Те, кто приняли первый бой



Как известно, война началась 22 июня 1941 года. Уже в первые сутки военных действий гитлеровские войска продвинулись на 35 километров, а местами и до 50 километров вглубь нашей страны. Готовые к войне, как застоявшиеся в стойле животные, регулярные части германской армии   атаковали наши пограничные заставы на фронте от  Балтийского до Чёрного морей.

Ураганный артиллерийский огонь, заставший в первые минуты гарнизон врасплох, был открыт по Брестской крепости: были уничтожены склады, повреждён водопровод, прервана связь, нанесены крупные потери в живой силе. Защитники крепости сопротивлялись до последнего, осада продолжалась больше месяца. Но не везде было так. Наши войска не были своевременно приведены в боевую готовность, получив накануне приказ не поддаваться на вражеские провокации. Застигнутые врасплох, многие части потеряли ориентиры, были окружены, уничтожены, либо беспорядочно отступали.

Авиация противника подвергла бомбёжке города Житомир, Киев, Севастополь, Каунас. Сухопутные войска гитлеровской Германии, сведённые в три группы армий, начали наступательные действия, имея целью нанесение главных ударов на Москву, Ленинград и Киев. За первый месяц войны фашисты заняли почти всю Прибалтику, Белоруссию, Молдавию, большую часть Украины.

Известно, что в районе Брестской крепости дислоцировалась и 6 стрелковая дивизия, в её составе служил в это время игарчанин Федор Иванович, Криволуцкий, 1913 года рождения. Значит, мы можем предположить, что 22 июня 1941 года он одним из первых наших земляков принял на себя ночной бой. Часть дивизии осталась в Брестской крепости, где оборонялась, как мы знаем, до последнего солдата более месяца. Основные же силы дивизии отступали с боями по направлению Кобрин – Пинск – Довск.

Конечно, в Заполярье было трудно представить масштабы военных действий. Но те, кто попал под бомбёжку, увидел воочию фашистов, их зверства по отношению к гражданскому населению, сохранили впечатления о первых днях войны до самой глубокой старости. Уместно здесь привести воспоминания игарчан Степана Ефимовича Артёмчика и Семёна Ефимовича Добромыслова, в то время тринадцатилетних подростков. Их война застала в Белоруссии.

Семен Ефимович Добромыслов, известный игарчанам не просто как начальник строительного управления «Игарстрой», но и автор монумента погибшим в Великую Отечественную воинам-игарчанам,  весть о войне встретил с ребячьим ухарством: вот теперь зададим врагу! Мальчишки носились по улочкам населённого пункта с названием Городок, что в Витебской области, весело распевая куплет из песни: «И на вражьей земле мы врага разобьём малой кровью и сильным ударом!» Думали, что так оно и будет…

Но враг оказался на нашей земле, в небе зловеще гудели немецкие самолёты, сбрасывая бомбы на птицефабрику, железнодорожный вокзал, жилые дома. Прошедший Первую мировую войну отец, поглядывая в укрытии на наручные часы, объяснял испуганным согражданам: «Скоро улетят. Немцы – народ дисциплинированный, время к ужину уже идёт».

Немцы оказались не только хорошо организованы и экипированы, у них были и чёткие установки по уничтожению мирного населения, разрушению жилищ, стиранию с лица земли наших сёл и городов.

При первой же бомбёжке оказалась тяжело раненой мать Семёна. Отец, призванный на фронт, даже не успел надеть военную форму, погиб под Витебском. Говорят, выдали им по одной винтовке на двоих – как тут воевать?

9 июля 1941 года немцы заняли Городок, согнали всех городских активистов и еврейские семьи в гетто. Две тысячи человек. В течение лета узников вывозили группами в урочище Воробьёвы Горы. До войны  — это было любимое место отдыха горожан. И там расстреливали. Набирали людей, в первую очередь, молодых и здоровых, под предлогом выполнения работ. Но все уже всё понимали. Дети пытались спрятаться. Вояки находили их и вытаскивали из укрытий прямо за ноги. Обречённых людей заставляли самих рыть себе могилы. Немецкие солдаты с полицаями наблюдали за процессом, переговаривали и хохотали.

В одной из групп, отправляемых на расстрел, оказались и Добромысловы: мама, бабушка и Семён. Мальчику чудом удалось избежать расстрела. Бабушка толкнула его в спину, а мама шепнула: «Беги!». Так и остался он сиротой.

В деревню Бабий Ров Глучинского района Могилёвской области, где жили Артёмчики, немцы вошли уже в пятницу 27 июня. От Бреста, где ещё сопротивлялись последние её защитники, до Бобруйска фашисты добрались за 5 дней.

«Задрожала спокойная деревенская земля Бабьего Рва, на которую ворвались фашистские танки, — вспоминал успевший в конце 45-го повоевать с японцами артиллерист С.Е.Артёмчик.-   Жизнь на Белорусской земле превратилась в настоящий ад. Что началось! Кого успели, отправили на фронт, кого-то повесили, кого-то расстреляли, кто-то ушёл в партизаны. Такое продолжалось до июля 1944 года». («Великой Победе посвящается. Живые истории», газета «Игарские новости» 30.04.2011 № 32)

Овладев после ожесточённых боев Витебском, Бобруйском и Могилёвом, гитлеровская армия в середине июля вышла к Смоленску. Этот город они считали «воротами Москвы», надеясь уже в конце лета устроить победный парад на Красной площади у стен Кремля.

Потери наших войск за первый месяц войны составили до одного миллиона бойцов. Хоть и мало сохранилось тому свидетельств, и не по всем участникам войны-игарцам есть в моём архиве развёрнутые данные, мы можем всё-таки сказать, что к моменту начала войны в действующих войсках находилось свыше двухсот игарчан.

А учитывая официально установленную дату смерти, первым игарцем, погибшим в бою, следует считать лейтенанта Ивана Петровича Богданова, 1917 года рождения.

У комсомольца Вани Богданова родственников не было, местом рождения был записан Игарский горсовет (видимо, правильно было бы сказать — один из станков, находившихся на территории Игарского городского Совета). Он был кадровым военным, служил с сентября 1938 года. Был адъютантом у полковника Климентия Андреевича Сысоева, командира 338 противотанкового артиллерийского полка 5 противотанковой бригады. Войсковая часть располагалась под Новоград-Волынском, областным городом в Житомирской области Украинской ССР. Здесь артиллеристы и приняли первый бой. В их задачу входило сдержать танки противника, подпустив их на близкое расстояние – поразить цель, расстреливая в упор из орудий.

«Умело и отважно действовали бойцы и командиры 5-й противотанковой артиллерийской бригады, прикрывавшей подступы к Новоград-Волынскому, — пишет И.С. Прочко в главе «Артиллерия в боях за Родину» в книге «История развития артиллерии: С древнейших времён до нашего времени». — Бригада заняла рубеж обороны и стояла на нём, пока наши войска не отошли на восточный берег реки Случь. За три дня боя только 338-й противотанковый артиллерийский полк, которым командовал полковник К.А.Сысоев, отразил 13 атак немецких танков и мотопехоты. Враг потерял 27 танков, 7 бронемашин и около 150 автомашин.

Немцам удалось добиться крупных, с точки зрения захвата территории, успехов, но эти успехи были куплены ценой больших потерь, в том числе потерь в танковом вооружении. Многие танковые части были разбиты. На полях Украины остались сотни фашистских танков, уничтоженных нашими войсками. В этом немалая заслуга была и советской артиллерии».

Добавлю: и заслуга нашего земляка – лейтенанта Ивана Богданова, принявшего на себя первый бой и погибшего 28 июня 1941 года.

Трагично сложилась и судьба его командира. Полковник Сысоев погиб спустя две недели после смерти своего адъютанта, и как сообщается в Донесении о безвозвратных потерях 5 противотанковой артиллерийской бригады – его тело было унесено противником. 338-й полк попал в окружение, и большая часть его состава считалась пропавшими без вести.

Долгое время ничего не знала о судьбе своего мужа Евгения Алексеевича Баженова его жена Клавдия Дмитриевна Гарманова, тоже, как и он, учительница, ставшая в годы войны секретарём Игарского горкома комсомола. Он числился пропавшим без вести с 22.09.1941 года.

Когда у советского командования появился доступ к учётным документам советских военнопленных, стало ясно, что связист Евгений Баженов 14 июля 1941 года попал в немецкий плен и был помещён в концентрационный лагерь на территории Германии Stalag X B (310). Лагерь военнопленных находился в километре от населённого пункта Витцендорф. Заключенные жили в земляных норах и другом примитивном самодельном «вспомогательном жилье». В лагере находились десятки тысяч советских военнопленных, учётный номер Е.А.Баженова был 29228.

По дневниковым записям одного из охранников лагеря, опубликованным в интернете, установлено, что русские «содрали и съели кору со всех деревьев». За полгода с небольшим в лагере погибло от сыпного тифа двенадцать тысяч военнопленных. «В январе, — цинично пишет охранник 26.01.1942, — пока 1800. Сейчас в день умирает около 100 пленных, сегодня умерли 94…

Мёртвых русских несут мимо нас и обнажённых складывают в отдалении прямо на снег. Назавтра их погрузит и увезёт похоронная команда…

Все трупы полностью раздеты, замазаны испражнениями, и настолько истощены, что можно было пересчитать рёбра…

Когда я ждал у открытой общей могилы, приехала последняя в этот день повозка…

Руки и ноги свешивались через борта.  И потом разгрузка! Окоченевшие тела, тощие скелеты, с грохотом падали вниз. С треском ударилась об лёд голова, и чудо, что она осталась на месте. Один труп соскользнул по колесу в сидячее положение и мотал остриженной наголо головой — комичное зрелище…

Пустая повозка после разгрузки ехала по куче трупов, так что заледенелые конечности издавали треск».

От учителя Евгения Алексеевича Баженова осталась отпечатанная на толстом картоне с витиеватым готическим шрифтом педантично заполненная карточка военнопленного с отпечатком одного пальца, пометкой при поступлении «Gesund» и надписью уже на русском языке «Умер 6.02.43». «Gesund» – в переводе с немецкого означает «здоровый, полезный, благоразумный». Обыкновенный фашизм, не более!


В июле 1941 года без вести пропал уроженец Курейки Михаил Афанасьевич Калашников. Комсомолец Михаил Калашников был призван на срочную военную службу в сентябре 1939 года. Сослуживцы написали семье, что он погиб под городом Бердичев на Украине. 7 июля немецкие танки подошли к городу, а на следующий день Бердичев оказался полностью ими оккупирован.

Похоронку на сына в сентябре 1941 года получил и работник совхоза «Полярный» Иван Иванович Косаренко. Его сын Николай был кадровым военным лётчиком, с 1936 года летал на истребителе «И-16».

С марта 1941 года 191 истребительный авиационный полк базировался в Ленинградском военном округе северо-западнее Ленинграда. Перед войной на вооружении полка было 34 самолета «И-153» и «И-16». В первые дни войны полк в боях не участвовал, будучи включённым в состав войск противовоздушной обороны и обеспечивая прикрытие Ленинграда с воздуха. «И-16» — это «истребитель шестнадцатый», ласково называемый не лишёнными чувства юмора авиаторами – «ишачок».

В момент создания, в начале 1930 –х годов «И-16» считался первым в мире серийным высокоскоростным низкопланом  с убирающимися в полёте шасси. Испытания новой модели произвёл знаменитый российский лётчик Валерий Иванович Чкалов, чьим именем названа одна из улиц в старой части города в Игарке. Одно время этого типа самолёты признавались королями в воздухе. Они хорошо зарекомендовали себя в Испании, в боях у озера Хасан, на Халхин-голе. Самолёт считался маневренным, и это хорошее качество для истребителя. Но его корпус был деревянным, кабина пилота открытая, а это уже говорило об уязвимости аэроплана. Во времена военного конфликта в Финляндии «И-16» потерял своё превосходство в воздушном бою и в 1940 году признавался специалистами  уже устаревшей моделью, хотя на вооружении в Рабоче-Крестьянской Красной Армии было 10292 самолёта «И-16». Его экипаж состоял из одного лётчика.

Довольно большой лётный стаж лейтенанта Косаренко позволяет сделать вывод, что за штурвалом находился не новичок, и всё-таки послужной список военного не составил и трёх месяцев.

В «Донесении о безвозвратных потерях» 7 истребительного авиационного корпуса на странице «Журнала происшествий» 17 сентября 1941 года сделана запись: «Пилот-лейтенант Косаренко Николай Иванович на самолете «И-16» в группе вылетел на перехват самолётов противника в районе Левашёво-Касимово. После воздушного боя не вернулся. Погиб». В тот же день погиб и командир звена Егор Новиков, о котором ещё недавно говорили, что именно он открыл боевой счёт полку, сбив в районе Красногвардейска немецкий «Ме-109».

Всего же полк потерял 23 своих самолёта. Однако военные историки считают, на этом участке фронта 191 авиационный полк, в котором служил Николай Косаренко, зарекомендовал себя как один из самых результативных полков. По официальным данным,  нашими лётчиками было уничтожено 96 самолётов противника.

Жена Косаренко — Валентина Андреевна с детьми жила в Саянском районе, недалеко от Красноярска. И всё-таки осиротевший дедушка рискнул позвать их на Север, вместе легче перебиваться. Валентина Косаренко с сыном и дочерью, родившейся накануне войны, переехали в Заполярье, в станок Полой, где в отделении совхоза «Полярный» она работала экономистом. Сюда и приходило семье пособие за погибшего мужа.

Связист Фёдор Иванович Криволуцкий, тот, что принял первый бой у стен Брестской крепости, в составе 6 стрелковой дивизии отражал контрудар под Мстиславлем, участвовал в оборонительных боях под Брянском, Орлом и Курском. 9 октября 1941 года он пал смертью храбрых в бою и похоронен в деревне Ильково Мценского района Орловской области.

По тем неполным данным, которыми я располагаю, с момента начала боевых действий и до конца 1941 года погибли на фронте одиннадцать человек, призванных Игарским военкоматом (без учёта жителей Туруханского района): Иван Петрович Богданов, Николай Сергеевич Вершинин, Александр Николаевич Губенко, Виктор Семёнович Данилов, Александр Иванович Киселев, Фёдор Иванович Криволуцкий, Евдоким Никифорович Мазур, Дмитрий Данилович Умряков, Михаил Яковлевич Чащин, Михаил Данилович Шитов, Пётр Александрович Ярцев.

Умерли от ран четверо: Федот Никанорович Еремеев, Николай Тимофеевич Михайлов, Степан Яковлевич Христофоров, Ананий Иванович Ярлыков.

Пропали без вести в течение 1941 года – шестьдесят пять игарчан: Михаил Андреевич Александров, Илья Федорович Алексанин, Александр Николаевич Анциферов, Михаил Михайлович Артеменко, Георгий Иванович Астахов, Иван Пантелеевич Баженов, Михаил Иванович Барсуков, Владимир Михайлович Баскаков, Григорий Иванович Бахтин, Константин Никанорович Безруков, Павел Николаевич Белоусов, Иван Григорьевич Березин, Петр Алексеевич Бессонов, Ник. Афанасьевич Бишкун, Денис Михайлович Богданов, Михаил Николаевич Болобаев, Степан Семенович Боровик, Николай Ефимович Васильев, Филипп Тимофеевич Ваулин, Василий Андреевич Гавриков, Алексей Ефимович, Голубев, Пётр Николаевич Доможаков, Сидор Васильевич Дудин,   Николай Егорович Егоров, Ефим Николаевич Заев, Иван Иванович Запорожец, Пётр Яковлевич Кабанов, Михаил Афанасьевич Калашников, Петр Иванович Каргополов, Василий Николаевич Карджов, Михаил Кузьмич Карнаухов, Василий Александрович Козлов, Иван Данилович Колодин, Иван Терентьевич Копейкин, Василий Федорович Коротченко, Иван Григорьевич Ладыгин, Антон Филиппович Лантинов, Игнатий Моисеевич Литвиненко, Фёдор Тимофеевич Мальцев, Фёдор Николаевич Мартынов, Дмитрий Васильевич Нешляев, Михаил Алексеевич Николаев, Константин Николаевич Новокрещенский, Иннокентий Прокопьевич Озеров, Пётр Дмитриевич Подашевка, Афанасий Васильевич Пономарёв, Пётр Адольфович Путром, Анатолий Михайлович Рассохин, Фома Епифанович Сучков, Андрей Алексеевич Токуреев, Василий Петрович Удодов, Андрей Яковлевич Ужакин, Юлия Никитична Фёдорова (первая из женщин), Алексей Михайлович Цемеров, Николай Георгиевич Черников, Семён Николаевич Черноусов, Афанасий Максимович Чурсин, Филимон Данилович Шалимов, Александр Петрович Шарапов, Павел Николаевич Шилов, Михаил Павлович Шитов, Феодосий Петрович Шумков, Александр Платонович Шестаков, Лев Александрович Якслайнен.

Восемьдесят воинов приняли смертный бой и пали за свободу и независимость нашей Родины в первые пять месяцев войны. Восемьдесят семей лишились своих кормильцев. Столько же молодых, красивых, способных к рождению детей женщин, навеки остались вдовами, до конца своих дней храня верность и только по ночам разговаривая со своими ушедшими навек мужьями.

Впереди у оставшихся в живых ещё были самые ожесточенные бои, в которых игарчане принимали участие. В 1941-ом они защищали Смоленск, Москву и Ленинград.

10 июля 1941 года началось Смоленское сражение, продолжавшееся два месяца. Красная Армия не только задержала продвижение врага на фронте в 900 километров, но и впервые нанесла ему ряд сильнейших контрударов в районе Великих Лук, южнее Бобруйска, в направлении на Духовщину и Ярцево, под Ельней. Стратегический план немецкого командования овладеть советской столицей до конца лета дал трещину. Немецкая армия была вынуждена перейти к обороне, не дойдя до Москвы 300 километров. Позднее, но всё-таки придёт освобождение от фашистского ига и в город на Неве. Расскажем об участии наших земляков в этих сражениях подробнее.

На главном фото игарец Вениамин Вдовин на защите Сталинграда, фото из интернета, с сайта Мемориал, архива автора.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *