Кладовая финансов в Ермаково



В фонде документов Ермаково-Игарского отделения Госбанка СССР хранится лишь восемь тоненьких папочек: годовые отчеты и поквартальные информации, личные дела сотрудников. 4 октября 1949 года начало свою работу отделение. Временно оно располагалось в утепленной палатке, а через неделю банковским работникам было предоставлено и рубленное помещение в половине деревянного дома. Об этом в первом своем отчете сообщал в краевую контору Госбанка управляющий Ермаковским отделением по фамилии Капустин.

Первыми клиентами банка стали: отдел интендантского снабжения, торговый отдел управления строительства, совхоз «Полой», Курейский совхоз Норильского комбината, уполномоченный подсобного хозяйства Игарского лесозавода, Енисейская экспедиция Желдорпроекта, Игарское отделение Промбанка и, конечно же, управление исправительно-трудовых лагерей строительства № 503. Кроме этого сразу же открыли счета в банке и почти две сотни вкладчиков. В Ермаково тогда не было не только сберегательной кассы, но и почты. Госбанк взял на себя функции по переводу денег «вглубь страны оставленным семьям», как писалось в отчете.

Уже с первых дней число клиентов и объемы вкладов росли в геометрической прогрессии. Добавились организации управления Мостостроя, близлежащие к Ермаково отделения колхозов и сельских Советов, школа, больница. Вся нагрузка в работе легла на плечи самого управляющего, главного бухгалтера Акулова и старшего бухгалтера Колокольцева.

С появлением банковской структуры в поселке закончился «беспредел», чинимый управлением строительства дорогой, собиравшим ранее в свою кассу всю торговую выручку и бесконтрольно ее расходовавший. Управу на начальника финансового отдела управления строительства с оригинальной фамилией Бархатный первоначально приходилось искать и в правлениях Промышленного и Государственного Банков СССР в Москве. Появилась инкассационная служба, стали регулярно гаситься выданные государством кредиты, упорядочились взаиморасчеты между организациями.

Все три сотрудники банка первоначально жили в утепленных палатках, где было очень холодно в начинающиеся зимние ночи. При минус 30-35 градусах снаружи, при интенсивной топке печей в палатке удавалось сохранить температуру всего в минус два – минус три градуса. Однако, Капустин не роптал, докладывая краевому начальству, что банковские работники «по сравнению с другими живут в лучших условиях», имея каждый по отдельной комнате, в то время как работники других организаций жили «с семьями в общежитиях – таких же утепленных палатках, где большая скученность и прочие прелести». Заканчивая свой отчет за первые девятнадцать рабочих дней, новоиспеченный управляющий писал, что вне зависимости от условий, работники добьются хороших показателей.

Мало помалу из документов узнаем, что в отделении появляется кассир, объемы её работы увеличиваются с каждым днем. Касса располагается в общей комнате в отгороженной кабине с окошечками для клиентов и внутренним — для документов. Из-за отсутствия сейфов металлические ящики замыкаются на несколько замков, ключи от них хранятся по одному у каждого из «банкиров» — так обеспечивается сохранность денег и невозможность доступа к ним кем-то из них втайне от остальных. Появляются и охранники из комендантского взвода управления – вначале двое с режимом работы по 12 часов, затем их количество увеличивается, а срок смены сокращается до 8 часов. Дежурный вахтер вооружен револьвером системы «Наган». Вводится пропускная система входа в банк.

Через год устанавливают шесть несгораемых сейфов. С 4 января 1951 года запускается паровое отопление, начинается строительство капитальной фондовой кладовой в железобетонном исполнении. Теперь прохождение кассовых документов организовано через специальное окно, идущее из оперативного зала в кассовое помещение, куда по специальному желобу документы опускаются прямо на стол кассиру.

Не решаемым только остается вопрос увеличения штатов кассиров. Хотя, на предыдущей работе в краевой конторе Госбанка Анна Ким и сдала все зачеты по техминимуму, но рутинная ежедневная работа не оставляет ей ни минуты свободного времени. Принятые вечером от инкассаторов сумки с выручкой, запираются в сейф, и пересчет их производится кассиром под присмотром старшего бухгалтера лишь на следующий день. Строительство кладовой задерживается: внесенные в проект изменения касаются увеличения толщины стен. Анну Ким награждают значком «Отличник Госбанка», но дополнительно штатов не дают – и эта тема становится основной во всех квартальных информациях, ведь среднедневное поступление средств в банк возросло со 180 тысяч до 270 тысяч рублей. Как пишет управляющий: «В отдельные дни поступления в кассу составляют громадные суммы, в частности 31 марта поступила 861 тысяча рублей. Спрашивается, может ли кассир при такой нагрузке справиться с таким оборотом кассы?»

Не обходится и без курьезов. Курейское отделение совхоза сдало выручку в размере 114 тысяч рублей преимущественно одно- и трехрублевыми купюрами. Или другой факт: ощущается нехватка разменной мелочи – «никеля» и «бронзы». Часть монет оседает в копилках у детей, повально увлекающихся новой забавой – коллекционированием. А взрослое «население, настолько избаловано большими окладами, что отказывается от получения сдачи в магазинах и не обращает внимания на обращение размена», за который так ратуют добросовестные финансисты.

Мы так и не узнали из документов полного имени и отчества первого управляющего банком Капустина, и что послужило причиной оставления им должности – бытовые неурядицы, повышение по службе, либо увольнение за иные действия. Со второго квартала 1952 года отчеты подписывает новый руководитель А.Плющев. И из первого же документа мы, наконец, узнаем, что загруженного сверх меры работой кассира зовут Анна Георгиевна Ким. В архиве Енисейска сохранилось еще несколько личных дел работников — старшего бухгалтера Екатерины Михайловны Лихачевой, инкассаторов Анатолия Петровича Зырянова, Александра Андреевича Филатова и Лина (так в его анкете) Андреевича Павленко. Зырянов им Павленко принимали участие в Великой Отечественной войне. А уроженка села Зотино Екатерина Лихачева была членом ВЛКСМ, а затем и кандидатом в члены КПСС. Ее старшая сестра Мария, 1927 года рождения, была в тот момент первым секретарем Туруханского райкома комсомола. А младшая сестра Надежды — секретарем прокуратуры, располагавшейся тут же в Ермаково.

В июле 1952 на теплоходе «Стали» в Ермаковское отделение госбанка должны были привезти партию денег. Ввиду секретности и серьезности операции, управляющий А.Плющев обращаясь к начальнику штаба охраны Северного управления, старшему лейтенанту Станкевичу, просил выделить трех вооруженных стрелков для охраны ценностей и дать необходимые распоряжения командиру комендантского взвода об усилении наблюдения за зданием банка и местом погрузочно-разгрузочных работ. Сумма доставляемых денег не указано, но длительность операции по разгрузке в течение трех часов с момента прибытия теплохода на пристань Ермаково, может свидетельствовать о том, что количество их было значительным.

До закрытия стройки оставался еще год, и строящаяся «железная дорога» только позднее станет называться «Мертвой»…



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *