Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переход



Мои земляки всегда отличались крепким здоровьем. Иначе и быть не могло – Крайний Север, морозы. Сколько себя помню, и в школах города, и среди взрослого населения  были развиты спортивные игры: футбол, волейбол, баскетбол, настольный теннис. В разное время работали секции художественной гимнастики,  фехтования, тяжёлой атлетики, бокса.

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переход

О лыжах и говорить не приходится. Как только появляется в марте солнце, начинает искриться снег, повально все выходят на лыжню. Преподаватели физической культуры Александр Андриянович Иванов, Михаил Яковлевич Тугунов,  Александр Александрович Вознюк и другие  каждый в своё время организовывали лыжные переходы со взрослыми и со школьниками.

Но чтобы отважиться встать на лыжи в самую декабрьскую стужу  и в полярную ночь, когда солнце едва поднявшись в 12 часов дня на горизонт, тут же спустя четыре часа  скрывается, и избрать конечной точкой маршрута Красноярск, пройдя 1729 километров, на это можно было решиться только однажды. И такой переход состоялся.  Шестеро отважных лыжников стартовали из Игарки 12 декабря 1934 года, а в Красноярск прибыли 6 февраля 1935 года.

Этому переходу была посвящена целая полоса  молодёжной газеты «Красноярский комсомолец», только начавшей издаваться в краевом центре.  Читаем вместе с вами эти материалы.

От 67-й параллели до Красноярска

(мой комментарий  — орфография и пунктуация сохранены)

«Честь и слава участникам лыжного перехода Игарка-Красноярск

Игарка – это порт.  Сюда летом,  через коварные неразгаданные льды Карского моря приходят «иностранцы» — датчане, финны, американцы,  французы.  Сумрачные суда становятся на рейде и здесь, у выхода из порта,  набивают лесом прожорливые трюмы.

Зимой Игарка «обмерзает». Вода немеет, скованная льдом. Связь с культурным миром поддерживают самолеты и «верёвочка»- на лошадях по Енисею по необвешенным (мой комментарий – наверное, необъезженным) дорогам – тропам. Неужели не преодолим иначе этот путь?

И вот родилась в умах комсомольцев Заполярья дерзновенная мысль: проложить до Игарки первую комсомольскую лыжню!

Инициативу горкома ВЛКСМ крепко поддержал райком партии и вся общественность города.  Комсомольцы, профорганизации, предприятия  открыли сбор средств для финансирования пробега. Массовые субботники, отчисления, пожертвования легли в основу этого отважного перехода.

Комсомольский переход Игарка – Красноярск, (он смело может считаться им, ибо из участников перехода  четверо члены Ленинского комсомола) был огромным вкладом в освоение Севера и Приполярья.

Пусть же гордится социалистическая родина, имея таких сынов. Лыжную дорогу в 2 тысячи километров от Игарки до Красноярска впервые проложили комсомольцы заполярной Игарки».

Действительно, идея беспримерного лыжного перехода сквозь туман и морозы полярной ночью по необозримым просторам тундры через тысячи километров незаселённой людьми территории родилась в умах комсомольцев Игарки осенью 1934 года. Горком комсомола решил пробить путь до краевого центра на лыжах. Стали разрабатывать маршрут. Первоначально наметили его так: от Игарки по Енисею до посёлка Стрелка, затем по Ангаре до Иркутска. Протяжённость всего маршрута должна была составить 2300 километров.  Иркутск был выбран конечной точкой как столица Восточно-Сибирского края, куда и входила первоначально Игарка.

В горкоме комсомола была намечена программа, включающая политпросветительскую работу: оказание помощи местным комсомольским организациям в местах остановки и отдыха, развёртывание оборонной и физкультурной работы и даже проверка работы ряда местных хозяйственный компаний.

Была поставлена и ещё одна важнейшая государственная задача – проверить возможность применения спортивных лыж (армейского типа) в условиях длительного северного перехода и способность собачьих упряжек  перевозить грузы на дальние расстояния.  Для этого нужна была и соответствующая одежда, и запас питания,  и многое другое.

Комсомольцы через городскую газету «Северная стройка» обратились за советом и поддержкой к населению. «Средства найдём»,  — заверили  игарчане.

Наш неутомимый краевед Леопольд Антонович  Барановский, в отличие от моих современников, имевший возможность просмотра газеты «Северная стройка» 1934 года, так  описывал  в очерке «Полвека назад» эту мощную трудовую лихорадку,  вмиг охватившую все трудовые коллективы города в едином порыве:

«Молодёжная бригада Бобылева (лесозавод № 2), студенты совпартшколы первыми провели субботник,  и все заработанные деньги перечислили в счёт похода.  Коллективы лесобиржи и пожарной охраны  также организовали субботник. Рабочие силовой станции № 2, учитывая большие цели и задачи лыжного перехода, перечислили в фонд однодневный заработок, работники ОРСа ЛПК также присоединились к призыву энергетиков.  Свои дневные заработки внесли шорник Карлов,  рабочая Высотина и многие другие.  Постепенно росла сумма текущего счёта № 160543,  росла и материальная база.  6 декабря 1934 года состоялся городской субботник на всех заводах ЛПК. Заботой и любовью были окружены  будущие  участники лыжного похода. Им давали советы, рекомендации, поднимали бодрость духа.

С 25 ноября начались тренировочные занятия для окончательного отбора  членов команды.  Тренировки проходили под постоянным врачебно-физкультурным наблюдением  Полярной станции Всесоюзного института экспериментальной медицины  (Мой комментарий – мы помним, что такая станция была открыта в городе в 1934 году).

Участники пробега должны были быть здоровыми,  физически выносливыми, идейно закалёнными. (…)

12 декабря 1934 года они вышли на старт… Пасмурное, морозное утро. К старту у Дома Советов собрались более тысячи человек. Короткий митинг. Приветствие. Ответное слово.  Отрывистые слова команды – и шесть лыжников отправились в далёкий путь». (Барановский Л., «Полвека назад», газета «Коммунист Заполярья» 12.03.1985 года)

Мы уже упомянули, что маршрут несколько изменился от первоначального.  Стало известным, что идёт подготовка к реформированию края. И действительно, 14 декабря 1934 года был образован Красноярский край с центром в городе Красноярске. Он и стал конечной точкой  маршрута, сократив путь  отважных лыжников почти на полтысячи километров. Идти им следовало по Енисею, минуя поворот на Ангару.

А в это время в Игарке к Дому Советов была прикреплена огромная карта, и путь  передвижения лыжников отмечался на ней флажками.

Но вернёмся вновь к материалам «Красноярского комсомольца». Видимо, дневниковые записи лыжников легли в основу следующей публикации.

Путь отважных

«Игарка – Карасино 12 декабря команда лыжников из заполярного города взяла старт перехода Игарка – Красноярск. Впереди 2000 километров пути, добрая часть которых расположена за Полярным кругом. В числе шести отважных лыжников стартовали четыре комсомольца: Евгений Курицын, М.Анчеров, М.Истратов,  Смильтенко Иван, коммунист Воловодов С. и  беспартийный Ляпунов.

Первые же километры дали себя основательно чувствовать.  За 15 километров от Игарки настигла пурга такой силы и плотности, что даже упряжка собак, следовавшая за участниками перехода, отказались идти сквозь снег, ветер и темноту. За первые два дня лыжники при морозе 32 — 35 градусов продвинулись на 87 километров. В Карасино прибыли на третий день. Здесь была первая дневка. Физкультурники-комсомольцы на общем собрании становщиков (мой комментарий – правильно, наверное, станочников) прочли и разъяснили населению постановление пленума об отмене карточной системы и замене её свободной продажей хлеба. Это для жителей заполярной зимовки было новостью.

Денежкино – Канашель  (мой комментарий – более известно  и видимо правильное название станка как Конощель)  Пятый день пробега выдался чрезвычайно трудным. Лютовал 55-градусный мороз и в лицо дул встречный режущий ветер. Упрямо шли, преодолевая расстояние и непогодь.  Несколько раз оттирали обмороженные руки, лицо и шею.  Растирали спиртом лапы собак, и снова упрямо шли вперёд. Ночёвка была в исторической Курейке, где раньше царское правительство держало в ссылке нашего гениального вождя И.Сталина, а теперь разместился заполярный санаторий – здравница Заполярья.

Канашель – Туруханск (140 километров) К концу восьмого дня пути вошли в первый северный город – Туруханск. Здесь осмотр не нашёл среди участников заболевших, или ослабевших. Команда вышла на Енисейск.

Туруханск – Верхнеимбатск (370 километров)  22 декабря 25 лыжников Туруханска провожали шестерых отважных в дальнейший путь. Этот этап известен в этих краях под названием «мирный лебедь». (Мой комментарий – на самом деле маршрут пролегал далее до станков Лебедь и Мирное). Однако, уже первые дни показали обманчивым лиризм названия.  «Мирный лебедь» оказался как раз далеко не «мирным».  Здесь были самые жестокие морозы (до 65 градусов) и сильные ветра со снегом. В течение восьми дней пути несколько раз блуждали в пурге без дорог. В такой обстановке встречали новый 1935 год.

Верхнеимбатск – Подкаменная Тунгуска  2 января тронулись на Подкаменную Тунгуску.  Морозы продолжали свирепствовать.  Самая короткошёрстная собака упряжки «Соболь»  чуть было не пропала от холода. Через шесть дней пришли в Тунгуску и впервые за тысячекилометровый  путь ребята спали на чистых койках.

Подкаменная Тунгуска – Енисейск  10 января стартовали из Подкаменной Тунгуски на Ярцево. В пути не один раз шли без дороги, полагаясь на чутьё собак.

В Енисейске команда также жила 6 дней.  Они осмотрели местный музей, производства, школу,  присутствовали на пленуме РК ВКП (б) и вместе с трудящимися города отпраздновали годовщину освобождения Сибири от Колчака.

Енисейск – Красноярск    Отдохнув, набравшись сил, комсомольцы двинулись в последний переход своего отважного героического  маршрута.  «Теперь – дома», — шутили игарцы.  Уменьшились морозы, смирились метелицы и присмирели ветры.

И вот сегодня их встречают трудящиеся Красноярска. Толпа народа полна торжества и гордостью за отважных сыновей ленинского комсомола.

Привет вам,  героические полярники – жители Игарки!»

Движение лыжников освещала и газета «Красноярский рабочий», давая краткие информации, полученные по телефону, либо телеграфу  от руководителя группы при достижении очередного телефонизированного станка.

«26 декабря прошли Верещагино (555 километров от Игарки). Все бодры. Путь до Баихи пройден в сильную пургу».

И вот что интересно. Инициативу комсомольцев Игарки перехватила молодёжь Таймыра. Они тоже двинулись в путь. Переход Дудинка – Игарка лыжниками был пройден за шесть дней.  В нашем городе лыжники пробыли два дня, отдыхали, знакомились с городом. 24 декабря 1934 года лыжники стартовали на Туруханск. Таймырцев провожало около двух тысяч игарчан. Состоялся митинг. Отряд игарских лыжников —  около шестидесяти человек —  провожал северных соседей  далеко за пределы города.

30 января 1935 года газета «Красноярский рабочий» опубликовала телеграмму за подписью командира пробега игарских лыжников: «29 января прибыли в Казачинск. Организована массовая встреча. Погода благоприятная. Команда здорова. Начальник команды Ляпунов».

Но вернемся к «Красноярскому комсомольцу».  В центре полосы краевой молодёжной газеты  располагался и очерк «Дерзость», рассказывающий о трудностях маршрута.

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переход

Дерзость

«Тишина напрасно караулила окрик (мой комментарий – так в тексте)  жизни. Небо хмурилось сурово. По нему бродили стада туч, набухающих снегом и метелицами. Злая  сибирская зима, всё лежит на земле спокойно, вцепившись снегами в промёрзшую землю. А как подуют с севера лютые ветры, срывается с земли зима и вместе с бесшабашными ветрами в снежной шураге  (мой комментарий – так в тексте)  несётся ни весть куда.

В этой безмолвной шураге тишина караулила окрик жизни. Люди и собаки молчали, начиная дружиться с усталостью.  Шестеро в ватных комбинезонах молча курят. Собаки, запутав упряжь, свалились в снег, и теперь сухими языками, шершавыми, как наждак,  лизали раны, зализывая боль порезов о лёд.

И вдруг один из людей хрипло вспугнул насторожившуюся тишину: — «Кучум»,  «Еруслан»…

Собаки зашевелились.  Через минуту шестеро на лыжах уходят в снежную даль и за ними тянут гружёную нарту пять собак.

Шли.

А где же каюр?  Где вездеход – проводник-погонщик?  Где каюр упряжки?

Каюр-проводник, погонщик упряжки ушёл сквозь снег, холод и темноту.  Каюр впереди упряжки! Туда за ним! И собаки идут…

«Кучум» — это вожак.  Он идёт впереди всех собак с перевязанной правой лапой,  осторожно выбирая дорогу.  Вдруг он останавливается, поворачивается к собакам и больно кусает за ухо «Севера».  Вожак чувствует, как недобросовестно обманывает товарищей хитрый  и ленивый «Север». Он наказывает его.

«Кучум» и «Еруслан» — братья по крови.  Оба они чистокровные тунгусские лайки, широкогрудые сильные и отважные псы. Биографии обоих пестрят случаями борьбы с медведями.  В одной из таких схваток «Еруслан» потерял нерв, сдерживающий мышцы головы, и теперь морда у него  всё время подёргивается, как в пляске «Витта».

Особую благородную службу в пробеге несёт «Соболь». Когда пурга идёт стеной, и лыжники не видят дорогу,  передовой отпрягает «Соболя» и привязывает его к себе верёвкой, пускает вперёд. «Соболь» тогда чутьём ведёт игарцев  к жилью. «Соболь» — это каюр в непогоду, каюр всего пробега.

«Букет» оправдывает свою кличку. «Букет» — это пышный комок разношерстных цветов.  Он метис: от лайки он получил отвагу, преданность и охотничью повадки.  А от дворовой собаки досталась ему бесшабашная весёлость и могучая сила. В деревнях он первый зачинщик шумной погони за никогда не виданными зверями: кошками, поросятами, овцами.

**

Километр за километром проходили лыжники. Усталые приходили на стан.  Здесь их везде встречала тёплая забота сельчан.  Отогреются, покушают ребята и начинают беседу.  К этому времени дом набивается до отказа. Население великолепно понимает важность этого героического перехода.  Недаром отважным лыжникам колхозы, охотничьи бригады и рыбные артели (Верхнеимбатска, Верещагино, Подкаменной Тунгуски и многих других) приносили рапорты о выполнении планов подлёдного лова, о 100-процентом убое зверя в урочищах тайги.

Бывали поистине трогательные встречи. Например, в двух километрах от села Холмогорово Енисейского  района игарцев встретили три человека, один из них сказал:

 — Товарищи, мы вас давно ждём. Дежурили, боялись прокараулить.  Теперь мы рады. От имени всей комсомольской организации села в количестве трёх человек приветствую отважных комсомольцев Игарки.

Правда же,  трогательная встреча этих трёх ребят,  составляющих «всю организацию КСМ села»…

В этом малом кроется великое, благородное и тёплое.

**

И так километр за километром шли героические ребята.  По заполярному бездорожью, по глухомани тайников тайги, по лютой стуже, сквозь снег метелиц шла из Заполярья комсомольская отвага и дерзость.  Шли обыкновенные люди, в груди у которых жила эта дерзость.  Что сказать о них? Шофёр, машинист – рабочие ребята.  Обыкновенные люди героических будней нашей прекрасной родины. О них можно писать романы и сочинять прекрасные стихи.  Их дерзость можно воспевать в песнях. И эта дерзость – не продукт национального честолюбия,  не голое рекордное предприятие,  не авантюрная погоня за славой, а обыденная работа большевиков.

Имя этой дерзости – большевистское освоение Севера!

К.Анатолий»

Газета приводит и фамилии участников лыжного перехода, сделав акцент на комсомольцах.

Героические комсомольцы

«Тов. Курицын – шофер, бригадир автолесовозного парка.  Ударник. Член ВЛКСМ с 1932 года.

Тов. Истратов – пом.механика на выкаточных механизмах. Ударник. Член ВЛКСМ с 1929 года.

Тов. Ангеров – кассир треста лесокомбината. Ударник. Член ВЛКСМ с 1931 года.

Тов. Смильтенко – участковый инспектор РК милиции Игарки. Ударник. Член ВЛКСМ с 1927 года».

Между тем, справедливости ради,  следует привести весь состав участников перехода.

Командиром пробега был Алексей Ляпунов, до участия в этом переходе он считался одним из лучших легкоатлетов Сибири. Командир запаса, «Ворошиловский стрелок», значкист ГТО. Впоследствии Ляпунов, видимо, выехал из город, и его дальнейшая судьба, как и полные анкетные данные мне не известны.

«Георгий Воловодов – политрук команды, член ВКП (б), работник НКВД, старый физкультурник, значкист ГТО, имеющий грамоту за отличную стрельбу»,  – так пишет о нём Леопольд Антонович Барановский. Дальнейшая его судьба также не известна.

Состав лыжников был интернациональным: татарин Мерзи Ангеров, латыш Иван Смильтенко и русские Михаил Истратов и Евгений Курицын.  По-разному сложилась и их судьба.

И Барановский,  и Анатолий К. называют участником перехода М.Ангерова – Мерзи Ангерова.  Барановский пишет о нём так: «Мерзи Ангеров – работник ЛПК, комсомолец, ударник, труда, редактор стенгазеты, значкист ГТО».  Газета «Красноярский комсомолец»,  сообщает вот такие данные: «Тов. Ангеров – кассир треста лесокомбината. Ударник. Член ВЛКСМ с 1931 года».

А вот краткая информация из газеты  «Большевик Заполярья» за 14 августа 1935 года.  Участники лыжного перехода Ангеров и Истратов, оказывается, ещё и заядлые футболисты. Тогда нередкими были встречи на футбольном поле  городской команды с командами иностранных судов.

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переход

Однако,  поисковик интернета выдаёт нам другого игарчанина 30-х годов – Мерзи (Мерзе) Анчерова.  Сравнительные данные  позволяют  сделать вывод о том, что это наш отважный лыжник Ангеров, только его  фамилия  указана неверно — «Анчеров».

Несколько сайтов интернета публикуют сведения о нём как  жертве политических репрессий. Но больше данных, чем первоначально было размещено в Мартирологе Красноярского общества «Мемориал»  никто не добавляет. Уроженец Шиховской волости Аларского аймака Иркутской губернии, татарин Мерзи (Мерзе) Анчеров родился в 1912 году.  Имел образование четыре класса, с 1931 года был членом ВЛКСМ.  Возможно, что в 1934 году он работал кассиром  в  лесокомбинате. А по возвращении из перехода стал инструктором физической культуры на этом предприятии.

Однако, в 1937 году  Мерзи был исключен из комсомола и 27 августа арестован. Ему было предъявлено обвинение по статье 58, часть 10.1. Уголовного кодекса РСФСР – контрреволюционная деятельность. Почти два года длилось следствие. 21 июня 1939 года  Мерзи Анчеров был осуждён Красноярским краевым судом  на три года  с  лишением политических прав на два года.  Не сообщено, где и как отбывал он наказание. Обвинение с него было снято,  и он был реабилитирован только 24 мая 1972 года.

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переходЭто фотография из газеты «Красноярский комсомолец», где Мерзи Ангеров (слева) вместе с Иваном Смильтенко – единственное документальное свидетельство об отважном игарском лыжнике.

Остальные трое комсомольцев – Евгений Курицын, Михаил Истратов и Иван Смильтенко стали участниками Великой Отечественной войны.

Трагически сложилась судьба нашего земляка Ивана Мартыновича Смильтенко.  По данным газеты, он  работал участковым инспектором в милиции. Барановский называет его  ударником труда, комсомольцем, старым физкультурником.   Корреспондент «Красноярского комсомольца» уточняет, что Иван Смильтенко – участковый инспектор игарского горотдела милиции и комсомолец с 1927 года.

Данные о И.М. Смильтенко я встречала  в документах, хранящихся в  краевом партийном архиве: год рождения 1908, в 1941 году  – председатель городского Совета ОСОАВИАХИМа в Игарке. В рядах  городского Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству, именно так расшифровывается аббревиатура  ОСОАВИАХИМ этой общественно-политической оборонной  организации, созданной в СССР в 1927 году, состояло 610 человек.  Рассматривая  19 мая 1941 года на бюро ГК ВКП (б) вопрос «О подготовке к очередному призыву», отмечалось, что только 20 процентов призывников имеют оборонные значки. Некоторые не охвачены учёбой по ликвидации неграмотности. Вот тогда-то молодого коммуниста и рекомендовали возглавить эту организацию.

А 30 июня 1941 года также на заседании бюро горкома партии уже слушали его отчёт «Об оборонной работе в городе» и возложили на молодого коммуниста подготовку из числа военнообязанных медицинских фронтовых сестёр, шофёров, радистов, телефонистов, гранатомётчиков и велосипедистов. В ходе военной учёбы особое внимание должно было быть обращено на отработку штыкового боя и  тактику его ведения.

Увы, не сохранились сведения о том, как справился  опытный лыжник с этой задачей и в  какое именно время сам пошёл на фронт. Политрук Иван Мартынович Смильтенко погиб в бою 17 января 1943 года.  Сложил голову в бою и его брат Пётр.  Жена одного из братьев ветеринарный врач Клавдия Васильевна Смильтенко также числится среди тех игарчан, кто подавал заявление об отправке на фронт в числе добровольцев.

Лучшая судьба сложилась у Евгения Курицына и Михаила Истратова. На фото из «Красноярского комсомольца» они вместе.

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переходЕвгений Александрович Курицын родился  в 1916 году,   шофёр,  бригадир автолесовозочного парка лесопромышленного комбината,  член ВЛКСМ с 1929 года,   лучший футболист города. Леопольд Барановский называет его также ударником труда, рабочим корреспондентом газеты «Северная стройка» и ворошиловским стрелком.

В какой-то момент после завершения лыжного перехода Евгений Курицын перешёл на работу в городскую пожарную охрану. И там отважный огнеборец числился в ударниках.

В 1938 году, публикуя его портрет на страницах газеты «Большевик Заполярья» в группе передовых работников пожарной части,  указывалась его должность – старший шофёр.

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переходНа момент начала Великой Отечественной войны  Евгений выехал из города.  Он был призван на фронт  Сталинским РВК Красноярска 26 июня 1941 года.  На войне был  сержантом, командиром транспортного отделения 341 отдельной автороты подвоза 140  стрелковой дивизии,  награждён  медалью «За боевые заслуги» и  орденом Красной Звезды. Вернулся с фронта живым.

Михаил Васильевич Истратов родился в 1910 году в Иркутске. В комсомол вступил в 1929 году. Работал, как известно, помощником механика на лесной пристани.

 

 

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переход

На фото из газеты «Большевик Заполярья» 1939 года он на переднем плане. Подпись под фотографией гласит: «24 мая комсостав запаса провел тренировочные занятия к сдаче норм на значок «Ворошиловский стрелок». На снимке товарищ Истратов М.В. слева».

На фронт Михаил Истратов ушёл из Игарки в числе первых. Ему, как никому другому, пригодились навыки на выживаемость, полученные в том самом полярном лыжном переходе.

«Находясь с начала формирования  в составе 382 стрелковой дивизии  Истратов в суровые зимние морозы 1941-1942 годов действовал в составе разведывательной роты, много раз ходил в разведку и всегда добывал для командования нужные сведения о противнике», — такую характеристику даёт нашему земляку Михаилу Истратову  командир отдельного пулеметного батальона старший лейтенант Галкин.

Читаем дальше: «Истратов обладает смелостью, дерзостью, считается лучшим разведчиком в роте. В боях под Спасской Полистью Истратов был ранен. Получив обработку раны в 468 медико-санитарном пункте и не оставаясь на лечении, снова вернулся в роту и работал на должности писаря – каптенармуса. Работая писарем,  навел учёт имущества и продовольственного фуража и наладил бесперебойное снабжение роты продуктами.  В январе месяце 1942 случился перебой с фуражом для конного состава и Истратов организовал сбор коры  осиновой и мелких веток. Всё это шло на корм лошадям. В результате  в разведывательной роте не было ни одного случая падежа животных. Находясь в окружении 2-ой ударной армии в июле 1942,  Истратов уделял много внимания и заботы обеспечению роты. Вышел из окружения и вывел с собой истощавших товарищей».

В 1945 году к медали «За боевые заслуги» прибавился орден Красной Звезды. Тогда в наградном листе было указано, что старшина Михаил Васильевич Истратов  «14.01.1945 во время контратак противника  под сильным артиллерийско-миномётным огнём исправил 8 повреждений связи, чем обеспечил связь командира полка с командиром батальона».

После войны Михаил Васильевич в Игарку не вернулся, обосновался в родном Иркутске. В Игарке остался сын, который до конца жизни сохранял добрую память об оставившем семью отце. А его дочь Елена, внучка легендарного лыжника, живущая сейчас в Санкт-Петербурге, надеется встретиться с новыми родственниками своего деда Михаила. Говорят, что в этой семье у него родились сын и дочь.

Перенесёмся вновь в 1935 год. Краевой центр готовился к приёму лыжников. Газета «Красноярский рабочий» информировала своих читателей о деталях готовящейся встречи. Для этого в крайисполкоме была создана специальная комиссия.  Лыжники города должны были выйти навстречу игарской команде к деревне Старцево. За городом их должны были встречать представители краевых партийных, советских и профсоюзных органов.  Финиш пробега планировали у здания крайисполкома, где должен был быть проведен торжественный митинг.

За время пребывания в краевом центре до Дня Красной Армии (23 февраля)  игарцы должны были посетить ряд предприятий и организаций, рассказать о лыжном переходе.  Они должны были принять участие в краевом спортивном празднике в качестве судей.

Северян планировали порадовать посещением кино, театра, цирка.

И вот настал день встречи – 6 февраля 1935 года игарцы должна были «порвать» финишную ленточку пробега. Для встречи с ними ещё утром из Красноярска в Старцево  вышли на лыжах две стони красноярских спортсменов и представители краевых властей.  Спортсмены входили в Красноярск через мост по Крестьянскому переулку на улицу Советскую к крайисполкому, на улицах их встречали толпы красноярцев. По Советской улице колонна прошла до переулка Перенсона и вышла на стадион «Динамо», где и состоялся торжественный митинг.

Зарубки на память: Игарка, год 1934, беспрецедентный лыжный переход

Игарчане прибыли в Красноярск. Фото из газеты «Красноярский рабочий».

Видимо, дудинцы тоже торопились «обогнать» игарчан, планируя прибыть в Красноярск 5 февраля, но немного задержались в пути.

Завершая  рассказ, а заодно и чтение полосы газеты «Красноярский комсомолец»,  привожу приветствие газеты и ответное слово отважных лыжников.

Привет победителям

«Участникам лыжного перехода Игарка – Красноярск

Вы поистине совершили героический переход. Пусть знают все, как сильно и могуче комсомольское племя.

Вами гордится Ленинский комсомол!

Вами гордится наша социалистическая родина!

Привет победителям»

«Красноярский комсомолец»

Комсомольцам края

«Через краевую газету «Красноярский комсомолец» передаём привет молодым большевикам Красноярского края от юных пролетариев заполярной Игарки.

Комсомол вырастил не одну сотню отважных лётчиков,  классных снайперов и хороших физкультурников.

Славься, Ленинский комсомол!

Команда перехода Игарка – Красноярск»

Почин лыжников Игарки был подхвачен молодёжью края.  Одновременно с игарчанами работники Красноярского райкомвода, встав на лыжи, прошли по зимовкам флота. Восемь мужчин и женщина преодолели 280 километров, побывав в Павловском затоне, подшефных Шиверском и Частоостровском колхозах, проверили ход ремонта флота и провели беседы о готовности к севу.

По инициативе Красноярского горкома комсомола 20 февраля  1935 года был дан старт лыжной команде из восьми учащихся школы № 19. Он был посвящён слёту ударников-трактористов. Школьники побывали в ряде колхозов  северной части края.

20 февраля в Туруханск прибыли участники  северного перехода Байкал – Туруханск – Мурманск. Лыжники – командиры НКВД – Народного комиссариата внутренних дел.  В Игарку они не заходили, проложив от Туруханска маршрут на реку Таз.

Уже следующей зимой красноярские комсомольцы Красмашвагонстроя стартовали из краевого центра на Диксон.

Не уступали и игарчане. В январе 1936 года группа игарских комсомольцев совершила лыжный переход   из Игарки в  Архангельск по побережью Северного Ледовитого океана. В составе команды  была теперь и одна  женщина. Пробег возглавил Алексей Ляпунов, командир лыжников пробега Игарка – Красноярск декабря 1934 – февраля 1935 года.

Первое фото из  моего семейного архива – и в 50-е годы прошлого столетия лыжные прогулки были особо популярны среди игарчан. Мои родители слева и их друзья во время такой  лыжной пробежки.



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



1 комментарий

  • Алена:

    Cпасибо за интереснейшую статью. Это, наверное, действительно подвиг настоящих людей. В такую погоду, в таких условиях преодолеть такое огромное расстояние — просто немыслимо без патриотического настроя тех времен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *