Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»



В Москве в  делегации игарчан, приехавших для отчёта правительству,  присутствовал  и редактор газеты  «Большевик Заполярья» Михаил Яковлевич Вигалок. Он сказал, что редактировал газету четыре года, а самой ей недавно исполнилось пять лет – первый знаковый юбилей. Действительно, это так. Газета была уникальной для тех времён, таковой, смею заверить, она остаётся и сегодня.

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»

Точная дата её рождения 5 мая 1930 года.

Ещё не был оформлен на государственном уровне сам город (это произойдёт только 31.09.1931), ещё не имел своего собственного печатного органа Туруханский район, а Игарка уже имела. «Северная стройка» была первой   и единственной пока газетой в обширном тогда Туруханском крае, занимавшем полностью всю территорию  Красноярского Севера и спускавшемся вниз по Енисею до Подкаменной Тунгуски.   Выходила газета один раз в неделю,  хотя точнее надо сказать в пятидневку, на небольшом листке, тиражом толи в семьсот, толи в тысячу экземпляров. Печаталась в Туруханске и почтой доставлялась к своим непосредственным читателям в Игарку.  Таким образом вышло 15 её номеров за 1930 год и 46 за последующий. Архив газеты есть в  Российской государственной библиотеке  в Москве.

Туруханская районная газета «Северный колхозник», ныне «Маяк Севера»,  начнёт издаваться  только с 1932 года.

В октябре  1931 года  «Северная стройка» от руководства Туруханского РК ВКП (б) была передана в Игарку с назначением  —  Игарская городская газета.  Уже «Игарским» считается её выпуск под номером 47(62).  Решение об этом принимается 14 октября 1931 года, на первом же заседании оргбюро крайкома ВКП (б), образованного в Игарке для формирования городских структур. Вопрос о газете рассматривался в повестке дня седьмым.  Ответственным редактором газеты утвердили  Савву Сергеевича Третьякова.

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья» Он родился 9 января 1905 года в Вятской Губернии. Трудовую деятельность начал в пятнадцатилетнем возрасте в Красноярске учеником шорника – специалистом по изготовлению конской упряжи. В 1923 году  Савва Третьяков вступил в комсомол, в 1927 – в коммунистическую партию. В начале 1930 года по направлению партийно-комсомольских органов  Восточно-Сибирского  края приехал в Туруханск.  Там он и выпускал «Северную стройку», а затем вместе со своим «детищем» перебазировался в Игарку.  Заместителем Третьякову назначили Вигалка. Позднее находим, что Третьяков переходит в горком партии на должность заведующего культурно-просветительским отделом, а ответственным редактором газеты  с 31 октября 1931 года становится Михаил Яковлевич Вигалок, 1904 года рождения, член ВКП (б) с 1929 года.

Вигалок 16 ноября уезжает в служебную командировку в Туруханск, видимо, для того, чтобы перевезти  оставшиеся там механизмы, шрифты и прочие материалы, ставшие теперь ненужными в районе и так необходимые в городе.

«Северная стройка» начинает печататься два раза в пять дней на двух полосах. Размещается редакция и типография на одной из главных улиц города – Кирова, в доме 7.  Однако, этот адрес появляется в исходных данных газеты не сразу, вначале печатается как «Игарка, За полярным кругом» — именно в таком написании.

«Типография стала богатой. Мы имеем плоскую машину и «американку», — делился Михаил Вигалок при встрече с москвичами. Но только в текущем, 1935 году, говорится в брошюре «Игарка (на правах рукописи)» — газета получила цинкографию и имела своё собственное здание.  (стр.26)

И всё-таки тиража газеты  всем желающим её прочесть не хватало. Возможно, что и большая часть первостроителей была неграмотна, поэтому  журналистами была принята  ещё и такая форма работы: по городскому радио  проходили читки газеты, передавались  её выпуски.

Радио можно было прослушать в обеденный перерыв в столовой, просто проходя по улицам города, где были вывешены репродукторы. Столовые же в 1931 году оставались ещё единственным местом питания  и для рабочих, и для их семей, вследствие отсутствия в жилых  домах квартир как таковых в полном смысле этого слова, хотя общие кухни на множество комнат в домах были.

В 1932 году газета  «Северная стройка» выходит  уже  на  четырёх полосах, её тираж составляет  1030 экземпляров.   Стоимость подписки на месяц – 50 копеек. За год в газету поступило 752 письма рабкоров. У газеты 150 активных корреспондентов.  Каждые три дня газета  в 6 часов вечера транслируется по городскому радио.  Архив этого года есть в Игарском музейном комплексе.

«За 1934 год по городской трансляции было передано 125 номеров радиогазеты», — пишется в брошюре «Игарка».- «Сейчас тираж «Северной стройки» достиг 2400 экземпляров. Газета руководит 85 стенными газетами. Количество рабселькоров «Северной стройки» к Дню печати 1935 года достигло солидной цифры – 500 человек.  «Северная стройка» была и есть – «не только коллективный пропагандист и агитатор, но также и коллективный организатор» (Ленин).

В горячие дни «Карской» газета перекочёвывала в порт и лесобиржу, где упорно дралась за быстроту и бесперебойность погрузки, за выполнение производственной программы, за высокое качество экспортной продукции.

Газета неоднократно была премирована за работу по лесораспилу «Карской», за финпоход печати и т.д. Газета проникла и в туземный чум, помогая колхозникам выполнять планы по добыче пушнины и рыбы.

Достаточно прочитать  юбилейный номер газеты (5 мая 1935 года), чтобы видеть, каким авторитетом пользуется эта газета в Игарке, какой любовью трудящихся она была окружена, как много сделала она для нынешней Игарки.

Игарскую газету нельзя оторвать от роста Игарки, также, как нельзя оторвать  от этого заполярного города игарских большевиков». («Игарка на правах рукописи», 1935 год, стр.26)

 Действительно, Игарская газета была уникальной. В выпусках 1935 года находим  фотографии известного в крае фотографа Степана  Осиповича Малобицкого, очерки Анатолия Климова, Ал.Вольского,  Петра Казачкина, Ал.Крюкова – журналистов, ставших впоследствии профессиональными литераторами.  8 августа 1935 года газета печатает статью члена английской компартии А.Ротшейна «Клевета английского шпиона» о вышедшей в Британии книге некоего Голдмана «Красная дорога по Азии». И Голдман, и А.Ротшейн,  и немец Отто Геллер, и известная Рут Грубер,  – все они побывали в Игарке, каждый отметился в городской газете, а позднее и издали книги о своих путешествиях, не забыв упомянуть добрым словом и наш город. Впрочем, «словом» — сказано очень узко. Целые главы, а то и  по несколько глав  в их книгах рассказывали о городе, его жителях, как неком чуде, где в суровых погодных условиях на вечной мерзлоте возводился город-порт.

Я обещала рассказать о Рут Грубер, посетившей Игарку в августе 1935 года. Репортаж о  её визите в детский сад, опубликованный в игарской газете, привожу ниже.

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»

Американская журналистка, фотограф, писательница и даже член правительства США Рут Грубер (30.09.1911 – 17.11.2016)  прожила долгую жизнь, весьма насыщенную, уйдя в иной мир в глубокой старости, в 105 лет. Она родилась в одном из ныне самых населённых районов Нью-Йорка — Бруклине  в семье эмигрировавших из России евреев и была пятым ребёнком в семье.  Она мечтала стать писательницей и с одобрения родителей получила высшее образование. Рут поступила в Нью-Йоркский университет в 15-летнем возрасте. А уже в 18 она  выиграла аспирантуру университета  Висконсин–Мэдисон. В 1931 году Рут Грубер  выиграла ещё одну стипендию Института международного образования для обучения в Кёльне, Германия.

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»

Здесь она  получила степень  доктора  философии, в двадцатилетнем возрасте став  самым молодым  в мире доктором наук.   Писательская карьера Грубер началась в 1932 году. В 1935 году,  работая в качестве корреспондента газеты «New York Herald Tribune»  она получила задание написать серию репортажей о женщинах в эпоху коммунизма. Получив в Москве одобрение Отто Юльевича Шмидта  молодая американская журналистка, возможно, владеющая с рождения русским языком,   и совершила перелёт через Сибирь в Советскую Арктику.  По результатам поездки была написана и издана в Нью-Йорке  в 1939 году книга  «I  went to the Soviet Arctic» («Я была в Советской Арктике»). Второе  издание  книги датировано 1991 годом. К сожалению, мне не удалось на полках краевой научной библиотеке найти английский оригинал издания.

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья» А вот Ростислав Викторович Горчаков в своей книге «Удивительная Игарка»  описывает  встречу и знакомство Рут Грубер с Валентиной Остроумовой – первым секретарём ГК ВКП (б) — эпизод, взятый им при прочтении, я думаю, из книги американской журналистки:

«Знаете что, милочка, — сказала она мне после мгновенного размышления, — про Игарку я вам ничего рассказывать не стану. Вы лучше поработайте у нас в газете. И тогда всё увидите сами.
— Как я могу работать в газете? – изумилась я.
— То есть как это «как»,  — в свою очередь поразилась Остроумова, — вы же только что утверждали, что являетесь журналисткой!
— Являюсь. Но я американская журналистка. По-русски не пишу.
— А никто и не просит, чтобы вы писали по-русски. В нашей газете есть постоянная страница на английском для иностранных моряков. Так  что идите, милочка, и поработайте!».
(Горчаков Р.В, «Удивительная Игарка», 1998, стр.73).

Мне сложно судить, была ли принята  американская журналистка в штат редакции, не нашла я и её подписи под теми материалами на английском языке, которые были опубликованы во время Карской экспедиции того года.

Но вот ещё один интересный факт, процитированный Горчаковым: «В своих статьях, написанных для нью-йоркской прессы, Рут то и дело поминала Валентину Петровну добрым словом, а в книге «Я была в Советской Арктике» посвятила ей целую восторженную главу, которую издатель неосторожно озаглавил  «В Игарке Сталин – женского пола». (Горчаков Р.В, «Удивительная Игарка», 1998, стр.74).

Знание английского языка позволяет мне судить, о чём писалось в газете для иностранных моряков.  Вот интересная статья «Our town», рассказывающая предысторию возникновения города, перечисляющая  его современные достижения и приглашающая моряков в клубы города и на футбольные матчи на стадион (08.08.1935).  Вот на половину полосы репортаж о проведении 7-го международного конгресса Коммунистического интернационала (14.08.1935).

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»

Вот газета напрямую обращается к иностранным морякам с просьбой написать в редакцию о том, что они хотят знать о Советском Союзе (10.08.1935). И здесь же размещает фотографию Красной площади в Москве, информацию о том, что пароход «Смоленск» вышел из Владивостока с 275 пассажирами, направляющимися на очередную вахту на полярные станции по Северному морскому пути. А под рубрикой «Игарка глазами рабочих – её жителей» помещает подробный рассказ жены мастера лесозавода уже знакомого нам Сафонова – Марии — о своей семье.  Приводим его в  моём авторском переводе. Надеюсь, что потомки этой семьи ищут в интернете упоминаний о своих предшественниках, да и другим читателям будет интересно окунуться в быт семьи игарчан средины 30-х годов.

«Мой муж работает мастером на первом  лесопильном заводе.  В нашей семье шестеро.  Мы живём в доме для передовиков производства. У нас вместительная, тёплая, хорошо оборудованная двухкомнатная квартира. Мы ничего не платим за проживание, электричество и тепло.  Моя семья относится к числу обеспеченных, мы ни в чём не нуждаемся. Мой муж зарабатывает более 500 рублей в месяц. У него достаточно средств, чтобы наш обед состоял из трёх блюд,  и для того, чтобы купить одежду для всей семьи, сходить в кино и так далее.

Кроме мужа, ещё два члена нашей семьи работают. Старший сын – комсомолец, он окончил школу и сейчас работает на лесопильном заводе.  Дочь Пана тоже комсомолка, она окончила среднюю школу в этом году, намерена продолжить учёбу в вузе. А пока работает  воспитателем в детском саду. Ещё один сын Ваня учится в начальной школе, а самый младший – Вова – посещает детский сад. 

Заботясь о семье, я не забываю и о себе. Читаю много книг.  Несколько книг есть у нас дома. Сейчас я читаю и изучаю книгу Сталина «Основы ленинизма». Я принимаю активное участие и в общественной жизни.

В июле мой муж ездил с делегацией в Москву для отчёта  в Совете Народных комиссаров.  Я жила с семьёй одна почти месяц, но ни в чём при этом не нуждалась – еды для всей семьи было достаточно.

Действительно, женщины в Советском Союзе – самые счастливые женщины в мире. Мария Сафонова»

Конечно, не в каждой семье всё было так благополучно, в том числе были и игарские семьи, влачившие более бедное существование в силу разных социальных причин. Но газета – как мы видим, была коллективным  агитатором и организатором…

Публикуется в  газете и словарь общеупотребительных английских выражений при погрузке судна, даётся  написание и произношение английских выражений в помощь работникам, занятым на погрузке иностранных судов.

Думаю, что и Рут Грубер увезла с собой несколько выпусков газеты.

Из Игарки американская журналистка  уезжала  по Северному морскому пути на пароходе «Анадырь», который, как известно, совершил в том году вместе с пароходом «Сталинград» сквозной рейс по Северному морскому пути из Владивостока в Игарку.  В Игарку оба парохода прибыли 27 августа 1935 года.

 О путешествии Рут в своей книге «Лед и пламень» написал советский исследователь Арктики  Иван Дмитриевич  Папанин:
«В Игарке на «Анадырь» села женщина.
Очень общительная молодая спутница оказалась американкой.
— Рут Грубер, журналистка, — представилась она нам и сразу же задала множество вопросов.
Завязалась оживленная беседа. Рут немного знала русский язык, где ей не хватало слов — прибегали к жестам, а в трудные минуты выручал Женя Федоров — он владел английским. Эта смелая молодая женщина — ей было двадцать шесть лет — совершила большое путешествие по Сибири и Советской Арктике, побывала на Байкале и золотых приисках Алдана, плавала по Лене от Якутска до Тикси, по Енисею и Енисейскому заливу от Красноярска до Диксона. Свои корреспонденции она публиковала в «Комсомольской правде».

 И.Д.Папанин получил от Рут Грубер экземпляр книги «Моя поездка в Советскую Арктику» — так он называет её: « В своей книге Рут доброжелательно и объективно рассказывала о том, что видела в Арктике. Писала о том, какое грандиозное наступление на Крайний Север ведут советские люди, как живут и работают наши полярники. Рут Грубер особо подчеркивала высокий уровень научных исследований в Советской Арктике. Вспоминала и о нашей встрече на пароходе, приводила мои слова о том, что без женщин Арктику освоить нельзя». (Папанин И.Д. «Лёд и пламень», Москва, 1984, стр.110)

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»

  «Новый индустриальный Север – это больше не мечта Кремля. Игарка сегодня похожа на Чикаго на первых ступенях его развития.  Стоит только посмотреть на Игарку, чтобы представить себе, что сделала техника, превратившая дикий Север в новую индустриальную страну.  Здесь открывается новая эпоха», — цитировала Рут Грубер газета «Красноярский рабочий»  11 ноября 1936 года в подборке материалов «Иностранцы об Игарке».

Но вернёмся вновь в весеннюю, майскую Игарку.

Увы, нам не пришлось увидеть  праздничный номер «Северной стройки». Но «Красноярский рабочий» пятилетний юбилей  нашей газеты стороной не обошёл.

Вначале краткое упоминание о предстоящем событии находим в информации о состоявшейся радиоперекличке.

Радиоперекличка Игарка – Диксон

«Игарка. 27 апреля состоялась радиоперекличка «Игарка – Диксон». Перекличку слушало всё Заполярье. У микрофона выступило 20 человек. Специалисты обменивались опытом строительства морских причалов. Были переданы также первомайские приветы. Диксон передал привет зимовщиков  игарской газете «Северная стройка», пятилетний юбилей которой отмечается  5 мая 1935 года.

Перекличка продолжалась три часа. Заполярье вписывает новую прекрасную страницу в книгу побед освоения Севера,  побед культурной революции». (газета «Красноярский рабочий» 29 апреля 1935)

Спустя несколько дней в «Рабочем» размещается сразу три материала – переданное по радио и опубликованное в газете письмо рабселькоров «Северной стройки»,  поздравления  ещё не первого секретаря крайкома партии, а только руководителя оргбюро ЦК ВКП (б) Павла Акулинушкина и редакции газеты «Красноярский рабочий» собратьям по перу.

Начнём с последнего, ибо в нём содержится интереснейший  исторический факт о «родителе» «Северной стройки». Читаем: «Шлём горячий привет рабкорам и работникам редакции в день 5-летия вашей газеты. С большой радостью отмечаем успехи «Северной стройки», которая из выездной редакции «Красноярского рабочего» — (мой комментарий – ранее об этом никто и никогда не говорил)  превратилась в боевую массовую газету, организатора освоения Заполярья. Желаем дальнейших успехов. Редакция газеты «Красноярский рабочий» (газета «Красноярский рабочий» 5 мая 1935 года)

Письмо рабселькоров газеты «Северная стройка» озаглавлено так:

 Будем бороться ещё упорнее

«В упорной борьбе с суровым севером возник наш молодой заполярный город-порт. Только недавно мы праздновали его  славное пятилетие. И вот теперь мы празднуем второй юбилей – пятилетие  Игарской газеты.

Пять славных лет  борьбы за освоение далёкого Заполярья – пять славных лет нашей молодой заполярной печати.  В нелёгких боях завоёвывались победы в Заполярье,  и  острейшим оружием в этих боях у нашей парторганизации была наша печать.Тысячная армия  ударников-рабселькоров Заполярья помогает партии преодолевать немые просторы тундры, скованные льдом берега Енисея. Тысячная армия  рабселькоров — ударников помогла партии создать в течение пятилетия за полярным кругом индустриальный город. Мы с гордостью отмечаем славный юбилей «Северной стройки». Мы любим нашу газету, мы выращены и воспитаны ею.  Мы знаем оперативную работу нашей «Северной стройки» в борьбе за выполнение напила экспорта. Много примеров подлинного героизма показала наша газета и этим воспитывала, вселяла уверенность, выковывала волю у тысяч пролетариев-ударников к дальнейшим победам. Рос индустриальный город. Увеличивалась производственная программа. Росли заводы, электростанции. Радиосвязь соединила оторванное побережье Енисея  с магистралью. Газета борется за  лучшее использование механизмов, за освоение техники. (…)

Мы имеем немало рабочих, воспитанных, выращенных газетой. (Калашников, Шарай, Макаров, Лукьянов и другие). Знатные люди Игарки являются рабселькорами газеты (пилостав Щелин, мастер молодёжной смены завода Алексей Бобылев, знатный человек района Петров и другие). Газета окружила любовью и вниманием старых кадровиков Игарки. Мы помним последнюю Карскую экспедицию и победы 600 ударников. Газета организовала эту победу соцсоревнованием  вокруг краевого знамени. «Северная стройка»  организовала выпуск «штурмовок», посылала выездные редакции и проводила  массовую работу на прорывных участках.

«Северная строка» боролась за  полярное строительство и культуру, поддерживая и освещая такие мероприятия, как озеленение города,  лыжный переход Игарка – Красноярск. Заботливо думала о детях, организуя их досуг, улучшенное снабжение. Борясь за мобилизацию средств, за удержание знамени ленских горняков, завоёванное в соцсоревновании с Бодайбо,  газета была премирована на всесоюзном конкурсе финпохода  печати. На всех участках своей работы «Северная строка» боролась  за чёткую классовую линию, отсекала руки тем, кто искривлял линию партии, боролась с бюрократами, вытаскивая их на страницы газеты.

Отмечая большие успехи «Северной стройки» мы вместе с тем говорим о том, что наша газета ещё недостаточно боролась за превращение Игарки в образцовый город Заполярья, за его благоустройство и улучшение бытовых условий, за северные кадры. Газета ещё недостаточно боролась за культурный рост района, слабо освещала работу колхозов. Газета должна ещё упорнее биться за ликвидацию прорыва  на основном предприятии Игарки – лесокомбинате, добиться превращения его в передовое, лучшее производство.  Мы, рабселькоры-ударники, во всём этом должны поднять свою   активность.

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»

Город наш вырос, выросли и задачи. Нам теперь нужна ежедневная газета. Нужна типография. Мы хотим художественно оформленную боевую ежедневную газету. Мы просим оргбюро ЦК ВКП (б) края помочь нам в создании ежедневной газеты. Мы достойно справимся с ежедневной газетой.  Развёртывая большевистскую критику и самокритику, исправим все наши недостатки, усилим классовую бдительность, отточим своё оружие в борьбе с двурушниками, охвостьями троцкистско-зиновьевской контреволюционной группы, агентами классового врага.  Беспощадно, по-сталински будем бороться с дезорганизаторами нашей работы,  за генеральную линию партии, за освоение Севера, за ленинско-сталинскую национальную политику. С новым всё возрастающим упорством будем бороться  за новые победы социализма, за дело любимого вождя товарища Сталина.

Рабселькоры  газеты «Северная стройка» Логинов, Тихомиров, Бобылев, Романов, Щелин, Шарай, Макаров, Кидяров, Ширшов,  Миколаюскас, Лукьянов, Бычанков, Торгашин,  Мясников, Добрынин,  Симаков, Тальман, Ермаков, Терещенко, Гольдин, Богомолова, Брик».

Конечно, я далека от мысли, что это письмо, формируя  текст предложением за предложением, писала вся группа внештатных корреспондентов газеты – двадцать два человека. Скорее всего, писали работники редакции, потом просили поставить под ним подписи.  Подобные рапорты к знаменательным датам, в которых кратко оцениваются положительные итоги и ставятся задачи на будущее, не раз готовила и я, работая в парткоме, горкоме партии, комсомоле. Надо было помочь грамотно оформить свои мысли рабочим людям. Главное в этом письме, конечно, просьба  разрешить издавать ежедневную газету, в которой нуждался город, комбинат, скрытая просьба об увеличении финансирования и заверение, что выпуск газеты будет успешно реализован.

Писал о «Северной стройке» и журнал «Советская Арктика».  Делая обзор печати,  выходящей в арктических районах,  журналисты рассматривают орган Красноярского политотдела ГУСМП газету «Большевик Арктики», орган Обдорского политотдела газеты «Северный рейс» и нашу «Северную стройку». Обзор открывается разделом о нашей газете и помещен в очерке с заголовком

Систематически освещать партийную жизнь

«Игарка сегодня — крупный полярный промышленный центр. Просматривая страницы «Северной стройки», чувствуешь биение полнокровного пульса большого советского заполярного города, вырос­шего на месте дореволюционного жал­кого Егарского (мой комментарий – так в тексте)  станка.

«Закончено строительство трёх посто­янных причалов. Вложен крупный вклад в дело освоения Арктики. Каждый причал экономит государству ежегодно около 200 ООО руб., … капитальные затраты будут оправданы в 2—3 года. Коллектив портстроя вёл работу зимой, несмотря на 40° морозы и пурги, круглые сутки… Задача выполнена досрочно. Имена луч­ших ударников — Щетинина, Фирсова, Ка­ширина известны всей Игарке» (No 46 «Северной стройки»).

Эти лучшие ударники — передовики социалистической стройки Игарки— борются и за Культурную Игарку. Газета с гордостью пишет о том, что школы включились в озеленение города (No 40); что развёртывается массовая ху­дожественная самодеятельность и город готовится к художественной олимпиаде (No 36); что закончился городской шах­матный турнир; что хоккейный матч за­кончился со счётом 7 : 4 в пользу команды Лесопромышленного комбината. Игарка живёт жизнью всего Советского Союза. «На лесопристани рабочие потребовали, чтобы им сообщили о строительстве и окончании строительства московского метрополитена. На следующий день требование рабочих было удовле­творено» (No 38). «Игарские школьники объявили культурный поход в честь челюскинцев» (No 39). Жизнь нового социалистического города «Северная стройка» отражает неплохо.

Газета проводит большую работу по организации полярного отряда рабкоров. Почти в каждом номере газеты даётся отдел «По следам заметок». Газета борется за действенность помещаемых в ней материалов. Проводятся читатель­ские конференции. Проходят смотры стен­ных газет. В связи с пятилетием «Северной стройки» рабочая общественность ведущих предприятий отмечала большую помощь газеты в борьбе за лучшую ра­боту предприятий»…

Структура любого документа тех лет, да и вплоть до начала восьмидесятых годов прошлого столетия состояла из двух частей: вначале писалось о положительном. Далее, начиная со слов «Вместе с тем, или Однако…»,  автор должен был говорить о недостатках.  Вот и в этом обзоре читаем: «Тем большие требования мы предъявляем газете в освещении вопросов партийной жизни и работы. Газета уделяет много места партийным вопросам, од­нако материал в большинстве случаев подан скучно. Читается без интереса. Иногда допускаются и значительные извращения». (…) (журнал Советская Арктика» № 2 за сентябрь 1935 года, стр.76-78)

Прервём повествование. Давно сменились приоритеты,  не будем засорять «Зарубки» тем, что не прошло испытания временем, за что пострадали люди, получили выговор по партийной линии, были сняты с работы, получили срок, либо вообще лишились жизни.

В очерке приводится материал, который мы уже ранее с вами цитировали как опубликованный в Красноярском рабочем» о едином партийном дне  за подписью редактора газеты Вигалка. Какие последствия имело написание заметки для него – мне точно не известно. Но если с начала 35-го года в краевой газете регулярно появлялись материалы об Игарке за его подписью, то последний его очерк назывался «Люди Заполярья» (29 июня) и он рассказывал о делегатах первой краевой партийной конференции.  Видимо, больше в Игарку  после Москвы он не вернулся. Следы его теряются. О  дальнейшей судьбе интересного, талантливого журналиста пока больше ничего не известно.

На хранящихся в краевой научной библиотеке единичных экземплярах «Большевика Заполярья», начиная с июля 1935 года,   стоит уже подпись ответственного редактора Л.Филатова.  Не помог на этот раз и вездесущий интернет. Поисковик выдаёт лишь номер хранящегося в новосибирском архиве личного дела Вигалок Михаила Яковлевича – всего  четыре листа. Датами документа обозначены  1950-1954 годы. Возможно,  это годы его работы в Новосибирской области, а возможно,  они относятся к  срокам передачи дела в архив. Это нам ещё предстоит узнать.

Что касается судьбы первого редактора газеты  Саввы Третьякова, то в 1934 году он выехал из Игарки: был направлен на учёбу в Москву, в  Институт Красной профессуры на отделение  «Мировое хозяйство и мировая политика». В 1938 году из-за закрытия института, прервал обучение и был направлен в Туркмению главным редактором республиканской газеты  «Туркменская Искра»  — главного печатного органа ЦК Компартии Туркмении.

29 июня 1935  вышел последний номер газеты «Северная стройка», 2 июля 1935 года газета получила своё новое название «Большевик Заполярья».  Она стала ежедневной с разовым тиражом в 3500 экземпляров.

Как «Северная стройка» стала «Большевиком Заполярья»

Газета не раз сменит ещё своё название: «Коммунист Заполярья», «Новости Игарки», «Игарские новости». Но это уже совсем другие истории, и даст Бог, мы о них непременно расскажем.

Фото из книги  Смолки «40000 против Арктики» игарские мальчишки на улицах города  продают газету «Большевик Заполярья», Савва Сергеевич Третьяков, редакция газеты «Большевик Заполярья», улица Кирова дом 7, Рут Грубер.



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



1 комментарий

  • Листая в архиве старые подшивки игарских газет «Северная стройка», «Большевик Заполярья» за тридцатые годы, обращаешь внимание на то, как ударно, по-боевому проходили навигации по отгрузке экспортной древесины. В каждом номере печатались результаты соцсоревнований между бригадами, графики достижений бригад, через газету решались проблемы, возникшие на лесозаводах, на погрузке. В порту работала выездная редакция газеты «Северная стройка». Многотиражная газета «На Штурм Карской» выходила два раза в неделю — это были настоящие «боевые листки».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *