Тернистый путь газеты «Северная стройка»

В мае 2020 года  Игарка готовится отмечать девяностолетний  юбилей городской газеты. «Северная стройка», «Большевик Заполярья», «Коммунист Заполярья», «Новости Игарки»  и, наконец, «Игарские новости» –  таков тернистый путь газеты до современного девяностолетия.

Тернистый путь газеты «Северная стройка»

Редко такое случается, что городская газета является почти ровесницей  городу. Впрочем, даже городом Игарка стала на год позднее своего печатного органа.  История городской газеты, выходящей и сегодня,  действительно уникальна. Многие известные впоследствии журналисты начинали свой творческий путь именно в ней.  Её, только ещё появившуюся на свет,  посещали иностранные  корреспонденты,  и даже руководители дипломатических представительств  из Англии, Германии и Соединённых Штатов Америки. В 1939 году школьник Виктор Астафьев стал героем одной из публикаций, а впоследствии  став писателем, печатал свои первые произведения на её страницах. Кроме русского, газета  выходила  ещё и на немецком,  и английском языках. Ей доверяли свои стихи известные не только в Сибири, но и в России поэты: Игнатий Рождественский, Казимир Лисовский, Михаил Дёмин и другие, она печатала на своих страницах рассказы опальных писателей, отбывавших в Заполярье  ссылку.



Однако, до  недавнего времени  первые номера «Северной стройки» считались утраченными.  Даже в вышедшем в 2017 году краевом сборнике «В печать!», посвященном 160-летию  прессы Красноярского края,  исторический путь  нашей газеты никак не был обозначен. А ведь эта газета была намного моложе многих районных и краевых изданий.

И вот несказанный подарок к очередному юбилею. Обнаружились восемь номеров газеты с 6 по 19 за 1930 год, пять за 1931, и почти полностью подшивки за 1933, 1934 и 1935-ые годы, вплоть до переименования  «Северной стройки» в «Большевика Заполярья».

Читаю и перечитываю пожелтевшие от времени газетные страницы  по нескольку раз. Понемногу  впечатления начинают складываться,  и сразу открывается несколько исторических сенсаций.

Вначале газета была районной

Нам уже было известно о том, что первые номера газеты издавались в районном центре Туруханске. Теперь же из аншлага газеты узнаём, что, оказывается,  «Северная стройка» не просто печаталась, но считалась и официальным органом Туруханского районного комитета ВКП (б) и райисполкома.

Попробуем разобраться. Станок Игарка, напротив которого на берегу Осетровой протоки Енисея началось масштабное строительство  уникального морского  порта, территориально был в составе Туруханского района, образованного 7 июля 1928 года. Своего печатного органа район не имел, а получив добро на его организацию, сразу же дал газете имя, определяющее будущее этого доселе  слабо экономически развитого региона.

Туруханский район и Игарка входили в Сибирский край, образованный 25 мая 1925 года  с центром в городе Новониколаевске (современный Новосибирск). С 1925 по 1928 годы тогда ещё не район, а Туруханский край  считался особой административной единицей Красноярского округа Сибирского  края.

30 июля 1930 года Сибирский край  был разделён на  два субъекта: Восточно-Сибирский  край и Западно-Сибирский.  11 августа 1930 года Президиум ВЦИК  РФСФСР постановил: «Включить в состав Восточно-Сибирского края всю территорию Красноярского округа  с городом  Красноярском». Центром Восточно-Сибирского края стал город Иркутск.  Решение о выделении  рабочего посёлка Игарка из состава Туруханского района и преобразовании его в город с выделением в самостоятельную административно-территориальную единицу с сохранением прежнего названия и непосредственным подчинением  Игарского горсовета Восточно-Сибирскому крайисполкому было принято в Иркутске, а затем 30 сентября 1931 года и в Москве.

Какое-то непродолжительное время Игарка  получала указания из Иркутска.

И только 7 декабря 1934 года из состава Восточно-Сибирского края был выделен Красноярский край, и его административным центром стал город Красноярск.  Чтобы не касаться в последующих главах административно-территориального устройства напомним, что  с 7 декабря 1934 года город Игарка вошёл в подчинение Красноярскому крайисполкому.

Точная дата рождения газеты

Ещё одно сенсационное открытие – дата выхода первого номера газеты.

О том, что газета «Северная стройка» выпускалась с мая 1930 года,  сообщалось в брошюре «Игарка», изданной в 1935 году перед поездкой делегации города в Москву для отчёта правительству  страны. Цитирую дословно: «Газета была организована в начале мая 1930 года. Это была первая печатная газета в обширном Туруханском крае. В типографии газеты стояла одна «американка» и даже не было полного комплекта шрифтов».

Впоследствии только в репортажах о праздновании  очередного юбилея газеты  называлась дата её рождения – 5 мая 1930 года. Теперь эту дату мы можем поставить под сомнение.

Шестой номер газеты, который мы имеем возможность увидеть,  вышел в четверг 13 ноября 1930 года. Газета была пятидневной. Значит ли это, что со дня выхода первого  номера прошло почти полгода? Наверное, нет, но достоверно это будет установлено, когда мы сможем отыскать первый номер газеты, а всё-таки я надеюсь на успех.  Пока же путём нехитрого подсчёта определяем, что, возможно, рождение газеты произошло 19 октября 1930 года. Но поскольку 5 мая  – День выхода главной газеты в СССР «Правды»  –  отмечалось по всей стране как День печати, поэтому именно в эту дату в каждом районе и городе чествовали журналистов  территориального печатного органа.

Газета образца 1930-1931 годов

«Северная стройка» первых двух лет издания состояла из четырёх страниц форматом  30 на 28 сантиметров каждый лист. Выходила тиражом всё-таки в одну тысячу экземпляров. Ранее говорилось (700 или 1000). Подписывал газету в печать ответственный редактор Третьяков. Печаталась она в типографии райисполкома после того как выпуск номера одобряла цензура: райлит  регистрировал выход каждого номера и имел право запрета публикаций. В правом верхнем углу газеты красовался лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» – единый призыв, венчавший все газеты Советского Союза со дня их выхода в свет.

Большинство газетных публикаций были подготовлены к печати сотрудниками газеты, но их имена под материалами трудно угадать.  Однако, из материалов краевого партийного архива известны анкетные данные и биография редактора – Саввы Сергеевича Третьякова.

Первый редактор и корреспонденты газеты

Он родился 9 января 1905 года в Вятской Губернии. Трудовую деятельность начал в пятнадцатилетнем возрасте в Красноярске учеником шорника – специалистом по изготовлению конской упряжи. В 1923 году  Савва Третьяков вступил в комсомол, в 1927 – в коммунистическую партию. В начале 1930 года по направлению партийно-комсомольских органов  Восточно-Сибирского  края приехал в Туруханск.  Там он и выпускал «Северную стройку», а затем вместе со своим «детищем» перебазировался в Игарку.

Савва ТретьяковПозднее находим, что Третьяков переходит в горком партии на должность заведующего культурно-просветительским отделом (октябрь 1931 года). В 1934  он выезжает на учёбу в Москву, поступает в Институт красной профессуры на отделение «Мировое хозяйство и мировая политика».   1938-1939  годы Савва Сергеевич работает главным редактором республиканской газеты  «Туркменская искра», затем директором института усовершенствования учителей в Ашхабаде.   С 1938 по 1946 годы он избирается Депутатом Верховного Совета  Туркменской ССР. Умер С.С.Третьяков в 1956 году во Львове.

Однако,  отдельные номера газеты за 1930-31 годы подписывает «За ответственного редактора Хетчикова». Эта фамилия мне никогда ранее не встречалась. Под некоторыми  заметками стоят подписи: Россихин, Беляев, Чалкин, Кочнев, Григорьев, Зырянов, Архангельский, Макарьин, Черноусов, Сухинин, Боровский, Мосиенко, Красноцветов, Игнатов, Хрюкин, Рутковский и другие. Кто из них сотрудник газеты, нигде не указано.

Из некоторых официальных публикаций известно, что Россихин был начальником районного финансового отдела и одновременно заместителем председателя райисполкома, Григорьев был секретарём райисполкома, Кочнев – заведующим отделом райкома партии. Часть материалов шла под псевдонимами авторов – «Туруханец», «Пила», «Присутствующий», «Ёрш», «Оса», «Очевидец», «Коллективист».

Тернистый путь газеты «Северная стройка»Многие годы существовала традиция  газетные колонки на первой полосе отводить под «передовицу» – главную статью номера, призывающую к ударному труду, или участию в политической кампании, раскрывающую суть политического момента,  либо  ближайших экономических задач.  Как видим, и в 30-х годах эта традиция партийной печати уже соблюдалась. Так в № 6  передовая статья носила заголовок «Готовьтесь к вешней рыболовецкой путине», в других номерах  призывали по-боевому провести  «Декаду обороны», «Досрочно собрать паевые, стройфонд и ликвидировать задолженность». Заголовки всегда имели форму призыва: «Декабрь – ударный месяц по реализации займа»,  или  «Проведение всеобщего первоначального обучения и ликвидации неграмотности должно стать боевой  задачей партии в ближайший период» и так далее.  Под передовой никогда не стояла авторская подпись, но писать её всегда была прерогатива редактора газеты.  Часть материалов сообщала о новостях в стране и за рубежом, но пока их совсем мало, в некоторых ссылка о том, что они переданы в редакцию по радио. Но основной тематикой публикуемых заметок была ситуация в районе, причём простирался он тогда практически до побережья Ледовитого океана. Мы находим    материалы из Норильска, Дудинки, с  северных национальных факторий, Ярцево и Подкаменной Тунгуски.

Но не будем томить читателя, игарские материалы в этом номере тоже присутствуют. Правда, их всего два. Но оба, в отличие от  большинства других критических, негативных, вскрывающих недостатки,   –  положительные.

Какая она – северная стройка

В первом материале говорится о поступившей из Игарки телеграммы в адрес газеты о том, что до конца 1930 года лесопильщики заготовят  12 тысяч стандартов пиломатериалов (стандарт равен 4,672 кубических метра), к 7 ноября будет пущен лесозавод № 3 производительностью 4 тысячи стандартов в год. К 1 января будет завершено строительство лесозавода № 2 на 4 рамы производительностью 9 тысяч стандартов в год. К этому же времени будет в целом построен лесопромышленный комбинат. Таковы были планы.

В другой заметке «Безобразно медленные темпы»  первое предложение набрано жирным шрифтом и большего размера, чем основной текст, где анализ шёл по району: «Только Игарка выполнила на 100 процентов свои обязательства перед государством по погашению займа».  Надо заметить, что большинство объектов в советском государстве возводилось на деньги трудящихся.  В 30-м собирали средства на строительство самого большого по меркам того времени самолёта «Максим Горький», на постройку авиаэскадрильи. Газета на всём протяжении года пестрит информациями о том, кто конкретно и на какую сумму подписался на заём в фонд пятилетки и кого займодатель  призывает поддержать свой почин и тоже перечислить средства государству.  В этой заметке говорится, что  если по всему району собрано средств только на 50 процентов, то Игарский поселковый Совет распространил облигаций на 166 процентов, а денег собрал 100 процентов.

В номере за 8 декабря будет рассказано об инициативе игарских комсомольцев построить самолёт «Порт Игарка»  и включить его в состав эскадрильи.

Внешний вид газеты, конечно, оставлял желать лучшего: не было ещё ни одной фотографии, допускались ошибки в текстах, иногда нарушалась нумерация страниц. Набор текстов производился в ручном режиме, ошибки были неизбежны. Однако, при цитировании мы старались сохранить стилистику авторов.

Седьмой номер в подшивке отсутствовал. А в следующем номере от 23 ноября целая полоса была посвящена игарским событиям.  В частности, вернувшийся из служебной командировки прокурор района Темиров  информировал редакцию о том, что «Трудовая дисциплина среди рабочих почти отсутствует, жилстроительство, строительство совхоза  – сорвано; есть опасения за постройку лесозавода № 2 к 1-му января».  Не весь приплавленный лес был поднят на берег. Запас дров был лишь на недельный срок. Прокурор сообщил также, что им были отданы под суд бывший директор завода Бородулин, заведующий распиловкой Белобородов, смотрак Пихтарев, зав.техникой безопасности Беркович, и обрезчик Панилайнин». (Что это за должность – смотрак – из текста не понятно).  Говорилось, что обрезчика  Панилайнина будут судить за то, что 20 сентября пилой обрезало ноги рабочему,  и он умер. Сообщалось и о пожаре на временной  силовой станции, где только что после завершения строительства был установлен локомобиль. Авторы других статей сетовали на  высокие цены на мясо, сигнализировали о бесхозяйственности на складах спецодежды на графитовом руднике в Курейке.

Одна из заметок, названная «Плыви мой чёлн по воле волн»  информировала о  том, что  не только часть приплавленных брёвен уплыла в Енисей, но и оставленные на берегу лодки без гребцов затопило водой. Весной надо будет тратить тысячи на приобретение новых. Под заметкой стоит подпись «свой», под другими инициалы «А.Ф.» и «К.»  Между тем эти материалы рабочих корреспондентов были отнюдь не анонимными. Редакция  разъясняла, что подпись должна быть обязательной, иначе такие заметки печататься не будут. Если автор желает сохранить свою фамилию в тайне, то нужно помимо настоящей фамилии подписывать свой псевдоним (вымышленную подпись).

В отдельных номерах публикуется переписка с рабселькорами. Так игарцу Велемху пишут: «Редакция просит прислать копию договора по соцсоревнованию,  тогда заметку вашу напечатаем». «Хмелеву (порт Игарка) и Савельеву Аверьяну – вам будет отвечено письмом. Горбунову – вашу заметку не понять, пишите чернилами.  Богомазовой – мелочь, не пойдёт» и так далее.

В одном из номеров жирным шрифтом объявление – призыв: «Рабкоры Игарки! Ждём от вас материалы в газету!»

В номере 9 за 28 ноября 1930 года почти полторы полосы занимают материалы о «проступке» коммуниста Комарова, начальника Игарского строительства: выдержка из постановления бюро райкома партии, телеграмма Комарова, несогласного с оценкой его деятельности,  в адрес редакции и ответ секретаря райкома партии Хрюкина.  Слово «проступок» я умышленно заключила в кавычки. С исторических позиций сегодняшнего времени понятно, что персональные обвинения в адрес недавно назначенного начальника строительства не могут быть объективными.  И виноват в случившемся никак не он один. Но они характеризуют ситуацию в городе на конец ноября как авральную. «На деле силостанция и лесозавод   № 2 не будут построены и к новому сроки – 1 января 1931 года, что завод № 3 вынужден остановиться из-за отсутствия топлива (в лесу дров не оказалось), что рабочие ютятся в «отеплённых»  летних бараках, что школы, клуба, больницы нет, что на производстве невероятные прогулы и нет ни учёта, что в протоке заморожено  40000 концов леса, что, по предварительным данным, удорожит себестоимость продукции, что «куда ни кинь, там и клин».

Тернистый путь газеты «Северная стройка»

Сорок тысяч вмёрзших в лёд брёвен – это, практически катастрофа.   Впервые плоты в Игарку этим летом были доставлены самосплавом. К сожалению,  погодные условия не только в 1930 году окажутся такими суровыми.  Но мои земляки проявят энтузиазм: как только река встанет и можно будет добраться до смёрзшихся плотов, начнется их выколка и доставка в лесопильные цеха.

Как газета попадала читателям

В очередном номере редакция обращается «Ко всем читателям!»: «Вышел уже 10-й номер «Северной стройки». К настоящему времени, несмотря на бездорожье, первые номера газеты проникли в самые дальние уголки Туруханского Севера». Журналисты призывали читателей к сотрудничеству. Но в эпоху без радио, связи по телефону и интернету, естественно, делать это было весьма проблематично, ведь и почта доставлялась подписчикам не самолётом, а  в зимнее время на лошадях и оленях. В то же время  работники почты поясняли, что доставка газеты в верхние районы «производилась с попутчиками ввиду отсутствия специальной почты с газетой. Поэтому и объявлялось, что всем, кто подписался на газету только на один месяц, а срок уже истёк, газета будет  доставляться. Но данная льгота предоставлялась только на один номер. Далее следовало возобновить подписку на почте, однако, стоимость подписки не была нигде обозначена. Естественно, что и направлять заметки для печати было сложно, поэтому материалы об Игарке в ряде номеров отсутствуют. В дальнейшем почта планировала отходить по точкам десять раз в месяц и заверяла, что газета будет доставляться более аккуратно.

Игарка должна стать центром района

В номере 11 за 8 декабря 1930 опубликовано очень важное для нашего города сообщение, как бы сказали ныне – «судьбоносное», поэтому публикую его полностью.

«Игарка должна быть центром»: «Целесообразность переноса районного центра в Игарку вызвана грандиозным строительством порта, принимающее значение международного масштаба.

В Игарке на будущее лето будет занято до 20000 рабочих, что по количеству населения превышает всю южную часть района. К тому же мы видим усиленное развитие промышленности в Норильске и Усть-Порту.

Ясно, что если этот перенос не будет сделан в 1931 году, то он будет осуществлён в 1932 году, но уже с большими затруднениями, чем сейчас, так как за год в Туруханске увеличится количество учреждений и штат служащих; должны расшириться торговые склады, а всё это будет напрасная работа, стоящая затраты больших денежных  сумм.

Учитывая широкий размах работы за полярным кругом, считаю целесообразным перенесение районного центра в Игарку».

Под заметкой стоит подпись автора, точнее, его псевдоним  – ХОЗ. Кто это может быть – не понятно.  Первый секретарь райкома партии Хрюкин? Но его сохранившиеся в истории инициалы не ОЗ, а ТС. Возможно, что другой,  близкий к районной власти туруханец.  А, может быть, корреспондент имеет игарскую прописку?! И эта инициатива ещё раз подтверждает  тиражируемое мной из года в год мнение о смелости, прозорливости и ответственности моих земляков-игарчан.

Как мы знаем, инициатива будет подхвачена и реализована, правда, не совсем в том ключе, что предлагалась неустановленным автором. Игарка районным центром не станет, но,  получив статус города,  напрямую будет подчинена краевым властям: вначале Иркутским, а потом Красноярским.

Предновогодние выпуски газеты содержат материалы  3-ьей отчётно-выборной районной партийной конференции и 9 районного съезда Советов.   Опубликован список членов райкома партии, однако не указаны ни инициалы избранных членов, ни их принадлежность к нашему городу, за исключением, пожалуй,  уже упомянутого нами ранее руководителя Севенстроя Комарова. Он выступал как делегат партийной конференции, но в руководящие  районные органы избран не был.

Конференция открылась в Туруханске 17 декабря 1930 года и длилась два дня. На вечернем заседании делегатов приветствовали по радио рабочие организации Севенстроя (Игарка), лесокомбината, представители Игарской партийной и комсомольской организаций. На следующий день  конференцию приветствовали делегаты от рабочих лесозавода и представитель рабочих Курейского графитового рудника.  Затем конференции «отдаёт рапорт Игарский отдел Ю.П.» – полагаю, юных пионеров. Интересно будет узнать,  что делегатом на краевую партийную конференцию избран рабочий, металлист из Игарки Кулинский. А приветствия игарчан на конференции были единственными от представленных в районе территорий.  Также сообщалось, что Игарский союз строителей передал  в дар своим подшефным  – колхозу станка Карасино  – сенокосилку.

Итоговые материалы съезда продолжили публиковаться и в первых номерах газеты  1931 года. В новый состав пленума райисполкома были избраны рабочая из Игарки М.Бубенчикова, директор Игарского лесокомбината В.Иванов, делегатом на краевой съезд Советов с правом совещательного голоса избран игарец Кулинский.

Об Игарке нет ни строчки

В подшивке за 1931 год всего сохранилось пять номеров  с  16 по 20 за один только месяц –  январь.  Игарских материалов в них опубликовано не было, видимо, сказывались трудности с доставкой писем от рабкоров. Хотя один, имевший псевдоним «Пила» всё-таки «прорвался».  Заметка называется «Под носом поссовета» и повествует о том, что «крестьяне станка Игарка Давыдов Дмитрий и Мельков Фёдор, последний предстанка, начали продавать свой скот на направо и налево под предлогом, что им нечем платить самообложение. Оба они крепкие середняки и распродажей скота хотят сделать так, чтобы их считали бедняками. Поссовет обрати внимание». (Северная стройка, № 18 от 13 января 1931 года).

Семьи Давыдовы и Мельковых в Игарке известны, первостроители города, прорубавшие лесные просеки ещё до высадки первого десанта строителей. Сын Фёдора Мелькова, недавно умерший, «Почётный гражданин города» Борис Фёдорович Мельков много сделал на посту председателя горисполкома для социально-экономического развития города. Были такие люди в Игарке. К сожалению, были и сексоты, писавшие в органы ГПУ кляузы, на основании которых подвергались репрессиям и даже смертной казне многие руководители нашего города. О них мы ещё расскажем.

Завершая обзор материалов первых лет газеты «Северная стройка» не могу не привести несколько заметок, которые ныне вызовут у читателя интерес и улыбку на лице.

Так под заголовком «Таким не место в комсомоле» рассказывается о том, что бюро райкома комсомола исключило из своих рядов батрачку Евдокию Петрову: «Она батрачка, её место должно быть в рядах комсомола. Однако связь с сыном кулака затянула девку, она бросила комсомольскую учёбу, прекратила посещение комсомольских собраний, стала манкировать не только комсомольской работой, но и работой в Турухансоюзе.  Ячейка с раннего лета предупреждала Петрову о последствиях этой связи, но Петровой это, что в стенку горох». (Северная стройка, № 9 от 28 ноября  1930 года).

В одном из номеров сообщалось, о доставке в районную больницу из Янова Стана  врача Закаурцева с острым психическим расстройством. В последующем выпуске газеты читателей информировали о посланном запросе в Томскую психиатрическую клинику и возможном вывозе туда самолётом  заболевшего врача. В телеграмме запрашивалось, будет ли безопасен такой полёт для жизни больного.

В заметке «Гибнет бык-производитель» рассказывается о том, что «на станке Курейка имеется бык-производитель, купленный Горошинским интегралом  на Курейском руднике для общего пользования. Быку угрожает гибель, так как граждане станка отказываются его кормить. 30 декабря ночью Аксинья Тарасеева выгнала производителя на улицу при морозе в 60 градусов. И этот случай не единственный. От быка производителя осталась только тень». (Северная стройка, № 17 от 6 января 1931 года). Остался ли бык в живых не понятно.

В заметке «Выговор» сообщается, что «Президиум райисполкома вынес ветврачу Болицкому и ветфельдшеру Белову за распитие казённого спирта выговор с опубликованием в печати». (Северная стройка, № 18 от 13 января 1931 года).

В заметке «Дайте возможность детям мыться в бане» её автор за подписью «Пионер» сообщает: «Школьники не имеют возможности ходить в баню, во-первых, потому, что их пропускают либо в последнюю очередь,  после взрослых, любо совсем не пускают; во-вторых, если разрешают иногда мыться со взрослыми, то наслушаешься таких «словечек», которых школьнику не подобает слушать. Нужно для детей установить определённое время, хотя бы раз в 10 дней, когда они беспрепятственно могли бы вымыться в бане». (Северная стройка, № 18 от 13 января 1931 года). Однако,  не указано, где это происходит – либо в Туруханске, либо, возможно, и в Игарке.

К сожалению, повторюсь, за 1931 год мне удалось увидеть  лишь  январские номера газеты.  Но она выполнила свою главную задачу – именно в этом году с получением Игаркой статуса города, газета стала городской. В материалах партийного архива я нахожу, что это случилось  в октябре  1931 года. «Северная стройка» от руководства Туруханского РК ВКП (б) была передана в Игарку с назначением  —  Игарская городская газета.  Уже «Игарским» считается её выпуск под номером 47(62).  Решение об этом принимается 14 октября 1931 года, на первом же заседании оргбюро крайкома ВКП (б), образованного в Игарке для формирования городских структур. Вопрос о газете рассматривался в повестке дня седьмым.  Ответственным редактором газеты утвердили  Савву Сергеевича Третьякова.

Его заместитель Михаил Яковлевич Вигалок 16 ноября уезжал в служебную командировку в Туруханск, видимо, для того, чтобы перевезти  оставшиеся там механизмы, шрифты и прочие материалы, ставшие теперь ненужными в районе и так необходимые в городе.

Туруханская районная газета «Северный колхозник», ныне «Маяк Севера»,  начнёт издаваться  только с 1932 года.



Читайте также:







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *