Дорогие мои земляки (часть 5)



В конце 60-х, начале 70-х годов, во время учебы в Красноярском пединституте я после каждого возвращения из Игарки везла голодному студенческому братству невиданные ими сгущенку и тушонку, замороженную рыбу и заготовленные мамой впрок щучьи котлеты. С времен студенчества до сих пор перед глазами ободранные телячьи хвосты с едва сохранившимися на них худосочными красноватыми пленками на витринах мясных отделов Красноярска, и огромные бушующие очереди желающих купить этот «продукт».

Игарка всегда была довольно сытым городом – поставки продуктов питания когда-то шли напрямую из Москвы, затем из Красноярска, но ассортимент был достаточно обширным – и консервированные болгарские компоты, и томаты в собственном соку, и марочные сухие вина были доступны северянам, в то время, как полки продуктовых магазинов других городов молниеносно пустели. Увы, но голодные времена пришли и в Игарку в конце семидесятых: из-за того, что по вечерам я была все время занята, в гастроном приходила к шапочному разбору. Дома меня уже ждала семья: двое детей и муж. В это время друг нашей семьи начальник гидрографической базы Василий Арсентьевич Егоров искал работника на вакантную должность, требующую собранности, аккуратности и дисциплинированности. При этом работа была в рамках рабочего дня, и я на последующие четыре года перешла работать в другой коллектив, считавшийся в те время элитным: большая часть имели высшее образование и были выходцами из Санкт-Петербурга. Женщин работало всего несколько человек: в радиобюро — Валентина Александровна Пансевич, в лоцслужбе — Любовь Павловна Каунова, в отделе кадров – Валентина Александровна Старинчикова, комендант Любовь Григорьевна Колесникова, бухгалтеры. Василий Арсентьевич Егоров являл собой пример рачительного хозяина: все заявки на материалы и оборудование он утверждал лично. После посещения кабинета начальника все запрашиваемое со склада в десятках, сокращалось до точного требуемого количества – пяти либо шести единиц. Секретарем партийной организации был балагур и любимец женщин Станислав Владимирович Максименко. О его жене — дикторе телевидения Наталье Максименко я писала. Он возглавлял лоцманскую службу, был главным инженером, а после внезапной смерти Василия Арсентьевича занял пост начальника гидробазы.

Гидрографическая база в Игарке была организована Министерством морского флота в 1956 году с пароходами «Жданов», «Штурман» и «Зетта». К этому времени увеличился поток морских судов, проходящих Северным морским путем по Ледовитому океану на Восток и в устье Енисея. В 1959 году в Арктике началась проводка караванов судов атомным ледоколом «Владимир Ленин», капитан Ю.С.Кучиев. И хотя в 1970 году прекратился заход в Арктику иностранных судов, по объему вывозимого леса Игарский порт находился на втором месте в стране после Архангельска. Начинаются интенсивные исследовательские работы по продлению морской навигации. Впервые на Енисее в феврале 1978 года в Игарке на рейде, при минус 55 ртутного столба, успешно проводятся испытания нового головного речного ледокола «Капитан Чечкин», построенного в Финляндии. Капитан ледокола Павел Павлович Борейша на несколько лет становится игарчанином. Впрочем, даже без этих эпохальных событий объема работ у гидрографов в семидесятые годы было достаточно, а коллектив превышал двести человек. Лоцманская служба, лоцмейстерский отряд и флот были основными структурными подразделениями базы. Береговые службы – радиобюро, механический цех и гараж, склады и общежитие также логически вписывались в структуру предприятия, позволяя в едином производственном цикле обеспечивать всем необходимым – связью, транспортом, запасными частями — для выполнения главной задачи – обеспечения безопасного плавания морских судов от Ошмарино в Енисейском заливе до входа в Игарскую протоку. Два гидрографических судна ледового класса «Дмитрий Овцын» и «Николай Евгенов» попеременно использовались в качестве плавучей лоцманской базы на стоянке в Ошмарино и доставке навигационного оборудования — знаков – при обустройстве их по всему пути следования судов по этому отрезку Енисея. Лоцманы поочередно входили на прошедшее за ледоколом по Северному ледовитому океану судно, вели его до Дудинки, там, в случае необходимости, происходила их замена либо гарантировался на время разгрузки судна их отдых на гидробазовской лоцвахте. На двух серьезнейших для судоходства участках – Липатниковском и Турушинском перекатах — находились водопосты, от них ежесуточно передавались в радиобюро сводки о глубинах на перекатах. Данные позволяли капитанам и лоцманам принимать оперативные решения в пути следования судна. При подходе к Кармакульскому мысу – водным воротам Игарки – заканчивалась вахта лоцманов гидробазы, и на борт судна поднимались их коллеги из портопункта, в задачу которых входил ввод судна в протоку и его постановка к причалу под погрузку. При выходе судна из порта цикл проводки повторялся в обратном порядке. В задачу лоцмейстерского отряда, как я уже вскользь упомянула, входила обязанность грамотной расстановки навигационного оборудования, изучение глубин Енисея и составление подробных навигационных карт. После завершения полевого сезона по итогам каждой навигации оформлялись подробнейшие научные отчеты, направляемые в Гидрографическое предприятие в Санкт-Петербург. Лоцотряду было придано гидросудно «Элден», на котором базировалась гидропартия – промерщики, скрупулезно отмечавшие с помощью специальных приборов – эхолотов — изменение глубин на исследуемых участках. Естественно, что радиобюро поддерживало связь не только с гидрографическими судами, но и со всеми морскими лесовозами, следующими на Дудинку и Игарку. А в гараже под руководством Артура Филипповича Михеля в образцовом порядке содержались не только мощные грузовики, но и вездеходы. На одном из них долгие годы работал Владимир Петрович Астафьев – брат знаменитого писателя и прообраз его литературного героя Акима из повести «Царь-рыба». Игарские лоцманы в городе, где всегда преобладала женская часть населения, считались завидными женихами: одеты с иголочки, в импортные костюмы и плащи из болоньи, яркие пуховики – они были законодателями городской моды, но этим не кичились. Леонид Константинович Саломатов и Михаил Иннокентьевич Бурмакин были потомственными лоцманами, их отцы в период становления судоходства на Енисее уже были причастны к этой профессии.

Ассами лоцманского дела считались Евгений Михайлович Лесников и Александр Васильевич Головин, последний писал романтические стихи и именно от него пошла гулять «эта зараза» по всей базе – на дни рождения, мужские и женские праздники, Новый год, непременно именинники получали оригинальное стихотворное произведение на память. И я храню эти поздравления уже много лет. Многие годы лоцслужбу возглавлял Геннадий Сергеевич Маркелов – всегда подтянутый, аскетически элегантный на вид и глубоко образованный интеллигентный руководитель, никогда не повысивший голоса на подчиненного, но, авторитет которого, был непререкаем. Пунктуальность и безукоризненная аккуратность в бумагах была, кажется, у него впитана с молоком матери, в лоцслужбу – на третий этаж – всегда заходила с благоговением. Упоминала уже Бориса Николаевича Никифорова, добавила бы еще фамилии более молодых на тот момент лоцманов Юрия Кутнякова, Евгения Орлова… Лоцманами становились, как правило, через несколько лет после работы в должности инженеров лоцотряда, или из штурманского состава флота. А в самом лоцотряде, возглавляли который в мою бытность Сергей Григорьевич Овчинников, и впоследствии Юрий Николаевич Лебедев самым молодежным подразделением была гидропартия, где после окончания ЛВИМУ (Ленинградское высшее инженерное морское училище им. С.О. Макарова) начинали свою гидрографическую деятельность Алик Маслов, Олег Котов, Сергей Лялько, Юрий Гришин, Владимир Власов и Валентин Жужгин – нынешний руководитель изрядно сокращенного коллектива. Радиобюро возглавлял Владимир Иванович Тибейкин, но, тем не менее, негласным лидером коллектива и его душой, в то же время , самым безотказным работником, была и остается Валентина Александровна Пансевич, с которой нас долгие годы связывают дружественные отношения. Братья Кузьмины, Леонид Лунев, Олег Гнатюк (нынешний руководитель ГИБДД) трудились радиотехниками базы, обеспечивая круглосуточную связь с пароходствами и морскими судами. Капитанами судов в 70-е годы работали Николай Григорьевич Лукичев, Анатолий Нефедович Быковский, Юрий Михайлович Вергунов, Владимир Иванович Кринкель, Иван Григорьевич Владимиров, их помощниками Евгений Станиславович Сысойков, Владимир Иванович Моисеев, начальником радиостанции Сергей Кокоуров, водолазами Валерий Тетерин и Василий Букша.

Не устаю повторять, что большинство коллектива – люди творческие. К сожалению, не была знакома с Борисом Павловичем Водопьяновым. Он работал немного ранее инженером-гидрографом, лоцманом. В 1987 году в Красноярском книжном издательстве вышла его книга «Лицом к студеному океану», ставшая не просто первой книгой серии «Полярные горизонты», но и своеобразным гимном труда енисейских гидрографов. В последующих выпусках этой серии появились рассказы и коллеги Б.П.Водопьянова – А.Н.Быковского.

В отличие от коллектива комбината, в гидробазе царил иной распорядок дня. Ровно в 11 часов утра и в 16 дня в определенные кабинеты начинал стекаться определенный кружок работающих — наступало «чайное» время, иногда перераставшее в длительные беседы на те, или иные бытовые, либо политические темы. Начальство путем запретов пыталось с этим бороться, но тщетно. «Народ» неизменно стремился в свой «чайный кружок». Интересными, в форме студенческих «капустников», импровизированных представлений, проводились и праздники. И особая атмосфера – размеренности, обстоятельности, упоения процессом дискуссии — царила на партийных собраниях. Организация насчитывала в своих рядах свыше 40 членов КПСС, считалась крупной, с высоким уровнем образования. Собрания длились по 3-4 часа с перерывами по регламенту через каждые час-полтора. Любая городская инициатива подвергалась сомнению и критике, особенно, «доставалось» работникам горкома партии. До сих пор вспоминаю, как громогласно выступал Е.М.Лесников: «Как смели, на изготовление городской Доски Почета использовать кусок нержавеющей стали?» и всегда что-то в таком же ключе…

Поначалу я вошла в этот размеренный ритм: в обеденное время успевала забежать в магазин и рынок, с утра приготовить для семьи обед, вечером постирать и погладить. Но так продолжалось недолго. На очередном отчетно-выборном партийном собрании меня, неожиданно, избрали секретарем партийного бюро. Семья вновь отошла на второй план. А вскоре мне предложили перейти и на работу в горком партии. Муж только рукой махнул, дескать, решай сама…



Читайте также:



Тэги

комментариев 13

  • Тибейкин В.И.:

    Очень интересный блог. Но….есть неточности. В одном месте ЛВИМУ расшифровано как: военно-морское училище. Правильно: Ленинградское высшее инженерное морское училище им. С.О. Макарова.
    А.В.Головин не работал лоцманом. Он ,как гидрограф, много лет работал на промерах, затем в навигационной камере.
    В общем, деятельность гидробазы описана правильно.
    С уважением, Тибейкин.

  • Лаутеншлегер Татьяна:

    Всё читаю с большим интересом.В Игарке прожила 20лет,но она стала родной.Большое спасибо за создание такого блога.Настолько всё интересно и позновательно.Приятно читать о замечательных людях Игарки.Конечно,я многих исторических фактов Игарки не знала,поэтому мне вдвойне это читать интересно,как будто я заново открываю и узнаю для себя свой любимый город.

  • Борис:

    Восхищает память на имена, события, благодарность за светлые, добрые, старые времена, за людей, отдававших себя до конца за общее дело.

  • Крячков НА:

    Очень добрая публикация. Ходил в Игарку на судах СМП за лесом с 1974г. Люди там действительно интересные.Напомнилось очень много знакомых фамилий в Гидробазе и ИЛДК, поездки за грибами в окрестности и на вертолёте в тайгу за брусникой и к рыбакам. Местные приглашали в гости — там единственный раз в жизни попробовал пельмени со стерлядью — до сих пор помню вкус. Ещё помнятся празднования Дня Морфлота с проходами по протоке местного флота — очень забавно, раз даже брали интервью для ТВ. Последний раз был где-то в 2005г. Жаль, что с перестройкой всё развалилось, но воспоминания об Игарке и её жителях только самые тёплые. С благодарностью.
    Капитан дальнего плавания.
    Крячков.

  • Вершинин Н.А.:

    Очень интересный очерк. Валентина Анатольевна, в это же время гидрографом работал Васильев Фёдор Дорофеевич. Он так же приехал в Игарку после окончания ЛВМИУ. Впоследствии перешёл на партийную работу. Вам что-нибудь известно о нём?

    • К сожалению, Федора Дорофеевича уже нет в живых. Мы работали вместе с ним в горкоме партии, о том, что он работал в гидробазе я не знала.

      • Вершинин Н.А.:

        Печальное известие… Спасибо, что отозвались. Желаю Вам доброго здоровья и успехов на литературном поприще.

  • Вершинин Н.А.:

    Валентина Анатольевна, извините, что отнимаю у Вас время. Но ещё один вопрос о Фёдоре Дорофеевиче: когда он умер и где, в Игарке? Надеюсь на ответ и благодарю Вас.

  • Татьяна:

    в Игарке были моря мама — Сергеева Анна Афанасьевна и мой отец — Тетерин Иван Александрович, который в 59 году поднимал флаг на ледоколе «Ленин» поднимал этот флаг. В то время его фото было на многих обложках западных журналов и в журнале «Огонек». Борис Макарович Соколов был посаженным отцом на свадьбе моих родителей и моим крестным отцом. А моя мама была репетитором детей Бориса Макаровича. Позже отец ходил на д/э «Обь» — даже не зимовки в Антарктиду. Очень бы хотелось прочесть где-то больше информации о том легендарном времени. Спасибо за Ваши воспоминания! Если опубликуете ссылки на подобные публикации -я буду Вам очень благодарна!

    • Татьяне — Очень заинтересовало ваше сообщение. Если у вас сохранился этот журнал, давайте вместе опубликуем. Пришлите мне, пожалуйста и обложку, и статью, мой электронный адрес на сайте указан. Я, к сожалению, с родителями Вашими знакома, кажется, не была. Но ничто не мешает нам вместе рассказать о судьбе дорогих нашему сердцу земляков.

      • Уважаемая Валентина!

        Прошу прощения за несвоевременный ответ: почему-то мне не пришло на почту Ваше сообщение…Я только сейчас увидела его — и то, когда зашла случайно на сайт…
        за это время я похоронила маму — оторвался тромб, хотя лечили от онкологии…уехала к дочке в Подмосковье (правда, на время — пока оклемаюсь от похорон). Журналы, к сожалению, у нас не сохранились: многочисленные переезды, а до этого — отъезд из Мурманска и развод родителей…Осталось немного вещдоков пребывания отца на ледоколе…На его родине — в пос. Тужа Кировской обл. в краеведческом музее есть много его подарков, в т.ч. позвонок кита, скелет летучей рыбы, панцирь омара, по-моему, еще что-то — не помню точно….А мама работала в вечерней школе моряков в Мурманске и половина тогдашних сотрудников пароходства — ее ученики или те, кому помогала как репетитор (она была филолог, и историк). Фото отца за штурвалом ледокола (постановочное, потому что он тогда был простым матросом, а вовсе не штурвальным) могу Вам выслать — я его отсканировала. Возможно, у кого-то и есть экземпляр журналов того времени… было бы очень интересно увидеть их снова…. С ув. Сергеева Татьяна. Можете писать мне на почту

        Всего Вам доброго!

    • Валентина:

      Здравствуйте, Татьяна!
      То, что мне удалось в интернете найти Ваш комментарий о Вашем крестном отце, Борисе Макаровиче, — чудо! Я ищу информацию о его второй жене, Вашей теске, Татьяне. Верю, что у меня это получится. Моя цель — исправить ошибку.
      Заранее благодарю!
      С любовью в сердце, Валентина

      • Татьяна:

        Дорогая Валентина! Вы уж простите меня, пожалуйста, за несвоевременные ответы..Но зато я нашла в ОК страничку Артура Чилингарова — моя мама всегда с интересом смотрела новости онем (они тоже были знакомы). Артур Николаевич ведет большую исследовательскую и общественную работу…Надеюсь, он ответит на мой запрос…Если Вас не затруднит, пожалуйста, напишите мне на почту ts58serg@mail.ru — так я оперативно смогу с вами общаться…Что касается бориса Макаровича — я не в курсе его второй женитьбы. Мама была знакома только с его первой женой и их детьми. У моего отца не было близких:отец погиб на фронте, а мать, выйдя второй раз замуж, выгнала его из дома в 12 лет. Он попал в Мурманск, был простым плотником, матросом, моя мама помогла ему закончить школу, мореходку и Высшую Макаровскую. На их свадьбе в Тикси Борис Макарович и был посаженным, за неимением других родственников. Помню свой первый рейс до Риги на «Ленине» — года 3 мне было…Если интересно — я вам опишу его…В любом случае, жду Вашего письма на эл. почту. Желаю Вам здоровья, доброго настроения и осуществления всех Ваших проектов и желаний!!! Если у вас есть настроение и желание — приглашаю в гости в солнечное Приднестровье!
        Обнимаю, Татьяна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *