Шайтан



В исламском богословии шайтаном называют представителя категории злых духов, враждебных Аллаху и людям. В «Толковом словаре живого великорусского языка» Владимира Даля, издания 1882 года (том 4, стр.619) «шайтанъ – чортъ, дьяволъ, бъс, сатана».

Почему на Енисее появился сначала мыс Шайтанский, а потом и посёлок Шайтан – точных данных я не имею.

Но что интересно: мыс Шайтанский находился намного севернее. Шведский геолог и географ, исследователь Арктики, мореплаватель Нильс Адольф Эрик Норденшёльд в 1875 и 1876 годах плавал из Швеции в устье Енисея, проводил исследования и по результатам экспедиций описал своё пребывание на мысе Шайтанском: «Недалеко от Ефремова камня восточный берег Енисея состоит из крупных песчаных слоёв вышиной от 30 до 100 футов. Выше берегового уступа начинается тундра – это бесконечная с незначительным склоном равнина, наполненная болотистыми местами и мелкими прудами и покрытая весьма скудной растительностью, время цветения которой уже прошло. Но взамен того около нашего первого ночлега мыса Шайтанского мы нашли массу спелой морошки, превосходный вкус которой ещё более увеличивался от того, что она была первой летней ягодой; и брусника, и голубица также попадались, но в незначительных количествах. Мыс Шайтанский надо считать самым северным местом, где растёт ерник (Betula nana) (берёза карликовая), а также по причине находки Стуксбергом одного вида пузырниковых (Phisalida) — самое северное место нахождения земляных и пресноводных моллюсков. Такая же улитка была найдена академиком Миндендорфом ещё севернее на полуострове Таймыр около 73,5 градусов северной широты.

Отдохнувши на мысе Шайтанском мы поплыли под свежим ветром к Сопочной Карге, где по случаю усиливавшегося ветра и попавшейся мели, протяжение которой в ночной темноте узнать было невозможно, вышли на берег раньше, чем предполагали». («Экспедиция 1875 года. Плавание к устью Енисея и по Енисею», отчёт об экспедиции профессора А.Е.Норденшёльда, стр.65).

Норвежский полярный исследователь Фритьоф Нансен, предпринявший путешествие по Енисею позднее Норденшёльда — в 1913 году — и написавший книгу «В страну будущего», и вовсе не упоминает о Шайтане, ограничившись на участке Енисея, южнее, чем у Норденшёльда, названием сёл Игарского, Сушкова и Курейки. Впрочем, экспедиция Нансена не была научной, он находился в качестве пассажира на борту парохода «Омуль», принадлежащего сибиряку Степану Востротину, поэтому его описание путешествия можно считать не строго научными.

На лоцманской карте реки Енисей издания 1937 года уже появляется участок расположения на Енисее мыса Шайтановский южнее острова Самоедский и Никоновский (современное название Тальничный) – то есть как раз того, где и должен быть расположен посёлок с одноимённым названием, о котором мы ведём рассказ. Но, как видим, на карте станок Шайтан, или Шайтановский ещё не обозначен.

Шайтан

Нет упоминания о Шайтане и в путеводителях для туристов, изданных в 50-е и 70-е годы 20-го века. «Пароход минует селения Денежкино, Ермаково, Полой, Карасино, Шадрино. Через двадцать километров пристань Игарка»,- пишет в путеводителе-справочнике по реке Енисей от пристани Минусинск до пристани Дудинка – «Енисей» — К.Лыжин в 1953 году.

Но известный игарский краевед Леопольд Антонович Барановский утверждает, что ещё до прихода Советской власти (1917 года) на территории нашего района в общей сложности проживало 270 человек, в том числе: в Шайтанском — девять. Перепись населения, проведённая 23 августа 1918 года, зафиксировала в Шайтане две семьи Тарасеевых и одну — Машихиных.

Чем занимались эти три семьи, откуда туда переселились? Скорее всего, из более крупных поселений вблизи Шайтана – Курейки, Карасино или Туруханска, ибо и там эти фамилии встречаются среди насельников. Занимались, как и все северяне, добыванием средств пропитания: рыболовством и охотой.

Новую жизнь посёлку вдохнула Советская власть. Рядом появился крупный город-порт, и именно с ним связано дальнейшее развитие Шайтана и его необычная роль.

30 сентября 1931 года рабочий поселок Игарка Туруханского района Восточно-Сибирского края был преобразован в город с выделением его в самостоятельную административно-территориальную единицу с сохранением прежнего названия и непосредственным подчинением Игарского горсовета Восточно-Сибирскому крайисполкому с центром в городе Иркутске. Городу Игарке были приданы близлежащие русские селения и станки экономически и территориально тяготеющие к нему, в том числе и Шайтанское. Именно так первоначально было зафиксировано его название.

Следующее историческое упоминание о Шайтане находим в 1946 году. В «Большевике Заполярья» за декабрь читаем, что в станке Карасино, в помещении клуба был образован избирательный участок по выборам в Верховный Совет РСФСР, включавший кроме самого станка, дровозаготовительные пункты гортопа на речках Большая и Малая, а также подсобное хозяйство рыбкоопа «Шайтан». Действительно, и в других документах я нашла подтверждение тому, что звероводческая ферма по выращиванию черно-бурых лисиц, обладающих ценнейшим дорогим и тёплым мехом, появилась в Шайтане в 1945 году и дала толчок экономическому развитию посёлка.

ШайтанИ, наконец, в «Лоции реки Енисей от Енисейска до Дудинки», издания 1953 года, на странице 381 находим сведения о том, что на левом берегу Енисея несколько выше мыса Шайтанского (1299,8 километра от Енисейска на север) расположен небольшой посёлок Шайтан или Мельчиха.

Второе название посёлка Мельчиха я не встречала больше нигде. Да и такого слова в русском языке вы не найдёте в словаре Владимира Даля: возможно, какое-то производное от глагола «мелькать», или как-то связанное с фамилией «Мельковых» — тоже известных в Игарке первых жителей – аборигенов тех мест.

В 1953 году в станке Карасино с центром в конторе совхоза был образован избирательный участок по выборам в Карасинский сельский Совет и Игарский горсовет. К участку относился и станок Шайтан.

В следующем году население Шайтана уже само было способно образовать самостоятельный округ по выборам своего депутата в городской Совет Игарки. И это свидетельствует, безусловно, о росте его населения. Правда, кто тогда был избран в городской Совет, я не нашла.

В 1955 году на территории Игарского района кроме городского Совета действовало и два сельских – Карасинский и Плахинский, каждый объединял ряд посёлков. Интересно, что станок Курейка ещё не был центром сельского Совета, а тоже, вместе с Шайтаном входил в Карасинский сельский Совет депутатов трудящихся.

Почему именно в Карасино жило больше населения, косвенно подтверждает наш земляк писатель Виктор Астафьев. «Как хорошо стоит Карасино, говорил В.П.Астафьев в беседе с директором музея Марией Мишечкиной по его приезде в Игарку в августе 1999 года, — я сегодня посмотрел. Удобно, замечательно стояла деревня».

Также удобно расположен и Шайтан.

От Шайтана депутатами Карасинского сельского Совета были избраны директор зверофермы «Шайтан» Николай Павлович Гаврилов и начальник метеостанции комсомолка Валентина Михайловна Полева. Однако, насколько я знаю, метеостанция, где работала многие годы В.М.Полева, однозначно находилась в Курейке. И этот факт свидетельствует о том, что Шайтан, хоть и появился на территории Игарского района как самостоятельный посёлок, был меньшим по численности, чем Карасино и Курейка, и квалифицированных кадров в нём явно не хватало для того, чтобы грамотно управлять территорией.

В 1957 году депутатом Игарского городского Совета от общего собрания рабочих и служащих зверофермы «Шайтан» был выдвинут Валентин Павлович Корякин – председатель горплана – кадровый работник Игарского горисполкома, тоже не житель посёлка.

Однако, именно в этом году в газете «Коммунист Заполярья» я нашла интереснейший материал, которым и спешу поделиться с читателями моего Блога. Он называется «У игарских звероводов» и рассказывает о том посёлке Шайтан, каким он был шестьдесят лет тому назад в период своего экономического и социального расцвета:

«Примерно в 65 километрах от Игарки, на левом берегу Енисея, расположен красивый таёжный посёлок с немного странным названием «Шайтан». Рубленные из сосновых брёвен дома дружно взбегают в гору, образуя широкую и прямую улицу, которая ведёт к звероферме серебристо-чёрных лисиц. Высокая частокольная ограда опоясывает площадь в несколько гектаров. За оградой – лисий городок. В центре, среди стройных берёз и вечнозелёных елей, высится наблюдательный пункт. Отсюда звероводы следят за жизнью зверей, изучают их повадки, привычки. На звероферме у лисиц заканчивается гон. Тщательно и зорко следят звероводы за его результатами, ведь через 52-55 дней у серебристо-чёрных красавиц появятся по 5-6 щенят. А от некоторых самок, окончивших гон в начале февраля, уже в конце апреля ожидаются новорожденные. Вот уже 12 лет сдаёт звероводческая ферма «Шайтан» государству мягкое золото – пушнину. За отличные показатели и успешное выполнение заданий по выращиванию и сохранению молодняка серебристо-чёрных лисиц и сдачу пушнины, звероферма в 1955 и 1956 годах была удостоена чести быть участницей Всесоюзной сельскохозяйственной выставки.

Шайтан

— Поголовье зверей у нас растёт из года в год, — рассказывает директор зверофермы Н.П.Гаврилов. – В 1955 году от 190 самок было получено 720 щенят. 25 из них были оставлены на увеличение стада, а остальные забиты на мех. Сейчас насчитывается более 300 зверей. За 1955-1956 годы звероферма получила около 500 тысяч рублей прибыли. Полученные деньги идут не только на покрытие затрат на содержание животных, но и на культурно-массовые, бытовые и другие общественные мероприятия. В посёлке есть клуб, школа, баня, магазин, медицинский пункт, радио и электричество, запланировано строительство детских яслей. За прошедшую зиму построено три дома для работников фермы и начато строительство ещё двух. Обслуживающему персоналу выделяются приусадебные участки, транспорт для подвозки дров, воды, сена, семена овощных культур. На зверокухне установлены мясорубки и костедробилка. Ферма имеет обширное подсобное хозяйство. Ведь для корма лисицам нужно мясо, молоко, творог, яйца, крупа, дрожжи, свежие и сушёные овощи, рыба и рыбий жир, различные витамины.

 

– Очень дорого обходится нам закупка и доставка мяса, — продолжает Николай Павлович. – Но наши звероводы на опыте доказали, что его можно частично заменить молочно-овощными продуктами, поэтому сейчас мы решили увеличить количество дойных коров, площадь посева овощей.

Значительный доход ферме приносит и свиноводство. Собственные овощи и остатки от кухни лисиц являются дешёвой и калорийной пищей для свиней.

Приобрели опыт по уходу за зверями и работники фермы. Вот уже два года работают здесь выпускники Новосибирского техникума – зоотехник Тамара Молобинова и зверовод Раиса Гребенкина. Они хорошо справляются с порученным делом. Одной из лучших работниц отделения зверофермы является Александра Федоровна Тартажакова. Не считаясь со временем и суровыми условиями Севера, Александра Фёдоровна почти всё своё свободное время проводит у серебристо-чёрных питомцев. За добросовестное отношение к своим обязанностям и отличные показатели по выращиванию и сохранению молодняка серебристо-чёрных лисиц она награждена медалью участника Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1956 года.

Главное в работе фермы – правильное питание и уход за зверями. В последнее время звероводы внесли в этом направлении ряд предложений. Добиваясь повышения качества пушнины, они улучшили кормление, уход и наблюдение за зверями. Вольеры – решетчатые клетки, где звери получают пищу и прогуливаются, в яркие солнечные дни частично затемняют: при слишком обильном попадании солнечных лучей на шкурку, мех выгорает и теряет качество.

Свой опыт звероферма широко распространяет среди звероводов-колхозников. Колхоз «Будёновец» три года назад приобрёл несколько голов лисиц, и сейчас там уже создан собственный питомник по выращиванию серебристо-чёрных лисиц, в котором насчитывается 36 зверей.

В 1956 году звероферма дала хозяйству около 30 тысяч рублей прибыли. Занимаются разведение лисиц и в колхозе «Север». Планирует создать звероферму и правление колхоза имени Кирова. И это правильно, ибо звероводство – одно из высокодоходных отраслей колхозного производства».

(В.Дырбов «У игарских звероводов» «Коммунист Заполярья» апрель 1957 года).

После 1966 года станок Шайтан, как и большинство посёлков, тяготеющих к городу, опустел. Свернулось хозяйство. Кто-то из жителей выехал в более тёплые места, кто-то осел в городе и стал хорошим специалистом, как, к примеру, чета Белкиных: Владимир Филиппович и Ирина Александровна. Они приехали в Шайтан молодыми специалистами, окончив животноводческий техникум. В Игарке Ирина Александровна долгие годы возглавляла отдел кадров крупнейшего предприятия – лесопильно-перевалочного комбината, а Владимир Филиппович работал начальником жилищно-коммунального отдела. Уже выйдя на пенсию, а, может быть, и раньше, Белкины каждое лето проводили в Шайтане. Как-то Ирина Александровна появилась по осени на пороге моего кабинета – угостить зеленью – дарами с её огорода. Вот тогда я и узнала об их приусадебном хозяйстве.

Владимира Филипповича уже нет в живых. Поводом написать этот очерк, обобщив накопленные ранее мной материалы для рубрики «Забытые посёлки» послужила случайно увиденная фотография Владимира Филипповича Белкина на страничке в «Одноклассниках» недавно умершего главы города Виктора Сорокина и подпись под ней, сделанная мэром: «И у нас в Заполярье подсолнухи растут, когда лето тёплое».

Шайтан

«Шайтан, там так прекрасно!», — прокомментировала другое фото из этой же серии игарчанка Алина Бирюкова.

Уверена, Север вновь оживёт. Не мы, но кто-то из наших потомков, возможно, возродит ныне забытое производство по выращиванию зверей, дающих приличный доход. Когда-то все модницы Игарки щеголяли в воротниках и шапках из чернобурых лисиц, мех которых не только красив, но и хорошо согревает в стужу. Такие фотографии приятно было отправить друзьям, живущим в тёплых краях.

Шайтан

Первые сведения о зверьках с необычным серебристо-черным длинным и густым мехом появились в первой половине XIX века, ареалом их обитания была Канада и Северная Америки.

Окрас — от серовато-голубого до пепельного, чёрного и классического чёрно-бурого, иногда с белым кончиком хвоста. Очень красивый, необычный, я бы сказала, экзотический зверёк.

Однако именно из-за ценного красивого меха популяция начала безжалостно истребляться, и в настоящее время чёрно-бурая лиса занесена в Красную книгу. Опыт её разведения в промышленных масштабах, как видим, использовался нашими земляками в 50-е годы прошлого столетия. Промысел может быть возрождён и нашими современниками. Было бы желание.

Фото из интернета, с сайта «Одноклассники», сервиса Яндекс.Карты и из личного архива автора, фото лисицы — Fotolia, фотографии зверофермы из личного архива игарчанина Владимира Федотова.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *