Бремя уникальности



Туруханский район может стать крупной нефтяной провинцией, но пока остаётся в роли «сапожника без сапог»

В 2004 году руководитель службы государственного заказа администрации Красноярского края Дмитрий Кипнис назвал Туруханский район «долговым лидером» северного завоза. Задолженность территории тогда составляла 67 млн руб. В этом году она уменьшилась до 3 млн. «Долги у нас, конечно, имеются, но они реструктуризируются и постепенно погашаются, — объясняет глава района Симона Юрченко. — Необходимые товары и энергоносители завозятся в срок и в достаточном количестве. Поставщики знают, что мы добросовестные плательщики. Главная проблема в другом: раньше северный завоз хотя бы частично финансировала Федерация, а сейчас централизованного источника возмещения затрат не существует».

bremya_2— Симона Григорьевна, какими последствиями для Туруханского района обернулось прекращение финансирования со стороны Федерации?

— Тяжелыми. Наш район находится в иных условиях, чем остальные северные территории края. Энергетические системы Енисейского, Северо-Енисейского, Кежемского, Мотыгинского и Богучанского районов – более устойчивы: в большинстве поселков энергия поступает от ближайших гидроэлектростанций, и лишь частично от дизельных, что гораздо дешевле. Мы же получаем тепло и свет исключительно за счет дизельных электростанций – линии электропередач от Курейской ГЭС до Туруханска осталась недостроенной. Соответственно, нам требуется огромное количество топлива, за которое району теперь приходится платить из своего кармана. Учитывая стремительный рост цен на ГСМ, эти расходы становятся практически неподъёмными.

— Содержание дизельных электростанций, наверное, тоже обходится недёшево?

— Один дизель стоит в среднем 7-8 млн руб. В этом году на закупку оборудования для энергетики краевой бюджет выделил нам 5 млн. Как видите, на эту сумму мы не можем купить даже одну станцию — мы смогли лишь приобрети ремкомплект, набор запасных частей. Между тем оборудование год от года стареет, изнашивается, а в условиях Севера работать на таком оборудовании недопустимо. Даже один сломавшийся дизель может стать причиной катастрофы.

Есть и ещё одна сложность: сейчас в России необходимые нам оборудование марки

ДЭГ-72 практически не производятся, его нужно везти из республик бывшего СССР, ставших теперь суверенными государствами, – Украины, Казахстана, Киргизии. А это не только дополнительные накладные расходы, но и время.

— То есть стоимость тепла и электроэнергии для Туруханского района зависит исключительно от цен на ГСМ. Отражается ли это на тарифах ЖКХ?

— Включение ГСМ в тариф на услуги ЖКХ – одна из самых серьёзных социально-экономических проблем нашего района. С 2003 по 2006 годы цены на топливо выросли на 58-60%. Бюджет северного завоза в эти годы составлял 200, 300 и 400 млн. руб. соответственно, из них, к примеру, в этом году расходы на топливо — 330 миллионов. Для нас это огромная сумма. Бремя этих расходов частично ложится на немногочисленные предприятия и население (а живет на нашей огромной территории без учета Игарки и Светлогорска всего 12 тысяч человек). Вот и представьте ситуацию.

— Насколько остро стоит проблема неплатежей за услуги ЖКХ?

— Достаточно остро. Население регулярно пишет жалобы на дороговизну коммунальных услуг. Ещё чаще пишут депутаты, главы муниципальных образований. Это политика. Все мы избраны народом, и стараемся показать избирателям, что они не зря оказали нам доверие, что мы хотим их защитить.

Но в реальности всё несколько сложнее. Чтобы покрыть долги за северный завоз, нам надо поднять тарифы на электроэнергию минимум на 40%. Люди этого не поймут. Для «Красэнерго» миллиардные долги предприятий не представляют существенной проблемы, а у нас даже недополученный миллион в квартал означает, что энергетики останутся без зарплаты. Чтобы связать концы с концами, должен заплатить каждый житель, каждое предприятие. А на деле, к примеру, в той же Игарке, которая теперь присоединена к Туруханскому району, накопленные годами долги предпрятия-банкрота за поставленную электроэнергию от Курейской ГЭС колоссальные. И реструктуризировать эти 24 миллиона долга теперь придётся нашей администрации.

Может быть, выходом из сложившейся ситуации может стать развитие собственных, пусть небольших, нефтеперерабатывающих производств? Или строительство котельных, работающих на сырой нефти, как в Эвенкии?

— Сейчас в район пришла крупная нефтяная компания – «Роснефть». Проект освоения Ванкорского месторождения предусматривает строительство нефтеперерабатывающего завода. Мы на это очень рассчитываем. Таймыр, кстати, тоже. Везти в район топливо не из Красноярска, а из Игарки – это существенная разница.

— Какие ещё плюсы даст району приход крупного бизнеса?

— В первую очередь, это, конечно, значительные налоговые поступления в бюджет территории. Во-вторых, в соглашении администрации Красноярского края с компанией «Роснефть» заложена реконструкция ряда учреждений социальной сферы, жилых домов и даже строительство нескольких новых объектов в Туруханском районе. Учреждения образования получили новые компьютерные классы, оборудование, тренажеры.

И, наконец, Ванкорское месторождение – далеко не единственное на территории района. Вдоль границы с Ханты-Мансийским округом расположено несколько так называемых нефтегазовых проявлений. Это целый каскад месторождений, их уже начали осваивать, в этом году завезли материалы и оборудование. Теперь смело можно говорить о том, что Туруханский район в будущем станет крупной нефтяной провинцией России. Но дело в том, что пока нефтяники реально начнут качать нефть, пройдет ещё не один год…

А проблемы с теплом и светом необходимо решать уже сейчас.

Северный завоз проводится в 27 российских территориях, и для каждой из них, кроме Красноярского края, предусмотрена соответствующая строка в федеральном бюджете. С чем, по вашему мнению, связана такая ситуация?

Это объясняют тем, что край является донорской территорией, и якобы должен решать свои проблемы самостоятельно. Но это неверный подход. Мы, конечно, находим всегда поддержку у Губернатора края А.Г.Хлопонина, вместе с агентством ЖКХ края выкручиваемся, как можем, и каждый год ремонтируем коммунальные сети. Но чтобы комплексно обновить систему жилищно-коммунального хозяйства, средств нет не только в районе, но и в крае. Поэтому мы и ратуем за организацию северного завоза за счет средств Федерации.

У поселков в районе – Туруханска, Бора — есть еще одна уникальная особенность – это отдаленность жилых микрорайонов друг от друга. В 70-80-е годы здесь бурно развивалась геология, и каждая экспедиция строила себе жилье там, где заблагорассудится. Обслуживать коммуникации поселков сейчас очень сложно – между ними километры труб, которые давно пора ремонтировать и менять. А значит, нужны дополнительные материалы, закупка которых приведёт к ещё большему удорожанию услуг ЖКХ. Вот почему я уверена, что проблему поставок в район энергоресурсов необходимо решать централизованно. В этом случае мы имеем возможность не включать их стоимость в тариф ЖКХ, и сделать его если не низким, то, по крайней мере, приемлемым для населения и предприятий.

— Может быть, проще построить новое жильё и коммуникации, чем тратить огромные средства на ремонт старых?

— Если проблемы северного завоза нам хоть и с трудом, но все же удается решать, то со строительством нового жилья ситуация зашла в тупик. В районном бюджете средств на это не предусмотрено. В идеале нужна программа строительства доступного жилья, аналогичная красноярской. По нашим расчетам, квадратный метр у нас может стоить 13-14 тыс. руб.

Вообще, цены на жилье на Севере очень низкие. Настолько низкие, что это является огромной проблемой при переселении людей – ведь продав свои квартиры здесь, они не в состоянии купить хоть сколько-нибудь приемлемое жильё на «большой земле». Чтобы оказать им материальную помощь, тоже нужны средства из районного бюджета, а только в одной Игарке нужно переселить 500 семей!

— В последнее время получила распространение «радикальная» точка зрения на проблему переселения жителей северных территорий: переселять нужно всех, а работу на предприятиях организовать вахтовым методом. Как вы на это смотрите?

— На туруханской земле люди живут уже 400 лет. И будут жить всегда, независимо от того, у кого какая точка зрения по этому поводу. Между прочим, несмотря на суровый северный климат, наша земля достаточно плодородна: здесь прекрасно растёт картофель, другие овощи…

Частичное переселение, конечно, необходимо: проблемы инвалидов, пенсионеров мы обязаны решать. Но о «всеобщей эвакуации» и речи быть не может.

Что же касается краевой целевой программы по переселению жителей города Игарки, рассчитанной на три года с объемами краевых субсидий в размере 450 миллионов рублей и с конечным результатом переселения почти 500 семей, то аналогов ей нет, пожалуй, ни в одном регионе России. А ее принятие свидетельствует о глубоком понимании Губернатором края А.Г.Хлопониным, его первым заместителем Л.В.Кузнецовым, другими заместителя и депутатами Законодательного Собрания края проблем депрессивной территории, каковой оказалась Игарка после закрытия морского порта, и способностью команды губернатора комплексно решать острые социальные проблемы. Игарка ближайших лет – компактный город с работоспособным населением, пока не более пяти тысяч человек, ориентированным на Ванкор и последующие месторождения.

— Раньше в рамках северного завоза проводились централизованные поставки продовольствия. Затем этот вопрос перешел в ведение самих территорий. Означает ли это, что поставками продуктов теперь занимается частный бизнес, или надежды на рыночные механизмы у властей всё-таки мало?

— У нас есть несколько небольших магазинчиков, которые торгуют всякой мелочью. Но основные продукты (муку, крупы, сахар, макароны) мы по-прежнему завозим централизованно — через муниципальные торговые предприятия. Я понимаю, что сохранение торговли в муниципальной собственности не соответствует требованиям рыночной экономики, но другого выхода пока не вижу. Дело в том, что торговлей продуктами питания частным предпринимателям заниматься вообще невыгодно: за летние месяцы нужно завезти запас, который будет реализовываться до следующей навигации. Это означает, что фирма должна на целый год изъять внушительную сумму из оборота. Какой коммерсант на это согласится?

Вообще, понятия «север» и «малый бизнес» пока плохо совместимы. Без участия государства проблемы северных территорий решить невозможно.

Справка

  • Туруханский район расположен на севере Красноярского края. Площадь — 214 тыс. кв.км.
  • Связь с материковой частью страны – авиацией и в летний период водным транспортом в течение четырех месяцев по Енисею и 7-10 дней по притокам, где проживают в основном представители малочисленных народов Севера.
  • Районный центр Туруханск находится севернее краевого центра на 1474 км (по реке Енисей).
  • В составе района сегодня два городских поселения – Игарка и Светлогорск, пять сельских – с административными центрами в Бору, Верхне-Имбатске, Ворогово, Зотино и Туруханске, и двадцать поселков на межселенной территории.
  • В районе около 100 месторождений и перспективных проявлений полезных ископаемых, в том числе нефти, газа, угля, графита, меди, марганцевых руд, золота, полиметаллов.

Подробности:

Ванкорское газонефтяное месторождение расположено в 300 км северо-западнее Туруханска. Суммарные извлекаемые запасы нефти оцениваются в 8 миллиардов тонн, свободного газа – 23 триллиона кубометров, конденсата – 1,6 млрд тонн.

Чтобы покрыть расходы на северный завоз в Туруханском районе, необходимо поднять тарифы на электроэнергию минимум на 40%.

Василий Булгаков, генеральный директор МУП «Туруханэнерго» (предприятие ЖКХ района):

— С 2000 года нам приходится финансировать северный завоз из районного бюджета. Проблема усугубляется тем, что в тарифы на коммунальные услуги включена стоимость ГСМ. Тарифы, как правило, пересматриваются и утверждаются в начале года на основе прогнозных расчетов. С 2003 года цены на топливо постоянно растут, и фактические суммы расходов разнятся с прогнозируемыми. В результате в районном бюджете образуется финансовая «дыра». Мы терпим убытки, и каждый год к концу навигации накапливаем долги за северный завоз.

Чтобы район не ходил в должниках, необходима федеральная субсидия на топливо, не участвующая в регулировании тарифов ЖКХ. Если бы Федерация субсидировала северный завоз, электричество и тепло в районе могли бы стоить почти в два раза дешевле. Сейчас же на тарифы на них превышают красноярские в десять раз.

Впервые опубликовано в журнале «Экономическое обозрение» № 3 октябрь 2006 года.

Фото Ивана Табакаева и Эдуарда Карпейкина



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *