Что такое Карская?



Уже осенью 1935 года в Игарке должны были быть построены капитальные причалы морского порта. Об этом сообщала газета «Красноярский рабочий», информируя своих читателей о идущей реконструкции порта ещё в июле.

Что такое Карская?

Готовились к навигации и лесозаводы. Допущенное в начале года отставание по напилу лесоэкспорта к концу января было ликвидировано. Лидером социалистического соревнования считался лесозавод № 3, он заслужил переходящее Красное Знамя горкома партии. Лучшими коллективами в нём назывались смены мастеров Антушева и Кузнецова. Саломбальский механический завод выпустил первые четыре автолесовоза новой конструкции. Все они предназначались для Игарского лесокомбината. Грузоподъёмность новой машины была пять тонн. До конца года планировалось выпустить 15 автолесовозов.

Заместитель управляющего трестом Севполярлес, в ведении которого находился тогда Игарский комбинат, В.М.Башмашников в обстоятельном материале «Обеспечим успех Карской» 22 апреля 35-го года информировал население края о том, что уже сделано и каковы планы на самое ближайшее время. Не полностью, с небольшими сокращениями приводим его отчёт.

Обеспечим успех Карской

«В навигацию текущего года леспромхозы треста Севполярлес должны выполнить ответственейшую задачу – использовав большую воду, в сжатые сроки и без потерь провести сплав, обеспечив успех Карской экспедиции. Объём сплава по леспромхозам в текущем году установлен в 765 тысяч кубометров. По рекам Чадобцу и Мана в этом году будет проводиться, как опытный, первоначальный плотовой сплав. Объём маточных караванов для Кежемского и Богучанского леспромхозов установлен в 20 тысяч кубометров, а для Туруханского – в 20300 кубометров. Опыт работы прошлого года показал, что транзитный сплав таких укрупнённых маточных караванов в условиях Ангарского и Енисейского бассейнов вполне возможен и может быть успешно проведён.

Особое внимание в предстоящую навигацию уделяется механизированной погрузке леса в плоты и выкатке его на лесозаводах. По плану Туруханский леспромхоз должен погрузить оплоточным агрегатом «Нельсон» 30000 кубометров древесины, Маклаковский лесозавод провести выкатку агрегатами 180700 кубометров, Игарский лесокомбинат – 448 тысяч кубометров и Енисейский лесозавод – 99000 кубометров. (…)

Общее руководство по леспромхозам возложено на директоров леспромхозов и техноруков и, кроме того, в каждом леспромхозе выделены лица, персонально ответственные за сплав. В каждом леспромхозе назначены заведующие рейдами. (…)» (Газета «Красноярский рабочий» 22 апреля 1935)

Что такое Карская?

Готовились к очередной Карской экспедиции – именно так и назывались в те годы лесоэкспортные навигации — и кинодокументалисты. По заданию Ленинградского отделения Союзкинохроники в Красноярск прибыла кинорежиссёр Н.М. Быльева. 23 июля она должна была вылететь самолётом на Игарку. В плане съёмок были все операции Карской, а также сельскохозяйственные работы в игарском совхозе, быт его рабочих, графитовые разработки. (Газета «Красноярский рабочий» июль 1935 «Кинофильм о Карской»)

Уровень воды в Енисее в том году был выше нормального, около 18 метров. Набережная в Игарке оказалась частично под водой. Однако, с 3 июня вода начала благополучно убывать. Устье протоки очистилось ото льда. Город ждал прихода первого речного судна.

На всё лето, до глубокой осени на гастроли в Арктику направлялись артисты московских театров. Труппа была организована Политическим управлением Севморпути. Маршрут театра: Красноярск – Игарка – Дудинка – Усть-Енисейск – остров Диксон. На пути следования театр должен был давать концерты и спектакли для караванов судов, направляющихся в устье Енисея, работников рыбных промыслов, консервных заводов, лесосплава и команд судов, идущих Северным морским путём до Игарки, для полярников, работающих на острове Диксон, и всех судов, останавливающихся на острове. Театр пробудет в Арктике до октября. Поездки артистов в Арктику станут, начиная с этого года, регулярными, в 1936 году в Игарке и позднее Норильске заработают драматические театры.

21 июня началось формирование плотокараванов для Игарки. Об этом материал краевой газеты «Началась отгрузка леса в Игарку».

«Заброску такелажа по леспромхозам Стрелковский рейд выполнил в самый короткий срок. С 27 мая по 5 июня такелаж был полностью заброшен на места, за исключением якорей и цепей. Якоря будут досланы Кежемскому и Богучанскому леспромхозам по получении их из Игарки (не позднее 1 июля), а цепи к 20 июня. Подготовительные работы по рейду (подготовка жилых помещений, столовой, клуба, хлебопекарни, бани) в основном были выполнены своевременно. Не достает только частично оконного стекла для застекления рам в бараках. Для аварийной гавани рейда требуется 50 бон. (Мой комментарий – боны — плавучие заграждения, применяемые при сплаве). Казачинский леспромхоз должен был отпустить их на рейд к 10 июня, но своевременно этого задания не выполнил. План формирования транзитных плотокараванов по Стрелковскому рейду в навигацию текущего года намечен в 315 тысяч кубометров. Будут сформировано 15-16 транзитных плотокараванов с увеличением кубатуры каждого каравана против прошлого года на 20 — 25 процентов, то есть до 20-24 тысяч кубометров каждый. Поэтому все оперативные работники рейда и рабочие бригады должны проявить самое чёткое и внимательное отношение к формированию плотокараванов, проверяя качество работ при учалке и правильную расстановку рей. Ни один транзитный караван не может отправляться в плавание без осмотра его особой комиссией и приёма его по акту лоцманом, плотоуправителем и караванным агентом. Формировка транзитных караванов должна начаться на рейде с 20 июня. (…) Окейнов». (Газета «Красноярский рабочий» 21 июня 1935 года)

А 23 июня газета призывала: «Лес в Игарку доставить к 1 августа».

«На 10 июня Туруханский леспромхоз (директор Герцович) отправил в транзит для Игарских лесозаводов 60900 кубометров леса (113 процентов месячного плана). Первый караван должен был скоро поступить в Игарку. Началась выгрузка леса с воды. С 8 июня пущен в работу агрегат системы Нильсена (мой комментарий – как правильно Нильсена или, как выше — Нельсона, и что это за агрегат, мне непонятно. Скорее всего, используемый подъёмный механизм). Норма выработки на одного рабочего в 10-часовую смену 110 кубометров. Её выполняют теперь до 150 процентов. Леспромхоз поставил перед собой задачу: погрузку леса закончить к 1 июля и всю древесину доставить игарским лесозаводам первого августа, раньше срока на месяц. Эти сроки будут рекордными в истории Севера. Шмыков Кузнецов»

Что такое Карская?

Прибытие же морских судов по Северному морскому пути ожидалось на начало августа. Для проведения ледовой разведки и обеспечения проводки каравана судов под водительством ледокола в Арктику вылетели экипажи известных нам полярных лётчиков Алексеева, Козлова, Махоткина.

Игарка ждёт суда Карской экспедиции

«Игарка. 28 июля. Игарский порт ждёт первые иностранные суда, идущие за лесом. Первые шесть иностранных пароходов уже подходят к Карским воротам и в начале августа будут в Игарке. В седьмую Карскую экспедицию Игарский порт должен погрузить 40500 стандартов леса вместо 23000 в прошлом году (мой комментарий — стандарт равен 4,672 кубических метра). Воодушевлённые последними решениями правительства по докладам выезжавшей в Москву делегации Игарки, рабочие порта и предприятий развёртывают социалистическое соревнование за лучшую работу на седьмой Карской экспедиции. Соревнование началось по инициативе ударников лесной биржи товарищей Тердунова, Пузикова, Загрянова, Абрамова, Кутина и других, обратившихся с письмом ко всем рабочим комбината и трудящимся Игарки. В своём письме ударники выбросили лозунг: добьёмся для нашей страны побольше диспачей, сделаем седьмую Карскую самой победной из всех предыдущих. На письмо ударников лесной биржи откликнулись другие рабочие Игарки. В соревнование вступили лесозаводы, бригады грузчиков. Развёртывается индивидуальное социалистическое соревнование. Сортировщица второго лесозавода ударница тов. Черкашина вызвала на соревнование за лучшую обработку экспортных досок обрезчиц Черемных, Коробейникову и бригадира Жилина. Обрезчик Матвеев вызвал на соревнование обрезчика Зверева. Рабочие лесокомбината А.И.Попов, П.П.Неверов, И.С. Пунцов, М.С.Шиверов, И.Хрякин и другие, проработавшие в Игарке от 2 до 4 лет, закрепились на работе до 1937 года». (Газета «Красноярский рабочий» 3 августа 1935)

В зале ретропериодики Красноярской краевой научной библиотеки хранится всего лишь десять номеров игарской газеты «Большевик Заполярья». До обидного мало, и всё-таки находим в них «дыхание Карской». Заботам лесоэкспортной навигации посвящён и номер газеты за 27 июля 1935 года.

Морские суда подходят к Карским воротам

«Первые шесть иностранных пароходов находятся на пути в Игарку. 29-30 июля они пройдут Карские ворота и в первых числах августа будут в Игарке. Лесокомбинат плохо готовится к приходу морских судов. Погрузочные работы авто и гужтранспортом не обеспечены. Нужно сейчас же добиться выделения в помощь лесокомбинату 100 — 120 лошадей. Немедленно закончить формирование кадров рубщиков, очистив имеющийся штат от классово-враждебных элементов. Форсировать вязку багетки и фризы, которые предназначены к погрузке в первую очередь. К 1 августа закончить проводку электроосветительной сети на бирже. И, наконец – решительно улучшить жилищно-бытовое положение рабочих Карской. На последнюю декаду августа падает наибольшая тяжесть погрузочных работ. Потребуется максимальное напряжение сил и стивидорских, и биржевых рабочих. Поэтому необходимо создать людям все условия для культурного полноценного отдыха после смены. (…) В.Зуйков»

Газета давала слово и работникам, получившим в предыдущие навигации опыт работы докерами: высказать ценные замечания, предостеречь от ошибок прошлого. С позиций современности читать о событиях восьмидесятилетней давности весьма интересно.

Что надо подготовить к приходу судов

«Я работал в Карскую прошлого года сперва стивидором, затем агентом по погрузке морсудов. В процессе работы приходилось сталкиваться с массой неполадок, тормозящих погрузочные работы. Все они являлись результатом плохой организационной подготовки лесокомбината к погрузочным работам. На главнейшие неполадки и хотелось бы сейчас указать, чтобы в Карскую этого года их своевременно устранить. Лесокомбинат не обеспечил Карскую транспортом. За каждой парой лошадей приходилось часами бегать, такая же история может повториться и сейчас.

Что такое Карская?

Нужно сейчас уже выделить лошадей и закрепить их на весь период Карской. Такая же история наблюдалась и с медведками. Они были разбросаны по всей бирже. Хозяина над ними не было. Сейчас медведки надо закрепить за погрузочными бригадами. На брандвахте, где помещалось погрузбюро, обычно очень редко можно было застать руководителей погрузочными работами. Часами приходилось разыскивать по всей бирже, чтобы разрешить какой-нибудь неотложный вопрос погрузки. Это также било по темпам погрузочных работ. Сейчас нужно будет в погрузбюро организовать круглосуточное дежурство руководителей Карской. Открыть на морпричалах буфет. Всё это поможет нам успешно завершить седьмую Карскую. Стивидор В.Сысоев».

А вот и ещё одно интересное сообщение, информирующее о расстановке навигационных знаков по судовому ходу Енисея для будущей проводки морских судов. Этим занималось обстановочное судно «Фарватер».

Готовы к проводке судов Карской

«Ограждение корабельного фарватера Енисея от Сопочной Карги до Усть-Енисейского порта восстановлено. Заканчивается ограждение фарватера Усть-Порт – Игарка. К лоцманской проводке судов Карской в Игарку готовы. Работы выполнены в срок, несмотря на неблагоприятную погоду. Начальник отряда Костеркин, помполит Моин». (Газета «Большевик Заполярья» 29 июля 1935).

И, наконец, находим долгожданное. Седьмая Карская началась.

Иностранные суда вошли в Игарку

«4 августа в 16 часов в Игарский порт вошли за лесом первые в эту навигацию иностранные пароходы «Ларго», «Элизабет», «Гранхейм». В тот же день в 20 часов началась погрузка леса на пароходы.

Игарка. 7 августа. (Крастасс). Город и морские причалы, к которым пришвартовались иностранные корабли, празднично украшены плакатами, лозунгами и портретами вождей партии. На погрузке иностранных судов работают лучшие бригады грузчиков Абрамова, Воронина и Бугаева. Три иностранных лесовоза возьмут 2700 стандартов пиломатериала. Бригады грузчиков, развёртывая соревнование, обязались грузить не меньше, чем 180 стандартов за смену. В прошлом году в Игарку приходило за лесом 26 иностранных пароходов; в этом году их ожидается 36. Они заберут 40500 стандартов леса, на 18000 стандартов больше, чем в прошлом году. В ближайшие дни в Игарку ожидается ещё 4 парохода. Они привезут сюда продовольственных грузов на 3 миллиона рублей и промышленных товаров на 1 миллион 200 тысяч рублей». (Газета «Красноярский рабочий» 8 августа 1935 года)

Не устаю повторять, что мне несказанно везёт в поиске уникальных материалов. Вот и в морскую навигацию 1935 года в Игарке работал специальный корреспондент «Красноярского рабочего» Ал. Крюков. Для своей газеты он посылал не только краткие информации о погрузке судов, но и давал красочные зарисовки происходящего в Заполярном порту. Окунитесь и вы, уважаемый читатель, в кипящую атмосферу порта с отрывистыми гудками морских судов и каботажного флота, лязгом лебёдок, интернациональной речью моряков и докеров.

Седьмая Карская началась

1.Накануне

«Пароходы идут».

«Эта весть, переданная 4 августа по радио из Усть-Порта, мгновенно облетела Игарку и взбудоражила всё его население. Долгую полярную зиму игарцы только и жили помыслами о Карской. На Карскую круглый год работали лесозаводы, на Карскую работали порт, затон. На Карскую работал буквально весь город — научные работники, специалисты, мастера, чернорабочие, — коммунисты, комсомольцы, беспартийные. Какой бы разговор, на какую бы это ни было тему, неизменно сводился к Карской.

— А вот придёт Карская…

— После Карской…

Кажется, Карская в Игарке решает даже судьбы людей. Так крепко вошла она в жизнь игарцев. Морские суда Карской в этот тёплый летний вечер шли где-то за сотни километров от заполярного города, а здесь о них говорили повсюду — на улицах, в столовых, в клубе, в кино, на заводах, морских причалах. Новые рабочие, впервые прибывшие в Игарку в этом году и ни разу в жизни не видавшие иностранных морских судов, с жадным вниманием впитывают в себя эти разговоры. Осаждают старожилов бесконечными расспросами. В дирекции лесокомбината — экстренное совещание всех командиров производства. В последний раз проверяется готовность отдельных участков комбината к встрече судов. Совещанием руководит заместитель управляющего трестом «Севполярлес» тов. Башмашников, специально прибывший для руководства Карской.

— Комбинат не готов к погрузочным работам, — холодно констатирует он.— Заводы не допилили около 20 тысяч кубометров пилоэкспорта. Лесная биржа не перебрала до 7 тысяч стандартов пиломатериалов…

— Но… — Башмашников подымает указательный палец. — Никакой паники. Работать хладнокровно, без суеты…

Беспрерывно звонит телефон. То из порта передают последние радиограммы о движении судов; то с лесной биржи спрашивают, куда послать людей для погрузочных бригад.

…Час ночи. Над городом синие сумерки. С севера тянет холодным ветром. Город не спит. Заводы работают. На причальном перроне, к которому будут пришвартовываться иностранные пароходы Карской, кипит человеческий муравейник. Стучат топоры. Визжат пилы. Заканчивают настил съездов и перрона. Украшают причалы диаграммами, лозунгами, портретами вождей. В борта дебаркадера, где помещается погрузбюро — головной мозг Карской — неспокойно колотится поднятая ветрами волна. В городском клубе — художники в махорочном чаду, взлохмаченные, с воспалёнными глазами от бессонных ночей. Они дописывают последние плакаты, которыми завтра будет украшен город. Из столовой напротив клуба несётся перестук ножей, звон посуды — готовят обед для ночных смен лесозаводов. В ярко освещённой и многооконной, со стороны похожей на фонарь типографии, печатная машина быстро и бесшумно укладывает в стопку лист за листом — завтрашний номер городской газеты. На ней жирно — Сегодня приходят суда Карской. Ветром из лесокомбината доносит звуки выхлопной трубы моторов. Они воспринимаются в ночи, как учащённый пульс всего города.

2. Первый «пакет»

Чайка, описав в воздухе зигзагообразную линию, гулко шлёпается на деревянный настил перрона. Вслед затем, взбурлив в последний раз зелёную воду протоки, лесовоз всем бортом тяжело наваливается на стенку причала. Один за другим пришвартовываются к пристани Игарки первые в этом году иностранные гости — лесовозы «Гранхейм», «Ларго» и «Элизабет». Первые два — норвежцы, третий — англичанин.

Что такое Карская?

Выстроившиеся вдоль бортов иностранные моряки с любопытством разглядывают незнакомый им заполярный советский город — лесовозы, кварталы штабелей биржи пиломатериалов, украшенные зеленью, лозунгами и плакатами причалы, толпу игарцев вышедших встречать иностранные суда. Лица многих моряков расплываются в дружелюбную улыбку, когда глаза их встречаются с приветственными лозунгами на родном языке:

— Привет иностранным морякам!

Пока портовое начальство занимается осмотром и приёмкой кораблей, со всех концов лесокомбината на причальный перрон стекаются бракёры, рубщики, форманы, стивидоры…

Скорое начало горячих боёв за досрочную погрузку долгожданных пароходов Карской держит всех в нервном возбуждении. Говорят повышенным голосом. Фразы словно рубят. Движения и жесты у всех порывисты. Бригадиры погрузочных бригад — Юдин, Баронин и Бугаев, бригадиры которые назначены на погрузку в первую смену, носятся по перрону в поисках своих рабочих.

— Шаблин! Коткин! К первому пароходу! — только и слышится то в одном, то в другом конце причала.

У огромнейшего полотнища с диаграммой роста погрузки судов Карских прошлых лет — старые и молодые бракёры слушают последние указания представителя Экспортлеса тов. Котцова.

— Грузить в трюм только высококачественную доску, — говорит он. — Не допускать ни одной запачканной, ни одной засинённой доски. Помните — от вас зависит поддержать честь высокой прославившейся на весь мир марки Игарской доски. (Мой комментарий – старожилы рассказывали, что, работая в трюмах, рабочие надевали лапти для того, чтобы нечаянно не испачкать расстилаемый товар).

… То у одного, то у другого парохода скапливаются группки рабочих. Это идут бригадные собрания. Свесившиеся через борт иностранные моряки с удивлением слушают непонятные и в то же время волнующие, горячие речи бригадиров, рабочих.

Грузить в смену не меньше 90 стандартов на бригаду — призывает бригадир коммунист Баронин. — Досрочно погрузить первые пароходы и получить за это с иностранцев диспач (премию) золотым рублём. Тут же пишется вызов на социалистическое соревнование бригаде Юдина.

… Восемь часов вечера. Солнце ещё не думает закатываться. Оно ослепительно сверкает на фарфоровых роликах судовых антенн… С горы из кварталов штабелей доносится далёкий гудок сирены автовоза. И вот на береговой линии показывается он сам. Оставляя за собой клубящиеся облака пыли, он гулко катится по деревянному съезду вниз, к причалам. Бракёры, рубщики, рабочие погрузочных бригад торопливо расступаются перед ним. Все смотрят на шофёра. Фамилия его Матвеев. Он не может скрыть так и брызжущей из глаз гордости и радости. Как же, ведь он везёт первый воз пиломатериалов для первых судов Карской! Это такое же памятное событие, как, например, пуск нового завода. «Пакет» свален у парохода «Гранхейм». Матвеев откатывает машину назад и, торжествующе трубя сиреной, несётся на биржу за новым возом.

Первый «пакет» обступают учётчики и бракёры. Потом около него остаётся рубщик — ударник т. Ремжа. Оглянувшись вокруг и встретив десятки пар горящих нетерпением глаз грузчиков, Ремжа быстро взмахнул молотком и поставил на торце доски первое клеймо. Первая игарская доска, лучшая в мире, разрешена к погрузке.

Тотчас же к «пакету» подскакивают застройщики Шаблин и Ростовцев. Они подводят под «пакет» досок конец стропа, поданного с парохода.

— Где ухман? — срывающимся голосом вскрикивает Шаблин.

— Вира! (поднимай) — подаёт сигнал сам бригадир Юдин. Но на секунду возникает заминка. Молодая лебёдчица Зоя Воробьева не слыхала сигнала к подъёму «пакета». Её осыпают шутками:

— Залезла на иностранный пароход и уже по-русски перестала понимать.

Но лебёдка уже грохочет. Стрела как гигантская рука, поднимается и «пакет» высоко взвивается над пароходом.

Погрузка на полном ходу… Седьмая Карская началась. Игарка, б августа 1935 года. А.Крюков, наш корреспондент» («Красноярский рабочий» 20.08.1935)

Ударный труд для игарчан, особенно, в период морской навигации, всегда был делом чести. И заинтересованность в достижении высокого результата, конечно, заключалась не только в получении премиальных при сокращении сроков обработки судна…

Ушла в прошлое погрузка. Современникам становятся уже непонятными профессии людей, принимавших в ней участие. Напомним. Все годы рабочие, занятые на укладке товара на судне, назывались не грузчиками, а стивидорами. Бригадиры – форманами. Эти английские термины были более известными, чем их русские эквиваленты. Вместо слова грузчики употреблялось и английское – докеры. Лебёдчик на морском судне назывался вичманом, а рабочий, регулирующий подъём груза и его опускание в трюм – ухманом. Лицом, учитывающим количество груза, передаваемого на борт судна при погрузке, был тальман.

Интересна первая полоса «Большевика Заполярья» за 8 августа. Шапкой — лозунг на английском языке приветствует прибывших иностранных моряков. В верхнем правом углу сводка погрузки пришедших первыми трёх судов «Гранхейм», «Ларго» и «Элизабет». Рядом сообщение о скором подходе следующей партии пароходов: «Бэкфорт», «Стессо», «Хамстерлэй» и «Каролюс». В последнем — 2212 тонн груза для города, в том числе 50 бочек бензина. Я с удовольствием прочла материал на английском языке «Our Town», так сказать, вводную для моряков, впервые прибывших в город, — его история и современное состояние. Население 12 тысяч, 2 больницы, 2 клуба, 7 начальных и 2 средних школы, 3 детских сада. Рассказывается и об итогах поездки игарской делегации в Москву.

Долгие годы в советской стране во всех средствах массовой информации на первой странице слева печаталась передовая статья. Есть она и в этом номере, называется «Закончить погрузку первых пароходов не позднее 10 августа». Содержание этой статьи кардинально отличается от радушного очерка Крюкова в «Красноярском рабочем». В ней о том, что бригады Абрамова и Бугаева не выполняют сменные задания по погрузке судов. «На причальном фронте во всех без исключения бригадах невероятная толчея. Перебои в доставке пиломатериалов с биржи, непроизводительные простои. Много случаев небрежного отношения к экспортному материалу. Доски при погрузке грязнятся, ломаются. Но самое безобразное заключается в том, что в первые дни работы никто не позаботился о внимательном и чутком обслуживании грузчиков. Достаточно сказать, что на причалах не было даже питьевой воды, а в столовых были большие очереди».

И всё-таки результат погрузки первых трёх судов оказался положительным.

Иностранные суда нагружены до срока

«Игарка. 15 августа. (Крастасс). 13 августа ударные бригады грузчиков Абрамова, Бугаева и Мясина завершили на два дня раньше срока погрузку первых трёх иностранных пароходов. За досрочную погрузку наша страна получит от иностранных заказчиков диспач (премии). Лучшие показатели по погрузке дала бригада Александра Ильина. Сейчас под погрузкой стоят семь пароходов. На днях Игарский комбинат получил пять мотовозов, которые дадут возможность значительно повысить темпы погрузки». (Газета «Красноярский рабочий» 16 августа 1935 года)

Ну, вот, как видим, и архангелогородцы сдержали своё слово – вовремя доставили в смежный порт мотовозы (автовозы). Первая партия автовозов – четырнадцать машин – поступила в Игарку в 1934 году, автовозы не имели кабин. Со временем менялась модификации, да и название поставляемых машин стало иным, закрепившись надолго — лесовозы. В простонародье ласково их называли «лягушками», имея в виду находившийся под брюхом у машины пакет. Постепенно гужтранспорт — лошадей можно было перевести на другие – менее значимые работы.

Успехи ударников Карской экспедиции

«Игарка. 20 августа. (Крастасс).18 августа бригада Зеленина закончила погрузку английского лесовоза «Хамстерлэй»; это уже пятый пароход, погруженный досрочно ударниками Карской. Сейчас под погрузкой стоят девять пароходов. Лучшие показатели в погрузке дают бригады Кутина, Клещенко, Абрамова, Бугаева, Ильина. В бригаде Абрамова каждый грузчик выполняет дневную норму погрузки в среднем на 105 процентов, в бригаде Клещенко – на 120 процентов». (Газета «Красноярский рабочий» 20 августа 1935)

И вновь читатели «Красноярского рабочего» получают развёрнутый очерк Крюкова о ходе погрузочных работ.

На морских причалах Карской

«Две недели тому назад здесь была тихо. Енисей безмятежно нёс свои воды Игарской протокой мимо безлюдных караванов плотов, мимо безмолвных квадратов штабелей биржи пиломатериалов, мимо пустынного дебаркадера речного порта.

И если случалось, что протокой проходила моторка, грохот её мотора отдавался в городе яростной пулемётной пальбой. И тишина, наступавшая вслед затем, казалась почти осязаемой. Такой была Игарка до прихода морских судов Карской экспедиции.

Теперь Игарки не узнать. Это огромный шумный морской порт, в котором дымят трубы и развеваются разноцветные вымпелы десятка иностранных пароходов; в котором круглые сутки грохочут лебёдки, стрекочут моторы, пронзительно гудят сирены автовозов.

Приход морских судов словно встряхнул весь город. На улицах день и ночь вереницы людей. Идут группами, в одиночку, торопливой походкой люди, которых ожидает спешное и неотложное дело. Ночами над городом, над бескрайней тундрой, начинающейся за последними домами, полыхает огромное зарево электрических огней.

Морские причалы — погрузочный фронт кораблей Карской, представляют незабываемое по красоте зрелище. Причальный перрон, к которому привалились огромные туши океанских пароходов, тянется на километр с лишним. Над ними на высоких мачтах гирлянды электрических ламп. Они излучают такой яркий свет, что на причалах ночью светло как днём. И вода в протоке кажется расплавленным ме-таллом. На морских причалах день и ночь кипит работа. По деревянным съездам стремительно скатываются с «пакетами» пиломатериалов автовозы и медведки (одноконные тележки на железном ходу). Эти «пакеты» сваливаются у бортов морских гигантов. Вслед затем над ними склоняется стрела лебёдки и ноша с досками взлетает вверх, почти на уровень с вымпелом, развевающимся на верхушке мачты.

— Майна! (опускай), несётся сигнал и под сдержанный рокот лебёдки ноша плавно опускается в зев трюма.

Что такое Карская?12-й день идёт погрузка иностранных пароходов высококачественным советским пилёным лесом. С каждым днём фронт погрузочных работ ширится всё больше и больше. Каждый день прибывают новые суда. И новые, до этого дня неизвестные бригады включаются в соревнование на досрочную погрузку морских судов Карской за диспачи (премии за досрочную погрузку) с каждого парохода. В августе ожидается 23 парохода. Из них под погрузкой сейчас стоят уже десять. Август будет горячим напряжённым месяцем погрузочных работ. Об этом в Игарке знают и говорят все. Однако, несмотря на то, что сейчас в Игарке стоит исключительно благоприятная погода и, несмотря на то, что погрузка идёт круглые сутки, темпы погрузочных работ недостаточны. Перед Карской бригадиры погрузочных работ взяли на себя обязательство грузить в сутки 180 стандартов на бригаду (вместо установленных 117 кубометров), или 90 стандартов в смену. Это обязательство на двенадцатый день погрузки выполнили далеко не все бригады. К 14 августа со своей задачей спра-вилась только одна бригада товарища Абрамова. На погрузке парохода «Карлик» она дала 92 стандарта в смену (за 12 часов работы). Приближается к выполнению сменного задания по погрузке бригада коммуниста тов. Кутина. Она ежедневно повышает темпы. Средняя цифра выполнения сменного задания по погрузке в бригаде товарища Кутина равняется 8 Юдина, Ильина и Клещенко дают от 70 до 78 стандартов в смену. Остальные бригады грузят и того меньше. Низкие темпы погрузочных работ объясняются слабым руководством погрузочными работами со стороны погрузбюро (руководители — Хабаров, Зуйков, Решня). Оно плохо разработало генеральный план погрузочных операций. Не обеспечивает оперативного руководства бригадами. Поэтому бригады работают с большими перебоями. Так, например, 14 августа бригада тов. Боронина простояла всю смену, ибо Погрузбюро не удосужилось вовремя отвести бригаде пароход, между тем свободные пароходы в этот день имелись. Такая же история получилась с бригадой тов. Бобровникова. 15 августа бригада тов. Бобровникова готовилась к работам на рейде, а пароход подвели к морпричалам. Грузить пришлось и с причалов, и с баржи. Бригада потратила много времени на то, чтобы перестроиться по-новому. Исключительно скверно работает аппарат отводчиков. Их обязанность – разыскать на бирже пиломатериалов штабель с товаром нужным к погрузке в первую очередь.

Что такое Карская?

На бирже несколько тысяч штабелей. Отводчики плохо знают, в каких переулках находятся штабели с необходимым товаром и блуждают по бирже, среди штабелей, как в чужом лесу. Отводчики Захаров и Зырянов систематически отводят бригадам не те штабели, которые нужно грузить на пароход. Погрузбюро знает обо всех этих безобразиях, но мер к их устранению не принимает. Плохо с транспортом. Автовозы должны делать в смену 80 поездок, но они не делают и 60. Частые поломки выводят машины из строя. Ремонт их поставлен безобразно. Нет запасных частей. Дирекция лесокомбината (Фридкин, Малютин) не позаботилась своевременно забросить их в Игарку. Конный транспорт тоже не обеспечивает своевременной подвозки лесоэкспортного товара к пароходам. Коней не хватает. Городские организации (Севенстрой, Горкомхоз) саботируют решение горкома партии о выделении в помощь лесокомбинату на Карскую своих лошадей. Но главная причина плохой работы транспорта заключается в том, что ни кони, ни автовозы не закреплены за бригадами. По существу они обезличены. Много и других организационных неполадок и неувязок. Слабым звеном на морских причалах Карской является партийно-массовая работа. Горком партии прикрепил к каждой бригаде коммунистов из городского партактива. Они ведут в бригадах беседы, организовали громкие читки газет, но ещё не обросли активом, ещё не изучали людей своих бригад, не собрали ни одного рационализаторского предложения, не развернули в бригадах массового соревнования звена со звеном, грузчика с грузчиком. Недостаточно быстро и решительно реагируют на вылазки классово-чуждых элементов.

*

Карская в разгаре. Неполадки первых дней погрузки должны быть решительно устранены (…). Ал.Крюков, наш игарский корреспондент» («Красноярский рабочий» 24.08.1935)

Особую озабоченность вездесущих журналистов вызывала организация досуга иностранных моряков. Иностранцы в Игарке для краевого читателя – экзотика, для газеты — своеобразный бренд. Репортажи об интернациональных футбольных матчах между командами судов и докерами погрузки печатаются не реже, чем, если это были бы национальные встречи известных футбольных клубов. Совместные фото команд на стадионе сопровождают репортажи. А наш корреспондент Ал.Крюков в очередном очерке рассказывает о кочегаре с английского парохода «Стессо» Чарли Финихе.

Кирпич Чарли Финиха

«Появление этого незнакомого и весьма странного поведения человека на кирпичном заводе Севенстроя заинтересовало всех заводских рабочих. Впервые его маленькая полусгорбленная фигурка в потрёпанном пальтишке грязно-рыжего цвета возникла на заводской площадке в пасмурный августовский день. Он быстро и деловито шагал по заводу, заглядывал во все закоулки. Поля его пальто воинственно развевались. Конец шёлкового кашне, закинутый за плечо, трепыхался, как корабельный вымпел. А там, где он проходил, в воздухе медленно расплывались струйки табачного дыма его трубки. У сушилки кирпичей он остановился. Тут под деревянным шалашеобразным навесом стояли штабеля высушенного, но всё же не обожжённого кирпича. Схватив полусырой брусок кирпича, незнакомец поднёс его к носу, повертел во все стороны и с яростью бросил на пенёк. Второй, третий, четвёртый кирпичи постигла та же участь. Затем он устремился на карьеры, где добывалась глина. Здесь по-хозяйски подобрал первую подвернувшуюся под руки лопату и, поплевав на ладони, он начал энергично вгрызаться в вязкую мякоть глины. Землекопы, оставив работу, с изумлением наблюдали за тем, как умело работал лопатой этот неизвестно откуда взявшийся человек. А тот, не обращая на них внимания, с увлечением занимался своим делом. Накопав целую гору глины, он воткнул в неё лопату и полез в карман за трубкой. И тут все заметили, что руки у него грубы, черны от угольной пыли. Кожа на пальцах потрескалась, в ссадинах и кровоточащих царапинах. С наслаждением затянувшись дымом, незнакомец начал что-то говорить. Слова чужой, незнакомой речи вылетали у него изо рта вместе с клубами дыма. Казалось, он не говорил, а стрелял. Пронзительные злые глаза, которыми он смотрел поверх очков, пылали гневом. …Часом позже странный незнакомец набрёл на начальника Севенстроя товарища Комарова. По счастливой случайности с Комаровым был и экономист треста тов. Иконников, прекрасно владеющий английским языком. Загадка мгновенно была разгадана. Странный незнакомец оказался английским моряком. Он прибыл в Игарку со второй группой иностранных лесовозов Карской экспедиции. Зовут его Чарли Финих. Работает он кочегаром на пароходе «Стессо».

— Но это не основная моя профессия, — тут же пояснил Чарли Финих. Затем он скупо и зло рассказал о своей судьбе, сходной с судьбами миллионов зарубежных пролетариев, находящихся в жесточайших тисках капиталистической эксплуатации. 14 лет Финих работал в Англии кирпичным мастером. На пятнадцатом году железная лапа мирового кризиса задушила большое количество кирпичных заводов, и Чарли очутился на улице. После многих месяцев безработицы ему с большим трудом удалось устроиться кочегаром на лесовоз, который Советское правительство зафрахтовало для перевозки пиломатериалов. Так Чарли попал в Игарку. Здесь, пока лесовоз грузился прославленной на весь мир игарской доской, Чарли с жадным вниманием приглядывался к росткам новой прекрасной жизни, о которой так много слышал в Англии. Он многим восхищался. Но многое и смущало его. Неблагоустроенность города он извинял его молодостью. Но никак не мог простить, например, хищническое использование природных богатств. Показывая на кирпич Севенстроевского производства, он с возмущением изрёк: «Не карашо. – Потом по- английски добавил – Вы имеете прекрасную глину, но не можете сделать из неё хорошего кирпича… Я имею опыт. Если вы желаете, я научу вас делать замечательные кирпичи. Начальник Севенстроя, коммунист, конечно, пожелал выслушать указания мастера-англичанина. Кирпичное производство в Заполярье, по крайней мере, в районе Енисейского Севера, было делом новым. Развёртывающееся в Игарке промышленное строительство требовало кирпича. В то же время возить этот кирпич из Красноярска, или Енисейска за полторы – две тысячи километров не имело никакого смысла. Приходилось строить кирпичные заводы на месте в Игарке. И их строили без специалистов, без всяких технически обоснованных расчётов, только по одному вдохновению. В текущем году эти несовершенные полукустарные заводики Севенстроя в связи с развернувшимся в Норильске строительством заполярного полиметаллического гиганта приобрели особенно важное значение. Поэтому за Финиха севенстроевцы ухватились, что называется, обеими руками. А Чарли из кочегара вновь превратился в старого опытного кирпичного мастера. Он повёл тов. Комарова к карьерам. Обстоятельно рассказал, как надо брать глину. В глине попадаются мелкие камешки известняка, делающие кирпич хрупким. Финих предложил в глинопрессе устроить проволочную решётку, которая будет удалять эти камешки из глинистой массы. Затем предложил делать кирпич не плоский, а с вдавленными срединами (по плоскости) для лучшего обжига. Севенстроевские обжигательные печи имели топки только с одной стороны. Обжиг кирпича производился в них восемь – девять дней. Чарли предложил переделать печи заново. Топки устроить с четырёх сторон печи. Это позволит равномерно распределить пламя по всей массе обжигаемого кирпича и в то же время сократит время обжига кирпича с восьми-девяти дней до двадцати четырёх – тридцати шести часов. Чарли дал также чертёж такой печи. Совещание технического персонала завода обсудило все предложения Чарли Финиха и признало их весьма ценными. Они будут реализованы в самый кратчайший срок. Коллектив завода горячо благодарил Чарли Финиха за все его предложения. Чарли добродушно отмахивался от этих проявлений благодарности. Он только сказал:

— Я хочу, чтобы и мой кирпич лёг в прекрасное здание социализма, которое вы возводите.

*

Через каждые два-три дня в Игарку приходят иностранные пароходы. Маленький городок наводнён иностранными моряками – англичанами, норвежцами, голландцами, немцами. Большинство из них чрезвычайно интересуется жизнью и бытом советских

пролетариев. Газета «Большевик Заполярья», выходящая на английском языке и печатающая информацию о Советском Союзе и Игарке, буквально расхватывается моряками. Но одна газета не удовлетворяет огромного интереса иностранцев. Городские же организации Игарки им больше ничего не дают. В прошлом году во время Карской было проведено несколько интернациональных вечеров, на которых моряки обменивались своими впечатлениями с игарцами. В этом году с начала Карской по 23 августа в Игарке побывало больше 10 пароходов. Ожидается ещё 20. Между тем до сегодняшнего дня партийные и советские организации Игарки и не думали начинать никакой интернациональной работы с моряками. Клуб бездействует. Завком лесокомбината (председатель т. Макаров) также ничего не предпринимает для организации хотя бы интернациональных вечеров. И моряки предоставлены сами себе. Такое положение нетерпимо. Среди моряков есть прекрасные товарищи вроде кочегара Финиха с парохода «Стессо». И этих товарищей – братьев по классу надо широко знакомить с нашим строительством, с жизнью и бытом, чтобы они по возвращению к себе на Родину стали бы активными агитаторами и популяризаторами великих достижений Советского Союза, отечества пролетариев всего мира. Игарка. 23 августа 1935 года. Ал.Крюков» (Газета «Красноярский рабочий» 23 августа 1935 года).

Готовлю к печати этот очерк. В это время уже почти неделю в Игарке находится московский корреспондент лондонской газеты «The Times» Том Парфитт (Tom Parfitt). Приехал по собственной инициативе в умирающий городок, где сегодня свёрнуто практически всё производство и жив лишь аэропорт, интенсивно доставляющий вахтовиков на окружающие город нефтяные месторождения.

Интересно, что доля поставок в Англию пиломатериала из Игарки была за все годы существования Игарского морского порта самой значительной среди других покупателей. Первые журналисты, рассказавшие миру о нашем городе, были тоже англичане – член Британского парламента Леонард Меттерс и журналист Босуорт Голдман (Bosworth Goldman), издавший о поездке книгу «Red road to Asia». Освоение передовых технологий в Игарском морском порту тоже связано с Великобританией – именно туда в начале шестидесятых годов прошлого столетия была опробована доставка жёсткими транспортными пакетами. Примеров сотрудничества Игарки с Туманным Альбионом можно привести множество. Не знаю, чем завершится поездка Тома Парфитта в Игарку – изданием новой книги, либо вновь англичане «вдохнут» жизнь в наш город, ведь неизменным остаётся главное его «богатство» – глубоководная, защищённая от ветров протока, способная принимать и обрабатывать одновременно десятки морских судов.

Увы, к сожалению, не нашлось продолжения и завершения навигации на страницах читаемых мной газет 35-года. Из иных источников известно, что было отгружено на экспорт 216,4 тысяч кубометров пиломатериалов, в том числе 136,1 тысяч кубометров производства Игарского лесопромышленного комбината. (Лапин Г.П. Летопись Игарского ЛПК – 80 лет, К, 2012, стр.16).

Но навигация 1935 года была знаменательна ещё и тем, что впервые по Северному морскому пути начали осуществляться сквозные рейсы до Владивостока. Их выполнили отечественные советские пароходы: четыре парохода прошли из Мурманска во Владивосток и два из Владивостока в Мурманск. Участвующие в этом переходе пароходы «Сталинград» и «Анадырь» заходили в Игарку. Кстати, пароход «Сталинград», в Игарском порту получил задание загрузиться экспортным пиломатериалом и идти с ним до Лондона.

Не могу не привести подписи под фотографиями, коих много в газете «Красноярский рабочий», в них восхищение работой игарцев, своеобразная экзотика и документальное подтверждение, что главный фотолетописец истории Красноярского края Степан Осипович Малобицкий приобретал мастерство фотосъёмки в Игарке.

На снимках: Фото 2 Кузнецова из газеты «Красноярский рабочий» за 21 июня 1935 года: «Плоты экспортного леса на пути в низовья Енисея»; фото 3 тоже из «Красноярского рабочего» за 16 сентября 1935 года: «Для обеспечения программы напила в навигацию 1935-1936 годов Игарка должна получить с верховьев Енисея и его притоков 450000 кубометров круглого леса. Встретить этот лес в Игарке готовы. На снимке: лучшая бригада лесопристани т.Салдарова за разбивкой плотов». Фото 4 –«Миша Привалихин – лучший коногон-подросток на погрузке Карской, получивший красный флажок за отличную работу. Фото Малобицкого». Фото 5 также, сделанное Малобицким (его фамилия указана ошибочно как Молотицкий): «Норвежский пароход «Гранхейм» на погрузке в Игарском порту». Фото 6 Малобицкого из газеты «Красноярский рабочий» за 5 сентября 1935 года: «Пакеты высококачественных советских досок, взлетая на стрелах, под грохот лебёдок, плотно ложатся в объёмистые трюмы иностранных пароходов. На снимке: Пакет лучших в мире советских досок на стреле норвежского парохода «Гранхейм» перед спуском в трюм». Фото 7 из газеты «Красноярский рабочий» за 26 июля 1935 года: «За высокие темпы переборки и укладки лесоэкспорта, за красивые и стройные штабеля соревнуются отличники лесной биржи Заполярной Игарки. На снимке ударник-бракёр тов. Курицын за работой». Фото 8 – Пароход «Сталинград», прошедший в одну навигацию Великий Северный морской путь, отправился в новый рейс. На борту «Сталинграда» 872 стандарта леса, принятого в заполярном порту на Игарке. 28 сентября «Сталинград» прибыл в Лондон. На снимке: «Сталинград» на рейде в Лондонском порту».

Главное фото – автор Алексей Гапеенко, снимок 2004 года.



Читайте также:



Подписывайтесь на мой канал в Яндекс.Дзене



1 комментарий

  • виктор:

    Внимательно прочёл. Огромное спасибо.Вот она правда о нашей ИГАРКЕ. А не та что смакуют дерьмократы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *