Золотарёвы

Начну, как всегда, с документа. В декабре 1944 года в Казачинский район Красноярского края пришло письмо. Написано оно было на неиспользованном бланке с типографским шрифтом на польском языке. Заглавными жирными буквами по середине листа слово – WYROK, что значит, приговор.

Золотарёвы

Правда, к содержанию письма этот бланк не имеет никакого отношения, но письмо, как драгоценная реликвия, до недавнего времени хранилось в семейном архиве Золотарёвых. А ныне передано потомками в Красноярский краеведческий музей. Это письмо в далёком 44-ом получила мать погибшего солдата Михаила Филипповича Золотарёва – Татьяна Васильевна.



Читаем вместе с ней эти скорбные строки:

«1 декабря 1944 года

Уважаемая Татьяна Васильевна!

Вчера получили Ваше письмо, в котором Вы спрашиваете о судьбе Вашего сына Золотарёва Михаила Филипповича. Весьма удивлён тем, что Вы не получили моего первого письма, адресованного Вам, в котором я подробно извещал Вас обо всём, что случилось с Вашим Мишей.

И было это по существу давно уж – кажется 3 или 4 сентября. Шли жестокие бои. Да, жестокие, потому что мы, не останавливаясь, гнали немца около 300 километров, а потом с ходу форсировали реку Вислу. Этого немцы никак не ожидали и приняли все меры к тому, чтобы сбросить нас с левого берега. Понятно: им этого не удавалось, хотя и было их больше раз в пять.

Разве могут отступать такие солдаты, как Ваш сын, без приказа! А приказа на отступление не было, был приказ держаться, и мы держались. Ваш Михаил в основном работал на радиостанции. Но когда немцы подходили, он как то особенно ловко и вполне спокойно орудовал автоматом. В одном из таких боёв совсем недалеко от него разорвалась крупная немецкая мина. Совсем небольшой осколок мины попал в правый висок Вашего сына…

Сражённый, он упал, не успев проронить ни слова. Бой кончился, мы не отступили. Но вместе с Вашим сыном мы не досчитались ещё нескольких боевых друзей, с которыми мы прошли весь путь от Сталинграда до центральных районов Польши.

Тело Михаила было перевезено на правый берег реки Вислы, из сосновых досок был сделан гроб Михаилу, и в этом новом дому он поселился в новый мир мрачного подземелья. Похоронен Ваш сын недалеко от реки Вислы в деревне Бов недалеко (километров 30) от города Красник».

Прервём ненадолго чтение письма, чтобы рассказать подробнее о семье Золотарёвых. Какое отношение они имеют к Игарке? Оказывается, самое непосредственное. Многодетная семья, где росли четверо детей – Антонина, Евдокия, Михаил и Александр, жила перед войной в Игарке.

ЗолотарёвыНа снимке 1940-1941 года: Евдокия, Михаил и Александр в Игарке. Это фото единственное с Михаилом.

Трое из ребят, кроме младшего Саши, были авторами книги «Мы из Игарки». Сёстрами и братом написана для книги целая глава – «В тундре». В ней они рассказывают, как их семейство проживало некоторое время до переезда в Игарку ещё севернее – в станке Караул на Таймыре. Туда они приехали в 1932 году. Старшие учились в школе, рыбачили, охотничали, общались с местным населением – эвенками. Ребята пишут так увлекательно, что мне кажется, я нахожусь в одной лодке с Мишей, его отцом и эвенком Нарсо, и тяну полные сети попавшейся им стерляди. А вместе с Ниной мы в поселковом клубе присутствуем при сеансе камлания шамана Ямкина. А потом слушаем почти юмористическое повествование Дуси Золотарёвой, о том, как собаки гоняли по двору поросёнка по кличке Васька.

Видимо, в конце 1933-ого или в 1934-ом году Золотарёвы переехали в Игарку, и здесь ребята сразу же вошли в число активистов: участвовали в создании детской книги «Мы из Игарки».

В 1941 году Михаил закончил семь классов. В семье до сих пор бережно хранится его табель успеваемости. В нём больше отметок «хорошо» и «отлично», хотя есть и несколько «троек». «Посредственно» – так тогда называлась эта оценка. Впрочем, мальчишке такая оценка прощалась: кроме учёбы на Севере было столько для него увлекательных занятий – зимних и летних.

Нина же занималась в струнном оркестре, пела в хоре.

Безоблачное детство закончилось в 38-ом. Отец был объявлен врагом народа. «Нам приходилось не так уж легко. Многие дороги были закрыты», – вспоминала Нина (Антонина) Филипповна в письме игарским следопытам в 80-е. Но жизнь отцу тогда была сохранена. А вскоре у страны появился новый враг, перед лицом которого забылось всё. Как свидетельствуют документы, 12 марта 1942 года Казачинским районным военкоматом был призван на фронт Михаил, которому ещё и не исполнилось 18. 26 апреля 1942 года ушёл воевать глава семейства -42-летний Филипп Иванович Золотарёв. В сентябре 42- го записалась в добровольцы двадцатилетняя Евдокия.

ЗолотарёвыСтаршая Антонина (она на снимке 1939 года) оставалась в Игарке и всю войну работала на складе сырья – самом тяжёлом участке: в любую погоду, даже в лютый мороз, необходимо было, стоя на открытом воздухе, пиканкой направлять по «речкам» из парящего бассейна с горячей водой брёвна по транспортёру на лесозавод в распил. Пешня – огромная палка с металлическим крючком на конце, который с силой надо было вонзить в бревно и, удерживая таким образом, приводить неподатливую лесину в движение. Адский труд даже для здорового мужчины, а занимались этим женщины.

Мать с младшим Шуриком выехала в Казачинское, работала на нефтебазе. Изредка получала письма с фронтов. Муж воевал пулемётчиком в 597 стрелковом полку. Связь с ним прекратилась в августе 43-ьего. Евдокия же в январе 43-ьего прислала матери и младшему братишке фотографию: она с подругами Клавой и Надей в зимнем обмундировании.

Золотарёвы

Служила Дуся в 593 батальоне авиационного обслуживания на Забайкальском фронте. От Михаила писем не было. А в октябре 1944 года Татьяну Васильевну пригласили в районный военкомат – получить временные удостоверения к медалям «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» за сына Михаила. Тревожно было на сердце у матери, и сердце её не обмануло. Вместе с удостоверениями о наградах ей вручили и похоронку. Оказалось, что Миша погиб еще в августе 44-го в Польше.

Сегодня, благодаря интернету, можно в реальности увидеть наградные документы. 22 сентября 1943 года приказом № 024/н по 812 артиллерийскому полку связист М.Ф.Золотарёв был награждён медалью «За боевые заслуги». В приказе говорилось: «Кроме бесперебойной работы на рации Михаил одновременно работал телефонистом. При взятии деревень Малая и Большая Жуковка, работая на передвижном наблюдательном пункте, где связь рвалась несколько раз, он быстро её восстанавливал. Двигаясь по дороге, обнаружил пять противотанковых мин, извлёк их и обезвредил».

Но получая удостоверения к наградам, мать смогла лишь догадаться, что её сын освобождал Сталинград. Какое участие он принимал в боях, ей известно не было. Работники военкомата посоветовали написать письмо командиру части, попросить рассказать о сыне.

Вот тогда и получила она письмо, с которого мы начали рассказ. Ответил ей на следующий же день после получения письма матери из Сибири Н.Балабанов. Кто он, непосредственный командир сына, или его однополчанин, из текста письма не ясно. Не совсем точно указывает адресат и дату гибели сына.

Золотарёвы

В извещении сказано, что погиб Михаил 26 августа 1944 года – «в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество». Всего лишь за полмесяца до этого ефрейтор Золотарёв был награждён медалью «За отвагу».

В приказе полка говорилось: «С 15 июля 1944 года, с начала наступательной операции, всё время находясь на наблюдательном пункте командира дивизиона, Золотарёв обеспечивал командира полка бесперебойной радиосвязью с 3-ьим дивизионом. При форсировании реки Западный Буг со своей рацией первым переправился на западный берег реки и также продолжал работу на рации: принимал приказания командира полка и передавал их командиру дивизиона. В районе города Грибачёв под обстрелом противника ни на минуту не прекращал работу, благодаря чему дивизион вёл постоянный огонь».

Связисты на фронте – самая уязвимая специальность. Всё время находишься на обстреливаемом участке боя, причём вероятность получения ранения существует с обеих сторон. Пуля может тебе прилететь и от своих. Но прятаться не приходится. Как видно, из письма, смертельное ранение наш земляк получил от осколка вражеской мины, угодившей ему в висок. Мгновенная смерть.

«Вы – мать. Я понимаю Ваши чувства, понимаю, какой великой утратой является потеря Михаила, – писал в далёкую Сибирь боевой товарищ. – Но прошу Вас не плакать. О героях не плачут, а прославляют их. А сын Ваш был героем, у которого было пять правительственных наград. Мы благодарим Вас за воспитание такого сына и говорим: «Вечная слава ему!» Присоединитесь и Вы к нам так, без слёз, скажите тоже, и напишите тоже другим Вашим близким, находящимся на фронте, бить немцев ещё больше, ещё беспощаднее и сильнее, чтобы скорее кончить эту победоносную войну, которая так много отняла молодых юношей у старых матерей.

О похоронах же сына не беспокойтесь, он похоронен очень хорошо, я сам над его могилой говорил речь, у некоторых друзей появились слёзы, а потом мы дали громкий трёхкратный залп в сторону немцев. Этим залпом мир был возвещён, что наземная судьба Вашего сына Михаила Филипповича Золотарёва окончена.

С приветом Н.Балабанов».

К сожалению, о смерти сына мать не смогла сообщить отцу. Старшая сестра Антонина лишь весной 1947 года после продолжительных поисков выяснила, что отец числится пропавшим без вести с октября 1943-его года. Погиб он под Харьковом.

Евдокия с фронта приехала к старшей сестре в Игарку, работала бракёром на лесокомбинате. Обе сестры выехали с Севера, прожили достойную жизнь, Антонина Филипповна Толстикова работала на Красноярской ГЭС: сначала на строительстве, потом машинистом в службе эксплуатации, вырастила троих детей. Евдокия Филипповна Старикова жила в Ермаковском районе. Кроме ордена Отечественной войны 2 степени, награждена и медалью «За доблестный труд». У неё два сына, старшего она назвала в честь погибшего брата – Михаилом. В семье растёт уже не одно поколение. Внук Евдокии и сын Михаила – Александр Золотарёв передал в краеведческий музей документы и фотографии из семейного архива.

Михаил Филиппович Золотарёв занесён на мемориал Победы в Игарке, правда, фамилия указана с ошибкой и требует справедливого исправления.

Фотографии и документы из фонда авторов книги «Мы из Игарки» Красноярского краеведческого музея: на первом снимке колонна учащихся школы № 1 на Первомайской демонстрации 1934 года.



Читайте также:







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *