Никто не забыт?



После известного в Игарке Большого пожара 1962 года мы жили в старом городе на улице Малого театра, в доме № 5. Наши соседями в другом подъезде была семья Булюбаш – Прасковья Сергеевна  и две её дочери – Римма и  Валентина,  девушки, лет на пять – семь старше нас.  Прасковья Сергеевна была уже  пожилой женщиной, одна, без мужа. Работала она заведующей производством в столовой, директором ресторана, а перед пенсией – инструктором-кулинаром – готовила для города новые кадры общественного питания. На вид она была женщиной суровой, молчаливой, но мы, соседские ребятишки, знали о её добром нраве.

Никто не забыт?

Знакомы мы были и со старшими детьми нашей соседки: Эстеллой, Тамарой и Вениамином, они часто навещали мать.  У них уже были свои семьи. Особенно нам нравилась Тамара  Сивова – красавица, с чудным голосом, не хуже, чем у  знаменитой Людмилы Зыкиной. На её сольных выступлениях  в Доме культуры лесокомбината недалеко от нашего дома мы восторженно  хлопали в ладоши, восхищаясь певицей -нашей соседкой. Вот такая многодетная семья.

Только сейчас, спустя более полувека я узнала о трагической судьбе их отца – Анатолия Филипповича.  Написала мне Светлана Полюхова – дочь Тамары Анатольевны Сивовой.  Оказалась, что глава семьи  Анатолий Филиппович Булюбаш тоже принимал участие в Великой Отечественной войне. Зная, что в городе Игарке на новый мемориал заносят имена не только тех, кто погиб на фронте, но и вернувшихся живыми бойцов,  они обратились в администрацию города с просьбой внести на мемориал и фамилию своего родственника. Но им отказали.

Никто не забыт?Анатолий Булюбаш родился 14 февраля 1914 года. Об Игарке узнал случайно, приехал на очередную Карскую- так назывались тогда лесоэкспортные навигации. Здесь они познакомились  и поженились с Прасковьей в 1934 году, через год родилась дочь Эстелла. Молодые тогда жили на Выделенном,  приёмном пункте узла связи за пионерским лагерем «Мечта». Анатолий  уже приобрел профессию радиотехника, стал коммунистом. Перед самой войной в 1940-1941  годах налаживал связь по Енисею, затем  военкоматом был откомандирован для мобилизации староверов и отправки их на фронт.  А вскоре и сам был призван Игарским военным комиссариатом. По прибытии на фронт под  Смоленском,  учитывая, что молодой боец – коммунист, определили его в разведку. По-разному складываются  солдатские судьбы  – кто-то за всю войну ни одной царапины не имел, но только не разведчики: они  рисковали в каждый свой переход за линию фронта получить  серьёзное ранение, либо остаться по ту сторону окоп навечно.

В одной из  разведывательных   операций так и случилось. Группа разведчиков натолкнулась на хорошо вооружённую засаду немцев, из восемнадцати красноармейцев в живых остались лишь двое. Анатолий Филиппович  спас товарища, у которого оказались оторванными обе ступни, волоком дотащил его до своих. Но сам  был  тяжело ранен, контужен, ему было ампутированы ухо и половина ступни.

Став инвалидом войны, некоторое время  комиссованный воин с семьёй жил в Ужуре, здесь и встретили Победу. Но в том же году глава семейства получил повышение по службе, и вновь все двинулись на Север.  А.Ф.Булюбаш назначили заместителем начальника почты в Игарке. В то время почтовое отделение в городе находилось на той же улице Малого Театра, только в квартале между Кирова и Сталина, так тогда именовалась улица Таймырская. Недолго проработал Анатолий Филиппович, сказались ранения, и 9 марта 1946 года он обрёл своё вечное пристанище на Литовском кладбище.

Вдова осталась с пятью малолетними детьми на руках: Римме едва исполнилось два года, а Валюшке не было ещё и месяца…

Никто не забыт?

В 2010 году в Игарке открыли новый мемориал – дело похвальное,  и мысли были правильные – увековечить для грядущих поколений имена всех игарчан, принимавших участие в Великой Отечественной войне. Сделать всё на века.  И, надо прямо сказать, сделан мемориал неплохо, много новых фамилий, достойный вид у плит с именами. В центре —  памятник – фигура воина. В последний  мой приезд  в родной город почти перед открытием мемориала я сфотографировала готовые плиты. К сожалению, я не увидела там многие фамилии тех, кто вместе с моим отцом – председателем городского Совета ветеранов Анатолием Даниловичем Дресвянским занимался  установлением фамилий погибших игарчан на первом мемориале в Комсомольском парке.  Представляю, как трудно было заниматься поисковой работой в средине 60-х годов.  Теперь времена иные, можно через интернет установить подробности судьбы большинства воинов. Большинства, потому что не на всех документы сохранились и в центральном воинском архиве.  Вот и в  Игарке ссылаются на пожар 1962 года, но, насколько мне известно, военкомат  тогда не горел. В 2009 году, когда я  ещё  работала в  представительстве администрации района,  предложила главе города свою помощь в уточнении фамилий воинов. С.А.Азаров отказался, сказал, у них все списки есть, справимся…

Выйдя на пенсию,  и  я взялась за дело. В  «Книге памяти» на моем сайте «Авторский блог Валентины Гапеенко» сегодня в результате  многолетних поисков почти восемь тысяч фамилий.   Конечно, не все они – игарчане, есть жители Туруханского района, Ямало-ненецкого автономного округа – их всех призывал Игарский военкомат. Но большая часть моего списка, —  те, кто уходил на фронт из города, приумножал его славу, сняв фронтовые гимнастёрки, их помнили люди моего поколения.  Основная часть биографий солдат моей «Книги памяти» взяты из интернета, книг памяти, очерков в городской газете, из сохранившихся списков отца, писем детей участников войны. Обращаются  ко мне люди с просьбой помочь им установить истину, попросить администрацию города – добиться, чтобы  имена и их родственников были занесены на городской мемориал. Пишут из разных мест.

В связи с этим, думаю, я имею право  сказать, что нельзя отгораживаться от этих просьб.  Давно пора в городе создать комиссию из работников администрации, депутатов,  представителей общественности, которая бы рассматривала заявления граждан и принимала решения о внесении фамилий на мемориал.  Однажды дополнительная плита с именами появилась, но, к сожалению, даже она не была заполнена полностью.  И система пока не отлажена, а, значит, есть и недовольные граждане. Ссылки на отсутствие денег в бюджете не могут служить причиной отказа. Источники следует искать и в бюджете, и путём привлечения спонсорских средств. Если мы к каждой годовщине Победы будет добавлять хотя бы по сто фамилий (столько примерно размещается на одном блоке),  или даже по тридцать, что можно расположить на одной плите, то нам будут благодарны и сами герои, и их потомки. Готова во всём помогать.

А ситуация такова.  У меня есть, как минимум, данные ещё на сто шестьдесят убитых,  свыше сотни пропавших без вести  и почти четыре десятка умерших от ран. Все они ушли на фронт из Игарского военкомата. Значит, почти триста фамилий должны быть рассмотрены и внесены дополнительно на мемориал.  Данные о них в любое время можно найти у меня на сайте, собираюсь в самое ближайшее время  выслать на  имя главы  полный список предложений.

Особенно меня волнует непризнание в официальном порядке фамилии Ивана Павловича Гореликова, Героя Советского Союза, знаменитого снайпера, уничтожившего из своей винтовки 338 фашистов. У меня есть документальные подтверждения того, что он работал в речном порту, заметки о нём печатались в городской газете. Накануне войны он был в командировке в Подтёсово на ремонте игарских судов. Оттуда и направился на фронт, но вернулся  израненным к семье  снова в Игарку.

Умерший в Игарке Анатолий Булюбаш был не первым, и не единственным, кто упокоился на городском кладбище уже в мирное время. Игарчанам моего возраста хорошо известна, к примеру,  семья Шилохвостовых.  Воевал не только Александр Иванович Шилохвостов, работник лесокомбината, ушедший на фронт 18-летним юношей. Воевал и его отец, Иван Андреевич, рамщик — стахановец, мастер смены лесозавода № 2. Он ушёл на фронт летом 1942 года, а вернулся израненным в августе 1945 с первой группой демобилизованных игарцев. Товарищи на носилках вынесли его с парохода, а через несколько дней фронтовик скончался и был похоронен с почестями. На мемориале нет ни одной фамилии Шилохвостовых. Почему?

Или вот ещё судьба моего родственника Ильи  Павловича Светлова.  Он жил в Игарке с 1936 года, работал плотником в Севенстрое, возводил дома. На фронт ушёл с первым призывом – в июле 1941-го. Вернулся  в Игарку  в июне 1944 инвалидом. После контузии стал глухонемым.  Но без работы не сидел ни дня – снова стал плотником, потом столяром в авиагруппе. Был награжден орденом Славы 3 степени и медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Тоже прожил недолго, но трое его детей стали уважаемыми в городе людьми. Разве это справедливо, что не остался его след в истории города?

Нет на мемориале  фамилий «Почётных граждан города Игарки», фронтовиков Василия Семёновича Окладникова и Виктора Петровича Астафьева. Нет фамилий похороненных в Игарке награждённых двумя орденами Славы 3-ьей и  2-ой степеней  Александра Ивановича Гололобова, Александра Тимофеевича Алдаева  и Ивана Александровича Кротова.  Повторюсь, что люди моего поколения их знали не только как героев войны, но и передовиков производства.  Нет фамилии известного краеведа, много сделавшего для установления достоверной истории города и тоже помогавшего моему отцу в первоначальном установлении имён погибших – Павла Алексеевича Евдокимова.  Почему?

Вместе с моим отцом на складе сырья работали мастерами Пётр Дмитриевич Салтанов, Дмитрий Иванович Дудченко.  Я могу назвать ещё много имён.

Повторюсь, что правильное направление избрано в том, чтобы заносить на мемориал фамилии всех участников войны, в том числе и вернувшихся живыми. Но занесено всего около трёх десятков умерших в Игарке ветеранов войны.  Не хочу никого обидеть и уменьшить вклад в победу, но увековечены имена  тех, кто на фронте был один месяц, участвуя в войне с Японией,  и не отмечены другие  игарчане, например: Степан Ефимович  Артёмчик,  Александр  Егорович Жилинский,  Иван Андреевич Орлов, Иван Иванович Абрамчук, Михаил Алексеевич Андросов, Николай Константинович Аносов,  Абтурхак Резванович Гайфуллин, Василий Ильич Заварухин,  Николай Никифорович Зеленов,  Клавдия Григорьевна Графская, Яков Иванович Дрот, Сергей Клавдиевич Фрутецкий. Это  данные только по нескольким буквам алфавита. Я насчитала, как минимум, ещё восемьдесят фамилий только тех, кто  совсем недавно жил в Игарке, умер там и похоронен. Полагаю, что каждую из кандидатур  можно  комиссионно рассмотреть и  принять окончательное решение.  Также нельзя  оставлять без внимания ни одного заявления  родственников, обращающихся напрямую в городской Совет и администрацию города. Справедливость должна быть во всём,  а перед мёртвыми – в особенности.

На новом мемориале много фамилий с ошибками, по крайней мере, я нахожу их порядка восьмидесяти: Сильтенко вместо Смильтенко, Алекнович вместо Алихнович, Артемьеф вместо Артемьев, Закомолкин вместо Закомолдин и так далее.  Некоторые воины занесены дважды: Юсуп  Ахундянов как Ахундянов Ю. и Хундяков Ю; Анатолий Ефимович Братчиков как Братченков А.Е. и Пратчиков А.Е.; Василий Николаевич Варыгин как Варыгин В.Н. и Ворыгин В.И.; Павел Иванович Вахрушев как Вахрушев П.И. и Бахрушев П.И. и так далее.  Не буду утомлять приведением полного списка. Произошло это не потому, что были составлены неграмотно списки, а потому, что без отсутствия полных данных возникли эти шероховатости. Значит, надо ещё раз пересмотреть все списки и внести правильные фамилии. Данные у меня есть.

На плиты в Игарке  занесено  сто девяносто жителей Туруханского района, ведь наш военкомат обслуживал тогда обширнейшую территорию района, а не только город. Но если с жителями района ничего не поделаешь, то там, где допущены ошибки, ситуацию надо исправлять и вносить правильные фамилии. Ведь пошли же уже по этому пути, вписав правильно фамилии игарчан Белешева и Козлова на дополнительную плиту. А надо было бы  всех, занесённых с искажением персональных данных.

Никто не забыт?За несколько дней до  своей смерти,  мой отец позвонил в военкомат и попросил приехать и забрать переплетённые мамой тома документов по погибшим игарчанам. Бывший в лихие девяностые военком, чья фамилия уже забылась, грубо ответил: дескать, кому теперь это нужно. Перестройка, смена общественного строя. Отец заплакал, велел маме ничего никому не отдавать. Пришло время очередного юбилея Победы,  и в дверь позвонили сотрудники Игарского музея. Мама впервые ослушалась отца – документы в музей отдала.

Ситуация может повториться: грядёт 75-летие со Дня Победы.  Старше наших родителей-ветеранов становимся мы – свидетели их жизней, отданных  Отечеству. Поэтому мы и вправе сегодня поставить этот вопрос: Никто не забыт?

 Фото с сайта «Одноклассники» из группы «Мы из Игарки»



Читайте также:

5 комментариев

  • Валентина Анатольевна администрация даже перенесла день основания города на сентябрь.Это первое.Второе нет для них героев войны.Есть только репрессированые.Вот они и чтут бандеровцев лесных братьев айсаргов.0НИ МОРОЗЯТ НОГИ НА ПЛОЩАДИ У МУЗЕЯ МЕРЗЛОТЫ В ПАМЯТЬ О ПРЕДАТЕЛЯХ И ПИШУТ О НИХ СТАТЬИ.

    • Виктор Никитич! Ну зачем Вы так?! Праздновать День города не обязательно день в день со дня высадки первого десанта строителей, тем более, это было 13-го числа. Можно и в августе, и в сентябре. И про участников войны, мне сказали, что есть комиссия, рассматривают заявления граждан о включении фамилий на мемориал. Мои замечания приняли к рассмотрению. Евгений Владимирович Никитин — глава города написал мне, что весь своевременная информация для них. Будем надеяться, что если в этом году не успеют изготовить дополнительные плиты, то на следующий год они обязательно появятся. Я в них верю.

  • Валентина Анатольевна а я как и большинство горожан не верим не администрации не голове.Звонил в редакцию нет в газете ВАШЕЙ статьи за то есть опять статья Марии Вячеславовны об очередном репрессированом.Ине верю я в не виновность так называемых репрессированых.

  • Никто не забыт и не что не забыто. Очень рад что вы подняли эту тему. Конечно много ветеранов забыто.А СКОЛЬКО ИХ НЕ ВЫПЯЧИВАЛОСЬ. Асколько в магазинах трясли ветеранскими корочками.И какое отношение имеют к победе репрессированые. Эти так называемые враги народа.Хотели сладко есть и крепко спать.Сколько женщин не ресторанах а на бирже доски волохали и неводы таскали на Енисее.Так давйте уж првду о всех ветеранах.Я знал очень многих не выпячивавших свои заслуги а строивших город.А вспомним СТОЛЯРОВА ОКЛАДНИКОВА АРТЁМЧИК да и много других кто вкалывал на производстве грузил миллионы кубов леса.Кто видел награды моей мамы и её сестры.Тётя ДУСЯ ГЕЛЮХ ДОСКИ ВОЛОХАЛА НА БИРЖЕ ПОДНИМАЛА ДЕТЕЙ.Давайте уж если првду то правду.

  • Да Валентина Анатольевна вы страшно правы.Молчат и будут молчать редакторы и прочие писаки. Им либерастические пасквили Солженицина и прочих антисоветчиков более по душе.Народ устал от вранья и фашистской пропаганды ВГТРК.Уже враки называют фейками забывают русское слово враки ложь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *