Если б не было войны…



Прежде, чем начать писать о событиях Великой Отечественной войны, мне захотелось хоть на время вернуться в наш маленький довоенный городок, окунуться в события мирных 1939, 1940 и первой половины 1941-го годов, узнать, как и чем жила Игарка накануне разрушительной катастрофы.

Пока обдумывала, как начать, но еще не добралась до компьютера и не приступила к работе, в сознании все время рефреном звучала грустная лирическая песня композитора Марка Минкова в исполнении Валентины Толкуновой «Мой милый, если б не было войны. Мой милый, если б не было войны…».

Действительно, если бы не было войны…

В феврале 1941 года традиционно проводимое собрание городского партийного актива, подводя итоги работы за 1940 год, отметило ряд рентабельных предприятий, выполнившихся свои производственные программы. Среди передовых были названы лесопромышленный комбинат, хлебозавод, строительная контора горисполкома. Все они от хозяйственной деятельности получили прибыль.

Лучшими коллективами были признаны и занесены на Городскую Доску Почета: Строительная контора исполкома горсовета (начальник Е.Н.Деспотули, профорг Е.Г. Чубченко); Судоремонтные мастерские (начальник К.В.Кондрашев, секретарь парторганизации А.С.Иконников, профорг Б.Н. Кравцов); хлебозавод (директор М.Е.Лебедев, профорг Е.Г.Волнева) и транспортная контора горкомхоза.

Лесопромышленный комбинат, так назывался в тот период ЛПК, достиг уже уровня предприятия союзного значения и вырабатывал экспортной продукции на семь миллионов рублей в год.

Три его лесозавода выполнили производственную программу 1940 года на 160, 8 процента. Экспортных пиломатериалов при этом было напилено 86310 кубометров, что составило 147 процентов к плану. В цехах работало 8 лесопильных рам. За 11 лет с момента пуска удельный вес Игарского лесокомбината в производстве экспортных пиломатериалов в два раза превысил объем поставок южных предприятий – Маклаковского и Енисейского, чьи лесозаводы работали на старом изношенном оборудовании, без средств механизации. В Игарку лесопильные рамы поставила известная шведская фирма «Болиндер», и работа на них положительно влияла и на качество распила, и на его темпы. Количество работающих на ЛПК во время Карской (так именовались морские навигации по Северному морскому пути) достигло в 1940 году пяти тысяч человек.

Было отгружено на экспорт 116 тысяч кубометров лесоматериалов, в том числе игарского товара 97 тысяч кубометров, южных предприятий края 19 тысяч кубометров.

Чистая прибыль ЛПК за этот год составила 3,5 миллиона рублей.

Интенсивно строился не только сам город, строительные предприятия Севенстрой и Стройконтора горисполкома возводили объекты по всему району, в Норильске и на Таймыре. Севенстрой выполнил программу строительства за 9 месяцев 1940 на 105, 5 процента. Медалью «За трудовую доблесть» награждены строитель М.Я.Богаченко, плотник Бересовой, бригадиры плотников П.Д.Назарчук и А.Д.Верба. В 1940 было закончено строительство еще одной школы – первой восьмилетней – в конце улицы Шмидта.

После капитального ремонта возобновила работу графитовая фабрика.

Комбинат промышленного строительства объединял два кирпичных завода с четырьмя накальными печами, известковый завод (он находился в 18 километрах от города на Черной речке) с одной накальной печью. Выработка кирпича в предвоенный год достигла двух миллионов штук, как отмечалось в сводках «за счет небывало в Игарке за все время существования хорошей погоды». На химическом заводе, который также входил в структуру Промстрома, был начат выпуск дегтя. Но его стоимость была выше, чем выпускаемых также для местных нужд смолы и березового угля. Вспомогательными цехами комбината считались цех дровозаготовок и гужтранспортный с 15 лошадями.

Ледовую полярную разведку в морях Северного Ледовитого океана проводили авиаторы. Авиагруппа (командир Левандовский, начальник порта Кравцов) занималась также перевозкой почты и пассажиров.

Игарские авиаторы уже пробовали осваивать и союзные трассы. Летом 1939 года пилоты пилот Сурнин на самолете Н-292 совершил перелет Москва-Игарка. Пилоты Мальков и Андреев на самолетах Н-170, Н-171 выполнили авиарейсы по маршруту Севастополь – Игарка, пролетев без посадки пять тысяч километров.

Правда, предвоенный год для летного состава сложился не совсем удачно: статистика зафиксировала 57 летных происшествий и две крупные аварии воздушных судов.

В 1938 году построен пассажирский вокзал речного порта. Пристанью Енисейского управления речного пароходства отправлено за лето 1940 года 6537 пассажиров, в город прибыло 8042 человека — больше на 1505 человек, чем в 1939 году. Речным транспортом доставлено и выгружено на берег 381, 7 тысяч тонн груза. Игарскими судоводителями пиломатериалы и плотокараваны доставлялись в Дудинку, Норильск, по реке Оби. Порт имел катер для обслуживания Карской и других нужд портнадзора.

За лето прибыло также 26 морских судов с грузом в 1850 тонн. (Часть товаров, в том числе и продукты питания, овощи доставлялись в Игарку почти до средины шестидесятых годов Северным морским путем из Мурманска).

Судоремонтные мастерские перевыполнили план ремонта судов самоходного флота. В затоне (судоремонтной мастерской) при проведении ремонта судов выработка на одного работника составила в 1940 году 103,4 процента.


В предвоенное лето морские постоянные причала свайно-ряжевого типа длиной 715 погонных метров, плавучий причал на плотах длиной 110 метров и семидесятидвухметровый плавучий причал на плашкоутах были безвозмездно переданы на баланс лесопромышленного комбината.

Довольно мощным предприятием слыл Игарский рыбозавод. Он занимался как самостоятельно выловом рыбы, так и скупкой и переработкой ее у иных партнеров – колхозов имени И.В.Сталина (с.Курейка), С.М.Буденного (ст.Карасино), С.М.Кирова (ст.Игарка) и 8 Марта ( ст.Плахино). В ассортименте рыбозавода была парная рыба, мороженая, соленая, копченая, маринованная и балыковые изделия. В 1940 высшего сорта рыбы было переработано 6,8 процента, первого сорта – 84, 9 процента, второго – 8,3 процента.

Расположенный на острове совхоз в довоенные годы носил название «Полярный», имел несколько отделений, занимался выращиванием полевых и теплично-парниковых культур, в нем трудилось 334 работника. На столе игарчан, кроме картофеля, были свежие салат, капуста, лук, огурцы, свекла, брюква и даже помидоры. За 1940 год посевные площади совхоза увеличились со 111 гектаров до 136.

Не могу не рассказать подробно о работе научно-исследовательской мерзлотной станции. Учеными-мерзлотоведами проводились исследования порта, графитовых рудников и угольных месторождений на реке Курейке. Последняя тема была включена в перечень научных работ, так как в будущем планировалась прокладка железной дороги до этих месторождений. В то же время гидрогеологическое обоснование трассы на 700-800 километров отсутствовало. В то лето было проведено предварительное обследование трех месторождений каменного угля в районе реки Курейки выше разрабатываемого графитового рудника, вскрыт пласт почвы глубиной в шесть метров, и взятые образцы направлены в Москву для определения качества. Мерзлотоведами продолжались изыскания подземных питьевых источников. Сделанная разведка на питьевую воду в Волчьем логу положительного результата не дала. А вот опытная откачка воды фонтанирующей скважины в Медвежьем логу принесла впечатляющие результаты – два литра в секунду и 1400 ведер в сутки.

Учеными в течение года велись научные темы: «Природа образования ледяных прослоек в пылеватоилистых и глинистых грунтах» и «Поведение мерзлых грунтов под нагрузкой при оттаивании и при отрицательных температурах».

За мерзлотной станцией был закреплен в новой части города земляной участок площадью пять гектаров под строительство новой станции.

Игарская контора связи осуществляла почтовые услуги – прием и выдачу посылок, денежных переводов, подписку и продажу периодических изданий, обеспечивала междугороднюю и внутригородскую телефонную связь.

12 декабря 1940 начал свою работу радиокомитет. Впервые из Игарки в эфире прозвучали эвенкийские, долганские, ненецкие и селькупские песни. Первое выступление национальных участников художественной самодеятельности слушал весь союз. Радиокомитет осуществлял из Игарки передачи на Таймыр и Игарский район, транслируя авторские радиопередачи собственных корреспондентов: новости, концерты, очерки, репортажи.


Кстати говоря, газета «Большевик Заполярья» выходила ежедневно, тиражом четыре тысячи экземпляров, на большинстве предприятий выпускались стенные газеты. Главный комитет Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве признал победителями социалистического соревнования 1940 года 16 газет Красноярского края, отметив наградами выставки – «Власть труда» (Минусинск), «Большевик Заполярья» (Игарка), «Советская Хакассия» (Абакан) и «Красноярский комсомолец».

В январе 1941 в столицу на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку вместе с редактором городской газеты Степаном Белоусовым поехали еще несколько сотрудников «Большевика Заполярья», председатель Карасинского сельсовета Григорий Уланов, колхозник Анатолий Баранов и радист Георгий Тарасов.

Торгующих организаций в предвоенной Игарке было несколько: ведущая — Игарторг (в 70-е ставшая отделом рабочего снабжения лесокомбината (ОРС ЛПК) и райпо (затем, как помните, рыбкооп, Северкооп). В составе Игарторга были универмаг и семь магазинов. Отдельно существовал общепит, в его структуре кроме столовых, был и построенный в 1938 году ресторан. Работа торгующих организаций властями справедливо критиковалась. Планы товарооборота не выполнялись, были недостачи и хищения (513-! за 1940 год).

В райпо же наоборот назывались имена стахановцев заведующего магазином Житова и пекаря Демидова. Возможно, что речь здесь идет об одном из братьев Житовых. Двое – Афанасий и Василий уйдут воевать, Петр Дмитриевич Житов в 1942 станет директором общепита, а потом и директором Игарторга, взяв на себя нелегкие заботы об обеспечении северян продуктами питания.

Мы еще вернемся к разговору о нехватке хлеба в магазинах в военное время, о нормированном его отпуске по карточкам различным категориям населения. Накануне войны в ассортименте Игарского хлебозавода был ржаной, пеклеванный и пшеничный хлеб, аппетитные французские булочки и венская сдоба… Хлеб пеклеванный – выпеченный из мелко размолотой и просеянной муки (обычно ржаной), возобновленный в выпечке конца пятидесятых годов, когда я уже самостоятельно ходила в магазин за покупками, был мною особенно любим.

И если хлеба в довоенной Игарке было достаточно, то не все «зрелища» были в почете. По словам властей, кинотеатр «Октябрь» «работал ненормально плохо». План по киносеансам был выполнен на 89,4 процента, по зрителям на 59,3 процента, по выручке на 91,4 процента. Возможно, одной из причин был недостаток фильмов в прокате, нерегулярная доставка на Север новых кинолент. Ведь театральные постановки и периодические гастроли московских знаменитостей продолжали радовать горожан. На афише тех лет «Вечер водевиля», спектакли «Девушка спешит на свидание», «Песня молодости».

Чрезвычайно популярным, особенно в летнее время, был открывшийся в 1938 году в Курейке музей И.В.Сталина. В отчете за подписью ушедшего впоследствии на фронт директора Михаила Парамоновича Юрина говорится, что в 1939 году музей посетило 732, а в 1940 году 4698 человек. Коллективных экскурсий было соответственно 65 и 124. Сотрудниками музея продолжался сбор подлинных экспонатов. В то лето в музей поступил стол-шкафчик, которым пользовался в свое время именитый ссыльный.

В самой Игарке в 1940 году открылся краеведческий музей Енисейского Севера. Экспонаты музея – шаман с бубном, копия чума, макеты лесозаводов — были аналогичны экспонатам Кунсткамеры Санкт-Петербурга и краеведческого музея Красноярска. Первым директором стал преподаватель математики педучилища Иван Максимович Ощепков, ушедший в 1943 году на фронт.


Книжный магазин (именовавшийся когизом) выполнил план на 140 процентов. Игарчане книги любили всегда. Не случайно, одной из первых пяти книг, изданных в 1936 году открывшимся в Красноярске краевым издательством, стал сборник стихов «Северное сияние» игарского учителя литературы Игнатия Рождественского. А выпущенная в 1938 году тиражом в 25 тысяч экземпляров детская книга «Мы из Игарки» моментально стала библиографической редкостью.

Успехом пользовалась и фотография. В личном пользовании фотоаппараты считались еще роскошью и были лишь у нескольких игарчан, а желающих послать родным снимок из Заполярья, хоть отбавляй. Фототрест тоже был в числе передовых предприятий, план 1940 года выполнил на 109 процентов.

Видимо, Фототрест являлся самостоятельной структурой. В прообраз комбината бытового обслуживания населения — комбинат местной промышленности (сокращенно Местпром) входили цеха: портновский, вышивальный, шапочный, белошвейный, сапожный, кузнечно-слесарный, часов и ремонта точных механизмов, смолокуренный. Его продукция пользовалась успехом у местных модниц и была хорошим подспорьем в решении семейных бытовых проблем – можно было сшить оригинальные и по размеру предметы одежды и обуви.

В военное время Местпром перейдет на пошив фуфаек, тепловых рукавиц и стеганых брюк, отправляя большую часть продукции на фронт. В сапожном цехе останется двенадцать подростков и ни одного мастера, могущего обучить их основам профессии. Но мы забегаем вперед…

По городу и району существовала целая сеть сберегательных касс. Внушительное двухэтажное здание центральной сберкассы находилось на улице Кирова, недалеко от построенного уже в 50-е годы Дома культуры лесокомбината. В годы войны добровольные пожертвования горожан деньгами и облигациями будут весьма ощутимыми, и игарчане получат в 1944 отдельную благодарность от И.В.Сталина. А на работников сберкассы будет возложена ответственность за обеспечение всех финансовых операций с пожертвованиями.

Успешно завершился первый учебный год в педагогическом училище народов Севера.

Лучшей школой с вручением ей переходящего Красного Знамени ГК ВКП (б) и исполкома горсовета и занесением коллектива на городскую Доску Почета была признана средняя школа № 9 (директор Чепелев, завуч Ракитянский, секретарь партийной организации Ташлыков). Как отмечалось в принятом на этот счет постановлении, столь высокая оценка труда педагогов и учащихся была достигнута «за лучшую постановку учебно-воспитательной и методической работы среди учителей и учащихся за 1 полугодие 1940-1941 учебного года».

Успеваемость в школе составила 87, 3 процента. Из 36 обучаемых дисциплин 16 были со стопроцентной успеваемостью, а 18 — с успеваемостью свыше 90 процентов. Примечательно, что среди девяти- и десятиклассников не было двоечников. Тем более горько узнавать об этом сегодня. Игарка была лидером в крае по числу грамотных. Тем не менее, среднего образования не имели в те годы даже некоторые руководители предприятий. Получившие аттестаты зрелости юноши 1923 и 1924 год рождения, не смогли применить приобретенные знания во благо себе и своей малой родине, многие не вернулась с фронта. Погибнет в январе 1943 под Сталинградом и завуч школы, ребячий организатор написания книги «Мы из Игарки» Василий Иванович Ракитянский, ушедший на фронт в августе 1941. Лишь побывав на первой школьной линейке, 2 сентября 1941 уйдет на фронт директор школы Александр Прокофьевич Чепелев. С войны он вернется живым. Но я опять опережаю события…

Летом 1941 года три сотни игарских школьников должны были отдохнуть на пришкольных площадках в две смены, восемьсот выехать на экскурсии в Красноярск.

Определенные задачи стояли и перед жилищно-коммунальным хозяйством города. Увы, но несмотря на открытие автобусного движения, наличие у предприятий собственного автопарка, автомобили иногда простаивали из-за нехватки горючего. Выручал гужевой транспорт – лошади. В транспортном объединении было 48 лошадей, подвозящих стройматериалы для ремонта жилых домов, развозящих из водокачки воду для населения и оказывающих асс-услуги, откачивая из туалетов в летнее время естественные отходы человеческой деятельности. Вместе с тем уже накануне войны ощущался недостаток банно-прачечных услуг: две существовавшие бани были ветхими, для помывки в них не хватало воды и пара. С перебоями работала прачечная. Поэтому городские власти справедливо критиковали руководство ЖКХ за нерегулярный подвоз воды и неритмичные – услуги ассенизаторов. Тем не менее, город становился благоустроенным — в 1940 году было засыпано опилками 21638 квадратных метров дорог, построено 420 метров дорог, отремонтировано 1100 метров тротуаров. Дороги в то время были деревянными, отсыпка гравием началась лишь спустя десятилетия, сразу превратив город из уникального деревянного, в обычный пыльный — в сухое лето и грязный – весной и осенью.

Самая большая беда деревянного города – пожары. Вот и в 1940 случилось 39 возгораний, в том числе сгорело два жилых дома.

Весна на Севере – тяжелое в бытовом плане время. Ощущается острая нехватка продовольствия: что-то оказалось хорошего качества и быстро разошлось; чего-то сразу недопоставили, а некоторые овощи не выдержали длительных сроков хранения, и испортились. Из года в год повторялись одни и те же ошибки: руководство города просило обеспечить зимний завоз в июне-июле, а поставщики, как правило, «раскачивались» лишь к сентябрю.

Вот и игарчанам в 1941 году требовалось завезти уже в июне – июле 289 тонн мяса, или поставить 2560 голов живого скота. Из-за того, что план поставок овощей в 1940 году был выполнен только на 44 процента, требовалось уже с первыми пароходами завезти 500 тонн картофеля, 30 тонн лука, 3 тонны чеснока, 40 тонн огурцов. Но даже в южных районах края иметь такой запас в июне — нереально. И в этом году Енисейское речное пароходство пообещало игарчанам, что баржи для них будут выделены только в сентябре. Впрочем, игарчане надеялись не только на «чужого дядю». Уже в феврале руководители города ставили задачу создания собственных свинооткормочных ферм Игарторгу и райпо. Предлагались конкретные объемы сбора ягод: брусники, черники, голубики и смородины, грибов, дикого лука и щавеля; отстрела гусей, уток, глухарей и рябчиков.

Игарторгу надлежало также открыть колбасный цех, заняться сбором оленьей шерсти и ее переработкой. Завести подсобное хозяйство обязали и строительную контору горисполкома.

Местпрому было рекомендовано построить черепичный завод, освоить производство пористого кирпича, гончарных изделий, сапожной и колесной мази, дегтя; открыть мастерскую по окраске и очистке одежды, завод безалкогольных напитков.

Летом и осенью предвоенного года работникам совхоза «Полярный» предстояло вспахать 22 гектара земли, засеяв 13 гектаров картофелем, 1, 8 га – белокочанной капустой и под прочие культуры отвести оставшиеся 4,2 гектара. Поголовье коров должно было быть увеличено, предполагалось купить сорок голов, и добиться приплода. Телят было в совхозе 148, лошадей — 172, из них рабочих 110, оленей 651.

По сравнению с предыдущим годом, население города выросло на 18,9 процента, и составляло на 1 января 1941 года 18800 человек. Среди молодежи было 620 комсомольцев. Игарка тех лет по-праву считалась центром Енисейского Заполярья. В ней кроме нескольких средних школ, существовала еще политпросветшкола, где готовили кадры руководителей для всего Таймыра, педагогическое училище народов Севера и ряд других учреждений, имеющих хозяйственные связи с Таймыром и Норильском.


Да и сам город считался уникальным деревянным, уютным и красивым. Многие здания были построены по проекту известного московского архитектора Ивана Леонидова, автора плана планировки и застройки города. К шедеврам деревянного зодчества можно было отнести здания городского Совета, речного порта, дома стахановцев по улице Большого театра и другие.

Вместе с депутатом Верховного Совета РСФСР по Енисейскому избирательному округу А.М.Буеверовым, он был заместителем председателя Красноярского крайисполкома, игарчанам удалось в Правительстве России решить вопрос о выделении на 1940 год для строительства учебного центра ОСОАВИАХИМа 200 тысяч рублей и для завершения строительства здания радиокомитета 350 тысяч рублей. Нашло поддержку в краевых органах власти и предложение руководства города о строительстве по трассе, обслуживаемой игарскими авиаторами, новых авиапортов с основательными взлетно-посадочными полосами и целым комплексом аэродромных помещений.

Как известно теперь, не все созидательные планы были реализованы. Прекратились в период войны и поставки леса на экспорт. На целые десятилетия развитие города было отброшено назад. А самим горожанам пришлось пережить страшные голодные 1418 военных дней, продолжая посылать на фронт лучших своих сынов и обеспечивая в тылу долгожданную победу.



Читайте также:



комментариев 6

  • шадрин юрий александрович:

    Уважаемая Валентина!(к сожалению не знаю отчества).
    Случайно наткнулся на Ваш блог. Сердце мое замерло. Я увидел в книге памяти фамилию моего дяди Бочкарева
    Валентина Федоровича. На стене моей квартиры весит его фото
    с тремя орденами Отечественной войны и орденом Красной
    звезды. К сожалению, он трагически погиб в 1948 году. Материалы о нем я искал в г. Новосибирске, потому что в ноябре 1941 года вместе с товарищем с шашками и полной
    военной форме, отпросившись с военнского эшелона, он заскочил, чтобы простится со своей сестрой (моей мамой).
    Встреча и прощание заняли 15-20 минут. Мне было 7 лет и я думал, что кавалерийский полк формировался в Новосибирске
    и все докуметы о нем я искал в Новосибирском архиве. поиски успеха не принесли. И вдруг Ваш блог… Спасибо!
    Хотелось бы узнать о его жизни в г. Игарка. Он начинал работу заниматься кузнечным делом с 7-летнего возраста.
    Его отец (мой дед) служил на подводной лодке «Сигъ» и погиб в первую мировую войну. Моя бабушка (его мама) осталась с двумя малолетними детьми. ЕГо жизнь не была
    сладкой и с 7 лет начал работать у кузнеца, раздувая меха, и на Рождество привез своей маме и сестре, заработанные им мешок муки и поросенка. Без слез об этом говорить трудно. Спасибо Вам за память о любимрм дяде
    Вале и дай Вам Бог.

    ,

    • Уважаемый Юрий Александрович! Пока все данные, которыми я располагаю о вашем дяде Бочкареве Валентине Федоровиче, взяты мной из наградных листов на сайте Подвиг народа. Вы можете посмотреть эти документы. К сожалению, после Великого Пожара в Игарке сохранилось очень мало документов и газет. Я продолжаю работать в архивах и, возможно, получу еще какие-либо данные о нем. Вас же прошу отсканировать для меня (если сохранился) его портрет, о котором вы пишете и отправить мне по электронному адресу, который указан на моем сайте. Есть ли у Вас какие-либо дополнительные материалы о Валентине Федоровиче, в частности, где он жил после войны, когда и где умер. Может быть, что-то еще дополнительно Вы знаете о нем. Буду рада дополнить эти краткие сведения. И, конечно, на страницах книги, которую пишу, Вы увидите еще на раз его фамилию. Спасибо за отклик.

  • шадрин юрий александрович:

    Уважаемая Валентина! Получил Ваш ответ о моем дяде Бочкареве В.Ф. Нет слов, чтобы выразить слова благодарности за проводимую Вами работу. Память о дяде Валя я должнен
    донести до моих детей и внуков, которые сейчас проживают
    за границей. Я для них пишу «Семейную хронику». Все дело в том, что дед дяди Вали работал на демидовском железоделательном заводе, построенном в г. Камбарка (Удмуртия). я обязательно вышлю Вам документы о моем дяде,
    о его довоенной кавалерийской службе, о его подвигах во время ВОВ: он был смелым человеком, участвовал в рейдах
    по тылам врага, не раздумывая, защитил своих солдат от немецкого пулеметчика при освобождении какого- то города
    в Германии и многое другое. Я вышлю Вам некоторые документы о дорогом дяде Вали. С большим уважением и благодарностью за ваш труд Ю.А.Шадрин

  • Григорий:

    Очень хороший блог,понравилась это статья.

    • Григорию — Я рада, что ты начал читать бабушкины очерки. Именно для вас и пишу, пока есть возможность. Спроси, о чем вам еще рассказать. Я, к сожалению, о многом своих родственников не расспросила. Думаю, что наши семейные традиции и ты, и Сашенька, сохраните и приумножите. Начни и ты вести дневник, записывать события, которые, на твой взгляд, интересны. Очень скоро станешь взрослым, и у тебя появятся и новые читатели — твои дети, а потом и внуки. Жизнь скоротечна, надо фиксировать события, к которым ты причастен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *