Удивительная история про книгу и автора



Об Игарке написано несколько книг. В 1979 году в серии «Города Красноярского края» вышла одна из них: документальный рассказ с одноимённым названием «Игарка». Её авторы — журналист и писатель из Красноярска Жорес Петрович Трошев и корреспондент газеты «Лесная промышленность» тех лет Василий Фёдорович Новиков. Книга вышла тиражом в десять тысяч экземпляров, но вскоре стала библиографической редкостью. Сегодня мало кто из игарчан может похвастаться её присутствием в своей домашней библиотеке.

Удивительная история про книгу и автора

Книга «Игарка» вышла, когда город праздновал свой золотой юбилей — 50 лет с начала строительства морского города-порта на Енисее. Я работала в то время в партийном комитете лесопильно-перевалочного комбината заведующей кабинетом политического просвещения. Ведущее предприятие города и его ровесник — комбинат — тоже готовился отмечать аналогичное торжество. Директор комбината Владимир Иванович Бутылкин даже переманил к нам на работу уволенного на пенсию сотрудника мерзлотной станции, известного краеведа Павла Алексеевича Евдокимова. Он занимался созданием музея предприятия, который именовали скромно «Зал боевой и трудовой славы». Основой для музейной экспозиции стали материалы, которые буквально по крупицам собирал краевед.

Масштабы празднования были внушительные. В город приехала группа красноярских фотографов. Среди них был только что переехавший в краевой центр из Норильска Владимир Иванович Чин-Мо-Цай. Серия фотографий города, сделанная в тот период – уникальная коллекция, до сих пор пользующаяся популярностью у горожан. Многие участники юбилейных торжеств получили в подарок этот набор. Ещё одним праздничным сувениром от краевых властей должна была стать и книга. Для сбора материалов   и привлекли тогда Трошева и Новикова. Правда, знаменитого автора повести о декабристах, отбывавших ссылку в Красноярском крае, Жореса Трошева я в городе не видела. А Новиков, приехавший в недолгую командировку, прошёлся по предприятиям и организациям как комбайн. Было у отдельных игарчан такое устройство для сбора ягод – «комбайн». Сделанный в виде ковша с металлическими пальцами этот агрегат позволял варварски сдирать с кустика всё растущее на нём: ягоды вперемежку с листами. Ягоды получалось много, но часть её бывала повреждена, измята, к ней прилипали сорванные с куста ягодные листочки, и в ведре получалось не очень приятное на вид месиво.

Вот так случилось и с книгой «Игарка». Быстро слепленным из того, что было, без глубокого анализа получился текст. Обложка была изготовлена из бумаги, чуть плотнее, чем основные страницы. Вклеенных отдельным блоком фотографий было немного. Получившие книгу в подарок игарчане быстро испытали разочарование по её прочтении. Находили массу нестыковок, спорных с точки зрения современного жителя фактов.

Когда в администрации города, в бытность первого её мэра Евгения Станиславовича Сысойкова появился Ростислав Викторович Горчаков с предложением издать книгу об истории города, я обрадовалась.

Ростислав Викторович Горчаков — не коренной игарчанин. Он родился в Санкт-Петербурге (Ленинграде) накануне Великой Отечественной войны, в 1940 году. Единственный в семье из детей (две его старшие сестры погибли) он пережил блокаду. Закончил режиссёрский факультет Ленинградского института театра, музыки и кинематографии. По распределению работал в Южно-Сахалинске режиссером театра. В 1966 году приехал в Игарку. У юноши были прирожденные задатки к изучению иностранных языков. Он владел польским, английским, французским, шведским, самостоятельно изучил итальянский и японский. Появление его в Игарке и работа на студии игарского телевидения в качестве ведущего программы «Панорама», рассказывающей о событиях международной жизни и новостях культуры за рубежом для многих игарчан была как свежий глоток ранее невозможной для получения информации. Ведь Советский Союз был достаточно консервативной страной, все новинки, особенно, музыкальные, в широком доступе не появлялись. Знание иностранных языков позволяло Горчакову общаться с моряками, приходящими в город на лесовозах, брать и читать имеющуюся у них литературу, газеты, пластинки. Прочитанным и услышанным он делился с игарчанами. Кроме «Панорамы» Ростислав Викторович вёл на игарской телестудии детские программы. Они были не менее популярными, чем идущие по центральному телевидению передачи «Спокойной ночи, малыши» и «В гостях у сказки». Но что нравилось простым телезрителям не могло не волновать компетентные органы. Он постоянно находился «на крючке» у КГБ. Слишком много знал Горчаков о загранице, находил и подчёркивал какие-то положительные черты в их образе жизни. Плохо о советском образе жизни не говорил, но и сравнительные характеристики жизни за рубежом и в нашей стране, делал постоянно.

Из студии телевидения талантливый журналист-новатор был уволен. Полгода творческий человек работал электриком на лесокомбинате, а потом два десятка лет (1971-1991) электромехаником в узле связи. Не имея специального образования, он, тем не менее, справлялся с работой не хуже специалистов, а во многом и лучше. Но он не мог не писать. И печатался в журнале «Морской флот», в сборниках «Полярные горизонты», и даже в центральной американской газете «Таймс».

С началом перестройки, Ростислав Викторович стал депутатом Красноярского краевого Совета. Впервые, не по разнарядке и указке краевых органов власти, игарчане избрали «своего». И Горчаков, будучи исполнительным, коммуникабельным, умеющим работать с первоисточниками, входил в суть проблем, искал и находил пути их решения. Среди депутатов он сразу стал лидером. Помню, как он бился за снижение ледокольного сбора, взимаемого с судов, следовавших по Северному морскому пути. Говорил, что повышением его размера, загубим все лесоэкспортные поставки. И оказался прав.

Поддержал он и избранного впервые в истории края мэра города Евгения Сысойкова. Горчаков «поднял» общественность города на его защиту, когда народного избранника отстранили от должности всего спустя несколько дней работы. Тогда прокуратура обосновала своё решение тем, что законодательства об избрании глав муниципальных образований как такового ещё не было. Краевой суд восстановил справедливость, мэр вернулся в свой рабочий кабинет.

С 1991 года Горчаков работал редактором газеты «Новости Игарки», однако, в 1998 году он был вынужден уйти из редакции, когда внутри коллектива возникло несколько группировок «за» и «против» методов его руководства. Вот тогда-то он и сосредоточился на написании книги. Ростислав Викторович к любому поручению относился скрупулёзно. И здесь, используя архивные материалы, в том числе и зарубежные, он за короткий период создал книгу, назвав её «Удивительная Игарка». Авторское предисловие заканчивает словами: «Я берусь за перо с искренней любовью к Игарке».

Через несколько месяцев литературный заказ администрации города был выполнен — рукопись была готова к печатанию.

В книге впервые говорится о более раннем возникновении города, чем до этого было принято считать. Первая глава «Порт! Сибири нужен порт!» охватывает временной период с 1738 по 1917 годы. Под 1738 годом автор понимает дату занесения экспедицией Д.Л.Овцына впервые на карту реки Игарка и стоящего на её берегу Игарского зимовья. Называет имена первооткрывателей Северного морского пути, ранее игарчанам незнакомые:  Джозефа Виггинса , Фритьофа Нансена и Йонаса Лида. Последующие главы книги: «Рождение», 1919 – 1931, «Взлёт», 1932- 1937, «Две войны» — 1938-1954, «Пусти Игарку плавать – далёко уплывёт». – 1955-1991, «Возвращение белого безмолвия» 1992-1998 повествуют о нелёгкой судьбе города и его жителей, взлётах и неизбежных падениях в её истории. В книге множество героев. В конце каждой главы даётся хронология событий указанных периодов. Данные достаточно интересные, новые, ранее горожанам не известные, уникальные.

Книгу предваряет автограф её самого именитого жителя – писателя Виктора Петровича Астафьева: «Хочу верить, что пока живо слово, будет жить и город моего детства, может радость выхода этой книги подарит надежду всем русским людям, а нам, игарчанам, в первую голову. В.Астафьев 14 февраля 1998 года г. Красноярск».

Но радости выхода книги, как предрекал её Астафьев, не получилось.   Заказ на редакционно-издательскую подготовку и полиграфическое исполнение администрация города заключила с предпринимателем В.М.Комориным, думаю, что не без предварительного согласия Р.В.Горчакова. Возможно, что именно эту кандидатуру редактора Ростислав Горчаков сам назвал. Коморин – журналист, автор нескольких книг, был, наверное, ему знаком. Заманчивым оказалось и то, что книгу ИПЧ «Медведь», которое возглавлял Коморин, решили отпечатать ни где-нибудь, а в Словакии. Исполнитель гарантировал заказчику и мелованную бумагу, и твёрдую обложку, и удобный формат. «Подводные камни» проекта заключались в том, что доступа к первому типографскому оттиску ни у автора рукописи, ни у взявшего на себя редакторские функции издателя, видимо, не было. Словом, хотели как лучше, а получилось, как всегда.

Между тем, подошёл к концу срок работы в мэрии Е.С.Сысойкова. Баллотироваться на второй срок он не собирался. Прошли выборы, первым лицом города был избран бортмеханик вертолёта Александр Григорьевич Злобин — человек, не имеющий даже среднего специального образования. Именно в день, когда один сдавал дела, а другой принимал, появились в кабинете главы города Горчаков и Коморин с солидным багажом — изданной тиражом в пять тысяч экземпляров «Удивительной Игаркой». Горчаков успел уже просмотреть книгу, нашёл в ней массу орфографических, синтаксических и пунктуационных ошибок. Он требовал перепечатки всего тиража издательством, считая, что в таком виде книга не должна попасть читателю.

Коморин предлагал отпечатать и вложить в каждый экземпляр список поправок и исправлений. Автор возражал: как можно в книжицу, размер которой 130х160 миллиметров, поместить список поправок, если ошибок в тексте он нашёл ни много, ни мало, а целых 278. Таким Ростислава Викторовича, покидавшего в тот день мэрию, я ещё не видела: было загублено его детище, помните, как он предварял текст книги: «Я берусь за перо с искренней любовью к Игарке».

Сысойков разводил руками, никакого решения он был уже не вправе принимать. Акт о передаче дел был подписан, подписи скреплены печатью и переданы мне на хранение. Все важнейшие нормативные документы хранились до передачи их в архив у меня, как и главная печать города.

На следующий день с утра ко мне в кабинет зашёл мной новый начальник Злобин с небольшим в полстраницы текстом на листе.   В конце текста, озаглавленного как Список опечаток, значилось 16 пунктов, под ними стояла размашистая подпись главы. Строго говоря, я не в праве была корректировать документы мэрии, только заверять печатью подписи руководителей, если документ исполнялся не на фирменном бланке. Но мэр работал только первый день, многого до этого он не знал, и не мог знать, поскольку выборное законодательство не предусматривает наличие не просто профессионального, но даже любого профиля высшего образования у народных избранников. И я взревела: «Александр Григорьевич! Что вы делаете? Автор считает, что допущено 278 ошибок, а вы удостоверяете, что их всего 16! Я на этом документе печать не поставляю». Злобин затаил обиду и ушёл. Коморин уехал, оставив с согласия мэра, тираж в администрации города. Вскоре покинул город и Горчаков. Уезжал обиженным, и эта обида на администрацию города сохраняется у него до сих пор.

Он попробовал обратиться с иском о защите авторских прав к издательству «Медведь» и к его директору Виктору Коморину через суд.

Истец считал, что в результате правки «…в изданном варианте книги появилось 278 орфографических, синтаксических и пунктуационных ошибок, а также цензурных правок идеологического толка». Он требовал возмещения убытков, компенсации морального вреда, взыскания штрафа, изъятия контрафактных экземпляров книги «Удивительная Игарка» и передачи их ему.

Ответчик просил признать иск необоснованным и отказать в его удовлетворении. Дело слушалось в Советском суде Красноярска 26 июля 2000 года.

Суд счёл иск обоснованным и подлежащим частичному удовлетворению. Судья признал, что авторское право истца нарушено и ему причинен моральный вред.

В пользу Ростислава Викторовича Горчакова с ИЧП «Медведь» и Виктора Михайловича Коморина было взыскано 500 минимальных размеров оплаты труда в солидарном порядке. Сумму морального вреда вместо заявленной Горчаковым в пятьдесят тысяч рублей, суд утвердил в размере только пяти тысяч рублей. Ответчики оплатили госпошлину в доход местного бюджета.

Еще одним из пунктов решения было записано изъятие контрафактных экземпляров книги «Удивительная Игарка» и передача их автору Р.В.Горчакову. Кто должен был исполнить эту часть решения? Из материалов дела следует, что ответчики. Но никаких попыток исполнения решения они не делали.

Администрация города в судебных слушаниях не участвовала.   А.Г. Злобина к той поре с поста главы города всеобщим голосованием избиратели отозвали. Новый мэр В.Е.Сибиряков обстоятельств дела не знал, с Горчаковым знаком не был, однако, написанную им книгу, несмотря на запрет автора, дарил всем приезжающим в город гостям. Потихоньку книга стала расходиться и между игарчанами. Когда я спустя годы, поинтересовалась её судьбой, оказалось, что книг в хранилище осталось всего несколько экземпляров.

У книги, как и у города, сложилась печальная судьба. И всё-таки,  «Удивительную Игарку» читают, на неё ссылаются.

Дотошные юные игарские краеведы из группы «Поиск», руководимые учителем истории Т.Г.Забрыгиной одну из первых своих работ в рамках Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век» одну из первых своих работ посвятили именно Ростиславу Викторовичу Горчакову. Она и открывает юбилейный сборник группы «Забвению – нет!»

И я написала эту историю для того, чтобы встретившись с ошибками в тексте книги «Удивительная Игарка» при её чтении, вы знали, что автор к этим «ляпам» не был причастен, но, напротив, пытался защитить свою честь, достоинство и деловую репутацию.


 



Читайте также:



комментария 3

  • Дорогая Валентина прочел, спасибо.Только не нужно было про КГБ. После поездки в Египет он так выступил на ТВ .Ну да вы в курсе , если включили этот эпизод.

  • ростислав:

    Наверняка тёзка написал замечательную книгу о моей Родине, но где её почитать!?

    • Одно время я видела ее выложенной полностью в интернете, но когда писала очерк, хотела сделать ссылку на неё, и не нашла. Как все запретное, книга потихоньку разошлась по частным библиотекам, в государственных её возможно и нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *