Вера Пашенная и театр ее имени



Совсем недавно мне позвонил знакомый из Игарки:

— Раз уж тебе удалось найти «следы» пребывания Ростроповича в нашем городе, есть ли что-нибудь в твоих архивах о Вере Николаевне Пашенной и созданном ею театре?

— Конечно, есть, мне даже удалось видеть ее в спектаклях, — отвечая, я смеюсь в трубку и добавляю, – не потому конечно, что я такая древняя, но в моей юности, ты же помнишь, по местному телевидению не раз транслировались спектакли московского Малого Театра с ее участием. Прямого спутникового вещания по всей стране тогда не было. Ввиду ограниченного количества телевизионных спектаклей в фильмотеке Игарской студии «Вассу Железнову», «Грозу» и «Волки и овцы» с ее участием не раз транслировали по местному каналу. Правда, в «Грозе» она уже исполняла не главную роль героини Екатерины, а Марфы Игнатьевны Кабановой – «Кабанихи». Была уже не в том возрасте, какой ее впервые увидели игарцы…

Кроме того, после известного пожара 1962 года наша семья жила на улице Малого Театра, в доме номер пять, стоявшем на пересечении с улицей Большого Театра. И это послужило для меня стимулом узнать о Вере Пашенной и ее благородном поступке более подробно.

Все, что есть о моем архиве о ней самой, той самой поездке артистов Малого Театра в Заполярье и основанном ею драматическом театре – это как бы три направления моих многолетних поисков: ксерокопии старых газет и журналов, фотографий, ее биографических книг.

Будущая народная артистка СССР Вера Пашенная родилась в Москве в семье знаменитого актера Николая Рощина-Инсарова 7 (19) сентября 1887 года.

В одной из первых своих автобиографических заметок она писала: «Личная моя жизнь полна театром и его интересами. И отец, и мать, и сестра, и мой первый муж, ныне покойный артист Полонский (более известный по кино), и моя дочь, и мой второй муж, заслуженный артист Художественного театра В.Ф.Грибунин, — все это вокруг меня жило и живет интересами театрального искусства, сценой и судьбами театра».

Рощин-Инсаров – творческий псевдоним ее отца — Николая Пашенного, дворянина, гусара, бросившего военную службу, покинувшего родительский дом и отдавшего себя служению театру, поэтому и сменившего свою подлинную фамилию. Согласитесь, довольно мужественный поступок, ведь профессия актера в дворянской семье считалась позором.

Редко кого так любили в русском театре, как Рощина- Инсарова. Играть рядом с ним на сцене было сплошное удовольствие, вспоминали его коллеги по театру Корша в Москве, где он, перейдя с любительской сцены, сразу стал классическим амплуа героя-любовника. В момент рождения в семье младшей дочери Веры Рощин-Инсаров блистал в роли Чацкого в спектакле «Горе от ума» А.С.Грибоедова.

О матери актрисы сохранилось очень мало сведений. Я даже не нашла нигде ее полного имени и отчества. Известно лишь, что совсем молоденькой девушкой, оставшись без средств к существованию, вместе со старушкой-матерью она давала уроки, перебиваясь, как тогда говорили, «с хлеба на квас». Девушка тоже страстно любила театр, у нее было актерское дарование, на любительской сцене она и встретилась с Рощиным-Инсаровым. Они поженились, но после рождения старшей дочери Екатерины, мать оставила сцену. Отец кочевал из города в город, посылая семье буквально гроши на содержание дочерей. Когда юной Вере исполнилось двенадцать лет, отец был убит в Киеве художником-декоратором Маловым, приревновавшим к нему свою жену, артистку Пасхалову. Все эти сведения из изданной в 1946 году издательством «Искусство»   автором С.Дурылиным небольшой брошюры о творческом пути актрисы.

Вернемся вновь к автобиографическим заметкам В.Н.Пашенной, процитированным мной выше.

В них не сказано ни слова о ее старшей сестре Екатерине. В 1926 году, когда они писались, опасно было упоминать о родственниках, эмигрировавших после Революции из России. Старшая сестра Веры Николаевны Екатерина, еще четырнадцати лет от роду, уехала к отцу в провинцию, стала с юных лет выступать с ним на сцене, получив свою известность под театральным именем отца – Рощина-Инсарова. Она играла на сцене Малого Театра, в Санкт-петербургских Суворинском, Незлобина и Александрийском театрах, но в 1919 эмигрировала за границу. Екатерина пережила свою младшую сестру, скончалась в 1970 году, похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа во Франции.

В отличие от старшей сестры Вера не мечтала о сцене, собираясь после гимназии поступать на медицинские курсы. Вращаясь в актерской среде, она имела возможность наблюдать не только их творческие радости и успехи, но и голодную богемную жизнь. Пашенная не любила такую жизнь, и ей казалось, она не любила театр. Все решил случай. Поступить на медицинские курсы можно было лишь достигнув 18 лет, а выпускнице гимназии едва исполнилось 16.

И вот как она рассказывала об этом сама: «Живя в Москве, я даже не знала, что при Малом театре существует Театральное училище, да и в Малом театре я ни разу не была. Однажды я ехала на конке по Неглинному и увидала надпись: «Театральное училище». Мне казалось, что это решило мою судьбу. 27 августа 1904 года я держала экзамен».

Она сразу же была зачислена по результатам экзаменов в училище в класс А.П.Ленского. За учебу необходимо было платить. Мать, не препятствовавшая в поступлении, продала кое-какие вещи, заплатила 50 рублей за первое полугодие, сшила для дочери форменное синее платье, сказав, что эта ее помощь будет от нее последней.

Сцена училища стала первыми подмостками для юного дарования, талант ее проявился сразу, педагог практиковал выступления студентов в рабочих коллективах. Вера исполняла в них главную роль Ларисы в «Бесприданнице», княгини в следующей студенческой постановке — спектакле «Чародейка» Шпажинского.

Вера Пашенная

А с 1 сентября 1907 года Пашенная была принята в труппу главного драматического театра страны – Малого, художественным руководителем которого тогда же стал ее педагог Ленский. И здесь ее дебютной ролью вновь стала Лариса из «Бесприданницы».

Быстро добившись признания у зрителей,   Вера Пашенная уже в двадцатилетнем возрасте становится в театре актрисой на ведущих ролях, заменив знаменитую Марию Ермолову в роли Катерины («Гроза») и Марии Стюарт. Каждая работа актрисы воспринималась театральными критиками как творческий успех, от роли к роли исполнение оценивалось как совершенное…

Перелистаем страницы биографии актрисы, остановившись на 1936 году. К этому моменту она совмещает работу на театральной сцене, где блистает в драматических и комедийных ролях, с преподавательской деятельностью. С 1918 года Вера Николаевна — педагог театральной школы при Малом театре, знаменитого и сегодня Высшего театрального училища имени М.С.Щепкина. Уже тогда В.Н.Пашенная в училище заслужила звание профессора и возглавляла кафедру мастерства актера.

В кипучей общественной деятельности Пашенной, чей возраст приближался к пятидесятилетию, занимают поездки с артистами Малого театра на периферию. И самой знаменитой и плодотворной становится поездка по Енисею летом 1936 года, организованная не только по ее почину, но при непосредственном ее участии.

Прежде чем перейти непосредственно к поездке должна напомнить, что в средине 30-х годов наша страна представляла собой гигантскую строительную площадку. Открытие метрополитена в Москве, и обустройство канала, соединяющего две реки – Волгу и Москву. Новая только что принятая Конституция страны, и выход на экраны популярных и поныне кинокомедий Григория Александрова с участием Любови Орловой. Подхваченная всеми песня из фильма «Широка страна моя родная», творческий созидательный энтузиазм, охвативший всю страну – все это штрихи от эпохи тридцатых прошлого века.

Широко обсуждаемыми в стране были и события в нашем крае — освоение Арктики, и строительство вслед за Игаркой еще одного города на вечной мерзлоте – флагмана цветной металлургии Норильска. Главное управление Северного Морского пути – ГУСМП – летом 1936 года организовало целый караван из сорока речных судов с баржами во главе с самым мощным на тот момент пароходом на Енисее, носившим название «Красноярский рабочий». Капитаном на нем был известный на Енисее судоводитель Михаил Елиферьевич Лиханский. Караван должен был спуститься от Красноярска вниз по Енисею с грузами, предназначенными для строительства Норильского комбината, возводимого среди суровых просторов ледяной тундры. Для сопровождения Пясинской операции краевая газета «Красноярский рабочий» направила своего начинающего корреспондента, впоследствии известного писателя Георгия Ивановича Кублицкого. Благодаря его участию в памятном Пясинсмком рейсе и оставленным воспоминаниям стали известными и подробности поездки в Игарку артистов Малого Театра.

«Плыли на теплоходе, — расскажет  позднее сама Вера Николаевна, — по маршруту: Красноярск- Предивное – Енисейск – Туруханск – Игарка – Усть-Порт – Дудинка – остров Диксон. Все места, где за исключением Енисейска и Красноярска никогда не играла ни одна профессиональная труппа».

А Г.И.Кублицкий уточнит: «В путь из Красноярска отправились, 20 июля 1936 года. 22 артиста во главе с Пашенной и заслуженным артистом Н.Ф.Костромским прибыли на судно перед отходом». Кублицкому поручили рассказать актерам об Енисее, но, как назло, на реке было пустынно, в первый день пути им повстречался лишь один пассажирский теплоход.

— Дикая река, — говорила Вера Николаевна, кутаясь на мостике в пуховый платок. – Дикая и прекрасная! Совсем не похожая на Волгу. Там кипение жизни, города, села, церквушки на каждом пригорке. И песни. А что у вас в Сибири на реках не поют?

Начинающий писатель обижался за сибиряков, и Енисей, но не спорил.

В один из дней пути прямо на барже непосредственно для речников артисты показали комедию А.Н.Островского «На бойком месте». На железной барже наладили помост, повесили вокруг брезенты. Свободных от вахты привозили со всего каравана. Вера Николаевна играла Евгению, хозяйку постоялого двора. По пьесе, красивая тридцатилетняя жена хозяина постоялого двора преклонных лет Бессудного все время вмешивается в действия главных героев, лихо закручивая сюжет, сплетничая и оговаривая главную героиню.

— Вот змея! Ну, змея! – крикнул вдруг во время действия кто-то из зрителей, пишет Григорий Кублицкий. Крикнул от всего сердца, забыв, что это игра…

Вошли в Самоедскую протоку. «У причалов стояли морские корабли, — пишет Г.И.Кублицкий. – «Красноярский рабочий» — краса и гордость енисейского флота, казался рядом с ними до обидного маленьким. На высоком берегу поднималась деревянная башня, похожая на каланчу. От земли до крыши во все ее четыре этажа была нарисована карта низовьев Енисея. Под крышей голубело Карское море. Артистов встречали торжественно, с оркестром».

Первый секретарь Игарского горкома ВКП (б), она же и руководитель политотдела ГУСМП в Игарке Валентина Петровна Остроумова в предыдущем 1935 году побывала с делегацией заполярного города в Москве, в Кремле, на встрече с председателем правительства М.И.Калининым. Вели речь и о «шефстве деятелей культуры» над Севером. За месяц до поездки руководство ГУСМП «подсуетилось» и организовало в мае 1935 года культурно-просветительный рейс для обслуживания населения Дальнего Севера и Арктики.

«При подготовке рейса, — как писалось потом в журнале «Советская Арктика» в корреспонденции Я.И.Кальницкого «Первый Заполярный театр», № !2, за 1935 год, — пришлось преодолеть целый ряд трудностей: новизна мероприятия, отсутствие подходящего людского состава, вопросы репертуара, оформления».

И все-таки первая поездка артистов в Заполярье состоялась. Из Москвы выехали 2 мая 1935 года. Маршрут поездки: Красноярск — Игарка – остров Диксон. Состав артистической группы – четырнадцать человек, больше не мог вместить самолет. Труппе, руководили которой артисты М.Гладков и В.Карелин, руководством политуправления ГУСМП была поставлена непомерная, на мой взгляд, задача. Кроме постановки семи пьес, репертуар был перечислен в журнальной заметке, группа подготовила концертные программы с художественным чтением, музыкальными, вокальными и танцевальными номерами. Основной костяк труппы Первого Заполярного театра составляли артисты Государственного нового театра. Какой Московский театр носил это название тогда, установить мне не удалось. Но, видимо, главный вывод, который сделало политуправление ГУСМ из первой поездки москвичей за Полярный круг, хотя об этом и не принято было писать в журнале, состоял в том, что поездки должны готовиться из костяка одной, сыгранной вместе труппы, спектаклей должно быть меньше, а возглавлять группу должен более значимый артист.

Для справки: Михаил Николаевич Гладков был в то время актером Студии Малого театра, в средине 1940-х годов отбывал срок в Норильске, был режиссером самодеятельной труппы лагеря. Режиссером Малого театра он станет с 1 июня 1957, это в его постановке «Грозы» А.Н.Островского Народная артистка СССР Вера Пашенная будет с 1961 года исполнять свою последнюю сценическую роль Кабанихи. К слову, Народной артисткой СССР Вера Николаевна Пашенная станет в 1937. Но мы забегаем вперед…

Хронологически следуя свершившимся уже событиям должна сказать, что приезд труппы Пашенной в Игарку был даже и не вторым.

Известный краевед Леопольд Антонович Барановский еще в 1968 году писал в газете «Коммунист Заполярья» «У улиц своя история» о том, что накануне приезда артистов Малого Театра в Игарке 12 июля 1936 побывали и артисты Большого Театра, выдающиеся деятели искусства Моисеева, Волков, Швец, Ситников, Кондрашова, Габович, Селиванов им другие.

Поиск в интернете выдал мне информацию лишь об одном участнике событий — солисте Большого театра, Народном артисте РСФСР (1951), педагоге и хореографе Михаиле Марковиче Габовиче. Именно он мог быть тогда в Игарке, так как состоял в труппе Большого Театра с 1924 по 1952 годы. Театральными критиками отмечалось талантливое исполнение солистом роли Владимира в балете «Кавказский пленник» в 1938 году: именно в этой постановке Габович показал себя как выдающийся актер. Эта партия стала одной из лучших работ танцора Габовича.

 

В интернете приводится исторический факт того времени, связанный с его именем: «Самоотдача, с которой трудился Михаил Маркович, несколько раз едва не доводила его до беды. В 1936 году, исполняя партию Вацлава в балете «Бахчисарайский фонтан», Габович настолько экспрессивно бросился на Гирея, что с высокого прыжка напоролся на острие клинка, который противник держал в руке. Клинок прошел всего в нескольких сантиметрах от сердца Габовича. Прямо со сцены Михаила забрала скорая помощь». Разумеется, это случилось не в нашем городе…

Действительно, артистов Малого Театра в Игарке ждали, сердечно встречали и горячо аплодировали. Июль – для игарчан всегда самое жаркое время. Яркое солнце днем, море цветов, белые ночи, позволяющие всю ночь напролет гулять по улицам города. Артистов Малого Театра тогда дождались под занавес собственных гастролей и их коллеги из Большого. Грандиозным совместным праздничным концертом на стадионе «Лесопильщик Востока», что в старом городе, прямо перед зданием городского Совета (потом это школа № 4) началось их совместное выступление в Игарке.

pashennaya_5

В репертуаре у артистов Малого театра в тот год, как нам известно, была еще одна пьеса А.Н.Островского мелодрама «Без вины виноватые», комедия А.Н. Островского и Н.Соловьева «Женитьба Белугина», до сих пор идущая на московских сценах и новая трагедийная пьеса К.А. Тренева «Любовь Яровая».  В постановке «Без вины виноватые « героиня Пашенной носит фамилию Кручинина. Она – сильная волевая женщина, по сценарию состоявшаяся актриса, пережившая смерть сына. В отличие от героинь Островского, Любовь Яровая – современница сидящих в зале зрителей. Действие пьесы происходит в годы Гражданской войны в Крыму, главная героиня местная учительница, чьим именем и названа пьеса, принимает Революцию, выдав красноармейцам, захватившим город, мужа- белогвардейского офицера. В.Н.Пашенная стала первой исполнительницей роли главной героини в этом спектакле, впервые сыграв ее в 1926 году…

Перед поездкой в Игарку Пашенная говорила: «Наша задача не только показать образцы актерского мастерства, но – и это главное – оставить в Арктике конкретные культурные следы нашего там пребывания. Мы везем с собою драматическую литературу, грим, парики, мы предполагаем провести во время поездки большую работу с кружками художественной самодеятельности».

За полмесяца игарских гастролей москвичами было сыграно 15 спектаклей. Поистине, каждый игарец, взрослый и малый, смог посмотреть на игру актеров. Был в числе зрителей и полусирота, детдомовец Витька Астафьев, выросший знаменитым писателем, и его первый учитель литературы Игнатий Дмитриевич Рождественский, пробудивший в мальчике умение писать, и бывший белогвардейский офицер, директор Детского дома Василий Иванович Соколов, душевно отогревший выброшенного из семьи мальчонку.

В зале сидели и горячо аплодировали мастерам искусств из столицы и авторы знаменитой книги «Мы из Игарки». Книга уже была сформирована, находилась в издательстве, но и в ней было упоминание о приезде в Заполярье московских артистов.   Одна из авторов Нина Поэтова написала очерк «Как я познакомилась с артистами», речь в нем шла о самых первых гастролях москвичей: прилетели на самолете, «одна артистка очень красиво танцевала «Яблочко», дальше полетели в Дудинку…

Ольга Мирер – еще одна зрительница и другая участница создания книги, автор письма к А.М.Горькому, сначала станет гардеробщицей в открывшемся театре, а потом и выйдет на его сцену…

В начале 1940 года, отбыв ссылку в Норильске, в Игарку ненадолго приедет композитор Сергей Федорович Кайдан-Дешкин, автор пионерского гимна — песни «Взвейтесь кострами синие ночи». Он станет музыкальным руководителем открывшегося театра, создаст джазовый оркестр. Они поженятся с Ольгой Мирер. Их дети и внуки носят фамилию Кайдан. В доме актрисы театра Ольги Кайдан хранилась фотография Веры Пашенной с дарственной надписью: «Любимой Оленьке, верю в твой талант». Я уже писала об этом однажды…

…Первые улицы, появившиеся в Игарке, были названы скромно: Портовая – улица, расположенная ближе к порту, Рейдовая – к бирже сырья, Почтовая – там, где почта, почему Береговая – тоже понятно. Рос город, появлялись новые улицы. Центральная в старом городе стала носить имя первого редактора Большой Советской энциклопедии, начальника ГУСМП Отто Юльевича Шмидта. Параллельная улице Шмидта переименовалась в улицу Петра Гермогеновича Смидовича, председателя Комитета Севера ВЦИК, умершего 16.04.1935.

Восхищенные талантом Пашенной, благодарные зрители еще во время гастролей артистов обратились в городской Совет с ходатайством дать одной из улиц и ее имя. Но Вера Николаевна поступила разумно, попросила отметить заслуги всей группы. Так с 21 августа 1936 года в Игарке улица Почтовая стала носить имя Малого Театра, а пересекающая ее стала улицей Большого Театра.

Реже упоминается сегодня имя другого руководителя приезжавшей в Заполярье группы — Николая Феодосиевича Костромского (1874-1938), Народного артиста РСФСР (1937), актера Малого Театра, преподавателя Театрального училища имени Щепкина. В интернете о нем говорится, что «Костромской создавал острые сценические образы, отмеченные мастерством, богатым запасом жизненных наблюдений исполнителя». В пьесе «Любовь Яровая», где Пашенная сыграла главную роль молодой учительницы, вставшей на революционный путь и порвавшей с мужем-белогвардейцем, он исполнял роль второго плана — профессора Максима Горностаева.

Но организационно, в поездке он был «правой рукой» Пашенной.

Для меня же стало недавним открытием, когда я прочла в газете «Коммунист Заполярья» за 1968 год, что «правой рукой» В.Н.Пашенной в Игарке при организации театра считалась Маргарита Емельяновна Мусина Она была более известная нам подросткам как «баба Муся» — грозный контролер, стоящий на пропуске в зрительный зал Дома культуры лесокомбината. Мимо нее не смог пройти на вечерний сеанс ни один подросток в возрасте до 16 лет, она знала всех в старом городе. А вот такой факт ее предыдущей биографии и даже подлинная фамилия, имя, отчество стали известны только сейчас.

Старожилы города вспоминали, что для первой постановки в новом театре тетя Муся из своей квартиры перетаскала все как есть: и кровать, и стол, и стулья. Жила она одиноко, муж умер, а «театралкой» слыла, поскольку в бытность проживания в Красноярске работала контролером в драматическом театре имени А.С.Пушкина. Но мы потеснили нашу главную героиню…

Вера Николаевна Пашенная приехала в Игарку с четким заданием от Главного управления Северного Морского пути – организовать в городе Заполярный театр с постоянным составом исполнителей. Идея, конечно, волюнтаристская, учитывая, что Игарка все-таки – это не Москва, и даже не Красноярск. Для двадцати с небольшим тысяч населения каждый новый поставленный спектакль мог оставаться в репертуаре театра от силы несколько месяцев. Но большевики всегда отличались смелостью в идеях и упорством в их реализации…

И Заполярный драматический театр в Игарке был открыт, и даже получил имя Веры Николаевны Пашенной, здесь актриса не возражала. Ее контакты с игарчанами продолжились. Репертуар первого театрального сезона в Игарке, состоящий из 14 лучших классических и советских пьес, был разработан в Москве под руководством В.Н. Пашенной и Н.Ф. Костромского.

Не стану описывать, как жил и работал в течение одиннадцати последующих лет театр ее имени. Прекрасно это сделали сотрудники музейного комплекса в Игарке, организовав выставку «Свет во тьме полярной ночи» по истории театра и описав подробно хронографию театральных событий на своем сайте.

Отмечу лишь ставшие известными мне факты по тем направлениям, что я аккумулирую материалы – военная Игарка, игарчане – участники войны и Виктор Петрович Астафьев в бытность его в городе.

Писатель-земляк Виктор Астафьев вспоминал о том, что кроме постановки пьес, актеры вели еще и кружки самодеятельности, их было множество, и на лесопромышленном комбинате, и в совхозе «Полярном», и в Доме пионеров: «Внутри города кипела творческая жизнь. И каждый из нас, ребятишек, тоже чем-нибудь занимался. В Доме пионеров была масса кружков, в том числе и драматический, в котором я играл Скотинина в пьесе Фонвизина “Недоросль”, и года полтора или два носил кличку “Скотина”. (Кличек у меня всяких было много, это одна из них). Играл, говорят, здорово, некоторые до сих пор помнят»…

Началась война, и на фронт были призваны и актеры труппы. Пошел добровольцем осенью 1941 директор театра, лейтенант Борис Петрович Бояров. На Ленинградском, 1 и 4 Украинских фронтах он, став директором армейского клуба, со своим подразделением дал 250 концертов, спектаклей и вечеров самодеятельности, помогая командованию поднимать боевой дух солдат.

Актер театра Игнатий Петрович Бабич, я занималась потом в его драмкружке в шестидесятые, на фронте   служил в ансамбле армейского Дома Красной Армии. Не было среди солдат режиссера, и Бабич возглавил в ансамбле драматическое отделение.   Я помню его небольшого роста, очень подвижного, артистичного, с тонким чувством юмора. И на фронте он пользовался популярностью как исполнитель-чтец художественных и юмористических рассказов. Он и нам смешно копировал Гитлера. Мы, ребятишки, потешались, так мастерски, образно у него это получалось. Игнатий Петрович за время боев провел 52 концерта для личного состава 3 корпусной артиллерийской бригады, в соседних частях и госпиталях. Концерты проводились большой частью непосредственно на огневых позициях и в боевой обстановке.

Никто, естественно не снимал с Бабича и Боярова выполнения из воинских обязанностей. Бабич не раз ходил в разведку, был трижды ранен. Много раз выносила на себе раненных с поля боя санинструктор, после войны принятая в игарскую труппу артистка Клавдия Кузьминична Набивач.

Иван Федорович Кауров тоже приехал в Игарку вместе с группой В.Н.Пашенной 1936, артист театра, руководил кружком художественной самодеятельности школьников. В 1940 году он был назван среди лучших людей города. «Только что закончился спектакль в пионерском клубе, — писали о нем в газете «Большевик Заполярья». — Шла пьеса «Детство маршала». Малыши великолепно справились со всеми ролями. Дети зрители получили большое удовольствие. Ставил пьесу бессменный режиссер драматического кружка, артист Заполярного театра Иван Федорович Кауров. Иван Федорович понимает и любит детей и пользуется их взаимностью. В последнее время он создал в клубе ансамбль песни и пляски, в котором участвует 150 детей».

Капитан Кауров ушел на фронт в 1941, был командиром роты связи, награжден двумя орденами. К сожалению, после 1943 года дальнейшая его судьба мне не известна.

Актеры, оставшиеся в составе театра во время войны, терпели те же лишения, что и все игарчане – неимоверный холод, голод, ограничение в подаче электричества, авитаминоз, но продолжали радовать новыми постановками, и даже в августе 1943 выезжали на гастроли в город Красноярск…

15 ноября 1942 года газета «Большевик Заполярья» сообщила, что одному из старейших актеров Игарского Заполярного драматического театра Василию Григорьевичу Никитину по ходатайству горсовета присвоено звание «Заслуженного артиста РСФСР».

В 1948 году было принято решение о закрытии театра, содержать его в условиях послевоенного времени было крайне тяжело. Прощаясь с игарчанами, художественный руководитель театра Е.Калинский подвел в газете своеобразный итог его деятельности за одиннадцать лет: свыше 120 новых постановок труппой пьес русских, советских и иностранных драматургов. 70-80 спектаклей за сезон… Цифры для небольшого города колоссальные…

Ведущая актриса театра Елена Михайловна Юровская, та, что приехала еще в первом составе,  получила звание «Заслуженной артистки РСФСР»…

«Никогда за всю свою театральную жизнь я не испытывала такого огромного удовлетворения, такого подъема и такой радости, как во время моей поездки в Арктику… Два месяца нашей работы – это капля в море. Но это серьезная разведка для продвижения большого искусства на Крайний Север. Я твердо верю, что театр в столице Заполярья – Игарке – не мечта, а первое и серьезное последствие нашей поездки в Заполярье», — так подвела Вера Петровна своеобразный творческий итог поездки в Игарку осенью 1935 года.

В 1967 году, в тридцатую годовщину основания первого государственного Заполярного театра имени народной артистки СССР Веры Николаевны Пашенной, на здании кинотеатра «Север», который стоял на месте сгоревшего здания кинотеатра «Октябрь», многие годы арендуемого гортеатром, установили изготовленную в Москве мемориальную мраморную доску с барельефным изображением В.Н.Пашенной.

Вера Николаевна Пашенная об этом уже не узнала. Он скончалась 28 октября 1962 года в Москве в возрасте 75 лет, похоронена на Новодевичьем кладбище.

После закрытия кинотеатра «Север» мемориальная доска В.Н.Пашенной размещена в одном из залов краеведческого комплекса в Игарке…

На фотографиях: Пашенная в роли Марии Стюарт; для участников Пясинской экспедиции Академический Малый театр Союза ССР дает спектакль «На бойком месте», слева В.Н.Пашенная; солист Большого Театра Михаил Маркович Габоев; В.Н.Пашенная в роли Любови Яровой в одноименном спектакле; Народный артист СССР Николай Феодосиевич Костромской; Вера Пашенная (справа) в Игарке; здание Игарского Заполярного драматического театра имени В.Н.Пашенной; Вера Николаевна Пашенная, фото конца 40-х годов.



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *