Вертолет упал



Скоро 3 ноября. Вот уже несколько лет подряд его празднуют как свой второй День рожденья выжившие в катастрофе вертолета Ми-8.

2004 год для жителей Игарки складывался не совсем удачно. Казалось бы, прошли выборы главы города. Игарчане избрали мэром свою землячку Елену Кигене, искренне надеясь, что она сможет «вернуть Игарке крылья», обеспечив городу стабильное процветание и восстановив растраченную былую экономическую независимость. Я искренне пыталась ей в этом помочь, решив, наконец, всерьез заняться тем, что раньше было лишь любимым увлечением, и вернулась на Север работать директором муниципального телевизионного канала «Игарка».

МИ-8

Советский многоцелевой вертолёт, разработанный ОКБ имени М.Л.Миля в начале 1960-х годов. Является самым массовым двухдвигательным вертолётом в мире, а также входит в список самых массовых вертолётов в истории авиации. Широко используется во многих странах мира для выполнения множества гражданских и военных задач. В районах российского севера является одним из самых распространенных транспортных средств.

«Наследство» Елене Прокопьевне досталось незавидное. К внутренним городским проблемам, связанным с банкротством крупнейших городских предприятий – лесопильно-перевалочного комбината, авиапредприятия, речного порта и строительного управления «Игарстрой», добавились и более масштабные — территориальные. По новому федеральному закону, который должен был вступить в силу с 1 января 2005 года, районом могла считаться только та территория, где от центра до населенных пунктов существовали автомобильные дороги. Муниципальное образование, именуемое городом Игарка, в тот момент фактически включало в себя кроме самого города, еще и поселок эксплуатационников Курейской гидроэлектростанции Светлогорск, и село Курейку с двумя сотнями жителей. Все три населенных пункта располагались на расстоянии в сто с лишним километров друг от друга. Общий земельный надел «территории, подведомственной администрации города Игарки» был 14 с лишним тысяч километров, больше, чем у Москвы, а статуса района не было. Такая вот «чиновничья ошибка», не закрепленная законодательно властями города начиная еще с 1931 года.

В Заполярье попасть из одного поселка в другой нельзя на автомобиле, — летом по реке, зимой по воздуху. Новый закон, конечно, давал шанс подобным территориям выйти со специальным предложением в правительство России и придать статус района подобным муниципальным образованиям, но сделать это можно было лишь до определенного срока. И этот срок администрацией Игарки, увы, был пропущен.

А вот администрация Туруханского района сделала все своевременно, получила в правительстве подобное разрешение и стала «сватать» к себе Светлогорск, единственный в те времена населенный пункт, отчислявший в местный бюджет средства. Светлогорцы были не против объединиться, уж очень не нравились им непартнерские отношения бывшей администрации города к основному налогоплательщику. Быстро согласились войти в район и курейчане, им казалось, что жители рядом стоящей с ними Горошихи больше обласканы районной властью, чем они получают от Игарки. Предстояло голосование на референдуме и игарчанам, он был назначен на 14 ноября. Вот в таких условиях делегация города Игарки и собиралась лететь в Туруханск.

Узнав о готовящемся полете, я попросила главу города отложить его на день до моего возвращения из Красноярска, я закупала там новое оборудование для типографии, и должна была вернуться в город лишь вечером. Но все уже было спланировано, переноса визита быть не могло.

Елена Кигене взяла в полет трех своих заместителей Вадима Добромыслова, Любовь Середкину и Ирину Евсееву, начальника финансового управления Татьяну Моисееву и юриста Евгения Никитина. Полетели и руководители бюджетных организаций – заместитель главного врача больницы Наталья Смирнова, заместитель начальника отдела образования Галина Гришечко, директор музея Мария Мишечкина, руководитель «Службы заказчика» Александр Гнездилов, начальник отдела социальной защиты населения Галина Маслова. В делегации также были начальник пожарного отряда Александр Афанасьев, директор ремонтной дорожной службы Владимир Дресвянский и руководитель автотранспортного предприятия Александр Мазунов. Визит должны были впоследствии осветить в средствах массовой информации редактор газеты «Игарские новости» Леонид Бирюков, редактор телевидения Надежда Чеснокова и оператор Евгений Харьковский. Руководители городской избирательной комиссии Анна Щербакова и Юлия Кощина летели для согласования организационных вопросов предстоящего референдума. А председатель городского Совета депутатов Анатолий Голодед представлял вторую ветвь местной власти – законодательной. Был еще и молодой работник городской прокуратуры, фамилию которого спустя восемь лет никто вспомнить не может. Вот таким был состав пассажиров чартерного рейса – двадцать один человек.

Экипаж вертолета возглавлял Сергей Стеценко, вторым пилотом был А.Савельев, а бортмехаником Виктор Серженко. Вертолет сстартовал с взлетной полосы аэропорта, до Туруханска добрались без особенностей. Общее полетное время на данном участке маршрута составило 1 час 45 мин.

В районном центре каждый занялся своим делом: встречи, совещания, консультации, съемки, интервью. Общий итог совещания, по мнению обеих сторон, вхождение Игарки в район, — мера взаимовыгодная, тем более, что в 2008 году ожидается «приход большой нефти». Глава района Симона Юрченко дала редактору газеты «Игарские новости» подробное интервью о районе, ответив на все заготовленные Леонидом Бирюковым каверзные вопросы о состоянии дел и о перспективах Игарки в новой ипостаси городского поселения в составе района.

Между тем вечерело, делегация поспешила в аэропорт, находящийся на окраине поселка, езды от силы минут десять.

В это время в аэропорту была произведена дозаправка вертолета топливом ТС-1 в количестве 1248 килограммов. Его общее количество на борту воздушного судна к моменту взлета составило 2, 1 тонны, что обеспечивало выполнение полета из Туруханска в Игарку.

Экипаж получил от дежурного синоптика консультацию о прогнозируемой погоде по маршруту полета: видимость 4000 метров, слабый снег, местами видимость 2000 метров, снег, в облаках умеренное обледенение, облачность значительная.

Провожающие остались на полосе, пассажиры, учитывая длительный полет решили перекусить переданными им бутербродами. Оператор Евгений Харьковский, не расставаясь и в вертолете с камерой, стоял в хвосте вертолета и снимал с самого момента отрыва воздушного судна от земли. Восемь минут съемки, восемь минут полета. Женщины расположились на сидениях вдоль борта вертолета ближе к кабине пилотов, некоторые закрыли глаза, пытаясь ненадолго заснуть. Мужчины начали размещать на заглушке двигателя бутерброды, камера фиксирует происходящее.

Вдруг слышится хлопок, буквально на секунду гаснет и вновь загорается свет, но уже не так ярко, как раньше. Анатолий Иванович Голодед устремляется к кабине пилотов. Коротко переговорив с экипажем, машет пассажирам рукой, дескать, не бойтесь. Женщины вновь прикрывают глаза. Так на камере.

Официальное заключение, изложенное документально, свидетельствует, что примерно через 8 минут после взлета на высоте 990 метров и скорости полета 155 километров в час произошло самовыключение левого двигателя. Остановка работы двигателя сопровождалась хлопком, который и услышали встревоженные пассажиры. Экипаж предпринял попытку его запуска в воздухе, но безрезультатно, и уже через 40 секунд с момента отказа работы левого двигателя, выходит из строя правый.

Командир воздушного судна Сергей Стеценко доложил туруханскому диспетчеру УВД об отказе двух двигателей и «предпринял меры по развороту вертолета на обратный курс и уменьшению вертикальной скорости снижения». По команде командира бортмеханик Виктор Серженко попытался запустить правый двигатель, но тоже безуспешно. Ситуация оказалась катастрофической.
Последние секунды съемок: мужской голос: «Держите шапки», пронзительный женский крик и расплывшееся по экрану красное пятно — та самая заглушка которую пассажиры так и не успели использовать для сервировки ужина.

Кто-то говорит, что все родились в рубашках. Я же склонна считать, что только мастерство пилота, его аналитический ум, способность в доли секунды сконцентрироваться, принять правильное решение и реализовать его с наименьшими потерями позволили благополучно совершить аварийную посадку.

Пытаясь спасти машину от катастрофы, Сергей Стеценко производил снижение в режиме авторотации, при котором энергия, необходимая для вращения, отбирается от набегающего на винт потока.

Удачно было выбрано и место посадки – болото в низине высокого холма. Участницы аварийного рейса рассказывали мне потом, что паника хоть и присутствовала: погас свет, от сильнейшего удара о землю большинство по инерции упали на пол, в салон стала поступать вода…

Но все без исключения едины в одном: вначале Анатолий Иванович Голодед предотвратил массовую истерию, позволив экипажу планировать, не нарушая центровку. Потом прозвучала четкая руководящая команда надеть шапки и следующая за ней: «Быстро всем на выход».

Хотя соглашусь: не просто родились в рубашках, ведь большинство аварий заканчиваются трагически, но и облик человеческий не потеряли, сорганизовались, помогая женщинам подняться, найти выход. Все быстро карабкались по склону, удаляясь от могущего в любую минуту взорваться вертолета– две тонны горючей смеси в нем.

Вертолет получил значительные повреждения, но взрыва и пожара удалось избежать именно потому, что Стеценко в почти кромешной тьме разглядел это болотце, а отключенное питание аккумуляторных батарей и заполняющая салон вода предотвратили возгорание.

Мужчины руководили и в лесу, начав собирать ветки для костра, сбегали за горючим, чтобы быстрее его разжечь, усадили на выломанные в вертолете сидения женщин. Кто-то мерз, потеряв перчатки. Одна из пассажирок рассказывала мне, как в темноте, еще внутри вертолета она с кем- то соперничала за шапку, как оказалось, не свою. Сильный удар получила Татьяна Моисеева. Но хуже всех оказалось состояние Елены Кигене, у нее кровоточила рана на голове. Остановить кровь пытались всеми возможными подручными средствами: снегом, носовыми платками, которые моментально приходили в негодность. Все были одеты налегке, и если бы помощь не пришла быстро, последствия могли бы быть серьезнее.

Руководители района, аэропорта, лишь недавно проводившие коллег, еще не разъехались по домам, что позволило оперативно организовать вылет нового вертолета. Уже через сорок минут вертолет со спасателями приземлился и благополучно доставил пассажиров и экипаж в Туруханск. Разместили всех в гостиницу, за медицинской помощью обратились четверо: трое с ушибами легкой и средней степени тяжести, один с резаной раной волосистой части головы…

Прилетев вечерним рейсом из Красноярска, я была на студии телевидения допоздна. Мне позвонила туда Женя Зелевская, дочь Татьяны Валентиновны Моисеевой и с плачем, сбивчиво начала говорить что-то про аварию, разбившийся вертолет и про то, что работники мэрии в Игарке как-то уклончиво ничего не подтверждают, но и не опровергают. Я успокоила ее, сказав, что видимо кто-то неудачно пошутил. На самом же деле, возможно, вылет мог быть перенесен лишь из-за того, что не уложились с делами в световой день , прилетят, дескать, завтра.

Наутро я сразу пошла в типографию, предстояло отладить и запустить оборудование, из-за поломок мы уже сорвали выпуск нескольких номеров газеты. Туда мне и позвонили наши работники: интернет уже кишел сообщениями об аварии вертолета под Туруханском и о том, что мэр Игарки с серьезной травмой головы находится в районной больнице.

Ужасные сведения молниеносно распространялись по городу, но подробностей еще не знал никто. Мы решили сделать экстренный выпуск, достоверно рассказав о ситуации и о главном, что все живы и здоровы, и видимо, вскоре вернутся в город. Однако, оставшиеся в мэрии «на хозяйстве» молодые соратники Елены Кигене были категорически против нашего выхода в эфир. Никто ничего не должен знать. Пришлось взять на себя всю ответственность: в эфир с экстренным выпуском мы вышли и население, как могли, успокоили.

Ну а пассажирам, как ни крути, пришлось возвращаться в Игарку тем же самым способом: по воздуху. Сделать это после пережитого было катастрофически трудно. И все-таки пришлось лететь.

Кто жил на Севере, тот знает, что в это время перестает ходить паром и добраться из аэропорта, находящегося на острове, в город становится возможным до начала декабря только пешком. Не рискнули дать разрешение приземлиться вертолету на городской площадке и руководители авиакомпании «Турухан».

Уставшие, страшно измотанные переживаниями от предыдущего полета, по тонкому льду, в снежной буре они возвращались в город. Говорят, что муж не узнал Елену Прокопьевну. И действительно, купленная ею накануне зимы новая модная дубленка голубого цвета была настолько испачкана, что пришлось отказаться надеть ее вновь. Голову пришлось побрить, и некоторое время после обследования в больнице, она носила парик. Пришлось госпитализировать и Татьяну Валентиновну. К сожалению, эта катастрофа и спровоцировала, возможно, серьезное заболевание, приведшее к ее безвременной ранней кончине.

Не обошлось и без домыслов, выстраивания ненужных параллелей. Одна из пассажирок всерьез пыталась мне рассказать, что катастрофа была спланирована руководителями Туруханского района. Дескать, все было так тщательно продумано, что в гостинице в меню на следующее утро были заказаны поминальные блины. Не получив поддержки у меня, она продолжала рассказывать всем своим знакомым о том, как пытались, якобы, накануне референдума убить двадцать одного городского руководителя, чтобы избиратели были сговорчивее при голосовании.

Абсурдность этого очевидна, но трагические события накануне голосования важного для Игарки вопроса сделали свое. Несмотря на то, что референдум состоялся, решение о вхождении Игарки в состав Туруханского района принято, игарчане до сих пор не могут смириться с потерей своей самостоятельности в финансировании, и приданием городу статусу городского поселения.

Я же отныне, прилетая в командировки в Туруханск и утром завтракая в гостинице, неизменно в меню видела рисовую кашу и блины – любимые блюда местного повара.

На этом можно было бы и закончить рассказ, но вот что хотелось добавить. Ространснадзор, как и положено, закончивший проверку 18 мая 2005 года, опубликовал заключение, из которого следует, что: « Причиной авиационного происшествия явилось сочетание следующих факторов:

— последовательное самовыключение обоих двигателей из-за попадания в проточную часть осадков большой интенсивности, не прогнозировавшихся специалистами АМСГ Туруханск;

— несостоявшийся запуск в воздухе левого двигателя, наиболее вероятно явившийся следствием продолжавшегося поступления интенсивных осадков в проточную часть двигателя и незапуск правого двигателя вследствие недопустимого падения напряжения бортовых аккумуляторных батарей…».

Упавший МИ-8 в Туруханском районе.

Следовательно, вины экипажа в происшедшем нет Письмо Ространснадзора не секретное, есть в свободном доступе в интернете. Но вот пассажиры, в том числе и высшие должностные лица города и района, инициативы в представлении к наградам членов экипажа, и в первую очередь, командира воздушного судна Сергея Ивановича Стеценко, фактически сохранившего им жизни, не проявили, хотя прошло с тех пор почти восемь лет. Увы.

Вертолёт упал



Читайте также:



комментария 2

  • Гронская Елена Васильевна:

    Меня глубоко потрясла эта ужасная трагедия падения вертолета. Я слышала об этой катастрофе не понаслыше, а от близкого мне человека моей мамы, в этом самолете летела жена моего брата Ирина. И только сейчас, прочитав эту статью, я понялаи все и прочувствовала, что испытывали эти люди, все было стремительно быстро, люди просто не успели растеряться и запаниковать. Я выражаю глубокую благодарность пилотам этого вертолета и командиру воздушного судна Сергею Ивановичу Стеценко, за его быструю реакцию, его мужество, сумевшего посадить удачно вертолет и спасти жизни 21 человека, 21 одной семье, это родители, дети, внуки. Сейчас трагедии в небе не редкость, а посадить вертолет в условиях СЕВЕРА — это поистине ПОДВИГ.

  • Да, Лена, ты права. Я тоже благодарна Сергею Стеценко, и не только потому, что там и мой брат был среди пассажиров. Жаль, что те, кто сейчас занимает определенные властные посты, годовщины своего второго дня рождения отмечают, а наградные документы никак не сподобятся оформить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *