О себе расскажу сама




Заканчивая очерк «Взвейтесь кострами, синие ночи» о композиторе Сергее Федоровиче Кайдане-Дешкине и его жизни в Игарке, я обещала, что у него будет продолжение. Надеюсь, что не одно. Должна сказать, что история взволновала многих игарчан, во время моего недавнего визита в город, они делились со мной своими впечатлениями от прочитанного и возможными адресами дальнейшего поиска.

В Красноярске я беседовала с композитором Александром Шемряковым, автором знаменитой песни «Игарка – не иголка». Творчество его коллеги Сергея Дешкина ему знакомо, а вот о периоде жизни композитора в Игарке он слышит впервые. Кстати, Александр Дмитриевич считает, что правильное написание фамилии композитора «Дёшкин».

Как же очутилась в Игарке Ольга Миррер? Оказывается, она об этом написала еще двадцать лет назад сама: «Отец мой приехал в 1929 году на строительство Игарки, потом пригласил сюда мать (она была на Дальнем Востоке). Я в то время была еще маленькая. (Путем нехитрых подсчетов, можно установить, что в Игарку Ольга приехала в пяти-шестилетнем возрасте).

«Позже, году в 1936-ом или 1937», — пишет она дальше, — «Мой отец и те, кто его окружал, оказались «врагами народа».

Думаю, что этот факт ее биографии, возможно, повлиял на то, что Ольга не стала автором книги «Мы из Игарки», написанием которой увлекались в тот год все игарские школьники. По крайней мере, ее фамилия под письмом Алексею Максимовичу Горькому стояла одной из первых. В момент издания книги Ольге было десять-одиннадцать лет. Предполагаю, что она была отличницей и активисткой, ведь из сотен игарских школьников, именно ее фамилия в числе инициаторов письма великому советскому писателю.

Спустя годы игарские журналисты Мария Мишечкина и Александр Тощев попытаются проследить судьбу авторов книги и придут к выводам о том, что не таким уж безоблачным было то игарское небо, и не все ребячьи судьбы оказались радужными. Об этом цитируемая мною сегодня их книга «Мы из Игарки». Недетская судьба детской книги». Именно там, на 120-ой странице я и обнаружила воспоминания Ольги Николаевны Кайдан, в девичестве Миррер.

Удивительна детская память, она настолько остра, что самые мельчайшие подробности ребячьей оценки событий вокруг них сохраняются до глубокой старости. Ольга Николаевна вспоминает через полвека о своем восхищении артистами приехавших в город Малого и Большого Театров, о том, как возле старого исполкома на открытой площадке холодной осенью танцевала балерина Ольга Лепешинская. Для юной девочки это было нечто невообразимое и восхитительное.

Мы узнаем, что мама Ольги была портнихой, и шила платья женам летчиков, в том числе и супруге погибшего в последствие пилота Чернявского. Умиляет, что она не только помнит, что жен летчиков простые жители Игарки называли «мадам», но и то, что отец девочки возмущался, как разговаривала с детьми бывшая первым секретарем горкома партии Валентина Петровна Остроумова. Выступая на городском пионерском слете, та произнесла:

— Я вам пионерам обещаю, что построю для вас детскую площадку, пионерские лагеря. А если я этого не сделаю, допустим, в такие-то сжатые сроки, вы придете ко мне в кабинет и скажете: «Что ты, Остроумова, трепалась».

Безусловно, Ольга Николаевна была очень эмоциональна, сохранила хорошую память, и оставила подробные впечатления не только о Валентине Петровне Остроумовой, но и о полярных летчиках Молокове, Чкалове, Водопьянове, Головине и легендарном Отто Шмидте. Мы находим подтверждение, что она училась действительно на пятерки, и ее фотография была помещена в городской газете с подписью «Отличница школы – Люся Миррер». На втором ее фото в газете – она вместе с Аней Цехиной поет на школьной олимпиаде. Видимо, тоже, не плохо поет, раз удостоена чести быть запечатленной в газете.

Воспоминания подробны и интересны. Увы, но в них, к сожалению, ни слова о взрослой судьбе Ольги Николаевны — как она оказалась в труппе артистов театра, ни слова и о своем муже композиторе Кайдане-Дешкине, чью фамилию она носила до конца своей жизни.

Желающих прочесть подробные воспоминания, я отсылаю к книге М.Мишечкиной и А.Тощева, которая есть в городской библиотеке и в свободной продаже в Доме ремесел, я же продолжаю поиск.

Фото: из книги «Мы из Игарки: Недетская судьба детской книги»



Читайте также:



Тэги

комментариев 5

  • Долинкова Нина Олеговна:

    Здравствуйте! Прочитала Вашу статью с рассказом об Ольге Миррер!
    По всем признакам, она внучка Михаила Владимировича Миррера (бывшего управляющего Амурским банком, до революции). Моя прабабушка была его женой. Помогите, пожалуйста найти Ольгу Николаевну и (или) её родственников. Память о её деде хранится в нашей семье, имеются его личные письма. Мы будем очень рады восстановить с ними связь.

    Заранее благодарю, Долинкова Нина Олеговна 30.08.2011

  • Валерий Александрович:

    Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, как можно связаться с Долинковой Ниной Олеговной? Она написала отзыв на Вашу статью. Может быть, у Вас есть её электронный адрес или телефон? Заранее благодарю, Антонов Валерий Александрович

  • Долинкова Н.О.:

    Недавно я зарегистрировалась в Одноклассниках, имя Нина Долинкова, заходите, оставьте сообщение, жду!!!!

  • Галина:

    Здравствуйте,случайно обнаружила в Вашем архиве очень короткие сведения о моём очень далёком родственнике.Ламсадзе Мелитон Теймуразович был мужем родной сестры моей бабушки и знаю,что они жили в Игарке.Родственники говорили,что он был мэром Игарки,но так ли это на самом деле-я не уверена.Может быть естьещё какие-либо сведения у Вас,Заранее благодарю,Галина,Санкт-Петербург.

  • Галине — К сожалению, у меня есть только то, что я указала — это списки добровольцев, подавших заявления об отправке на фронт. Если становится известна дальнейшая судьба, я добавляю регулярно дополнительные данные. В пятидесятые годы к отцу из Курейки приезжал часто в гости грузин, который был то ли председателем колхоза там, то ли председателем исполкома сельсовета, но фамилии его я не помню, а звали его, кажется Арчилл. Среди руководителей города (первые секретари, председатели исполкомов) тоже не было человека с такими данными. Мэра города стали избирать только с 1993 года. Грузин среди жителей города практически не было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *