Навечно запомните этот день



«Весной 1945 года наступление  советских войск было настолько стремительным, что продвигаясь по фронтовым дорогам,  — вспоминал  участник войны, журналист  игарской газеты «Коммунист Заполярья» Григорий Шишкин, —  мы по нескольку дней не встречали  сопротивления фашистов. Солдаты шли усталые, но с песнями и шутками. Артиллеристы в кузовах машин задорно распевали: «Разлетались головы и туши, дрожь колотит немца за рекой, это наша русская «Катюша»  немчуре поёт заупокой».   

Навечно запомните этот день

8 мая в предместье  Берлина  маршал  Советского Союза Георгий Константинович  Жуков,   маршал  Великобритании  А. Теддер, американский  генерал К.  Спаатс и французский   генерал  Ж.  Делатр  де Тассиньи с  представителем  германского  верховного  командования подписали акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии в войне. На всех фронтах знали о том, что Берлин пал, война близится к концу. И всё-таки весть о её окончании была для всех неожиданной. Первые минуты всех охватило какое-то оцепенение. Трудно верилось, что больше нет войны. Но это было только мгновение. Когда до сознания каждого дошло, что войны больше нет, все кидались обнимать друг друга, поздравлять с победой и радоваться, что остались живыми.

«Думаю, забыть можно многое, — говорил мой отец, фронтовой разведчик лейтенант Анатолий Данилович Дресвянский, —  но только не День Победы».

Он, как и многие сибиряки, завершал войну в Прибалтике: «Курляндская группировка продолжала сопротивление и  в мае.  Наши уже взяли Берлин, а мы готовились к новому наступлению. Утром восьмого мая лесом я возвращался в часть.  Слышу – стрельба. И в стороне немцев, и в тылу.  В первый момент ничего не понял, потом толкнуло что-то:  ведь Победа. Прибегаю к своим, кричу: «Конец войне, ребята!» Они выскакивают с оружием  и давай палить вверх. Кругом гильзы летят, они прикрываются от них и стреляют, стреляют.  Прибежал командир роты: «Прекратить!»  Куда там. Тогда и он сам за  автомат и  тоже давай стрелять. У нас ездовой был, мужчина в годах, откуда-то с Кубани.  Молчальник до необыкновенного.  Скажешь ему что-либо, он только головой кивнёт.  А тут ходит вокруг землянки и песни поёт.  И плачет. А через два часа  по дороге, ведущей в наш тыл, пошли колонной пленные немцы.  Победа пришла».

Щукин Иван Степанович

Щукин Иван Степанович

А вот как вспоминал этот момент  защитник Сталинграда, игарчанин,  сержант Иван Степанович Щукин, в конце войны он был в Вене: «5 или 6 мая в часть поступил приказ идти в Чехословакию. Когда вошли в город Брно, горожане запрудили дорогу и не давали пройти нашей колонне. Было столько цветов, люди прыгали на машины, обнимали нас, целовали. Такая встреча на всю жизнь запомнилась. Пожалуй, один раз в жизни я почувствовал себя победителем».

Казак Николай Иванович

Казак Николай Иванович

В Чехословакии находился в этот момент и житель станка Старая Игарка Николай Иванович Казак: «Остановили  нас  в поле, недалеко от какого-то посёлка. Утром 8 мая просыпаюсь, не пойму, что за стрельба такая! Откуда что взялось? А потом слышу: «Война закончилась. Победа! Победа!» Давай все палить, кто из пистолетов, кто с автоматов. Я из карабина своего стрелял от радости. Неизвестно откуда появилось фортепьяно (скорее всего, привезли из деревни), и все бренькали на нём, кто как мог.  Играли и мастера, конечно. Но почему-то душу в музыке хотелось излить всем, даже тем, кто к клавишам, как и я,  никогда не прикасался».

В столице Чехословакии Праге встретили весть о Победе и Герои Советского Союза игарчане Вениамин Владимирович Вильский и Григорий Афанасьевич Слободенюк.

Массанова Раиса Александровна

Массанова Раиса Александровна

День Победы для медсестры Раисы  Александровны Пуршевой (Массановой)  тоже стал самым дорогим праздником на всю оставшуюся жизнь.  Сколько ни справляли потом этот праздник, такого, как в 45-ом в Берлине,   никогда не было. О том, что война кончилась,   медсёстрам сказал, прибежав, кто-то из солдат. Сразу все высыпали на улицу. Командование приехало. Все обнимались, целовались, подкидывали вверх кого попало. Немцы, жители Берлина, с ними вместе радовались, плакали от счастья. Они несли советским солдатам шнапс, еду, цветы. Одни приглашали к себе, другие – к себе. Улицы Берлина были переполнены народом: тут и вино разливают, тут и закусывают, тут и гармошка заливается, и песни поют, и пляшут…  Три дня гуляли. Для Раисы День Победы стал особым праздником, она встречала его вместе с  будущим мужем- командиром роты капитаном  Григорием Трофимовичем  Массановым. В июле 45-го молодые поженились.  

Чупров Илья Алексеевич

Чупров Илья Алексеевич

В Берлине в это время находился и ещё один игарчанин Илья Алексеевич Чупров. Позднее на вопрос,  как они, победители, относились к мирному населению Берлина, он отвечал: «Нормально относились. Иногда подкармливали их. У нас тогда недостатка в питании не было. Помню, у одной бабки вся семья погибла во время бомбёжки, она осталась одна, так мы ей хлеб давали.  Она искренне удивлялась, что мы оказались обыкновенными, даже добрыми людьми, а не теми зверями, какими нас рисовала немецкая пропаганда».

Вслед за войсками вступил в Берлин и санитарный поезд, где медицинской сестрой служила молоденькая Клавдия Графская. Отгремели последние залпы войны. Подруги предложили Клавдии Григорьевне пойти посмотреть рейхстаг. «Чего я не видела в этом проклятом логове? – тихо ответила она. В её словах было всё: и боль за тех, кто никогда не вернётся на родную землю,  и ненависть к фашистам.

Кусочек ленты от знамени, водружённом над поверженным рейхстагом,  хранил у себя начальник гидрографической базы Юрий Феофанович Федотов: «Мы вошли в дымный рейхстаг, побежали вверх по лестнице. Она и вывела нас на чердак. Взглянули вниз. Вот он поверженный Берлин. В развалинах дымится… А рядом на весеннем ветру полощутся наши красные знамена. Знамёна победителей. Древко одного из них было обвито красной лентой. Вот кусочек такой ленты я и храню», — рассказывал он игарчанам спустя три десятилетия от того памятного дня.

В поверженном  Берлине в параде у Бранденбургских ворот принимал участие и танкист Николай Салтыков. Когда началась война, на фронт в разное время ушло из Игарки двенадцать Салтыковых: родные и двоюродные братья, дяди – почти полный взвод  могло бы составить салтыковское семейное подразделение.  Домой израненными, искалеченными вернулось только пятеро, остальные полегли на полях сражений.

Один из Салтыковых Александр Степанович «Почётный гражданин города Игарки»

Один из Салтыковых Александр Степанович «Почётный гражданин города Игарки»

Сохранившаяся сводка погоды свидетельствует, что в Игарке  9 мая 1945 года до обеда было ясно, а во второй половине дня плотная облачность. Дул порывистый западный – северо-западный ветер, достигая скорости 7 метров в секунду. Осадков не было. Средняя температура за день составила — минус 6,1 градуса, максимальная минус 1,1. Но никакие погодные условия не могли омрачить величайшую благую весть: Победа!

9 мая 1945 года совпало со значимым религиозным праздником – пасхой. «Христос воскрес! Воистину воскрес!» – уже не говорили, как прежде шепотом. Благая весть, когда отчаянные молитвы о сохранении жизни того единственного, либо целого мужского семейного клана, оказавшегося на фронте, возымели результат. Война окончена. Спасены миллионы жизней!

Ровно в 6 часов утра в Игарке начинало работать радио.  Московский диктор  передал текст Акта о капитуляции фашистской Германии  и Указ Президиума Верховного Совета СССР о праздновании Дня Победы.  Радостную весть игарчане встретили с ликованием.

Молоденькие девчонки, телеграфистки узла связи Елена Погожева с подружкой, по дороге на работу в это утро стали стучать всем в окна,  двери: «Люди, вставайте, война кончилась!» Именно эти слова были тогда на устах у всех: не «Победа!», а «Война кончилась!». Потому, что, будучи уверенными в нашей победе, все ждали, когда она кончится, проклятущая эта война.

В 12 часов дня площадь у кинотеатра «Октябрь» заполнилась  прибывающими колоннами трудящихся города.  Председатель исполкома горсовета  Сергей Степанович Назаренко открыл торжественный митинг.  Сам он вернулся с фронта в 1942, получив тяжёлое ранение под Ленинградом.  Собравшихся приветствовали 1 секретарь  горкома партии  Кондрашев,  военком Кутузов, секретарь горкома ВЛКСМ Савельев, депутат Колосов, инженер Мерзлов, школьник   Негодяев. В честь победоносной Красной Армии раздались многократные крики: «Ура! Ура! Ура!» Духовой оркестр исполнил гимн Советского Союза. По окончании митинга колонны прошествовали по улицам города и разошлись по своим предприятиям. Митинг транслировался по городскому радио.   

Назаренко Сергей Степанович

Назаренко Сергей Степанович

Тогда ещё не был обнародован этот документ – уникальная справка, составленная работниками госбанка о средствах, собранных игарчанами за годы войны. Она хранится в краевом архиве новейшей документации. Общая помощь фронту жителей нашего города составила 13 миллионов 240 тысяч 12 рублей.

Игарчане перечисляли средства на строительство танков «Красноярский рабочий» и «Красноярский колхозник», самолётов «Виктор Талалихин», «Учитель», «Боевые подруги», «Советский полярник», «Потребкооперация», «25-ая годовщина ВЛКСМ», подводной лодки «Рыбак Сибири». Почти пятнадцать тысяч тёплых вещей отправили северяне на фронт, послали 2125 посылок,

Весть о Победе вихрем  вместе со счастливым гомоном  ребятишек, радостью и слезами взрослых ворвалась в дом   молоденькой учительницы,  недавней выпускницы  педагогического училища Фаины Григорьевны Тыщенко. Она жила тогда  в Старой Игарке.  Именно к ним, учителям, шло поделиться счастьем всё взрослое население – рыбаки,  колхозники. А потом дружно  отправились в клуб. До поздней ночи не смолкали там музыка, песни.  

В августе на пароходе «Серго Орджоникидзе» прибыли в город первые демобилизованные воины.   «С боевыми наградами возвратились ефрейтор Константин Алексеевич Травин, старшина-бронебойщик Иван Ильич Макаров…», — написал в газете «Большевик Заполярья»  военком Кутузов.  Разумеется, что писавший заметку военком оставил за кадром витавшую рядом горечь и печаль. Некоторые демобилизованные возвратились в госпитальных повязках, имели тяжёлые ранения. Бережно сняли на носилках сержанта Ивана Андреевича Шилохвостова. До войны на лесокомбинате он руководил транспортным отделом.  Состояние у Ивана Андреевича было тяжёлым.

– Его надо сразу в больницу, — заявили товарищи. Жена Апполинария Дмитриевна с двенадцатилетним Колей и дочкой Галей, их родные и близкие запричитали. Необычная встреча и у солдата выдавила скупую горючую слезу.

— Занесите домой, — попросил больной.

Вот что рассказали его однополчане:

— Уже кончилась война. Артиллеристы вели огонь прямой наводкой.  Слева подполз фашист, швырнул гранату. Несколько человек из орудийного расчета убило, а командира батареи сержанта Шилохвостова тяжело ранило в грудь. Три месяца доктора в госпиталях боролись за его жизнь. Но безуспешно.

В эту светлую летнюю ночь на улице Смидовича у Шилохвостовых было многолюдно. Соседи, друзья и товарищи приходили, чтобы постоять вместе, справиться о здоровье вернувшегося с войны солдата. Каждый готов был предложить любые услуги, чтобы помочь горю, облегчить беду. Люди не расходились, стояли рядом у ворот солдатского дома. А в горнице лежал израненный хозяин. Молча смотрел на жену, на детишек, гладил их руки. На коленях у постели больного стояла Апполинария.  Целовала, плакала, подбадривала своего героя, успокаивала, улыбалась и снова плакала…

В дом зашли секретарь горкома партии, председатель горсовета, горвоенком. Вручили отрезы габардина на костюм и драпа на пальто.

— Крепись, мужайся, Иван Андреевич. Побудь денёк дома, а завтра перевезём тебя в больницу. Всё уладится, — утешали.

Через четыре дня умер коммунист Шилохвостов на больничной койке. Прошёл войну, возвратился домой и…

Хоронили его с большими почестями. Лесопильщики на руках несли гроб с телом героя. Впереди процессии на красных бархатных подушках несли ордена и медали сержанта. На траурном митинге говорили взволнованные речи. В тех словах  была клятва трудом крепить то, что было нашим народом завоевано в жестоких боях».

Подростком встречал пароходы и будущий председатель горисполкома, «Почётный гражданин города» Борис Фёдорович Мельков: «Помню радостный год победы. Уже летом в Игарку стали возвращаться фронтовики старших возрастов. У игарчан был хороший обычай встречать каждый пассажирский пароход. И всегда пристань была забита встречающими. Конечно, прибегали на берег и мы, мальчишки. В эти дни мы и не уходили далеко от дебаркадера. Радостно встречали всех прибывших солдат, но многие ждали только своих отцов, ждали и встречали, хотя знали, что дома уже давно лежит похоронка, но надеялись. И кто-то дождался, а кто-то и нет»…

По статистической информации краевого военного комиссариата на 25 ноября 1945 в Игарку прибыло и встало на военный учёт   142 демобилизованных воина, из них шестеро  женщины.

Когда раненый в Польше солдат Виктор Астафьев пересёк границу и услышал за окном поезда русскую речь, он плакал. Плакали и более умудрённые опытом  и годами воины.  Спустя годы писатель  Астафьев сказал: «Для меня, бывшего окопного солдата, День Победы — самый печальный и горький день в году. Уже за несколько дней до праздника мне тревожно, я не могу найти себе места, мне хочется попросить у кого-то прощенья, покаяться перед теми, кто уже сгнил на бескрайних полях России и в чужом зарубежье, молиться Богу, если Он есть, чтоб никогда это больше не повторилось…»

Вот и мне бы хотелось, чтобы этот День навечно запомнили.

На фото: Дресвянский Анатолий Данилович и Федотов Юрий Феофанович в президиуме городского торжественного собрания в честь Победы, фото Владислава Силинского.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *