Сметана, ребятишки и розы – главные примечательности Ворогово



На скоростном судне, вышедшем до Бора из Енисейска, пассажиров было не протолкнуться, август – время грибов, ягод, орехов и тугунка – вкуснейшей рыбы по размерам напоминающей кильку, а по вкусу селедку-ряпушку.

Моя цель командировки — Ворогово, где мы должны были встретиться с главой района С.Г.Юрченко и вместе уже на вертолете лететь дальше на север – в поселок Бор.

Найдя укромное местечко в переднем салоне, я уютно расположилась, предвкушая предстоящие шесть часов общения с книгами о новом для меня крае. Особенно меня влекла маленькая брошюрка в сто с небольшим страниц «Староверы» Михаила Перевозчика, которую я неожиданно обнаружила в своей домашней библиотеке.

Чтение прервал сосед: «Куда едем? В Ворогово? Что-то я там вас раньше не видел?» Разговорились. Виктор Дмитриевич Талаев, бывший военный, а ныне помощник депутата Законодательного Собрания Кемеровской области сам давно не был в селе, где прошло его детство. Ехал, чтобы навестить могилу брата. Он лучше всякого штатного гида, сам, узнавая и радуясь, знакомил и меня с родными местами, мелькавшими за окном судна: небольшая таежная речка Вороговка. Енисей встречается здесь с грядой Проклятых островов – Большим и Малым. Почему они так названы, мой собеседник не знал. А я свою версию выскажу позднее.

Миновали поселок Зотино и реку Дубчес. В 1614 году мангазейские казаки поставили здесь Дубчесское зимовье, приведя в ясашный оброк местные племена кетов и селькупов. По преданию, современное название села Ворогово дано по имени одного из первых его жителей Ивана Ворогова. Готовясь к поездке, я прочла, что основателем села считается Осип Григорьевич Цапаня, поселившийся здесь в 1637 году и предпринявший попытку заняться хлебопашеством. До него хлеб на север доставлялся с юга.

Виктор Дмитриевич со мной не согласился, не слышал он об этом «предпринимателе». Забегая вперед, скажу, что, к сожалению, в Вороговском музее в этот раз мне побывать не удалось, и точно установить исторические моменты мне еще предстоит вместе с сельскими энтузиастами, по крупицам собирающими и хранящими историю своего старейшего в Туруханском районе села.

И вот Ворогово на высоком обрывистом левом берегу Енисея.

Заместитель председателя Вороговского сельсовета Ирина Ивановна Бобкова (на снимке он крайняя справа) рассказывает:

— В селе живет сейчас около 1250 человек. Здесь прекрасные заливные луга, молочное стадо, пастбище и знаменитая на весь север вороговская сметана. Растет абсолютно все – снимаем хороший урожай капусты, картофеля. На Вороговском плесе – лучшие нерестилища и зимовальные ямы осетровых.

Раньше у нас был совхоз, в нем 1200 голов крупного рогатого скота. С вертолета посмотрите – я нигде больше такого не видела, столько пойменных лугов, столько полей. Скота заметно поубавилось, но все-таки в Ворогово около 300 голов на подворьях, а дойного стада более сотни. Овец много держат, более 200 голов, лошадей под сотню. Нет ни колхозов, ни совхозов, но все переместилось в частные дворы.

В 2004 году закрыли леспромхоз, 100 с лишним человек практически остались без работы, производства иного нет – бюджетная сфера и жилищно-коммунальное хозяйство.

Но главная примечательность села сегодня – новое строительство. С приходом на пост главы района С.Г.Юрченко, а у нас Игоря Александровича Макеева стали всерьез говорить о будущем — о наших детях.

Мы подъезжаем к новой готовой к приему ребятишек школе. Здесь будут заниматься начальные классы. И действительно, школе может позавидовать любая городская – красивые каменные стены, стеклопакеты на окнах, современные пластиковые двери, линолеум, школьная мебель новейшей модификации. С учетом наполняемости классов строители несколько передвинули внутреннюю стену, сделав более просторным коридор и рекреацию, где проходят школьные линейки. Удобная столовая с кафельными полами, новой мебелью и оборудованием, раздевалка, благоустроенный туалет, какого нет во многих частных домах. Школа расширяется. Рядом заложен фундамент нового здания, куда переедет после завершения строительства старшее звено.

Напротив здания сельской администрации уже возведена и новая коробка будущего Дома культуры. До холодов строители планируют закрыть ее крышей, подвести тепло и начать внутреннюю отделку. К строительству приступили в прошлом году, а завершить планируют на следующий. По темпам современного строительства, тем более в деревне, согласитесь, это рекордные сроки.

Конечно же, заслуга Игоря Александровича Макеева в этом большая.

Уютная чистота и в больнице. Здесь тоже недавно завершен ремонт, в туалете замен кафель.

В больнице два врача – терапевт и педиатр. Остро нужен стоматолог. Хирургические операции не выполняются, роженицы тоже заблаговременно выезжают в районный центр. К качеству питания у больных претензий нет – кормят их по-домашнему. Одновременно на лечении находится 8-10 человек, хотя рассчитана больница на 20 коек.

В этом году хуже обстоит дело с медикаментами. В аптечном киоске цена на лекарства, естественно, коммерческая, а не все больные подпадают под льготы о бесплатном медикаментозном обеспечении.

Чаще всего вороговцы болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями, в частности, гипертонией. Объяснение этому в резко континентальном климате, высокой влажности, плохой розе ветров.

Детишки подвержены простудным заболеваниям, много аллергиков, часты случаи лямблиоза.

Ирина Ивановна Бобкова продолжает рассказ о селе:

— Хотя сегодня и трудно с получением работы, многие стараются еще где-то и подзаработать. Есть и часть населения, которым все безразлично, но их меньше. Частники стали вновь заниматься заготовками леса, вывозом, распилом. Что в этом нам не нравится, — работодатели не заключают трудовые договоры с работниками, а значит, не уплачиваются взносы в пенсионный фонд, не начисляется трудовой стаж.

Возвращаемся в администрацию села, где С.Г.Юрченко проводит итоговое совещание, оценив положительно работу строителей и призвав администрацию обратить внимание на сохранение чистоты в школе, столовой.

Присутствовавший здесь же администратор села Индыгино Борис Миронович Ромашов хотел бы, чтобы и у них в селе был детский сад.

Согласившись, что сад нужен, но в виду недостатка средств начальник районного управления образования Евгений Георгиевич Кожевников предлагает неожиданный для меня выход:

— Может быть, по такому методу пойти: жители поселка сами сделают сруб здания, а потом уже и управление образование подключится для завершения строительства: мы выполним отделку помещений, комплектацию оборудованием. Обсудите у себя.

Начальник ЖКХ Виктор Иванович Гунау говорит о возникших проблемах с тракторной техникой для подвоза угля.

Инициативу берет на себя первый заместитель главы района Александр Леонидович Арзамазов:

— Можно порешать, но тоже за счет перераспределения внутри района техники бывшей в употреблении. На новый транспорт рассчитывать пока нечего.

Интересуюсь, с какой целью приехал в этот раз в Ворогово Владимир Александрович Осипов, председатель районного спортивного комитета:

— Обсудить вопросы развития спорта, текущие и на перспективу. В селе нет спортивного зала, но на днях поступят тренажеры для школы.

Совещание подходит к концу, пора лететь дальше. Летчики должны уложиться в световом дне.

А о заявленных в заголовке очерка розах, где — спросите вы?

Отвечу: — Розами встречал Симону Григорьевну Юрченко начальник ЖХХ В.И.Гунау. У него в усадьбе их семь разновидностей, практически, после каждого выезда на юг все члены семьи везут в Ворогово что-то новенькое, а потом заботливо ухаживают за посадками и переживают: как нежные южные розы перенесут сибирские морозы.

— Мы улетели в Бор, а мой бывший попутчик В.Д.Талаев остановился в доме Гунау:

— Без церемоний, располагайся, землякам мы всегда рады, — сказал ему хозяин. Будь как дома.

Впервые опубликовано в газете «Игарские новости» 12 сентября 2006 года

Таежные люди

Задумавшись на обратном пути из Бора в Енисейск на том же скоростном судне, но уже без моего вороговского собеседника В.Д. Талаева, почему острова не доезжая Ворогово, названы Проклятыми, я погрузилась в чтение захваченной мной в поездку книги Михаила Перевозчикова «Староверы».

«Староверы! — вечно гонимые, вечно ссыльные – вот кто на три столетия раньше разгадал проклятую суть Начальства!..» Эти суровые строки принадлежат Александру Исаевичу Солженицыну.

Весной 1951 года, как свидетельствуют очевидцы, в Туруханской тайге было полностью уничтожено шесть тайных монастырей: четыре женских и два мужских. Их послушников, не общавшихся с мирской жизнью, и даже не знавших о том, что в мире шла война, превратили в контрреволюционную организацию и осудили по тем временам к самым длительным срокам заключения в сталинских лагерях.

Всему виной развивавшаяся быстрыми темпами авиация: с борта самолета глубоко в тайге увидели старательные летчики неизвестное обиталище, и снарядили из Ворогово на лыжах отряд НКВД с приказом разобраться, что за люди обитают по рекам Дубчес, Дульчес и Теульчес.

Заполыхали монастыри, а погруженные на баржи люди были доставлены в Енисейск, где над ними и свершился суд. Не в память ли об этих событиях острова и поименованы Проклятыми.

Староверы и сегодня ищут уединения, пытаясь жить по своей вере, норовят быть в стороне от праздного люда, кормятся только своим трудом, что выращивает или дает природа. Но власть признают, с ней сотрудничают, в нее даже, что называется, идут…

Администратор села Индыгино Борис Миронович Ромашов рассказывает:

— В Индыгино живет 280 человек, мужчины занимаются промысловой охотой, сдают скупщикам шкурки соболей. Женщины в основном домохозяйки, трудятся только трое из них: продавец и два учителя. Много молодых семей, крепкие семейные устои. Есть уверенность в будущем. Девушки выходят замуж и остаются в селе.

Кто же они, эти таежные люди? Признаться, в селе я не была, короткий разговор с Борисом Мироновичем и впечатления от общения с ним — вот и все, на чем я основываюсь. У Б.М.Ромашова и самого большая семья – одиннадцать человек, семеро его дети. Как и многие староверы, он носит бороду – атрибут многих таежников: зимой спасает от стужи – не надо кутать лицо, летом от гнуса и комаров. Но для староверов борода – это еще и лик человека, по образу и подобию схожий с господом богом. В семьях рожают сколько даст бог, естественно, что детей надо прокормить. Поэтому староверы предпочитают нетронутые места, где еще водится зверь, дичь, рыба, есть ягоды, грибы, орехи.

В Индыгино по 3-4 коровы в каждом дворе, свои огороды с неплохим урожаем картофеля, капусты, овощей.

— Староверы деньги не отвергают, как было в тридцатые-пятидесятые годы? – интересуюсь я.

— Как же мы можем существовать без денег?! Сейчас вот брусника пойдет, орехи. Все это мы вывозим в частном порядке. Никаких предварительных договоренностей с администрацией, к примеру, той же Игарки или Дудинки с Норильском у нас нет, хотя поставляем в низовья Енисея, в основном, маринованный, соленый и сухой гриб.

Легче все было бы сдавать, когда существовали заготовительные пункты. Мы приносили дикоросы, получали деньги, и голова у нас больше не болела. Сейчас приходится думать: куда все реализовать. Договариваемся с проходящими пассажирскими судами, грузим, оплачиваем за груз.

— Вы говорите, что молодежь не спешит уехать из села, но ведь трудно ей живется?

— Не жалуемся. Школа в селе начальная – в четырех классах 20 человек. Учительница задумала переехать, уговорили остаться еще на год. Чтобы продолжить обучение дети едут в Ворогово, живут по квартирам у родственников, знакомых. На каникулы или выходные стремятся домой, 22 километра для них не расстояние.

Фельдшерско-акушерского пункта нет, фельдшер, показалось ей скучно в поселке, уехала. Врачи из Ворогово приезжают с прививками, либо жители сами едут в больницу на консультацию. Так и живем.

Позднее, возвращаясь к услышанному от Бориса Мироновича, я спрашивала работников администрации, бывавших в Индыгино, чем отличаются эти люди.

Все схожи были в одном, обычаи, конечно, строгие. Но скорее в городе останешься без приюта и пищи, чем на селе у староверов. Действительно, для посторонних держат посуду мирскую, из своих кружек не напоят. Но объясняется это больше мерами безопасности. Живут на отшибе – заболей кто, помощи не дождешься. Зато семейные устои крепкие, воспитанием детей занимаются всерьез, родителей почитают…

33 человека были осуждены по результатам той злополучной экспедиции. Как сложилась их судьба дальше, не известно. А вот судьба тех, кто ходил на Дубчес с оружием, судя по воспоминаниям очевидцев, была плачевна, а смерть мучительна.
Мы о многом не поговорили с Борисом Мироновичем, я не получила от него согласия на публикацию. Но такой ли это большой мой грех перед таежными людьми, я ведь рассказала о них все как есть.

Впервые опубликовано в газете «Игарские новости» 14 сентября 2006 года.

Комментарий В.А.Гапеенко: Эти два очерка были опубликованы в газетах «Игарские новости» и туруханском «Маяке Севера». В Ворогово после этой первой своей поездки летом 2006 года, я бывала с тех пор часто: много раз на различных этапах строительства, а потом и на открытии школы, вместе с паломниками при освящении места под новую церковь, на юбилее поселка и школы, в музее.

Менялись главы поселения. Умер, оставив о себе добрую память, И.А.Макеев. Уехала из поселка И.И.Бобкова. Бесславно закончилась карьера главы села В.Н.Зырянова. Выросли первоклассники, которых я фотографировала на первой школьной линейке.

Но сохранились добрые впечатления о рядовых работниках администрации села, его жителях, учителях вороговской школы. Помню сокровенные истории, которыми делились со мной женщины, рассказывая о сложной, на грани трагедии, личной судьбе. Мне не только рассказывали о себе, но и показывали свои усадьбы: построенные под одной крышей дворовые постройки так, как строили их еще предки в Сибири, чтобы вьюжной зимой легко было из жилого дома попасть в стайку с животными, курятник, дровяник. Мне показывали фото и делились впечатлениями о том, как стойко и слаженно действуют вороговцы, привыкшие к тому, что их село регулярно подтапливается в наводнение…

Во время одной из экскурсий в сельский музей я познакомилась и с тех пор дружна с бывшим жителем села, ныне красноярцем Юнревом Александровичем Соколовым, пишущим историю Ворогово и по крупицам собирающим информацию о своих многочисленных родственниках. Его уникальное имя — сокращенный вариант от «Юного революционера», так модно было называть детей в начале прошлого века. В моей домашней библиотеке подаренные им рукописи и изданные с его участием книги о селе.

Увы, но так и осталась нереализованной идея создания книги о людях Туруханского района. Меняются власти, меняются приоритеты…

Фото: из архива администрации Туруханского района. На последнем снимке дата – 6 мая 2009 года.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *