Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе



Известно, что 14 декабря 1934 года образовался Красноярский край. В  его состав  вошли 31 район, Хакасская автономная область, Таймырский и Эвенкийский национальные округа. Краевым центром стал город Красноярск. Красноярский край был образован почти в прежних границах бывшей Енисейской губернии, площадь его составляла свыше двух миллионов квадратных километров. С юга на север край пересекается мощной водной артерией — Енисеем — длиной в 4477 километров.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

Игарка тоже  вошла в  состав  Красноярского края, однако, упоминания об этом нет  в постановлении Президиума ВЦИК. Мистика, ведь в то время город уже вышел из состава Туруханского района и с 30 сентября 1931 года имел статус  города краевого подчинения.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

Высшим руководящим органом  власти на территории края являлся съезд Советов, а в период между съездами – избираемый им исполнительный комитет.  Прямых  выборов депутатов в краевой законодательный орган власти ещё не было.  Для  избрания исполкома  5 января  в здании Дома культуры железнодорожников и открылся первый съезд.

На нём присутствовало 377 делегатов – представители рабочих, красноармейцев и трудового крестьянства. С докладом «Об очередных задачах края» выступил председатель оргкомитета И.Рещиков.

Из Игарки съезду была направлена телеграмма, её текст  был помещён на первой странице газеты «Красноярский рабочий»  6 января 1935 года.

От ударников Заполярной Игарки

«От игарских рабочих, ударников Дальнего Севера из заполярного города Игарки первому краевому съезду Советов шлём пламенный большевистский привет.

 Мы заверяем, что задачи по социалистическому освоению твердынь сурового Севера будут нами с честью выполнены (…)

 Да здравствуют знатные люди, делегаты первого краевого съезда Советов!  Городской комитет партии – Домрачёв. Городской Совет – Брилинский».

 Даже просто публикация этой телеграммы, а я уверена, телеграмм было много, но вот разместили на страницах газеты нашу, — говорит о значимости и важности нашего города для вновь образованного края.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себеВ съезде принимала участие и делегация Игарки. А один из делегатов даже выступал в прениях. И поскольку текст его выступления  был опубликован в газете «Красноярский рабочий», полагаю, что выступление считалось актуальным, злободневным и  знаковым. Кто такой К.Пузанов, какую должность он занимает, к сожалению, в газете не указано.  Нет дополнительных сведений о нём и у меня. Но о чём он говорил, установить можно.

Построим дома и в тундре

 «Игарка, заполярный город, созданный в период бурного строительства Советского Союза, является политическим, хозяйственным и культурным центром Крайнего Севера.

 Огромное значение Игарки заключается не только в том, что она является крупным лесопромышленным и лесоэкспортным пунктом, ежегодно выполняющим свои задания по распилу и погрузке экспортного леса. Роль Игарки также велика в хозяйственном освоении Крайнего Севера.  Игарский район является крупным поставщиком пушнины и рыбы, систематически выполняющим планы пушных и рыбных заготовок.

 Значение Игарки, наконец, исключительно как рассадника культуры среди народов  Севера. В тундре среди населения появляется большая тяга жить «как живут в Игарке», то есть перейти на осёдлость, перенять культурные навыки, построить у себя бани, школы, избы-читальни, больницы. Нужно отметить особую тягу северных народностей к учёбе. В тундре можно встретить людей северных народностей, не знающих русского языка, но выучивших русский алфавит, умеющих читать и писать.  Большую охоту к изучению грамотности проявляют не только молодёжь, но и взрослые.

 Однако, культурная работа среди широких масс находится в зачаточном состоянии.  Она пока концентрируется преимущественно в самой Игарке.  В 1934 году впервые был организован и послан в кочевья красный чум.  Работа красночумцев показала, насколько велика роль подобного мероприятия и насколько оно мало эффективно в условиях кочевой жизни.

 Кочевой образ жизни заставляет взрослых отдавать детей в интернат, находящийся за сотни километров от кочевья. Понятно, что это ограничивает возможность  полного охвата детей обучением»…

Делегат Пузанов поднимает перед  краевыми  органами  власти вопросы перехода кочевых малочисленных северных народов на осёдлость и  просит о выделении средств на строительство жилых домов и объектов социального назначения. Просит не для Игарки, для всего Севера, для его коренного населения…

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

Вторым вопросом на съезде были выборы краевого исполнительного комитета.  В его состав вошли  98 человек, в том числе и председатель Игарского городского Совета И.В.Брилинский.

Не знаю, говорилось ли об Игарке на 7 Всесоюзном съезде Советов в Москве, где выступал Отто Юльевич Шмидт. Съезд проходил в Москве с 28 января по 6 февраля 1935 года. Но вот в газете «Красноярский рабочий»  в день открытия  съезда читаем о том, что, оказывается,  его начало было перенесено. И узнаём об этом косвенно, из небольшой заметки, подписанной редактором  Игарской газеты «Северная стройка»  М.Я. Вигалком.

День траура в Игарке

«Игарка, 26 января, (наш корр.) В пятом часу ночи по местному времени в Игарке по радио получена скорбная весть. Весь город и район были внесены в трансляцию станции Коминтерна.

Весь актив был у микрофонов. Ожидалось открытие съезда Советов, но вместо этого отчётливо слышалась  траурная музыка. Предчувствие тяжёлого сообщения сжало сердце.  После длительного ожидания получено сообщение о перенесении съезда в связи с внезапной утерей бесстрашного борца за дело Ленина, соратника Сталина – Куйбышева.  Ещё свежи дни траура о товарище Кирове  и вдруг ещё одна большая потеря у партии и страны.

Весь город в трауре. С утра проходят на предприятиях митинги. Везде большая скорбь. Трудящиеся Заполярья хорошо помнят исключительную роль товарища Куйбышева в деле спасения челюскинцев.

Ещё теснее смыкаются ряды вокруг ленинской партии и любимого вождя Сталина, близко чувствуется и переживается утрата одного из виднейших руководителей партии и страны. Вигалок». (газета «Красноярский рабочий» 28 января 1935 года)

Валериан Владимирович Куйбышев  (25 мая  (6 июня) 1888 – 25 января 1935), с ноября 1930  года был председателем Госплана СССР и одновременно заместителем председателя Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны, непосредственно участвовал в составлении народно-хозяйственных планов 1-й и 2-й пятилеток. С февраля 1934  он был председателем Комиссии советского контроля, с мая 1934 ещё и  1-м заместителем председателя СНК и СТО. Он один из инициаторов 1-го издания Большой Советской Энциклопедии. Скоропостижно скончался в своём рабочем кабинете, похоронен у Кремлёвской стены.

Интересно, но даже в Википедии факт несвоевременного начала  Всесоюзного съезда  Советов в связи со смертью В.В.Куйбышева не обозначен.

Что же касается игарчан, то они оперативно откликались на все политические события в стране. Как ранее после убийства С.М.Кирова одна из лучших улиц старой части города была названа улицей Кирова, так и теперь — одна из  улиц новой части города была названа улицей Куйбышева. Первоначально на ней было около двух десятков жилых домов и винный завод, выпускающий спиртные и безалкогольные напитки. Отдельные дома на этой улице сохраняются и сегодня.  В  избирательных документах 2017 года указаны  дома под номерами 12а, 14а и 16.

И всё-таки возвращаемся вновь к первому  краевому съезду Советов. Почему Игарке уделяется такое  пристальное внимание?  Ответ частично находим в опубликованном   через несколько дней после завершения краевого съезда  материале директора лесотехнического института профессора Бутковского «Лесной экспорт Красноярского края». Читаем.

Лесной экспорт Красноярского края

«Экспорт леса из Сибири стал развиваться только при советской власти. Царское правительство смотрело на Сибирь и, в частности, на Красноярский край, как на место ссылки, и не думало о серьёзной эксплуатации естественных богатств Сибири и развитии лесного экспорта.

 В 1908 году фракция Сибирских депутатов Государственной Думы сделала попытку побудить царское правительство приступить к использованию Северного морского пути для транспортировки грузов из Сибири, в первую очередь лесоматериалов, но оно отклонило это ходатайство, заявив, что развитие Северного морского пути не может дать никаких  существенных выгод для Сибири.

 Царский министр Коковцев считал, что эксплуатация сибирского леса не может получить широкого развития, ибо «континентальный климат Сибири губительно отзывается на росте деревьев. От сильных морозов древесина разрывается». (мой комментарий – полный бред, как и существующий долгие годы миф о том, что из-за сильного ветра зимой по улицам северяне передвигаются, держась за верёвки, растянутые с этой целью между домами).

Большевики иначе подошли к разрешению проблемы исследования Северного морского пути. Начиная с 1921 года,  советское правительство из года в год систематически исследует Северный морской путь.

 В 1921 году в устье Енисея и Оби стали приходить иностранные пароходы с импортными товарами для Сибири и Урала.  Ввоз этих товаров был тесно связан с задачами восстановительного периода промышленности Советского Союза. На обратный путь иностранные пароходы нагружались экспортными советскими товарами.  Но лес мы ещё тогда не экспортировали, отправляли преимущественно лён.

 Начиная с 1924 года,  Северный морской путь начинает использоваться нами для развития лесоэкспорта.

 Красноярской группой лесозаводов в 1924 году было отправлено 757 стандартов экспортной пилопродукции. (мой комментарий —  в пересчёте на кубические метры это – 3536,7 кубометров). В дальнейшем, до 1929 года лесоматериалы на экспорт вырабатывались и на других заводах, прилегающих к сибирской железнодорожной магистрали.

 Интересы быстрого развития лесоэкспорта нашего края требовали организации собственного морского порта. Этот весьма необходимый для хозяйственного развития нашего края порт  начал строиться советским правительством на Енисее, за полярным кругом.

В пустынной лесотундре пять с половиной лет назад появилась первая небольшая партия изыскателей. Они изучали непроходимые леса северной тайги и необъятные пространства тундры и подыскивали площадки для постройки лесопильных заводов.  Прошёл короткий промежуток времени, и мы имеем не только порт, но и новый советский заполярный город Игарку, представляющий собой «ещё один промышленный и культурный форпост Советского Союза на далёком Севере» (Молотов).

Лесной экспорт Красноярского края, в связи с созданием нового порта и города  Игарки,  стал развиваться по-иному.  Если, начиная с 1924 года по 1929 год, лесоэкспорт по великому северному морскому пути вырос с 757 стандартов до 6490 стандартов, (причём лесоэкспорт  по Енисею  соответственно вырос с  757 стандартов до 4836 стандартов пиломатериалов),  то за пять последних лет (с 1929 по 1934 год) экспорт по Северному морскому пути вырос с 6490 стандартов пиломатериалов до 36903 стандартов. (Мой комментарий – можно  самим вам пересчитать в кубические метры, имея в виду, что в одном кубометре – 4,672 стандарта).

1929 год был поворотным в развитии советского лесного экспорта. С этого года безостановочно рос лесоэкспорт по Северному морскому пути. Каждый год приносил новые победы.

Северный морской путь резко изменил экономику Енисея, но удовлетвориться достигнутыми результатами конечно нельзя. В связи с образованием Красноярского края, лесной экспорт через Игарку должен значительно вырасти. Этому способствует высокое качество продукции нашего края.

За последние четыре года карские пиломатериалы по качеству занимают первое место в Союзе, причём наши лесозаводы  выполняют полностью  наряды Экспортлеса и строго соблюдают технические условия погрузки. Иностранные фирмы, покупающие наш лес, дают самые лучшие отзывы о качестве пиломатериалов,  экспортируемых через Игарку.

Необходимо обратить внимание на дальнейшее развитие Севполярлеса. На основе постановления Совета труда и обороны в 1933 году, Севполярлесу помимо предприятий бывшего комитета Северного пути, переданы Енисейский, Маклаковский и Рычковский  (мой комментарий —  лесозавод в селе Каргино Енисейского района) лесозаводы. Ему же передана большая сырьевая база ангарских и енисейских лесов в 90 миллионов гектаров.

Трест намечает в ближайшие два года построить ещё два лесопильных завода на 12 рам.  Ясно, что постройка этих заводов потребует значительного увеличения экспортного сырья. Потребуется значительное количество новых лесорубов, руководителей лесорубочных бригад для дальнейшего отвоёвывания у природы  новых участков богатейшего леса.

Постройка железной дороги Ачинск – Енисейск даст возможность  ещё больше увеличить вывоз леса.  Откроются новые колоссальные возможности для более выгодной переработки высококачественной древесины, доставки этой древесины из глубинных массивов нашего края.

В настоящее время основными районами для выполнения лесоэкспортного плана являются северные районы Европейской части СССР. Дальнейшее развитие лесоэкспорта ставит перед нами вопрос  об освоении для нужд экспорта новых районов. Красноярский край должен занять крупное место в лесном экспорте во всём нашем Союзе. Для разрешения этой задачи необходимо значительно расширить  лесозаготовки и переработку леса в северных районах нашего края.  Этому пока мешает слабая изученность  лесных массивов Енисейского бассейна.

Проведённые в этих лесных массивах несколько экономических лесообследований дали  ориентировку, и то весьма слабую лишь в части массивов, расположенных по самому Енисею и по его притокам.  Главная же масса лесов, тяготеющих к бассейну Енисея, совершенно не изучена, что мешает развёртыванию лесозаготовок. (…)»

Прервем цитирование материала профессора А.М.Бутковского, оставив неопубликованной здесь  примерно треть объёма, но отослав заинтересованных лиц к архиву газеты за 20 января 1935 года. Вероятно, всё-таки это были тезисы его выступления на  краевом съезде Советов, ведь далее идут предложения по улучшению ситуации.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себеСудьба Арона Моисеевича Бутковского оказалась трагичной, 21 августа 1937 года он был арестован. Необоснованно обвинённый  в контрреволюционной деятельности,  руководитель лесного вуза, готовящего специалистов для Игарки,  14 июля 1938 года был расстрелян в Красноярске.  Бывал ли учёный в Игарке, мне не известно, но имя его практически игарчанами забыто.

Формирование краевых органов власти между тем продолжилось.  Весной  1935 года первым секретарём Игарского горкома ВКП (б) с одновременным возложением на неё обязанностей руководителя  политотдела ГУСМП  стала  хрупкая женщина Валентина Петровна Остроумова.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себеОна родилась 10 февраля 1898 года в селе  Лучки Черноярского уезда Астраханской губернии. С  17 лет освоила работу  машинистки: чтобы печатать на пишущей машинке,  надо было ещё и обладать  безукоризненной грамотностью. А через год  Валентина стала  стенографисткой – специалистом по быстрому записыванию разговорной речи для формирования протокола совещания или заседания какого-либо органа.

Как юная девушка с берегов Каспийского моря оказалась в Москве, не известно.  Может быть, определяющим стало её участие в агитпоезде «Октябрьская революция», где она ездила по фронтам гражданской войны вместе с Михаилом  Калининым? А, возможно,  она отправлялась на фронт, уже из  Москвы?

В столице нашей Родины  моя тёзка  Валентина  Остроумова работала  в Центральном  Комитете  РКП (б) и во  ВЦИКе – Всероссийском центральном исполнительном комитете — высшем законодательном, распорядительном и контролирующем органе государственной власти Российской Советской Республики. В течение четырёх лет она стенографировала заседания Политбюро, пленумов Центрального комитета, заседания исполкомов Коминтерна, коллегии ВЧК и народного комиссариата иностранных дел. Молодая, но, видимо, достаточно квалифицированная стенографистка была членом делегации Воровского на переговорах с Финляндией, работала в составе  правительственных делегаций в Генуе, Лондоне, Берлине.

Известен такой исторический факт: Валентина Остроумова десять раз стенографировала Ленина, и  после его смерти была в комиссии по организации похорон, принявшей решение о размещении гроба с телом  вождя Революции в мавзолее на Красной площади.

До  приезда в Игарку Валентина Остроумова успела ещё поработать в   Восточно-Сибирском краевом комитете ВКП (б),  окружкоме партии в Тулуне, секретарём окружкома в Бийске.

С марта 1935  года  она назначается начальником   Игарского политотдела Главного Управления Северного Морского Пути, а  с апреля  избирается ещё и первым  секретарём Игарского  горкома партии.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

Надо знать, что находившееся в Игарке территориальное управление ГУСМП отвечало за состояние дел на всём севере нашего края, чтобы помнить насколько ответственными оказались обязанности, возложенные на тридцатисемилетнюю женщину, ни разу на Севере не бывавшую.

С приездом Остроумовой в Игарку всколыхнулась и деятельность партийных организаций. Чтобы сегодня ни говорили о Коммунистической партии,  но её члены  всегда были в первых рядах строителей нового общества, показывали образцы в производственной деятельности, шли туда, где труднее, ставили  общественное, государственное выше личного.  Думаю, что новыми поколениями ещё будет оценен по справедливости вклад коммунистов в создание  передовой, экономически и производственно могущественной страны.  Такой к средине 70-х годов её сделали советские люди под руководством Коммунистической партии, а основы как раз и были заложены в средине тридцатых.

Интересен  в связи с этим материал Михаила Яковлевича Вигалка, редактора газеты «Северная стройка», опубликованный в газете «Красноярский рабочий» 22 апреля 1935 года. Именно в апреле  В.П.Остроумова возглавила городскую партийную организацию.

Единый партийный день в Игарке

«Игарка, 21 апреля, по радио (от собственного корреспондента)

Следуя указаниям передовой статьи «Правды»  — «Решительно улучшить партийную работу», полученной по радио, Игарская парторганизация  организованно подготовила и провела единый партийный день.

На собраниях отчитывались один – два коммуниста о партийной учёбе и о читке художественной литературы.  Вопросы вызвали живейший интерес среди коммунистов. Собрания имели большое воспитательное значение.

Коммунист Чернов пытался свою слабую политическую подготовку оправдать… наличием прогулов у него на производстве, как обстоятельством, заслуживающим снисхождения. Но собрание дало решительный отпор таким настроениям.

У коммуниста Михайлова (партийная организация порта) собрание отметило существенный недостаток – слабую  проработку им материала на дому.

Большую встряску получил старый коммунист Ликис (заводская организация). Собрание подчеркнуло,  что он является преданным коммунистом, — в прошлом он красногвардеец,  сейчас прекрасный производственник.  Он должен быть политически высоко развитым.  Но на самом деле этого нет.

Партийное собрание просвещенцев заострило внимание на вопросе об использовании классиков марксизма-ленинизма в партийной учёбе. Очень интересным был самоотчёт коммуниста Шустикова (совпартшкола). Собрание из ответов т. Шустикова на многочисленные вопросы  убедилось, что он хорошо усваивает программу своей школы.

Совершенно новое в самоотчётах – это о чтении художественной литературы. На собраниях парторганизаций порта и кооперации  ряд товарищей говорили, что чтение художественной литературы, в особенности исторической, необходимо для расширения политических знаний. Оно помогает познать прошлое,  лучше понять великую эпоху социализма.

Полная явка членов и кандидатов партии на собрания  была обеспечена хорошей подготовкой к этим собраниям. Собрания открылись точно в объявленное время и продолжались не более двух — трёх часов при большом количестве выступающих в прениях.  Фамилии докладчиков заранее были известны всем коммунистам. Парторги помогали докладчикам готовить доклады, с тем, чтобы сделать их более интересными, злободневными. Вигалок»

Вот такая историческая зарисовка события.

Выборы делегатов на краевую партийную конференцию состоялись на общегородском партийном собрании 5 июня. Об этом тоже сообщила краевая газета 8 июня 1935 года («Общегородское партийное собрание»).

Как и водилось в те времена, каждое политическое событие в стране знаменовалось принятием повышенных социалистических обязательств,  досрочным выполнением производственных планов, знаковыми социальными событиями.  12 июня 1935 года  Вигалок по телеграфу передаёт в краевую газету:

Ударники Игарки – краевой партийной конференции

«Предприятия заполярной Игарки включились в производственный поход  имени 1-ой краевой партийной конференции.  Рабочие принимают конкретные обязательства и борются за их выполнение.

Строители решили ко дню открытия партконференции выстроить новый дом для шести семей ударников. Досрочно, 13 июня заканчивается строительство оборудования  для низовьев Енисея.

Коллективы лесоэкспортных заводов обязались выйти из прорыва  и досрочно выполнить план.

В городе развёрнута борьба за благоустройство.  Кампания проходит под лозунгом: превратим край в один из образцовых и передовых краёв  страны. Коллективы борются за честь завоевать ударной работой право посылки делегации для приветствия краевой партийной конференции. Вигалок»

И действительно, 12 передовых рабочих были избраны для того, чтобы помимо делегатов, прибыть в Красноярск для приветствия краевой партийной конференции.

11 июня на пароходе «Спартак» делегаты от Туруханского района и Игарки прибыли в краевой центр.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

В составе делегации был «старейший игарец» сменный мастер лесозавода № 1  В.А.Сафонов, награждённый в честь пятилетия города Почётной грамотой. «Старейшим игарцем» его назвала газета, имея в виду, что он приехал в наш город в 1929 году.  Иван Васильевич Безруких — селькуп по национальности, бывший председатель колхоза, а ныне студент совпартшколы,  характеризовался газетой как «отличник на производстве – лучший политбеседчик». (На снимке из «Красноярского рабочего» он в первом ряду второй слева).  Я застала  его живым в начале  70-х годов, когда вернулась в город после окончания пединститута и была избрана секретарём городского комитета комсомола. Действительно он был «лучшим политбеседчиком». Несмотря на возраст,  не утратил боевого духа,   — «живая история нашего города». Он жил вместе со мной в многоподъездном пятиэтажном доме № 18 первого микрорайона, часто выступал перед комсомольцами и молодёжью города. Не стеснялся и критиковать в открытую власти, у него, как видим, было на это право – он был одним из старейших членов городской партийной организации.

В составе делегатов был человек по фамилии Гаазе — парторг  коллектива Игарского НКВД. Больше о нём мне ничего не известно.

На самолёте должны были прилететь В.П.Остроумова и З.Е.Горшков – заместитель  начальника биржи пиломатериалов.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себеШестым делегатом от нашего города являлся  П.Д. Акулинушкин. Павел Дмитриевич Акулинушкин вместе с Семёном Тимофеевич Голюдовым были присланы Центральным комитетом ВКП (б) в наш край для формирования партийных органов. На первой  конференции П.Д.Акулинушкин, представлявший Игарскую партийную организацию, был избран первым секретарём крайкома,  С.Т.Голюдов – вторым.

Акулинушкин, как увидим из дальнейших публикаций, неоднократно прилетал в Игарку, оказывал практическую помощь городу. Оба, П.Д.Акулинушкин и С.Т. Голюдов, были репрессированы, 30 октября 1937 года расстреляны в Москве  и впоследствии реабилитированы.

Но вернёмся в далёкий 1935 год. Игарская делегация привезла в подарок съезду большую выставку экспонатов, наглядно показывающую, как осваиваются огромные богатства Енисейского Севера. Это были и макеты зданий и сооружений, и образцы продукции, выпускаемой предприятиями города.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

А вот как встречали делегацию Игарки – репортаж с краевой партийной конференции был опубликован  в «Красноярском рабочем»  27 июня.

Игарка приветствует партконференцию

«Только что замолкли чёткие шаги делегации красноармейцев, приветствовавших краевую партийную конференцию, — председательствующий объявляет:

— Слово имеет рабочая делегация Заполярной Игарки.

Слова тонут в буре восторгов всего зала. Во всю стену снизу вверх взвивается красное полотнище с огромными буквами – «Привет большевиков Заполярной Игарки первой краевой партконференции».

В зале тушится свет. Против стола президиума электрическими огнями зажигается макет 2-ого лесопильного завода Игарки с сортировочной площадкой, выкаточными механизмами.  Сквозь стёкла окон видны работающие механизмы.  Исключительное по красоте зрелище вызывает огромный подъём всей конференции. Несутся приветствия, аплодисменты президиума зала, делегатов и гостей.  К столу президиума подходит рабочая делегация Игарки.

В делегации самые знатные люди Севера:  мастер молодёжной смены т. Бобылев,  первая женщина-шофёр Игарки т.Макарова,  сваебойщик т. Щетинин, плотник т. Логинов, педагог т. Попова, пионеры тт. Градополова, Готовкин и другие.

Внешний вид делегатов ярко говорит о бодрости, здоровье и культурно-бытовом росте заполярников.  Все игарцы прекрасно одеты: мужчины в костюмах с  галстуками, женщины и пионеры – в белых  нарядных костюмах.

 Делегаты преподносят экспонаты президиуму. Пионеры передают свежие огурцы и помидоры из полярного совхоза.  Другие – заполярных кроликов,  поросёнка, экспонаты строительства Севера.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

С большим вниманием, прерывая частыми аплодисментами, конференция выслушала рапорт пролетарием Игарки и переданный пионеркой Зоей Градополовой привет заполярной пионерии.  (Мой комментарий – текст приветствия был также опубликован в газете, но несколько абзацев утрачены).

С ответной речью, наполненной товарищеской теплотой выступил секретарь Оргбюро ЦК ВКП (б) Акулинушкин. Он приковал внимание лучших большевиков края к Игарке – городу, рождённому первой пятилеткой, к ударникам Заполярья, носителям побед освоения Севера.

Делегация Игарцев – в центре внимания конференции.  Масса вопросов, беседы с делегатами.  Делегаты выступали в трансузле по радио.  Но особый интерес вызывает игарская выставка, экспонаты, электрифицированная карта, наглядно показывающие рост социалистических побед на далёком Севере.  Игарскую выставку посетили товарищи Акулинушкин, Голюдов, Рещиков (мой комментарий – председатель крайисполкома), полярные лётчики Алексеев, Головин и многие другие делегаты».

Экспонаты, либо часть из них, долгие годы демонстрировались в Красноярском краеведческом музее.  Будучи по служебным или личным делам в краевом центре я любила бывать в музее,  посещать именно тот зал, где стоял макет лесозавода, водила туда во время отпуска своих детей.

Не удивительно, что глава делегации Валентина Петровна Остроумова находилась всё время в президиуме конференции, а её выступление на ней было помещено на первой странице «Красноярского рабочего» под рубрикой «Прения по докладу тов. Акулинушкина».

Видимо, выступление было настолько актуальным и важным, что его с небольшими сокращениями перепечатал и журнал «Советская Арктика». Ниже именно этот, журнальный  вариант:

Дело освоения Севера двигать вперёд!

 (Из речи начальника Игарского политотдела Главсевморпути и секретаря Горкома

ВКП(б) т. В. П. Остроумовой на Красноярской краевой партконференции)

 «Освоение Севера нам нужно поднять на высшую ступень. Если до последнего времени под освоением понималась организация зимовок, в которых жили бы «времен­ные» люди, то теперь мы должны перейти к организации настоящих обжитых мест.

 Хватит разговоров насчёт плохого климата Севера. Мы утверждаем, что в Игарке и на всём Енисейском севере климат хороший. Мы в Игарке совершенно не знаем инфекционных заболеваний. Мы не знаем никаких гриппов, никаких ангин.

Крепкие морозы инфекцию убивают, а человеку помогают. Туберкулёзных и заболеваний кожи тоже нет, заболеваний воспале­нием лёгких также меньше, чем в других местах.

 Цынга и зоб не присущи Северу. Они — результат только неорганизованности. Если в 1933 г. в Игарке три с половиной тысячи человек болело цынгой, то только потому, что завезённые овощи не сумели тогда сохранить, всё заморозили. В нынешнем же году овощи все завезены и сохранены.

 В Хатанге заморозили триста тонн ква­шеной капусты, и Авамская тундра осталась без овощей. Мы должны позаботиться, чтобы своевременно забросили овощи, и никакой цынги в Заполярье не будет.

 Что нужно ещё для того, чтобы организовать постоянные обжитые точки? Для этого нужно, чтобы своевременно забрасывались в достаточном количестве и высокого качества продукты питания, одежда. Нужно систематически, неутомимо повседневно выполнять указания тов. Сталина о внимательном, бережном, чутком отношении к человеку. Это указание тов. Сталина больше чем где-либо нужно выполнять нам, большевикам Севера.

 Каждую весну перед приходом пароходов в Игарке, Дудинке, Усть-Порту и на всём побережье Севера начинается лихо­радка. Не гриппозная, а пароходная:

 — Ах, идёт пароход! Я прожил год на Севере, и надо немедленно выезжать.

 А спрашивается, почему? Начинаем раз­бираться, и оказывается: один рабочий жалуется на то, что не по специальности его используют, другой жалуется, что питание плохое, третий — ударник, отличник — говорит, что два года прожил, а квартиры не получил. Когда мы взялись за исправление этих далеко не специфических северных недостатков, то основная масса лучших, нужных для нас людей осталась, а лодыри — те пусть уезжают. И если мы сумеем выполнить по-большевистски указания тов. Сталина, то те миллионы, которые затрачиваются из года в год на контрактацию — эти миллионы мы сохраним.

 Ещё одно условие нужно выполнить, чтобы перешагнуть на высшую ступень, — это подбор людей и разумная их расста­новка. Надо прекратить такое положение, когда территориальные партийные организации считают:  «Ага, это экспедиция. Это Главсевморпуть, это политотдел. Значит, если экспедиция пьянствует, скверно работает, то это нас не касается».

 Такая постановка вопроса неправильна. Надо, чтобы территориальная партийная организация немедленно прекращала безобразия, которые нередко творятся в экспедициях. Ведь к нам едут в экспедиции целыми десятками, и за ними из Москвы или Красноярска не уследишь. Если сейчас организовали политотделы в Игарке, Красноярске и в других местах Заполярья, то это ещё не значит, что местные партийные организации должны самоустраниться. Мы просим конференцию вынести такое решение: для того, чтобы освоение Севера двинулось быстрее, дать нам крепкие кадры большевиков, но не «мобилизованных». Если посылают человека в Дудинку по мобилизации, — толку от него будет мало. Нужно посылать только желающих добровольно поехать на Север и здесь их не задерживать; мы же гарантируем, что людей поддержим. Если будет решение конференции отпускать на Север желающих коммунистов и комсомольцев, конечно — кроме негодных, негодных нам не надо, — мы сумеем быстро освоить Север.

 Мы должны развивать промышленность нашего Севера. Вы знаете, что существуют некоторые вредные теорийки. Существует такая «теория», что четырёхрамный завод,  который строят на Игарке, его там якобы строить не надо, его надо строить в Минусинске, потому что там дешевле всё, а в Игарке ещё пока высока себестоимость.

 А как не быть высокой себестоимости стандарта,  когда, например, в прошлом году лес сплавлен был в Игарку в октябре и замёрз в Енисее. 85 тысяч кубометров, по брёвнышку, мы всю зиму выкалывали вруч­ную. Все секретари райкомов, от которых это зависит, должны подумать о том, чтобы лес пришёл к нам не в октябре, а в начале сентября.

 Как не быть высокой себестоимости, если до сих пор у нас не используются отходы ценнейшей экспортной древесины. Для того, чтобы использовать эти отходы, позаботились достать ценнейшие импортные машины для подсобных предприятий. По головотяп­ству не сумели эти машины пустить в ход и придумали эти ценнейшие машины отпра­вить… куда же вы думаете? На мебельную фабрику в Свердловск! Потребовалось личное вмешательство секретаря крайкома т. Акулинушкина, чтобы прекратить это голо­вотяпство.

 Мы живем в таких условиях, когда два с половиной месяца не имеем никакой связи,

кроме радиотелеграфа, и, несмотря на это, мы отмечаем в руководстве нами со стороны  Оргбюро ЦК большую оперативность, конкретность, чёткость и чуткость. У нас бывали очень тяжелые моменты с лесокомбинатом. Огромное производство — ни одного инженера, директор слабый. Но не было ни одного случая, когда бы т. Акулинушкин не пришёл к проводу, когда бы не сказал чётко и ясно: делайте то-то и то-то.

Товарищи! Такая работа, такая оперативность должны быть образцом для всех нас. С таким руководством мы наш Енисейский Север выведем в передовые районы края. (Аплодисменты)».    (журнал «Советская Арктика», 1935 год, №3, стр.11-12)

Естественно, что при столь высокой популярности города и его  жители – покорители Севера не могли не стать  героями газетной полосы. 30 июня 1935 года «Красноярский рабочий» посвящает нашему городу целый газетный разворот. К сожалению, оторванный и утраченный правый верхний угол газеты, как я уже говорила, не позволяет восстановить текст приветствия Игарской делегации партийной конференции. Но остальные материалы читаемы. В очерке «На 67,5 параллели» опустим пассаж, где рассказывается об экспонатах для выставки,  и расскажем о людях.

«(…) Мы познакомились уже со многими делегатами. Интересные люди. Вот, молодой, плечистый т. Щетинин

— Я – сваебой, отрекомендовался он. (…)

 На бригаду в восемь человек норма забить 8 свай.  Бригада т. Щетинина достигла рекордных показателей, забивала по 15 свай в день.  Как же они добились этих результатов? Работали они, действительно, хорошо: ни прогулов, ни простоев.  Однажды заметили, что у Михаила Бондарева появились странности: часто стал отлучаться с работы. Щетинин строго предупредил: «Брось, Мишка. К 1 мая кончать причал надо».  Не помогло! Тогда «пропесочили» его на бригадном совещании. Подействовало. Лень у Бондарева как рукой сняло.  

Однажды в бригаде  плотников-крепёжников образовался прорыв.  Бригадир Логинов прибежал к сваебоям: «Помогите». Бригадир сваебоев Щетинин напомнил  своим товарищам пункт соцдоговора о взаимопомощи. Решили помочь и помогли. Так вытягивали отстающие участки.

Бригадир Логинов – строитель. Пять лет тому назад он стал «полярником» и в ближайшие годы не думает уезжать с Севера. Он готовится вступить в партию, а сейчас – сочувствующий.

Перед рабочими игарского порта была поставлена задача – выстроить к 1 мая новый морской причал. Товарищ Логинов один из первых вызвал на соревнование плотников, строителей.  Приходилось работать долгую полярную ночь, по колено в воде.

— Завинчиваешь гайку в крепление ряжа,  руки в воде, движения только ощупью, — рассказывает Логинов. – Вдруг поскользнулся. Гайка в воду – не найдёшь.  А время горячее, не ждёт.  Тут кричит кто-нибудь из рабочих, просит помочь подтянуть балку, бежишь к нему, а мокрую одежду сковывает мороз.

Долго рассказывали  Логинов, Щетинин и другие о стройке, о недостатках и радостях. Все они отличники.

 Так живут и работают люди, спаянные большевистской волей к победе на 67 с половиной параллели. Такие простые и вместе с тем героические люди. Б.Вишневский»

Если это очерк, подготовленный для печати корреспондентом газеты Б.Вишневским, от следующая заметка – авторская. О себе рассказывает делегат  партийной конференции В.А.Сафонов.

Мы растём

«Вместе с другими товарищами весной 1929 года приехал я на далёкий север. Там, где сейчас вырос заполярный порт Игарка – была пустыня.  Немало пришлось поработать, чтобы расчистить кустарник и приготовить площадку для новой стройки. Строили временные бараки для жилья, строили лесопильный завод. В 1929 году к Октябрьской годовщине мы выстроили первый завод.  Я стал работать укладчиком на бирже пиломатериалов. Этой же осенью вступил в кандидаты партии.

 К осени 1930 выстроили второй и 15 июня 1931 года пущен третий, самый мощный в Игарке лесозавод.

 Я был тогда ещё неграмотным, а коммунист должен быть грамотным, поднимать свой политуровень. Я стал учиться. Аккуратно посещал кандидатскую школу. А когда повысил свою квалификацию, меня перевели сортировщиком, а потом – мастером смены. Повысился политический уровень и мне поручили проводить политбеседы с рабочими. Сафонов В.А.»

Пройдет всего месяц,  и В.А.Сафонов будет давать  интервью уже журналистам московских газет. Как это произойдёт, узнаем совсем скоро. Очень жаль, что история не сохранила нам подлинных имени и отчёства нашего замечательного земляка. Но вот портреты некоторых  знатных горожан в газете были опубликованы.

Зарубки на память: Игарка, 1935 год, громко заявили о себе

Первый ряд сверху вниз: Безруких И.В. – студент совпартшколы; Хитров М.В. – парторг ЦК ВКП (б) Усть-Енисейского порта; Сафонов А.А. – сменный мастер лесозавода;  Горшков З.Г. – помощник начальника биржи пиломатериалов.

Второй ряд сверху вниз: Легалов Н.Ф. – инструктор по профработе;  Богданов П.Н. – директор коопхоза;  Михайлов В.С. – начальник Игарского морского порта; Колосов  Н.П. – член рабочей делегации.

Пока же продолжаем вместе с вами читать «Красноярский рабочий». Оказывается, знаменитый конкурс «Мисс мира» тоже имеет отношение к Игарке. По крайней мере, там его истоки. Читаем.

О самых юных

«Первое детское учреждение появилось в Игарке в марте 1933 года. Пожалуй, ни одно лечебно-профилактическое учреждение Игарки не пользуется таким большим успехом, как женская консультация. Сотни молодых матерей и готовящихся стать матерями посещают её.

 Первый организатор консультации, активный член секции здравоохранения доктор П.П.Смирнова проводит весь день на работе среди своих женщин.  Её опытные руки почти ежедневно передают из родильной комнаты в отделение «грудников» по одному новому заполярнику.

 Теперь в Игарке имеется трое яслей и шесть детсадов, охватывающих примерно 450 ребят.  Есть женская и детская консультации, молочная кухня, обслуживающая 150 детей.  Но этого уже становится недостаточно. Работницы широко вовлекаются в лесопильную промышленность.  Нужно больше яслей и детсадов!

 Детская консультация прочно вошла в быт игарских матерей. Зимой этого года матери маленьких граждан заполярного города усиленно готовились к конкурсу на лучшего ребёнка.

Конкурс начался… 

Пятимесячная ненка Зоя Сапожникова сосредоточенно  обводит большими серыми глазами своих юных друзей. Все присутствующими с нескрываемым любопытством смотрели на  прелестную черноволосую Зою. А когда её молодая мать комсомолка-студентка Игарской совпартшколы  сняла с дочери нарядную тонкую меховую шубку из нежного меха молодого оленёнка,  все присутствующие восхитились упругим стройным тельцем Зои.

Счастливая мать смущённо смотрела в пол. У доктора тов. Шуб-Юфа блеснула мысль предложить Марусе Сапожниковой рассказать вот сейчас, здесь, всем, как она воспитывает ребёнка под наблюдением консультантов.

— Когда-то моя старенькая мать, — начала Маруся, — рассказала, как она воспитывала меня. Да и сама я не раз видела, как воспитывались дети. Я родилась 22 года назад в одном из глухих углов тундры Туруханского района. Не так, как моя Зоя, в больнице, а в шестовом чуме у порога.  Меня убрали от порога, обмыли первый и последний раз и уложили  в очень узенькую зыбку с подстилкой из моха и оленьей шкуры, крепко стянули ремешками мой кукульчик  (одеяльце из оленьего меха), так и лежала я. Редко  меня расстёгивали, чтобы сменить намокший мох. Вместо присыпки, мазали толчёным углём. Так «воспитывалась» целый год.  Не удивляйтесь, что у меня не совсем прямые ноги. Я не скоро научилась ходить.

Только Октябрьская революция дала трудящимся – нам с вами – свободную, счастливую жизнь. Создала нашим детям все условия для воспитания.

Маруся нежно, с гордостью матери посмотрела на своего здорового крепыша, а потом на остальных матерей. О каждой матери и юных участниках конкурса можно  рассказать много. Все хороши, эти маленькие заполярники Игарки.

Перед закрытием конкурса сотни звонких голосов и радостно сияющих улыбок потребовали утверждения очень краткой резолюции: «Мы на Крайнем Севере чувствуем себя не хуже, чем наши маленькие сограждане на юге». Гольдкин».

Венчает полосу статья секретаря горкома ВКП (б) и начальника Игарского политотдела ГУСМП  Валентины Петровны Остроумовой.

Север осваиваем и освоим

«Игарка – крупный заполярный промышленный центр.  Она – детище первой пятилетки.  На месте, где раньше была стоянка ненца Егорки, теперь дымятся трубы трёх больших лесопильных заводов , закончены три постоянных морских причала, развёрнуто большое строительство стандартных жилищ  для зимовок на всём побережье Карского моря.  Построено две больницы с хирургическим,  акушерским, терапевтическим отделениями. Развивается заполярный совхоз, молочно-товарные фермы.  Растёт сеть культурно-просветительных учреждений – клубы, кино…В Игарке третий  год работает межрайонная совпартшкола, подготавливающая кадры покорителей Севера из местных национальных работников.  В борьбе воспитались кадры отличников – ударников, смелых завоевателей Севера – Щетинин, Логинов, Макарова, Бобылев… Их много…

 Авангардную роль в освоении Севера занимают коммунисты. Они своим примером зажигают массы, увлекают за собой. Имена Горшковых, Сафоновых, Малютиных, Негодяевых будут знать не только современники. Эти люди строили Игарку, покоряли суровую природу и в упорной работе переделывались сами.  Это они первые высадились в 1929 году в заполярной тундре, начали рубить крепкую, как кремень, лиственницу. Это они мужественно переносили дикие пурги и капризы вечной мерзлоты и сумели  объединить вокруг себя плотников, лесорубов, землекопов, приехавших строить заполярный город.

 Строители Горшковы, Малютины… Большинство их приехали неграмотными, а в Игарке они овладели грамотой, Игарка подняла их на командные высоты. Они строили Игарку, она растила их. И сегодня они – основной костяк Игарской партийной организации, выросшей из двух десятков коммунистов в 1931 году до 200 человек в 1935 году.

«Самым ценным, самым решающим капиталом являются люди, кадры», — это указание для нас товарища Сталина имеет особенное значение.  Чем больше будет заботы о живом человеке,  чем лучше создадим мы условия для рабочих Заполярья, тем скорее несметные богатства Севера дадим на службу социалистической родине. (…)

Исключительное  значение в проведении партийной работы имеет радио.  Мы добились того, что почти ежедневно получаем по радиотелеграфу передовые «Правды», которые прорабатываются все организацией.  В условиях Заполярья особенно большую помощь оказывает наша местная газета, которая с июля переходит на ежедневный выпуск.  Сейчас налажена передача игарским политотделом во все отдалённейшие  зимовки по радиотелеграфу политсхем, через которые зимовщики получают  информацию о внутреннем и международном положении. (…)

Сейчас активно изучают историю партии не только коммунисты и сочувствующие, но и беспартийные.  Вот беспартийный т. Точилин, красный партизан. Он несёт серьёзные поручения: беседует с рабочими, читает им газету, литературу. (…) Начал работать партийный кабинет: беседы, лекции. Привлекаются люди к ликвидации технической неграмотности.  Актив начинает изучение иностранных языков, необходимых в условиях карских экспедиций.  

К первой краевой партийной конференции Севенстрой включился в производственный поход. Результат первых итогов работы похода:  выстроены два новых дома для рабочих, благоустроенные ясли. Лучший сваебойщик т. Щетинин получил хорошую квартиру.  Скоро новые десятки семей ударников  получат благоустроенные жилища. За ними уже закреплены  40 новых домиков

Дела и дни героической Игарки – творение партийных и непартийных большевиков, прекрасных людей освоения сурового Севера.(…)»

Мы уже говорили о том, что не всё так радужно было в судьбах игарчан. Некоторые прибыли сюда не по своей воле, будучи раскулаченными, оторванными от своих родных деревень, высланными на Север по политическим мотивам.  Но все вместе они жили, строили город, осваивали Север и верили в светлое будущее.

Фото Игарского политотдела ГУСМП и горкома ВКП (б) из личного архива игарчанина В.Г.Григорьева.



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *