая Михайловича Щелина, ни его имя историками Игарки доныне не называлось.  Я более не встречала нигде и упоминания о медицинской сестре Зое Вячеславовне Безик,  строителе Викентии Семёновиче Негодяеве, слесаре Григории Александровиче Попове и педагоге Василии Степановиче Шабалине.

Сергей Николаевич Малютин впоследствии вырос до  директора лесокомбината, избирался председателем исполкома городского Совета. По состоянию здоровья он выехал из Игарки в июле 1942 года,  но в качестве почетного гостя присутствовал на 35-летии Игарки.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, первый юбилей молодого города Глафира Алексеевна Чанчикова  (в замужестве Корсак) долгие годы жила в нашем городе.  Добавлю, что именно она была зачинательницей женского движения по созданию  детских яслей, развитию огородничества,  а в годы войны стала мастером ящичного цеха.

Учитель литературы Зинаида Николаевна Сысоева известна как одна из педагогов, чьи подопечные стали авторами книги «Мы из Игарки». В 1943 году она работал заведующей учебной частью школы № 1.

К сожалению, в постановлении не указаны имя и отчество Руденко. Может быть, это Егор Руденко, который прославился тем, что строил причальную стенку морского порта в 1934-1935 годах. А, возможно, и участник войны  Руденко Егор Васильевич.

Погиб на войне Виктор Емельянович Пузиков (в газете неточно указаны его инициалы). Отец восьмерых детей, прибывший с первым десантом строителей, он и на фронт ушёл в числе первых. 12 декабря 1942 года в боях в Калининской области он получил сквозное пулевое ранение позвоночника с повреждением спинного мозга  и  поступил в эвакогоспиталь   без документов в бессознательном состоянии. Спустя два дня Пузиков Виктор Емельянович скончался  от восходящего менингита,  не приходя в сознание. Подробнее о нём и его детях – участниках Великой Отечественной войны вы можете прочесть в Книге памяти.

Заинтересовали меня и памятные подарки, отправленные на Север, что это за таинственные  виктролы? Как всегда, ответ нашла в Интернете.

Мы из ИгаркиВиктрола — вид фонографа, выпускавшегося в первой половине XX века американской фирмой «Victor Talking  Machine Company»- ведущим американским производителем патефонов и грампластинок. Виктрола была стационарным вариантом фонографа: помимо проигрывающего устройства и усилителя звука, роль которого играл сам корпус, в ней были отделения для хранения пластинок. Виктролы были своеобразными  «музыкальными центрами»  того времени, играли они очень громко, мощности корпуса-рупора хватало на большой танцевальный зал или зал-гостиную.

Вот так. Шумно, весело, с музыкой праздновали   первостроители и стахановцы  Игарки  свой первый юбилей.

Листая подшивку газеты «Красноярский рабочий» я нашла и первое упоминание о поэте Игнатии Рождественском. И хотя он в то время ещё не жил в нашем городе, расскажем об этом подробнее.

Как известно, в Москве состоялся первый  всесоюзный съезд советских писателей.  Его участники разъехались по стране с рассказом о форуме и для поиска и открытия новых имён. В Красноярск приехали поэты  Александр Жаров и Джек Алтаузен. Автор гимна пионерии «Взвейтесь кострами, синие ночи» Александр Александрович Жаров (1904-1984)  был популярен в  моём поколении, песни на его слова часто звучали в моей молодости.   Сибиряк, иркутянин Джек Алтаузен (1907-1942) погиб под Харьковом, будучи военным корреспондентом.

Прибыв в Красноярск,  Жаров и Алтаузен провели несколько творческих встреч с работниками просвещения, строителями красмашзавода, железнодорожниками.

Мы из Игарки

28 сентября в «Красноярском рабочем»  появилась новая полоса, названная «Литературная страничка», переросшая, как  мы знаем в «Литературную страницу»,  ставшую на многие десятилетия популярной и любимой читателями.  В передовой статье первого выпуска «Больше внимания работе с молодыми писателями!» Жаров и Алтаузен упоминают и Игнатия Рождественского:  (…) «Красноярский рабочий» может и должен стать центром литературного движения в районе!».

А.М.Горький неоднократно говорил о значении литературы краёв и областей нашего Союза. (…).

О Красноярске, его истории, его прошлом и настоящем, о его живых героях, о Енисее, о Столбах и о многом другом должны написать красноярские писатели.  Ярче них никто об этом не напишет.

А писать об этом надо не только для Красноярских читателей, но и для читателей всей страны. Десятки стихов, которые нам удалось просмотреть в редакции «Красноярского рабочего», говорят о том, что в городе, безусловно,  есть люди, с которыми необходимо вести систематическую работу. Внимания и помощи заслуживают несомненно даровитые, но, конечно, ещё не овладевшие литературным мастерством, Леонид Токарев, Лукьянов, Рождественский, Серостанов и многие другие».(…)

Здесь же, на «Литературной страничке»  было размещено  и стихотворение Игнатия Рождественского «Повариха», которое он впоследствии в свои сборники не включал.

7 декабря 1934 года был образован Красноярский край в составе 52 районов, Хакасской Автономной Области, Таймырского и Эвенкийского Национальных Округов.

Игарка вошла в состав края как город краевого подчинения. Начался новый этап развития города.



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *