Михаил Дёмин: То вьётся северная вьюга…



Не могу сказать, что я этого поэта не знала. Проработав несколько лет в администрации Туруханского района я всерьёз увлеклась историей этого края, тем более, что город Игарка, однажды освободившись из его недр и став самостоятельным, вновь вернулся в границы его территории. Мой статус и должность помощника главы Туруханского района по взаимодействию с общественностью требовали знания истории культуры района и её персоналий. Из газеты «Красноярский рабочий», где 24 января 2003 года был напечатан очерк Владимира Шанина «Он «судьбу свою недосказал», я впервые услышала о поэте Михаиле Дёмине.

Михаил Дёмин: То вьётся северная вьюга…

Якобы он отбывал срок на стройке № 503 МВД СССР, прокладывая железную дорогу Салехард – Игарка до её ликвидации в 1953 году. Далее «Валил лес в саянской тайге, работал шкипером на Енисее. По рекомендации такого же заключенного, как и он, писателя Роберта Штильмарка, получившего направление в Енисейск, был принят литсотрудником в аскизскую районную газету по месту ссылки».

Впрочем, Михаил Дёмин, точнее, Мих. Демин – это литературный псевдоним. Подлинное имя этого человека – Георгий Евгеньевич Трифонов, русский писатель, двоюродный брат более известного в России писателя Юрия Трифонова – автора романа «Дом на Набережной», которым мы в одно время все зачитывались. Однако, не только брат, но и отец писателя Евгений Андреевич Трифонов, будучи профессиональным военным, тоже занимался литературой, выпустил несколько сборников стихов, повестей и даже романы «Стучит рабочая кровь» и «Калёная тропа». Его литературный псевдоним — Бражнев. Так что задатки у юноши и литературные способности были заложены в роду.

Отец Георгия скончался от инфаркта, ожидая неизбежного ареста, в 1937 году. Его младший брат Валентин Андреевич Трифонов, советский военный и государственный деятель, дипломат, был репрессирован и расстрелян 15 марта 1938 года. Нет сведений о том, как сложилась судьба матери подростка Е.В.Аслановой и кем она была, но судьба мальчика, оставшегося в одиннадцатилетнем возрасте после внезапной смерти отца, оказалась также трагичной.

В природе не существует, по крайней мере, я не видела, подлинного биографического документа, написанного самим литератором. Поэтому и я пытаюсь выстроить его биографию по крупицам из известных мне источников.

16-летним юношей Георгий был осуждён к двум годам лагерей для несовершеннолетних. Так ли это было на самом деле? На сайте «Подвиг народа» я нашла данные о призывнике 1926 года рождения, уроженце курорта Лавиза (Финляндия) Георгии Евгеньевиче Трифонове, окончившем 7 классов и работавшим в художественной мастерской при заводе Трехгорная мануфактура. 16.08. 1944 года он был призван Краснопресненским райвоенкоматом на действительную военную службу. При этом на документе сделана пометка о том, что он прошёл военный всеобуч на заводе в 1941 году. Был ли он в действительности на фронте, такими данными сайт «Подвиг народа» не располагает.

На сайте «Википедии» в биографии писателя читаем: «… послан на фронт, а после демобилизации учился в художественном институте. Когда стала известной его предыдущая жизнь, он, чтобы избежать ареста, скрылся в преступном мире. До ареста в 1947 году он вором ездил по железным дорогам, совершил и убийство. Осуждённый на шесть лет, он и в лагерях жил как «блатной». В 1953—1956 был в ссылке в Сибири».

Так ли было на самом деле, не ставлю задачей уточнить биографию писателя. Со временем, возможно, откроется ещё и не один эпизод его многострадальной жизни. Надо лишь дать старт поиску.

Поводом для написания этой статьи стали совершенно случайно найденные мной на страницах игарской газеты «Коммунист Заполярья» в подшивке 1955 года стихи автора М. Демина. Их немного, всего, одиннадцать, они небольшие по объёму, но глубокие, ёмкие по содержанию, талантливо написанные одарённым человеком. Разумеется, стихи будут воспроизведены мною ниже.

Михаил Дёмин: То вьётся северная вьюга…

8 мая 1955 года целая полоса газеты «Коммунист Заполярья» была озаглавлена как «Литературная страница». От редакции газеты сообщалось, что она подготовлена членами литературной группы, созданной при редакции. Всех, занимающихся литературным творчеством призвали присылать для публикации свои произведения любого жанра. «Пишущая братия» откликнулась. «Литературная страница» стала выходить ежемесячно. Свои стихи публиковали электромонтёр В.Дырбов, сотрудник газеты П.Шевцов, известный впоследствии поэт-песенник Юрий Аристов. Кто были остальные: прозаик Петр Левчаев, поэты Л.Филатов, А.Горюшин, К.Петров, Д.Николаев – история умалчивает. Не раскрыт род занятий и двух других авторов – М.Демина и М.Мамакаева.

Оказывается, одним из авторов, пишущих в прозе, был ссыльный чеченец Магомет Мамакаев (1910-1973), журналист, ставший после окончания ссылки в Игарке профессиональным поэтом и писателем. И о нём нам ещё предстоит рассказать. Возможно, что административным ссыльным был и Георгий Трифонов. Ведь строительство железной дороги было свёрнуто. Все заключённые перебазированы в другие лагеря за пределы Игарки.

Стихи Михаила Дёмина поражают не только талантом, они наполнены трагизмом. В них нет восхищения природой, присущего другим авторам, нет воспевания героики социалистического труда, не содержится благодарности руководителям партии и правительства за счастливую жизнь, как это традиционно было принято в поэзии тех лет. Лирический герой стихотворений Дёмина – явно человек со сложной судьбой, многое испытавший, от того ещё больше ценящий жизнь, товарищество, любовь.

В том же году недавно приступивший к обязанностям редактора газеты Алексей Белоусов, муж мой первой учительницы Веры Алексеевны – был, как видно, не из боязливых. Не побоялся напечатать в газете поэта, сквозь строчки стихов которого явно проглядывал его статус заключенного. Критерием, как мне кажется, для редактора был явно присутствующий в стихах талант: они были выстраданы автором, каждое слово било в цель, в них часто применялось многоточие, но каждое представляло собой яркую, образную, завершённую картину в миниатюре.

Я пока вдалеке от центральных библиотек, и как только выберусь, постараюсь найти и первый сборник стихов, изданный автором в 1956 году и названный «Под незакатным солнцем, и последующие поэтические сборники «Лицом к востоку» (1958) и «Параллели и меридианы» (1962), его автобиографическую трилогию «Блатной», «Таёжный бродяга», «Рыжий дьявол». Возможно, в них есть что-то и об Игарке.

Но с большой уверенностью должна сказать, что приведённая в Википедии дата начала его творческой деятельности может быть в связи с уже этой моей публикацией передвинута с 1956 на 1955 год. Тогда в прах рассыпается и версия о том, что он взял псевдоним, чтобы его не путали с литератором-двоюродным братом. Псевдоним начинающему поэту потребовался для того, чтобы скрыть свою истинную фамилию и статус. И произошло это в 1955 году в Игарке.

Следовательно, наш город может гордиться появлением и развитием таланта у ещё одного неординарного гражданина нашей страны.

Михаил Дёмин: То вьётся северная вьюга…Георгий Евгеньевич Трифонов прожил трагическую жизнь. В 1959 году он всё-таки стал членом Союза писателей СССР, переселился в Москву и в 1962—1964 годах посещал Высшие литературные курсы. В СССР были опубликованы четыре сборника его стихов и один сборник прозы.

В 1968 году он использовал поездку в Париж для вступления в наследство умершей тёти, чтобы эмигрировать. Сделал ли это преднамеренно, либо под стечением обстоятельств – кто знает. Говорят, работая на радио «Свобода», он не допускал клеветнических высказываний в адрес правительства нашей страны, расспрашивал соотечественников, можно ли вернуться в Союз. Но в глубине души он мог думать и о том, что его ждёт при возращении.

Георгий Трифонов умер в 1984 году, как и его отец, внезапно, от инфаркта. Поэт Мих.Дёмин, несмотря на ни на что жив, жив стихами, удивительно лиричными, даже в начальном периоде своего творчество в них чувствуется перо мастера. Судите сами.

Добавлю лишь, что игарчане могут гордиться ещё одним открытием в цепочке имён: Виктор Астафьев, Игнатий Рождественский, Казимир Лисовский, Михаил Дёмин…


Отчий край

Над Сибирской стороною

праздник солнца,

да синь простор.

Выбегал Енисей весною

Из суровых Саянских гор.

Цвёл тогда каждый малый

кустик,

И была волна зелена,

И катилась, чем ближе

к устью,

Тем всё медленнее она…

Брызги слёз штормовых…

Видать,

Даже рекам и тем не просто

землю отчую

покидать!

(июнь 1955 года)

Лебединая песня

Так по весне

Который день,

Тайгу полярную минуя,

Летела

Пара лебедей

Из жарких стран

В страну родную.

Красавец-лебедь,

Горд и юн,

В пути подруге белогрудой

Трубил

Про молодость свою

Да про свою

Любовь и удаль…

И вдруг

Негаданной бедой

Раздался выстрел

На рассвете…

И дрогнул лебедь молодой,

На полпути

Погибель встретив.

И он упал на талый луг…

И в тот же миг,

Без слёз рыдая,

Над местом,

Где погинул друг,

Подруга взмыла молодая…

Зачем ей

Радость и весна,

Когда душа осиротела?

И смаху

Об землю она

Расшиблась насмерть

Грудью белой.

И с той поры

В лесном краю

Жива молва

Про них обоих…

И песни

Девушки поют

Про лебединую

Любовь их.

(24 июля 1955)

Где спал я у костра

Бывало,

стужею палимый

я думал –

сдам…

не устою…

Сквозь ночь и льды,

сквозь вьюги

шли мы

у бела света

на краю.

А что ж,

и плакали

от злости!

Когда за горло нас брала,

когда пронизывала кости

слепая

северная мгла.

Что ж,

и кляли мы,

кто как мог,

снега,

да мошкару,

да сырость…

И вот полярный городок

руками, волей нашей

вырос.

И там, где спал я

у костра,

в лапту играет

детвора.

(28 августа 1955 года)

Как я мёрз

Как я мёрз,

Ах, как мёрз бывало:

Спал в снегу

И плутал в пургу.

Песни пел я,

И застывала

Кровь

На коже обмёрзлых губ…

Что ж, но если,

Пройдя по свету,

Мне бы столько не испытать –

Никогда б

Мне не спеть об этом,

И поэтом бы мне не стать!

(30 октября 1955 года)

Перевал

Над перевалом

Ветер выл.

В сердца вселяя

Дрожь и робость.

Он слабых так и норовил

С пути смести

И сбросить в пропасть…

И каждый видел –

Нипочём

Один не совладает с вьюгой.

И чуял с радостью

Плечом

Плечо

Попутчика и друга.

И понимал:

Отстать нельзя.

И пел,

И делал всё, что в силе…

И одолев беду

Друзья

Тот перевал

Перевалили.

Так дружбы силою могучей,

Крутой подъём был взят в бою.

Я, оглянув страну свою,

Невольно вспомнил этот случай.

(30 октября 1955 года)

Белые туманы

Утро льёт по ярам

глухоманным

молоко таёжного тумана;

Вон с востока звёздочка

слиняла…

Холодком пахнули зеленя…

Ты навек, Сибирь,

околдовала

белыми туманами

меня!

(27 ноября 1955 года)

На деляне

На деляне

сумерки густые.

Кончен день.

И чудится

средь мглы:

намела метель

из-под пилы

в небеса

опилки

золотые.

(27 ноября 1955 года)

Подруге

Крута зима…

Но были мы

сильней и круче

в дни лихие.

Мы взяли удаль

у зимы.

Упрямство духа –

у стихии.

И покорилась нам она…

Ты не грусти,

ты верь, подруга –

в кудрях у нас

не седина.

То вьётся

северная вьюга.

(27 ноября 1955 года)

Снегопад

Тишина.

Таёжный вечер.

Лиловеет стынь глухая.

Сосны,

гладкие, как свечи,

рыжим дымом

полыхают.

День – долой…

И с нами в ногу

снегопад идёт.

Ложится

белый сумрак

на дорогу

да на девичьи ресницы…

Только петь бы!

Завернула

темень

весело и зло.

Вон взади

перемигнулось

с первой звёздочкой село…

Хорошо с любимой рядом

в поздний час

под снегопадом!

(25 декабря 1955 года)

Перекур

Перекур.

Любовно

и устало

обнял землю я

у срубленной сосны…

Может потому

земля и стала,

что невеста

под венцом

весны?!

(25 декабря 1955 года)

Морозы

Выемка.

Звенят морозы.

След копытный поутру…

Видно,

ночью

ходят козы

греться

к нашему костру.

(25 декабря 1955 года)

Фото: из интернета.



Читайте также:



комментария 2

  • виктор дорожкин:

    Валентина Анатольевна уже навязло в зубах этот 37 год. Может хватит уже муссировать это событие.В 90-е погибло от разграбления страны почти 12 миллионов не считая бандитских разборок. Вайнеры написали ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ.. Честно устали уже от этого вранья.

    • Ну, что вы, Виктор Никитич, в 37 году у мальчика от инфаркта умирает отец, подросток становится преступником, не вором, убийцей, отбывает положенный срок, находясь в ссылке в Игарке, в 1955 году начинает писать стихи, публикует их в местной газете, становится признанным писателем. Вот об этом очерк. А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *