Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницы



Когда мы сегодня с горечью говорим о том, что наш город оказался забытым, теряющим своё население, статус и славу,  моё, увы, уже уходящее поколение, вправе напомнить потомкам о иных временах. Тогда Игарка по своей значимости занимала в крае первые места.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницы

Я уже было перешла к просмотру  газет  следующего  года, как вдруг в одном из томов «Красноярского рабочего» за 1935 год, что хранится в зале ретропериодики краевой научной библиотеки, обнаружила несколько номеров газеты за конец предыдущего года.  Как они сюда попали, не ясно. Видимо, когда-то нерадивый работник перепутал год, несвоевременно формируя подшивку.

Разглаживая и расправляя один из потрёпанных, разорванных листов, вдруг заметила заветное слово «Игарка». Ого! Целая полоса!   Справа – фотографии игарцев, слева – хроника событий, а по центру один над другим два очерка.

Как известно, 14 декабря 1934 года был образован Красноярский край.  Газета «Красноярский рабочий» стала краевой. Чтобы рассказать своим читателям о территориальных  образованиях, вошедших в состав края, журналисты газеты решили познакомить с ними своих читателей. И начали с самого «топового»  как сказали бы сегодня,  города, что был у всех на устах – с Игарки.

Я нашла ещё полосы, посвящённые Эвенкии, Таймыру и Хакассии.  Увы, на следующий  год  уже другие темы вышли на первый план,  и знакомство с городами и районами края стало менее заметным.

Гордость за то, что именно с нашего города решили начать знакомить читательскую аудиторию, вдохновляла меня на восстановление  помятой и разорванной странички, восстанавливая и реставрируя весь текст.

Итак, Игарка в газете «Красноярский рабочий» за 21 декабря 1934 года.

Центральное место на ней занимает очерк «Игарка»: Справа карта края, слева и вниз – текст. Читаем.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницы

Игарка

«Город рождён революцией. В пустынную тайгу, в глухой непроходимый лес пришла пять с половиной лет назад  небольшая партия изыскателей. Она разместилась в палатках и занялась подысканием площадки для постройки лесопильного завода. Место было глухое. Человеческая нога здесь не ступала. Единственными обитателями тундры и лесов были медведи. Рабочие рубили мерзлоту. В невероятно тяжёлых условиях рыли канавы, расчищали площадки, отбиваясь днём от мошкары, ночью  от свирепо наступавших медведей.

Вскоре число изыскателей умножилось. Пришли землекопы, столяры, плотники, слесаря (мой комментарий – так в тексте). Закипела работа. Началось рытьё котлованов для фундамента будущего лесопильного завода. Вблизи участка работ вырастал посёлок небольших деревянных бараков.

Лесопильный завод строился быстрыми, социалистическими  темпами. Он строился на пустынном диком берегу Игарского протока (мой комментарий – так в тексте: не протока, а именно — проток), по которому суда с глубокой осадкой, гружённые лесом, могли бы выйти в открытое море.

Население  на стройке увеличивалось. С 50 человек оно возросло до 300, затем перевалило за тысячу. А в следующем 1930 году оно насчитывало уже около двух тысяч человек.

Заработал первый лесопильный завод. Началось «обрастание». Комсеверпуть, впоследствии влившийся в Главное управление Северного морского пути, по праву может считаться первым  организатором  и строителем нового города.  Он бросил на Игарский проток своих лучших людей. Жители нового города никогда не забудут неутомимого организатора игарского строительства, нынешнего  начальника Ленской экспедиции Б.В.Лаврова.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницыСо строительством нового города на протоке неразрывно связано имя  закалённого большевика Н.П.Комарова, лично руководящего планировкой чуть ли не каждого дома, каждой улицы, каждого сада, школы, клуба.  (мой комментарий – лично мне  упоминание об этом  человеке  встречается впервые.  Никаких иных ссылок о нём пока нет. Но его фото с подписью — Н.П.Комаров, начальник Севенстроя, один из старейших основателей Игарки – в коллаже на этой странице — первое).

Так на 67-ой параллели, за Полярным кругом появился новый город – Игарка. Город разрастался со сказочной быстротой. Появились двухэтажные дома, увеличивалось население. За год оно возросло до 12 тысяч и к началу 1933 года зарегистрированного населения Игарки числилось 15 тысяч человек. На месте недавней тундры выросло три лесопильных завода на восемь рам. В глубоководной гавани создан большой морской порт. С верховьев Енисея и Ангары шёл советский лес. Через игарский порт на морских судах он двинулся на мировой рынок. К Игарке стали приходить суда со всех портов Европы. Грузили не сырую древесину, а готовый обработанный пиломатериал.

Вскоре у Игарки были обнаружены залежи графита. И в новом городе приступили к сооружению графитной фабрики.  Фабрика, оборудованная лучшими иностранными машинами, была пущена в ход.

Игарка отстроилась. Сооружено выдержанное по стилю большое здание для инженерно-технических работников. Трёхэтажный дом своеобразной архитектуры отведён для горсовета. Клуб, центр местной культурной жизни, разместился в специально выстроенном трёхэтажном здании. В клубе – библиотека, кино и театр. Читают лекции, устраивают концерты, кино и спектакли.

Радует простотой архитектурных линий здание игарского госбанка,  Сберкассы. ЦРК (мой комментарий – что это, мне не известно),  порт, почтамт и радиостанция – каждый в отдельности получил специальный двухэтажный, или трёхэтажный дом на центральной улице города.

В Игарке две школы, ясли, две больницы, обслуживаемые квалифицированным персоналом. Дома и улицы освещены и радиофицированы. Имеются телефоны. Выходит газета «Северная стройка». К городу примыкает крупный молочно-овощной совхоз.

Игарка расположена в двух тысячах километров от железной дороги и в 700 километрах от моря. Два раза в году город отрезан от мира; в октябре – ноябре и в апреле – мае. В остальное время года связь с внешним миром поддерживается на пароходах и самолётах – в промежутке от июня до сентября и на лошадях (до Красноярска) от декабря до марта.

Суда Карской экспедиции – частые гости Игарки. На линии Красноярск – Игарка – остров Диксон работает в продолжении последних лет герой Советского Союза лётчик Молоков.

На поднятой заполярной целине забила шумная городская жизнь. Большевистской волей и упорством «создан ещё один промышленный и культурный форпост  Советского Союза на далёком Севере» (из приветствия Молотова к пятилетию города).

У Игарки широкие перспективы. Выросший  в полосе вечной мерзлоты крупный порт и важный промышленный город, выгодно расположенный  недалеко от выхода в Карское море, он призван быть опорной базой нашей торговли на Севере. В этом  — огромное  значение Игарки.

Опыт Игарки, конечно «будет учтён в дальнейшей работе по окончательному освоению Северного морского пути – громадной северной территории Советского Союза».

Конечно, всерьёз изучающему историю нашего города, эта статья сразу укажет на то, что автор её  — дилетант. Ведь на самом деле не проток, а протока. Ниоткуда строители города не приходили, а приехали на пароходе. К концу первого года на зимовку осталось далеко не тысяча человек, а только порядка двух сотен. И жили первостроители не в палатках, а на барже, и медведи по ночам к ним не приходили…

Есть неточности и в Хронографе событий, который мы публикуем ниже.   Искажён факт о руководителе экспедиции, открывшем протоку.  Капитан парохода  «Тобол» П.Ф.Очеретько  первым высказал мысль  о комфортности постановки судов под погрузку именно здесь и его экипаж сделал промеры  Игарской протоки. А первым руководителем экспедиции был М.И.Смирнов. И вновь сама протока называется как «проток». Но всё-таки…

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницыИгарка в цифрах

«Специальная экспедиция, руководимая полярником Лавровым,  в 1928 году провела изучение Игарского протока.  Оказалось, что проток – отличное место для причала морских судов. Тихое, еле заметное течение, защищённость от бесконечных енисейских штормов – таковы важнейшие преимущества протока. Глубина его от 35 до 50 футов – вполне достаточная для морских судов, имеющих среднюю осадку  20 – 27 футов.

В 1928 году на правом берегу протока ставится первая избушка-времянка, а в 1929 году развёртывается строительство города.

В апреле 1929 года был основан порт Игарка, ставший основным пунктом перегрузки пилоэкспорта с речных судов на морские.  Корабли отправляются отсюда Северным морским путём в Европу.

Рост  Игарки чрезвычайно интенсивен. По переписи населения  1926-1927 годов в Игарке жило 43 человека.  В 1932 году уже насчитывалось 12370 жителей. На 1 января 1933 года – 14 тысяч жителей, а теперь в городе и порту – 22 тысячи.

Строительство города началось в апреле 1929 года, а к 1 мая 1932 года было возведено 285900 кубометров новых строений. Город имеет 112  «коттеджей» объёмом  свыше 10 тысяч кубометров жилой площади, мощёные  улицы, тротуары,  электрическое освещение.

Широко развернулось промышленное строительство. В 1929 году целиком построен (за один сезон) лесозавод, овощехранилище, пекарня. 856 тысяч рублей вложено в этом году в капитальное строительство. В 1930 году началось строительство лесозаводов № 2 и № 3. Велись строительные работы погрузочных сооружений Карских экспедиций, постройка биржи пиломатериалов, сырьевой биржи и других объектов.

В 1931 году уже общие затраты составили 5 миллионов 400 тысяч рублей. Возведено свыше 102 тысяч кубометров разных сооружений.  В отстроенном лесозаводе закончен монтаж, и завод сдан в эксплуатацию.  Таких заводов в Союзе всего 6, все работы полностью механизированы по образцу лучших шведских заводов.

Три лесопильных завода Игарки сейчас выпускают 32 тысячи стандартов экспортной продукции (мой комментарий  — стандарт равен  4,672 кубометра). За 1934 год намечено выпустить около 200 тысяч кубометров пилёных материалов. Выпуск пиломатериалов в 1930 году – первом году работы первого лесопильного завода составлял едва 25200 кубометров.

Возле Игарки крупное месторождение графита, мощностью пласта до 17 метров (Курейский графитный рудник). Здесь растут шахты, построена обогатительная фабрика для экспортного графита. В районе имеются залежи каменного угля высокого качества, торфа и других полезных ископаемых.

Первая школа на Севере открыта в 1921 году в Усть-Курейске (мой комментарий  — правильное название Усть-Курейке). В 1932 году в Игарке было 5 школ, теперь имеется ещё две семилетки и техникум.

За медпомощью всё северное население прежде ездило в Туруханск.  Теперь в Игарке 2 больницы, 2 врачебных амбулатории, до 20 лечащих врачей.

В ближайшие годы будет построен зимний тракт Игарка – Дудинка протяжённостью  150 километров. От Норильска   до Игарки на 340 километров пройдёт узкоколейная железная дорога.

Намечено к постройке 5 новых радиостанций, поликлиника, психолечебница, дом советов, хлебозавод, водопровод, лесохимический завод, фанерная и целлулоидная фабрика».

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницыЦенность  же найденного материала в то, что  это  раритетные свидетельства, ждавшие своего прочтения  восемьдесят с лишним лет, подумать только – целую человеческую жизнь. Дождались,  и будут радовать прочтением и изучением грядущие поколения.

Большую часть полосы занимает коллективный рассказ первостроителей города – уникальные личные свидетельства очевидцев, открывающие для нас новые подробности строительства города и новые имена.

Рассказы об Игарке

«Игарка – детище советской власти. Город рождён первой пятилеткой. Несколько лет назад  здесь была единственная избушка охотника Егорки. В местном выговоре Егорка звучал как Игорка. (мой комментарий – сегодня доказано, что эта история – вымысел, никакого охотника Егорки в реальной жизни не было).

Много лет плаваний по Енисею капитан Очеретько считал Игарский проток лучшим местом для пристанища морских судов.  Специальным исследованием это подтвердилось. Так на правом берегу Игоркина протока был основан заполярный порт Игарка.

Первые строители Игарки приехали в 1929 году. Нелегко было  жить и работать – строить новый город на голом месте, за полярным кругом, за тысячи вёрст от населённых мест.

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницы Вот как вспоминает об этом товарищ Корсак, техник Игарской радиостанции: «Девятнадцатилетним юношей приехал я в Игарку. Было это в 1929 году. По правде сказать, первые дни жизни были не из сладких. Чувствовалось, что мы, группа рабочих в 250 человек  почти на 10 месяцев оторваны от  каких бы то ни было  живых мест нашей необъятной страны.  Личная неустроенность жизни, отсутствие  маломальских сносных квартирных условий, отсутствие развлечений, особенно необходимых нам, молодёжи, дополнялись суровым климатом нового поселения.

Однако, всё это нас не страшило. Небольшая, но крепко сплочённая горстка людей, строившая новый заполярный город, с полным сознанием ответственности перед страной, работала, не покладая рук».

Рабочий-строитель Глушнев  вспоминает случай,  характеризующий условия, в которых приходилось жить и работать:

«Однажды иссяк запас хлеба. Мы встретились с большой трудностью. Где выпечь хлеб? Мука есть, а стряпать негде. Решили трёх товарищей отправить на лодке в старую Игарку – станок на левом берегу Енисея. Ширина реки здесь около шести километров. Как только наши посланцы переплыли реку, поднялся сильный шторм. Длился он три дня. Всё это время нам пришлось жить без хлеба».

Не менее характерен момент, который вспоминает механик лесокомбината Неманов: «Помню, в 1930 году у нас  даже  были свои деньги. Назывались они «окомаровки». Дело в том, что в своё время Комсеверпуть не заслал в Игарку денег. Рассчитываться с рабочими было нечем. Тогда начальник строительства Комаров выпустил боны достоинством 5, 10 и 25 рублей. Эти деньги принимались во всех магазинах Игарки, как настоящие».

И вот вырос новый советский город. Ещё раз блестяще оправдались слова вождя: «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики».

Но рос не только город, росли люди, квалифицированные  работники, строители социализма, завоеватели Севера. Об этом может рассказать каждый игарец-старожил.

Товарищ Неманов рассказывает: «Никаких построек в Игарке я  не застал, если не считать шалашей, наделанных рабочими, приехавшими на две недели раньше меня. Особенно боялся скуки. А, оказалось, скучать было некогда. Спешили мы организованно встретить полярную зиму. Работали дружно. Никогда не забуду, как здесь в лесотундре в 1929 году мы праздновали годовщину Октябрьской революции.  В этот день лесотундра впервые услышала рёв заводского гудка.  Пуск завода был наградой за нашу ударную работу.

Завод работал на полный ход. Поступали рабочие пополнения. Но в Игарку ехали мало квалифицированные люди. На мою долю выпала честь обучать слесарному делу несколько десятков человек. Нейдер Андрей, Кутманов Александр, Экстрактов Михаил и многие другие при моей помощи стали слесарями, а я, их учитель, дорос до квалификации механика лесокомбината.

Товарищ Корсак вспоминает о себе: «Я был «маленьким винтиком». Не имея никакой квалификации,  я был на подсобных работах.  Рыл канавы, рубил кусты, переворачивал трёхметровые слои снега, очищал площадку под  будущий первый игарский лесозавод…

Рос город – росли и мы, его жители. Возникла потребность в квалифицированных кадрах лесной промышленности. Надеяться на присылку извне было трудно. Вопрос стоял о необходимости обучения тех людей, кто уже есть в Игарке. И вот на нас, на молодёжь, на комсомольцев выпала честь пойти к лесопильным станкам. В феврале 1930 года у нас организовались курсы рамщиков».

Но Игарке нужны были не только рамщики. Работая на заводе, товарищ Корсак посещал курсы радиотехники, и через год получил квалификацию техника.

Первая женщина-шофёр заполярного города, бывшая уборщица товарищ Макарова рассказывает, как она получила квалификацию: «В октябре 1933 года, когда ушли последние пароходы,  и началась полярная зима, в Игарке открылись различные курсы. Я стала учиться на шофёра лесовоза.  Учиться было трудно, сказывалась моя слабая грамотность.  Особенно плохо давалась арифметика. Первые недели учёбы чуть меня не разочаровали. По арифметике я все время получала «неуд».

В ноябре сгорело помещение курсов. Наступил перерыв в занятиях. Все вечера я посвятила арифметике. И случилось прямо чудо: когда возобновились занятия, я оказалась лучшей курсанткой. Весной 1934 года курсы были закончены. Шёл общественно-технический экзамен, первыми  (мой комментарий – в данном случае – лучшими) курсантами оказались я и т. Титов.

Помощник сменного мастера лесозавода № 2 товарищ Чанчикова прошла такой же путь: «Квалификации я, конечно, никакой не имела. Да и завод-то увидела первый раз в жизни. Работала на чёрной работе – подметала заводской двор, выносила из стен завода отходы лесоэкспорта. Стала приглядываться к работе подруг, работавших на торцовке, изучила эту работу. Вскоре я перешла на торцовку.

Через несколько времени меня выдвинули  сортировщицей. По этой специальности работала более двух лет.

Игарка почти не имеет мастеров лесопиления. Осенью прошлого года при лесокомбинате открылась курсовая база. Классовые враги  распустили по Игарке нелепые слухи. Говорили: кто пойдёт на курсы, того никогда не выпустят из Игарки, сделав об этом пометку в паспорте. Другие говорили, что за учёбу на курсах будет удержано из зарплаты по 250 рублей. Не верила я кулацкой брехне, убеждала несознательных работниц идти на курсы.  Пошла на курсы сама, повела за собой и подруг. Курсы дали мне многое.  Теперь я – помощник сменного мастера лесозавода № 2.

Новые люди нового города любят своё детище.

— Игарка – самая замечательная веха в моей биографии, говорит товарищ Корсак. – В ногу с растущим городом рос и я. С Игаркой я сроднился, она открыла мне новую культурную жизнь.

Товарищ Макарова говорит: «Срок действия моего договора о работе в Игарке истёк. За полученное в Игарке образование я решила отплатить честной работой. Сама пошла в контору и предложила продлить срок договора, обязавшись остаться в Игарке до 1 октября 1935 года. Вперёд заглядывать не хочу, но, думаю, что в Игарке работаю не последний год.

Научный работник, начальник мерзлотной станции, москвич товарищ  Карташев с опаской покидавший в прошлом году столицу Советского Союза усмехается: «Всякий разговор об Игарке как «медвежьем угле», где нет настоящей жизни у меня вызывает усмешку и только…»

Вот такая замечательная находка – ещё одна страница с мельчайшими, некогда забытыми, а ныне воскрешёнными  историческими событиями.  Чего стоит один только случай с введением локальных денег. Не раз игарские власти будут прибегать к этому методу, облегчая жизнь своих работников – заложников  на отдельно взятой изолированной территории. Нам ещё предстоит рассказать и об эпохе с игарскими талонами и о самолётах с деньгами и о том, как я однажды невольно стала инкассатором крупной суммы денег, просто положив пакет с купюрами в свою сумочку. Всему своё время…

Зарубки на память: Игарка, 1934 год, случайно найденные страницы В завершение приведу подпись  под  колллажом фотографий, может быть, кто-то найдёт в числе стахановцев Игарки своих родственников: «Н.П.Комаров, начальник Севенстроя, один из старейших основателей Игарки, С.И.Терехин, в Игарке с 1930 года, вначале чернорабочий, сейчас лучший бракёр лесобиржи; И.Панкратов, в Игарке со дня её основания, приехал чернорабочим, сейчас мастер лесозавода № 3; И.Лукьянов в Игарке с 1929 года, сейчас сменный пилостав; С.М.Мамотин, в прошлом грузчик,  сейчас пом. директора лесокомбината».

А я приступаю к рассказу о событиях 1935 года, открывая для вас новые страницы в истории города и вместе с вами прочитывая газетные, журнальные и книжные материалы тех лет.

Фото: с сайта «Одноклассников», фото Корсак В.А. из книги «Игарка древняя, Игарка загадочная».



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *