Сороковые – роковые



«Красивая и зажиточная была жизнь до войны в Игарке, — вспоминал приехавший туда мальчишкой Д.Маринюк. Как грибы, росли дома, производственные и административные здания. Биржа пиломатериалов полнилась штабелями. Магазины ломились всевозможными лакомствами. Продавали бананы, ананасы, виноград. На стадионе проводились футбольные встречи, зимой работал каток, в драматическом театре шли премьеры»…

Никто из местных руководителей не знал дня и часа начала войны, но предчувствие возможности начала боевых действий было. В Игарке жили участники гражданской войны и те, кто прошёл срочную службу в Рабоче-Крестьянской Красной Армии с 1920 по 1936 годы. Один из них Петр Яковлевич Ким, родившийся в 1900 году в Енисейске. Его отец был сослан в Сибирь царским правительством за участие в мятеже против помещиков из Черниговской губернии. После Октябрьской революции Яков Ким работал в Енисейском речном пароходстве рулевым и штурманом, умер в 1940 году. Его сын Пётр начал трудовую деятельность с двенадцати лет после завершения четырёхклассного обучения в школе. Во время гражданской войны 1919-1923 годов он служил в рядах Красной Армии по очищению Сибири и Дальнего Востока от японских захватчиков. В Игарку семья переехала в 1934 году, здесь Пётр Ким работал заведующим колхозным сектором рыбтреста. Безусловно, что в этой и других семьях велись разговоры о возможности нападения на СССР.

Несмотря на заключённый Советским правительством с гитлеровской Германией договор о ненападении, бывшие воины понимали, что ненависть к первому социалистическому государству, природные богатства России и её обширные пространства могут привлечь внимание милитаристских правительств.

К предстоящей войне надо было готовиться. Тем более, что вооруженные конфликты по границам СССР уже возникали.

Принимали участие игарчане и в боевых действиях у озера Хасан в июле 1938 года, и в Финляндской кампании 1939-1940 годов.

Так в июле 1939 года в город вернулся участник боевых действий у озера Хасан на советско-японской границе Василий Гаврилович Петров, 1915 года рождения. Семья Петровых родом из Горошихи (в то время она была в составе земель Игарского района). Родители Василия Петрова первыми вступили в созданный на станке колхоз. Сын выбрал профессию журналиста, и до призыва работал в редакции газеты «Большевик Заполярья» в Игарке. Срочную службу ему выпало проходить на Дальнем Востоке, где он был корреспондентом армейской газеты «На защиту Родины».

После оккупации японскими войсками Манчжурии в 1932 году, нарушения советской границы японскими разведчиками приобрели массовый характер. В общей сложности с 1936 года до начала Хасанских событий в июле 1938 года японские и манчжурские силы совершили 231 нарушение границы, в 35 случаях они вылились в крупные боевые столкновения. В качестве предлога для применения военной силы японцы выдвинули территориальную претензию к СССР. 29 июля 1938 года японские войска атаковали сопку Безымянная, а на следующий день сопку Заозёрная, где и служил игарец Василий Петров.

petrov11 августа 1938 года между советскими и японскими войсками было заключено перемирие: японцы отказались от территориальных притязаний. В результате боёв советские войска выполнили поставленную перед ними задачу по защите государственной границы СССР и разгрому частей противника. Красная армия получила ещё один опыт ведения боевых действий с японскими войсками.

Об этом говорил Василий Петров на встречах в трудовых коллективах, которые прошли по его возвращению в город в июле 1939 года. Вероятно, из требований цензуры (тогда каждый номер газеты предварительно просматривали военные цензоры, запрещая к публикации отдельные сведения) более подробных данных об участии нашего земляка в боях у озера Хасан не сообщалось. Но говорилось, что он был награжден медалью «За отвагу».

Потери советских войск тогда составили 960 погибших и 2752 раненых, а также 527 заболевших. («Россия и СССР в войнах ХХ века: статистические исследования», Москва, Олма-Пресс, 2001, стр.173) И это за столь короткий период боевых действий. Японские потери, по советским данным, составили около 650 убитых и 2500 раненых. (Бакаев Д.А, «В огне Хасана и Халхин-Гола», Саратов, 1984, стр.774)

К сожалению, мне не удалось обнаружить Василия Гавриловича Петрова в списках игарчан непосредственных участников Великой Отечественной войны. Но интуиция подсказывает, что им мог бы быть капитан Василий Гаврилович Петров, редактор газеты «Вперёд» 211 стрелковой дивизии, 1915 года рождения, находившийся в рядах Красной Армии с 1936 года, награждённый медалью «За отвагу» 28 октября 1938 года и орденом Отечественной войны 2 степени 22 июня 1945 года. Местом его призыва в наградном листе указан город Иман Приморского края. Возможно, побывав в отпуске в Игарке в июле 1939 года, он вернулся в часть, стал профессиональным военным, точнее, военным журналистом, и уже с Дальнего Востока пошёл на фронт в 1941-ом.

После публикации главы в своем Блоге, я получила письмо от вдовы моего одноклассника, полковника Василия Ивановича Петрова, скончавшегося два года назад в Подмосковье. Оказалось, что Василий Гаврилович Петров – действительно игарчанин, его дядя, военный журналист. После войны, которую он закончил в звании полковника, в Игарку Василий Гаврилович Петров уже не вернулся, жил в Москве, работал заместителем главного редактора журнала «Коммунист Вооружённых Сил СССР». Именно, следую примеру дяди, избрал мой одноклассник профессию военного.

В 1940 году газета «Большевик Заполярья» сообщала, что из призванных в армию в 1939 году игарцев, воевали у озера Хасан Ермолаев, Цветков, Лунин, Терсков, Салтыков и Смирнов. Из-за отсутствия в заметке точных инициалов удалось установить лишь, что впоследствии принимали участие в Отечественной войне «хасановцы»: командир взвода младший лейтенант Николай Александрович Лунин, старший сержант Алексей Андреевич Терсков, командир роты связи капитан Николай Александрович Цветков. Как видим, первый опыт военных действий положительно сказался на их военной карьере.

А вот как сложилась судьба другого нашего земляка — участника боёв у озера Хасан.

Призывник 1939 года Павел Дмитриевич Куршаков до службы в армии был учащимся школы фабрично-заводского обучения в лесопромышленном комбинате. Готовился стать рамщиком. После получения первого боевого крещения на озере Хасан, стал политработником. Прошёл обучение, получил звание младшего лейтенанта, и с 17 ноября 1941 года принимал участие в Великой Отечественной войне, будучи политическим руководителем роты противотанковых ружей в составе 817 стрелкового полка 239 стрелковой дивизии 5 армии на Западном фронте. Смелый и инициативный политический руководитель роты игарец Павел Куршаков не раз поднимал свою роту в атаку на немецких варваров, и каждый раз фашисты не выдерживали рукопашной схватки с его бойцами, оставляли поле боя, усеянное трупами своих солдат и офицеров. Павел Куршаков погиб в бою 26 августа 1942 году у деревни Табаково Зубцовского района Калининской области, посмертно награждён орденом Красной Звезды.

«Второй русско-японской войной» после войны 1905 года называют современные историки двухнедельный вооруженный конфликт у озера Хасан на монголо-манчжурской границе между японцами с одной стороны и Красной Армией с другой, закончившийся победой СССР.

Рядовой, игарчанин, Илья Якименко занимал в части скромную должность повара. Кухня стояла в лощине. Однако, молодой боец заметил направляющихся в его сторону врагов и, не растерявшись, залёг за пулемет. За этот бой, проявленное мужество боец был удостоен медали «За отвагу», а вернувшись в Игарку, повар-кулинар Илья Якименко продолжил готовить вкусные обеды для рабочих затона.

Участвовали игарчане и в «финской зимней кампании».

Вооружённый конфликт между СССР и Финляндией длился с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года. Началось с обстрела финской артиллерией российских границ 26 ноября 1939 года. Правительство нашей страны направило ноту протеста правительству Финляндии по поводу этого обстрела, который, по заявлению советской стороны, был совершён с финляндской территории. Ответственность за начало военных действий была полностью возложена на Финляндию.

Конфликт завершился подписанием мирного договора, по которому 11 процентов  территории Финляндии отошло СССР, в том числе и крупнейший город Выборг. Сегодня «историки» различных стран по-разному оценивают как причины конфликта, так и его инициаторов, в том числе называют именно этот конфликт началом второй мировой войны. Не наша цель вступать в полемику, мы лишь констатируем факты, что военнослужащие нашего города также принимали участие в Финской войне. Неудачное начало советско-финской войны вынудило снова начать частичную мобилизацию на территории страны и приступить к отправке в действующую армию и сибиряков. С финнами воевали Александр Михайлович Коновалов, Алексей Кириллович Макаренко, Василий Васильевич Мартьянов, Николай Васильевич Попов.   В районе Выборга служил в то время Григорий Семенович Давыдов, на Карельском перешейке Максим Макарович Карпушенко.

С 1938 года не получала писем от помощника политрука сержанта Ивана Петровича Редникова его сестра. В марте 1948 года ей сообщили, что он числится пропавшим без вести с 1938 года. По сути, он первый из игарчан, пропавший без вести ещё до начала Отечественной войны. Но произошло ли это в Финляндии, либо во время другого локального конфликта – ясности нет и до сего времени. Фамилия И.П. Редникова занесена на оба городских мемориала в Игарке.

По Закону СССР мобилизация в стране должна была объявляться Президиумом Верховного Совета СССР. Однако, 20 мая 1939 года, через 10 дней после начала военного конфликта на территории Монгольской народной Республики, в краевые и областные военкоматы Сибирского военного округа, куда входила и Игарка, поступила директива Народного комиссара обороны СССР № 050698, в которой устанавливался режим «скрытой мобилизации», проводимой под названием «Большие учебные сборы». Одновременно поступило указание о призыве военнообязанных, который необходимо было произвести тайно, путем вручения персональных повесток о сборах. («Красноярск – Берлин. 1941 – 1945», Историко-публицистическое краеведческое издание, посвященное 65-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Красноярск, Поликор, 2010, стр.28-29)

По неполным данным, 210 игарчан числилось призванными в Красную Армию в период с 1933 по 21.06.1941 и остающимися в её рядах на момент начала Великой Отечественной войны.

В сравнении по годам:

1933 год

1

1936 год

7

1937 год

11

1938 год

21

1939 год

74

1940 год

55

До 22.06.1941

38

 

Мобилизованные направлялись на лагерные сборы в состав дислоцированных на территории края частей 94-й стрелковой дивизии. К 1 июля 1939 года дивизия была полностью укомплектована по штатам военного времени и приступила к обучению в лагерях. Всего за июнь 1939 года было призвано по краю на военные сборы около девяти тысяч человек. Был среди них и игарец Леонид Дмитриевич Древаль, 1918 года рождения, призванный Игарским горвоенкоматом 23 мая 1939 года и проходивший службу в составе 94 стрелковой дивизии. Сложно проводить параллели, но, может быть, и участие в сборах, и непродолжительное нахождении дивизии в Забайкалье, позволили   командиру отделения разведки сержанту Древалю, получив обучение и боевой опыт, прошагать целым и невредимым военными тропами вплоть до февраля 1945 года. С 20 октября 1942 он был на Сталинградском, Степном, 2-ом и З-ьем Украинских, 1-ом Белорусском фронтах. Погиб Леонид Древаль в Германии юго-западнее деревни Хемзе на Одере 15 февраля 1945 года.

До начала войны проходили службу в рядах РККА несколько игарцев, в том числе Василий Семенович Гусев, Александр Иванович Черепанов, Василий Афанасьевич Мохтодуй, будущий Герой Советского Союза Пётр Парфёнович Барбашов.

40-e-rokovie_3

В начале 1937 года из села Большой Сюган Венгеровского района Новосибирской области приехал в Игарку паренёк – Петя Барбашов.   После окончания 7 классов он работал у себя на родине в колхозе «Память Кирова», заведовал избой-читальней, был секретарём сельского Совета. Однако, потянуло на Север попробовать свои силы в неизведанном. В Игарском морском порту, где он хотел работать грузчиком, скептически осмотрели его тонкую среднего роста фигуру. Однако, за юношу заступился пожилой рабочий: «Раз парень решил стать грузчиком, пусть работает». Пётр быстро освоился в новой обстановке, заметно окреп, работал прилежно и стал полноправным членом коллектива стивидоров, так назывались грузчики леса на морские суда.

В августе 1938 года проходил очередной призыв. Среди призывников было много «Ворошиловских стрелков», людей, грудь которых украшают значки ПВХО, «Готов к труду и обороне». Почти все получившие повестку перед призывом проходили военную подготовку на Игарском военно-учебном пункте.

Сегодня, когда знаешь итоги войны, совершенно с другими чувствами читаешь исторический с точки зрения времени репортаж с заседания призывной комиссии того года под заголовком «Радость Игарской молодёжи». Вот отрывок из этой статьи: «У стола призывной комиссии – Николай Вершинин. Ему 20 лет. Член ленинского комсомола. Имеет два значка «Ворошиловский стрелок» и ПВХО. («Готов к противовоздушной и противохимической обороне СССР») И когда председатель призывной комиссии лейтенант Пономарёв спрашивает его: «Здоровы ли вы?», он бойко отвечает:

— Да, здоров. Прошу принять в Красную Армию.

Получив документы, он быстро идет к своим сверстникам, весело напевая «Красноармейскую песню»:

Если в край наш спокойный

Хлынут новые войны

Проливным пулемётным дождём,

По дорогам знакомым

За железным наркомом

Мы коней боевых поведём.

Товарищи обступают его. Отовсюду слышатся вопросы:

— Выдержал ли?

— Приняли ли тебя, Колюша?

— Принят, — улыбаясь, отвечает Вершинин. Иду служить в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию»…

Младший сержант Николай Сергеевич Вершинин погибнет в бою в ноябре 1941 года у деревни Крутой Верх Сумской области Украинской ССР…

1 сентября 1939 года был принят новый закон о всеобщей воинской обязанности. В нём были увеличены сроки военной службы:

— для рядового состава сухопутных частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии — 2 года; для младшего начальствующего состава сухопутных частей — 3 года; для рядового и младшего начальствующего состава военно-воздушных сил Армии и Флота — 4 года; для рядового и младшего начальствующего состава кораблей и частей Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота — 5 лет;

На действительную службу призывались граждане, которым в год призыва (с 1 января по 31 декабря) исполнялось девятнадцать лет, а окончившим среднюю школу и ей соответствующие учебные заведения — восемнадцать лет. Сроками призыва считались   ежегодно с 15 сентября по 15 октября.

Впервые в армию стали призываться коренные малочисленные народности Севера.

Рядовой и младший начальствующий состав состоял в запасе Армии и Флота до 50-летнего возраста.

Подошёл срок служить в Красной Армии и Петру Барбашову. Он очень радовался, что будет служить в пограничной части. Овладел автоматом, пулемётом, легко бросал гранату, и вскоре получил звание сержанта и стал командиром отделения.   А комсомольцы избрали его ещё и секретарём комсомольской организации. По новым срокам – служить ему предстояло до осени 1942 года…

К войне надо было готовиться всерьёз. В феврале 1941 года бюро Игарского городского комитета партии приняло специальное постановление о военной учебе партийного актива. Для этого был определён специальный день недели. В течение двух часов, начиная с 20-00, под руководством городского военного комиссара Савинова   члены партии должны были учиться в условиях, приближённых к боевой обстановке. Часть занятий должна была проводиться с выносом в поле, избегая всякой условности в учёбе. Особое внимание рекомендовалось обратить на интенсивные лыжные тренировки. Заниматься необходимо было начать с 26 февраля – заметим, что время — не совсем комфортное для северян, полярная ночь ещё не уступила свои права тёплым солнечным апрельским дням.

Городские власти были озабочены состоянием лыжного спорта среди населения: было организовано восемь лыжных секций, работало 90 лыжных команд, в них занималось 450 комсомольцев. По данным Игарторга, ведущей торгующей организации, в городе за два предвоенных года было продано свыше одной тысячи лыж, но всё-таки ощущалась их потребность и неудовлетворённый спрос. Модными, как бы сказали сейчас, были лыжные переходы из одного населённого пункта в другой.

В новогодние праздники, 1 января 1941 года лыжники средней школы № 9 совершили лыжный поход на 15 километров от города на реку Гравийку. Ни один лыжник, а это были учащиеся школы, подростки, не получил серьёзных обморожений, хотя на градуснике в тот день было минус 46. В лыжный переход Игарка – Плахино – Игарка (180 километров) отправились в тот же праздничный день и учащиеся школы № 4.

А слушатели политпросветшколы, в основном, представители коренных народностей Севера, получающие основы политграмоты, во главе с директором Ворониным стартовали на лыжах до Курейки и обратно. Этот переход составлял уже 360 километров в оба конца.

Школьники помладше из неполной средней школы № 12 3 января отправились на лыжах в Старую Игарку. Недостатка в экипировке не было. Артель «Труд» изготовляла лыжи для местного населения. А в годы войны стала обязанной поставлять их фронту.

Всем переходам предшествовали многодневные предварительные тренировки. Массовыми были и общегородские соревнования лыжников для мужчин на дистанцию десять километров. Женщины соревновались в беге на три километра. Лучшим, сдавшим нормативы,   выдавались значки «ГТО» — (Спортивный комплекс «Готов к труду и обороне СССР» предусматривал достижение определённых нормативов по физическому развитию и подготовленности к ведению военных действий).

19 мая 1941 года был объявлен очередной призыв в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). При этом военком Савинов сетовал со страниц газеты, что только 20 процентов призывников – имеют оборонные значки ГТО. Именно этим ребятам, необученным, необстрелянным, придётся принять на себя бой первыми.

40-e-rokovie_4-1

До начала войны с Советским Союзом оставалось немногим более месяца, а фашистская армия уже победоносно маршировала, покоряя другие европейские страны. Не буду много места и времени уделять событиям, предшествующим вероломному нападению Германии на СССР, приведу лишь несколько информаций, опубликованных в газете «Большевик Заполярья» в марте – апреле 1941 года.

Американский журнал «Лайф» писал, что последние полгода шестимиллионный Лондон живёт под угрозой вторжения немецких войск. В качестве меры предосторожности все основные дороги, ведущие к столице, заминированы. На железнодорожных станциях, у правительственных зданий выставлена круглосуточная охрана. На перекрёстках дорог сооружены баррикады из мешков с песком и железобетонных фортов. Журнал указывал, что положение со снабжением Лондона продовольствием становится всё более напряжённым, ощущается нехватка сахара, масла.

Столица Великобритании   регулярно подвергалась бомбёжкам, наибольшие разрушения зданий были в восточной части города. В ночь на 17 апреля немецкие авиаэскадрильи совершили налёт на Лондон. Бомбардировка продолжалась до утра и была, по мнению американских СМИ, наиболее ожесточённой за всё время войны: с многочисленными жертвами мирного населения и разрушениями. Продолжалась операция и на море. Немецкие торпедные катера и подводные лодки потопили несколько английских пароходов.

Германские самолёты бомбили также лагеря и моторизованные части англичан в Северной Африке. Продолжались налёты германской авиации на остров Мальту.

В марте значительно оживились военные действия в Албании, где воевали на стороне немцев итальянцы. Сильная атака была предпринята ими 11 марта в районе города Тепелене. Три атаки на греческие позиции итальянцы предприняли на южном участке фронта.

Как сообщало германское информационное агентство, война с Югославией завершилась – югославская армия сдалась в 13 часов 18 апреля. На севере Греции немцами было захвачено свыше 14 тысяч пленных. Там, по сведениям американских военных корреспондентов, бои вели, по крайней мере, три бронетанковые немецкие дивизии. Союзники Германии итальянцы в Албании заняли города Клисуру, Премет, Аргирокастрон и форт Палермо.

Французская печать с тревогой писала о бедственном положении со снабжением продовольствием. Нет рабочей силы. Более миллиона крестьян находятся в плену. В стране вводятся все новые ограничения в потреблении.

В Канаде началась вербовка добровольцев в армию.

Гитлер считал, что и Россия в реальности не представляет опасности для такой великой державы, как Германия, тыл на Востоке безопасен, и потому с господами в Кремле можно будет говорить совершенно другим языком, чем это было в августе — сентябре 1939 года. По итогам Зимней (финской) войны он назвал СССР колоссом на глиняных ногах.

В противоположность боевым зарубежным сводкам на страницах «Большевика Заполярья» публиковались сообщения о полётах знаменитого русского летчика Ивана Черевичного вглубь полярного бассейна. Его экипаж на четырехмоторном самолёте «СССР Н-169» вылетел 5 марта 1941 года из Москвы для проведения разведки состояния льдов в Северном Ледовитом океане. По иронии судьбы, в третьей декаде июня экипаж Ивана Черевичного проводил ледовую разведку, базируясь в нашем городе, услышав здесь известие о начале войны.

Газета «Большевик Заполярья» 31 апреля 1941 года разместила на две полосы материалы под общей рубрикой «Если завтра война». Командир запаса Красной Армии Евгений Деспотули писал: «В мирное время мы не забываем, что завтра родина может призвать нас на фронт». И действительно начальник стройконторы горисполкома Е.Н. Депотули ушёл на фронт в числе первых, в августе 1941 года.

Помполит городской пожарной охраны Николай Степанович Алексютович служил в Красной Армии с 15.05.1924 по 13.10.1927 и с 08.05.1931 по 19.09.1933 годы, занимал командные должности в кавалерийских частях. В заметке «И помчатся лихие тачанки» он писал: «Я владею искусством разить врага стальными клинками, крепко сидеть в седле». И это оказалось отнюдь не бахвальством. Алексютович был призван Игарским ГВК 13.08.1941 года. Капитан, комиссар дивизиона 44 отдельной бригады 1 особой Ударной армии Западного фронта он храбро сражался и был тяжело ранен разрывной пулей в левое бедро 13.12.1941, защищая столицу нашей Родины – Москву.

Поучителен жизненный пример командира отделения городской пожарной части Георгия Павловича Алексеева. Еще в 1937 году медицинская комиссия признала его негодным к службе в армии. Однако, отважный огнеборец обратился напрямую к командованию, просил учесть его стремление служить Родине и был призван. В апреле 1941 года, обращаясь со страниц газеты «Большевик Заполярья» к игарчанам, он заверял их, что готов в любой момент пойти на защиту родной земли.

И это время пришло.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *