Забытый полк



По крупицам собирая материал для Книги памяти игарчан, принимавших участие в Великой Отечественной войне и просматривая архив газеты «Большевик Заполярья» за  первую половину 1941 года, я невольно обратила внимание: как много  на её страницах было опубликовано фотографий молодых мужчин. Реже это были снимки  групповые, хотя и они присутствуют. Чаще  просто портреты – небольшие  фото лиц юношей: передовиков производства, депутатов городского Совета, активных корреспондентов газеты в честь её десятилетия. Невольно возникла мысль  попытаться проследить  судьбу портретных героев.

В истории всё закономерно и объективно: руководствуясь чем-то свыше,  она оставляет для нас документальные подтверждения самого важного. «Бессмертный полк» — эта простая по форме, но уникальная  в своём изначальном смысле  современная патриотическая акция даёт нам возможность увидеть сегодня лица погибших за свободу и независимость нашей Родины: молодёжный вожак Василий Астрянин,  корреспондент газеты Виктор Бутусов, депутат краевого Совета Анатолий Моссаковский, учитель  словесности Василий Иванович Ракитянский, кузнецы братья Пушкарёвы, многодетная семья первостроителей Пузиковых… Что знаем мы о них сегодня?

Теперь, когда известны итоги войны, совершенно с другими чувствами вглядываешься в фотографию и читаешь  исторический с точки зрения времени репортаж с заседания призывной комиссии августа 1938  года под заголовком «Радость Игарской молодёжи». Вот  небольшой отрывок из этой статьи: «У стола призывной комиссии – Николай Вершинин. Ему 20 лет. Член ленинского комсомола. Имеет два значка «Ворошиловский стрелок» и ПВХО. («Готов к противовоздушной и противохимической обороне СССР») И когда председатель призывной комиссии лейтенант Пономарёв спрашивает его: «Здоровы ли вы?», он бойко отвечает: «Да, здоров. Прошу принять в Красную Армию»…

2

Младший сержант  Николай Сергеевич Вершинин (на фото он крайний справа во втором ряду)  погибнет  в бою  в ноябре 1941 года у деревни  Крутой  Верх  Сумской  области Украинской ССР… Одним из первых игарчан. Останется только его улыбка на снимке. Отец Николая — Сергей Вершинин работал начальником рейдовой конторы, и он, и младший брат Константин  также погибли на фронте. Их фото не сохранилось.

Токаря механических мастерских Анатолия Моссаковского  знал практически каждый игарчанин.  Зимой 1935 года во время выходного дня случилась авария на силовой станции, подающей тепло и электроэнергию в промышленные цеха лесокомбината. Когда к токарю  с просьбой о помощи обратился машинист силовой  Михаил Козулин, Моссаковский молча остановил работающий станок, вынул деталь, над которой работал,  и приступил к исполнению срочного заказа. Буквально за десять минут до планового начала работы лесозаводов деталь была готова. Чрезвычайных последствий остановки силовой в морозный день не последовало.

3Анатолий  Григорьевич Моссаковский  был нашим депутатом в Красноярском краевом Совете, активно сотрудничал с газетой, делился передовым опытом работы.  Его фамилия вместе с другими  внештатными корреспондентами и журналистами газеты  постановлением ЦК ВКП (б) от 17.04.1940  года была занесена в  Почётную Книгу Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве, а сама газета названа участником выставки.  Передового работника, а он ежедневно  выполнял двойную норму,  назначили начальником механических мастерских лесопромышленного комбината.

Формально, он мог бы «отгородиться» от фронта бронью,  но он счёл своим долгом защищать Родину — в числе первых  ушёл на войну. Командир роты пулемётчиков лейтенант Анатолий Григорий Моссаковский  погиб 5 сентября 1942 года, защищая Ленинград. Извещение о смерти было послано на лесокомбинат, видимо, близких родственников у Анатолия не было.

Не менее известными, чем Моссаковский,  были  братья Пушкарёвы. Они также трудились в механическом цехе: старший Афанасий был кузнецом, младший Василий – молотобойцем. Пушкарёвы добивались неплохих результатов в работе,  не раз были участниками городских  слётов передовиков производства, делились опытом работы и со страниц газеты «Большевик Заполярья».  Оба брата погибли. Их фотографии должны быть воскрешены среди участников «Бессмертного полка».

При освобождении Белоруссии в  сентябре 1944  года погиб телефонист Сергей Николаевич Котрикадзе. До войны он трудился мастером смены на лесозаводе № 2. Вот всё, что мы знаем о нашем земляке.

Когда Виктор  Емельянович Пузиков вернулся в родную деревню с царской военной службы, тяжёлая нужда в семье заставила его батрачить у богатого  сельчанина Романа Казанцева. Было это в  Больше-Муртинской волости Енисейской губернии. Работать приходилось от зари до зари, не разогнув спины. И лишь с приходом революции в стране произошли значительные перемены. В 1929 году Виктор Пузиков законтрактовался и поехал на новостройку на далёкую северную окраину родины. 13 июня вместе с первой партией строителей он высадился на неприветливый пустынный берег Самоедской протоки. Там, где потом пролегла первая улица нового города – улица Портовая, Виктор Пузиков сильными взмахами топора валил замшелые кедрачи и ели.

Зимой пошла из Игарки санная почта, Пузиков написал письмо жене, послал денег, и весной 30-го, вслед за отступающими на север льдинами, приехала к плотнику и его семья. Шли годы, город строился. Виктор Пузиков работал бракёром на бирже пиломатериалов, жена хозяйничала дома. В 1935 году Пелагея Яковлевна первой из игарских женщин испробовала, могут ли на Севере вызревать овощи. На вскопанном клочке земли, обращённом к солнцу, Пузикова посадила капусту, картофель, редис, редьку, огурцы и даже лук-батун. Всё, что было посажено, созрело великолепно.  Пелагее Яковлевне завком лесокомбината выдал премию.  О семье, где в то время росло уже восемь детей, писал в 1939 в газете «Большевик Заполярья», корреспондент Алексей Калачинский. Очерк назывался «Семья счастливых».

Первостроитель  Виктор Пузиков в числе первых ушёл из Игарки на фронт. Воевали и его сыновья: Александр, 1919 года рождения,  Михаил, 1921 года рождения, Георгий, 1923 года рождения. С фронта вернулся лишь самый младший из них – Георгий Викторович Пузиков.

12 декабря 1942 года под городом Погорелое Городище в Калининской области рядовой 920 стрелкового полка Виктор Емельянович Пузиков получил сквозное пулевое ранение позвоночника с повреждением спинного мозга. Его доставили в эвакогоспиталь в шоковом состоянии и без документов. Не приходя  в сознание,  глава семейного клана Пузиковых умер спустя два дня.

Старший сын Пузиковых Александр пропал без вести в феврале 1943 года. Он успел призваться на службу в мирное время в августе 1939, дослужился до звания сержанта, был командиром отделения. 30 октября 1941  матери в Игарку от сына пришло единственное письмо с фронта. И только в марте 1948 года Пелагее Яковлевне сообщили, что Александр  числится пропавшим без вести с февраля 1943 года.

Военная судьба оказалась более благосклонна к среднему брату Михаилу. Командир артиллерийского орудия  старший сержант Михаил Пузиков стрелял метко: трижды был награждён медалями «За отвагу», орденами Славы 3 степени и Красной Звезды.  На его личном счёте, если  можно было бы сосчитать, были и  уничтоженные  три 75-миллиметровые, и  две 37-миллиметровые пушки противника,  а также шестнадцать  станковых пулемётов,  три разбитых  дзота, немецкий наблюдательный пункт,  около восьмидесяти  солдат противника.

За жизни отца и брата Михаил рассчитался сполна, но и свою не уберёг.

В боях за освобождение Прибалтики 21-23 декабря 1944 года  орудие Пузикова стреляло также метко, отражая одна за другой атаки противника. Снова и снова  немцы   контратаковали  наши позиции, но  все атаки гитлеровцев  мужественный командир отбил огнём артиллерийской наводки. При отражении пятой контратаки  Пузиков был убит.  За этот бой наш земляк был посмертно награждён орденом Отечественной войны 1 степени.

О многих игарских семьях можно было бы рассказать подобное. Воевали, не щадя живота своего. Отдавали лучшее, что было у них, — жизнь. Таков финал  очерку «Семья счастливых»  написала своей костлявой рукой война.  Фото Виктора Емельяновича  Пузикова, родоначальника трудовой династии,  размещено в газете в череде юбилейных материалов – в 1939 году город отмечал своё первое десятилетие и чествовал первостроителей. Добавим его в наш «Бессмертный полк».

С 1936 года жил в Игарке  приехавший из Красноярска Александр Павлович Гончаров: трудился  токарем  в судоремонтных мастерских затона. В те времена игарские судостроители строили баржи, паузки для рыбной промышленности.  Александр Павлович перевыполнял нормы выработки в два с половиной раза. Был рационализатором. Сегодня трудно оценить  его новаторские предложения – «обратный угольник» при обработке деталей, станочный домкрат для правки валов, метод расточки отверстий поршня, позволявший тратить на эти операции вполовину меньше времени. Но тогда их с восторгом «рекламировала» местная газета. Не раз товарищи по работе избирали Александра депутатом городского Совета.

Рядовой Александр Павлович Гончаров пропал без вести в июне 1942 года.

8К моменту начала войны Кузьма Петрович Дюпин был уже немолод, разменял пятый десяток. Родился он в бедной крестьянской семье в Вятской губернии: участвовал и в первой мировой войне, и побывал в рядах Красной Армии, окончил курсы красных командиров. В Игарку Дюпин приехал в 1930 году. Начинал грузчиком на лесокомбинате, вскоре стал помощником рамщика, потом рамщиком. С 1936 года он —  уже заместитель начальника лесозавода, а в 1937 году возглавил коллектив завода. Не оставлял в стороне Кузьма Петрович учёбу: окончил вечернюю школу взрослых, получил диплом, завершив обучение на курсах директоров в Ленинграде.

Инициативного работника направили на трудный участок работы – в Плахинский сельский Совет. В то время там не было ни одного осёдлого хозяйства коренных народностей Севера. С приходом Дюпина в Плахино «осело» одиннадцать эвенкийских семей.  Кузьма Петрович дома бывал редко, надолго уходил в тундру к охотникам, рыбакам, передвигался преимущественно пешком.  Депутат городского Совета всегда чувствовал ответственность, не остался в стороне и когда началась война.  Он навечно погребён  в новгородской           земле,  память о нём хранит лишь  декабрьской 1939 года номер газеты «Большевик Заполярья», где помещено его предвоенное фото и биография кандидата в депутаты.

9Первоклассным рамщиком стал и приехавший из Минусинского района  в Игарку Иван Иванович Тарасов. Было это весной 1936 года. Он не стал выбирать работы, сразу же пошёл на лесозавод, вначале чернорабочим. В течение зимы Тарасов не только изучил устройство рамы, но и научился работать по-стахановски. За 9 месяцев работы в 1939 году  его рамный поток выполнил план по распилу на 122 процента. Тогда же товарищи рекомендовали Тарасова для избрания депутатом городского Совета.  На Курской дуге весной 43-го закончился жизненный путь рядового Ивана Ивановича Тарасова.

10Александр Владимирович Харькин приехал в Игарку после окончания Иркутского педагогического института в 1933 году по путёвке краевого отдела народного образования. Ребятишки школы на острове «Полярный» сразу полюбили молодого педагога, у него в классе не было ни одного второгодника, все ребята успевали в учёбе. «Он честно работал всюду, куда бы не посылала его партия, оправдывая доверие, работая по-большевистки», — писала о нём газета «Большевик Заполярья», рассказывая о трудовом пути кандидата в депутаты городского Совета, выросшего к 1939 году в карьере до директора школы № 9, а затем и начальника городского управления образования.  Младший политрук стрелковой роты  682 стрелкового полка   Александр Владимирович Харькин погиб 23 мая 1942 года под Новгородом. В Игарке осталась его молодая вдова – Валентина Ростовцева.

Очень редким, почти случайным оказалось на страницах газеты фото первого секретаря горкома комсомола Василия Астрянина.  Командир роты автоматчиков, старший лейтенант Василий Максимович Астрянин ушёл на фронт в 41-ом, погиб в августе 43-его.

Имя политрука, инструктора политотдела  284 стрелковой дивизии капитана Василия Ивановича Ракитянского занесено на символическое знамя в зале воинской Славы на Мамаевом кургане в Сталинграде.

12Он и на фронте остался учителем, учил бойцов, инструктировал агитаторов. Про него в шутку говорили «Где Ракитянский, там бомбёжка». На что Василий Иванович шутливо парировал: «Может быть, где бомбёжка, там Ракитянский», — пишет о нём в военных мемуарах знатный снайпер, участник Сталинградского сражения  Василий Зайцев «За Волгой земли для нас не было. Записки снайпера». Описывая эпизод, как сразили немецкого снайпера,  Василий Зайцев рассказывает о том, как бесстрашно вёл агитацию на немецком языке политрук Ракитянский, вызывая на себя огонь противника.

Любимец игарских школьников, один из организаторов написания книги «Мы из Игарки» уроженец Алтая Василий Ракитянский приехал в наш город  сразу после окончания Омского педагогического института.  В августе 1941-го Ракитянский ушёл на фронт. В одном из своих первых писем с войны родным в Бийск он написал: «Здесь в декабре были фашисты. В одном селе они собрали всех детей, а потом доверху набили живыми трепещущими от ужаса телами два колодца… Разве это люди?!»

Ракитянский всегда ходил в бой вместе с бойцами. Выбили наводчика, он встал на его место. После боя про него говорили: «В очках, а подбил бронетранспортёр. Вот это агитатор».  Хорошо зная немецкий язык, он помогал допрашивать пленных, через рупор вёл пропаганду, призывая врагов сдаваться, рассылал им листовки, которые можно было использовать как своеобразный пропуск при сдаче в плен. Однажды Ракитянский  оказался отрезанным от своих. Два гитлеровца с пулемётом обошли его с фланга. Жене он кратко написал: «А ранение было совсем пустяковое… Я из своего пулемёта расстрелял двух гитлеровских  пулемётчиков и ушёл с двумя прострелами… Плохо фашисты стреляют».

31 января 1943 года бои шли уже в центре Сталинграда. Остался последний опорный пункт врага – подвалы центральной гостиницы. Там засели эсэсовцы. В этом бою и погиб Ракитянский. Очевидцы рассказывали, что нашли его  на ступеньках лестницы внутри здания мёртвым с красным флагом  в руках, который он намеревался поднять над разрушенным зданием гостиницы.

Об этом мне рассказала, переслав документы, ссылку на книгу и копии писем Василия Ивановича родственникам его внучка. А я обещала, что игарчане обязательно узнают подробности боевого пути их любимого учителя.

«Весенний напев», так называется стихотворение Виктора Бутусова, опубликованное в газете «Большевик Заполярья»  в 1941 году. Виктор мечтал стать поэтом. После окончания четвёртой школы начал работать корреспондентом в газете. Писал и небольшие информационные  заметки, и очерки о своих земляках.

Его школьный друг Николай Сергеевич Малютин вспоминал: «Война… Как сейчас помню утро 22 июня 1941 года. Мы собрались у Виктора Бутусова перед игрой в футбол с одной из команд иностранных судов. У нас была такая традиция: каждое иностранное судно должно было выставлять футбольную команду для встречи с местными футболистами. Матч должен был состояться в 12.00. Погода была тёплая, солнечная. Около 11 часов включили радио и слышим: «…враг будет разбит, победа будет за нами».

Не сразу, только по достижении призывного возраста ушёл на фронт и Виктор  Григорьевич Бутусов. Спустя несколько месяцев, в декабре 42-го  он пропал без вести.  Родители его узнали об этом спустя  несколько лет. В память о нём осталось  это фото, Виктор  в центре среди девушек и нежные тёплые стихи.

 Весенний напев

В синьке небес зарумянились зори,

Цепью летят журавли.

С шумом потоки бегут с косогоров,

Синеют озера вдали.

Леса распустились,

И птицы запели.

Весна расцветает кругом:

В траве на полянах цветы запестрели,

Поля зеленеют ковром.

Над Родиной нашей,

Блестя опереньем,

Дозорный кружит самолёт.

Нас ветер ласкает своим дуновеньем,

Нам солнце навстречу встаёт…

 Вновь пришла  весна.  Пришла победа, о которой умирая, мечтали наши земляки. Хотелось бы, чтобы в составе «Бессмертного полка» в этом году  добавились новые фотографии – портреты тех, о ком я вам рассказала.

Фотографии взяты из игарской газеты «Большевик Заполярья» за 1938-1941 годы. На первом фото: семья игарчан Казаковых с фотографией деда Анатолия Даниловича Дресвянского.



Читайте также:



комментариев 6

  • Алена:

    Очень щемящие, берущие за душу истории. Это очень благое дело — рассказывать истории жизни и подвига этих людей, именно для этого, чтобы не забыть и помнить то, что они для нас совершили… Спасибо Вам за этот труд и за слезы памяти на моих глазах, когда я это читала.

    • Алена, вы правы, нельзя забыть ни одного из этих людей. И акция «Бессмертный полк» не должна сворачиваться в будние после праздничные дни. Мы обязаны этим людям своим рождением.

  • У нас в городе тоже проводится акция «Бессмертный полк». Знаете, очень радует то, что школьники несут портреты не только своих родственников, но и тех людей, чьи портреты нести попросту некому (нет родных по ряду причин).

    • Это, конечно, похвально. Ведь многие воины не оставили потомства. Я заканчиваю очерк о семействе Астафьевых в войне. Нет потомков, нет фотографий, а жизнь за Родину отдана. И, не дай Бог, война вновь повторится.

  • Сергей Мамаев:

    Спасибо за прекрасный сайт! Мой прадед – Василий Иванович Мамаев – был в 1941 году призван на войну Игарским ГВК. Воевал в составе 382-й стрелковой дивизии и погиб под Ленинградом 27 марта 1943 года. Похоронку отправили в Игарку на улицу Смидовича, где его ждала супруга Надежда Ильинична Мамаева. О том, как они оказались в Игарке, ничего, к сожалению не известно…

    • А вам, Сергей, спасибо за оценку моего труда. К сожалению пока я больше ничего не могу добавить. Но периодически я возвращаюсь к архивам предвоенных лет, и если что-нибудь найду, то обязательно вам сообщу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *