Игарка – не иголка



Бывают такие места на земле, одно их название интригует и манит. При пусть даже мимолетной встрече память об этом кусочке земли остается надолго. Сказала бы «на века», но человеческая жизнь короче. Однако, в самом укромном уголке сознания однажды и навсегда может засесть и рефреном повторяться название земного уголка, где ты однажды, пусть даже случайно, побывал. Так и с нашей доселе незнакомой мне героиней.

Игарка – не иголка

Ровно шестьдесят лет назад, когда ей было чуть больше двадцати, и она пока еще занимала самую низкую ступеньку в геологической иерархии – во время студенческих каникул была простой рабочей в геологоразведочной партии, пароход с геологами пристал к речной пристани с названием «Игарка». Геологическому отряду надлежало с Енисея двигаться севернее — до поселка Усть-Тарея на реке Пясина, несущей свои воды, как и Енисей, в Карское море. Но достичь поселка водным путем было невозможно, только по воздуху. Если я не ошибаюсь, то в те времена флагманами пароходства по перевозке пассажиров считались «Иосиф Сталин» и «Серго Орджоникидзе». Оба вместимостью до 600 пассажиров. Пароход «Иосиф Сталин», мощностью мотора в 800 лошадиных сил, был построен на Красноярском судоремонтном заводе в 1939 году. Судном командовал известный на Енисее капитан Иван Гурьянович Лобастов. В 1927 году он был рулевым на пароходе «Тобол» под командованием Петра Филипповича Очеретько, сделавшим первые промеры в Игарской протоке и предложившим построить порт именно здесь. Пароход «Иосиф Сталин» был двухпалубным, по тем временам комфортабельным. Поэтому, покинув его уютные каюты, ведомые начальницей отряда, геологи высадились на игарский берег, сделав на прощание первый снимок из публикуемой сегодня исторической коллекции.


Перед самой поездкой в Сибирь наша героиня Наталья Бондаренко приобрела фотоаппарат. Аппараты марки «ФЭД» были в те время самой заветной мечтой у молодежи, сродни сегодняшнему пристрастию тин-эйджеров к сотовым телефонам со встроенной камерой. Марка «ФЭД» в расшифровке — это Феликс Эдмундович Дзержинский. Названа так поскольку первые фотоаппараты начали производиться трудовой коммуной для беспризорников в Харькове, носящей имя грозного руководителя ВЧК. Был такой фотоаппарат и в нашей семье. И насколько мне помнится, многие и сегодня считают его качественным и надежным при съемке. Фотографировать на пленку, затем проявлять ее, и печатать снимки было делом хлопотным, но достаточно увлекательным. Вот и у нашей героини, а ей сегодня уже за восемьдесят в семейном архиве с тех пор сохранилось несколько снимков, о которых мы ведем речь. И хотя качество фотографий не очень хорошее, и большая часть изображений на них нерезкая, но все же что-то можно разглядеть, когда предполагаешь, что изображено, тем более оценив многолетний срок хранения фото в семейном архиве.

Как известно, аэропорт в Игарке расположен на острове, и путь до него достаточно сложен. Сегодня между городом и островом ходит паром, до этого комфортабельный для пассажирских перевозок речной «трамвайчик» «Ушаковец». А вот в начале пятидесятых высадка на острове осуществлялась с большими трудностями. Тут же в этой части речной протоки к берегу швартовались и плотоматки с ангарским лесом, приплавленные для переработки на лесопромышленный комбинат.


С большими трудностями сходили по узкому трапу с катера на берег авиапассажиры с чемоданами, сумками и рюкзаками, торопящиеся к вылету из Заполярья.
Остров, на котором почти на исходе войны было принято решение о строительстве аэропорта, был выбран не случайно. Песчаная структура почвы не подвергалась деформации, так губительно влияющей на остальные строения, воздвигнутые в Заполярье. В городской черте мерзлота буквально выталкивала из своих недр любое инородное вторжение в нее – будь то забитая строительная свая, или целый дом. После непродолжительного периода эксплуатации волнами извивалось по земле некогда ровное и легкое дорожное полотно. Взлетно-посадочная полоса на острове, по расчетам проектировщиков, деформации не должна была подвергаться.
Остров вначале носил название Самоедский, с появлением на нем авиапорта стал «Сухопутным» в противоположность отгороженной акватории протоки, напротив современной гидробазы, где приводнялись гидросамолеты. Переход в самолетостроении на колесные машины требовал и оборудования грунтовых взлетно-посадочных полос.

Решение о строительстве аэродрома на острове было принято на заседании исполкома Игарского горсовета в августе 1944 года, закончено строительство в 1946 году. С тех пор остров стал именоваться Сухопутным. И в мою бытность в Игарке это имя сохранилось на коммутаторе связи. К примеру, чтобы позвонить по телефону из города абоненту аэропорта или совхоза, тоже находящемся на острове, надо было набрать «27» и услышать голос дежурной островной телефонистки. «Сухопутный, — слышался в трубке голос той, кто и должна была соединить вас с нужным вам номером. В моем архиве до сих пор хранится телефонный справочник абонентов коммутатора «Сухопутный».


Сегодня от причала парома на берегу вас доставит до здания аэровокзала автобус, чье расписание движения согласовано с речниками. В начале 50-х годов нашим геологам пришлось пересечь остров пешком, перенеся на себе свой нелегкий груз и попутно отмахиваясь от вездесущих уже проснувшихся в июне комаров. Эти назойливые кровососы — комары, а к средине лета и гнус – настоящее бедствие не только шагнувшего вглубь леса. Досаждают они людей и в городской черте. А дорога до аэропорта и тогда, и сейчас проходит по заросшему тальником островному перелеску.

Начиная со времени строительства и вплоть до начала 90-х годов большинство строений в поселке у аэродрома на острове были одноэтажными.


Аэропорт рос, парк воздушных машин добавлялся, а летчиков, прибывающих на Север и желающих осваивать заполярные воздушные трассы, долгие годы селить было негде. На острове было несколько общежитий для холостых барачного типа, да частные одноэтажные домики для семейных; клуб, столовая и само здание аэровокзала с находящимися на втором этаже службами.

Что касается летной деятельности, то и сегодня об игарских авиаторах слагают легенды. Если начну перечислять всех, то не хватит площади одного очерка. И все-таки о некоторых скажу. Легендарный бортмеханик Сергей Клавдиевич Фрутецкий, сын Красноярского священнослужителя, после полуторагодичного обучения в ремесленном училище, с 1924 года был учеником масленщика на знаменитом пароходе «Тобол». Как и Иван Лобастов, он участвовал в промерах Самоедской протоки для будущего города — порта Игарки. Став авиатором, Фрутецкий принимал участие в освоении полярных трасс вместе с легендарными ныне Виктором Галышевым, Михаилом Водопьяновым, Василием Молоковым, Иваном Черевичным, Александром Штепенко, Энделем Пусэпом, Константином Сугробовым и другими.


Авиарейс до Игарки был выполнен экипажем в составе командира Василия Молокова с бортмехаником Константином Сугробовым 27 марта 1933 года. Тогда продолжительность полета от Красноярска до Игарки составила 8 часов 45 минут. На самолетах были установлены лыжи, и они могли приземляться либо на снег, либо на воду. Игарский гидропорт был базовым для воздушных полетов по трассе Северного Морского пути, освоения Арктики. Узнав о начале войны, уже 23 июня 1941 прямо из Игарки вылетели на своих самолетах — двухмоторных летающих лодках — в Москву Водопьянов, Пусэп, Черевичный, Штепенко. Благополучно преодолев огромное расстояние над сушей, гидросамолеты приводнились на Химкинском водохранилище. А еще через неделю летчики уже были на авиационном заводе и изучали самолет ТБ-7. 10 августа 1941 года именно «игарские» отважные летчики в первый раз бомбили Берлин.

С семидесятых необычайную популярность на севере приобретают вертолеты. Прирожденным летчиком, командиром подразделения Ми-8 и просто обаятельным человеком был недавно умерший в Москве пилот 1 класса, «Отличник Аэрофлота», кавалер ордена Трудовой Славы 3 степени Владимир Павлович Сокол, работавший в Игарском авиапредприятии с 1975 года. Он совершил множество полетов, трудных и легких, бесчисленные посадки в тундре и на озерах, сотни тонн перевезенного долгожданного груза, множество людей, для которых по специфике работы и жизни – вертолет – единственный транспорт. Владимир Сокол со своим экипажем принимал участие в строительстве газопровода «Мессояха-Норильск», сооружении Хантайской и Курейской гидроэлектростанций, освоении природных богатств Севера.

Пилотами-ассами были Виктор Сергейкин и Альберт Мартынов, начинавшие летать вот на таких самолетах «Ли-2», в последующем руководители Игарского авиапредприятия. Но вернемся назад в 1954 год, к нашей пассажирке, юной Наталье Бондаренко, запечатлевшей для истории эти фотографии летного поля со стоящими на них самолетами Ли-2. Этот тип самолетов первые полеты в Игарку совершил в 1946 году, пассажирские рейсы на нем выполнялись вплоть до 1972 года. В самолете было 14 пассажирских мест, его скорость была 290 километров в час.

Интересно, что именно на самолёте Ли-2 9 мая 1945 года в Москву из Берлина были доставлены акт капитуляции Германии и Знамя Победы.


Добравшись до здания вокзала, геологи наконец-то смогли передохнуть и оглядеться перед рейсом. Стоя у ограды, отделяющей летное поле от перрона, можно было наблюдать за расстановкой самолетов, их движением по взлетной полосе. По эту сторону оградки из штакетника всегда стояли встречающие в нетерпении увидеть прилетевших пассажиров. Рейс из Красноярска с посадками в Енисейске и Подкаменной Тунгуске, иногда в Туруханске длился шесть часов.

В почтовом киоске внутри вокзала наша героиня тогда приобрела для себя на память почтовую открытку. Их коллекционировали почти в каждой семье тех лет как напоминание о местах пребывания. Мода на магнитики, украшающие поверхность холодильников, появится значительно позже. Пока же Наталья купила в киоске открытку с репродукцией картины «Игарка» художника Стожарова, она и расположена заставкой перед этим очерком.

Не только геологов и летчиков манил в те годы Север. Писатели, поэты и художники, маститые, а более всего начинающие, стремились проехать по Енисею, запечатлев для себя, благодарных читателей и зрителей — их современников и потомков — северные красоты, героический труд и быт осваивающих доселе малонаселенные енисейские берега.

Журналистские впечатления об Игарке пятидесятых есть у известных детских писателей Сергея Михалкова и Анатолия Алексина. Сочиненный немногим ранее Алексеем Кожевниковым художественный роман о первостроителях Игарки «Брат океана» ввел в обиход до сих пор не изжитую в научных кругах «легенду» об основателе Игарке неком Егоре Ширяеве, которого аборигены звали якобы Игоркой- Игаркой. К сожалению, этот штамп продолжает «свою жизнь», кочуя из издания в издание, заполоняя и информационные ресурсы о городе в интернете. Забыты люди, открывшие и прославившие Игарку, «жив» мифический Игорка!

Член-корреспондент Российской академии художеств, Заслуженный деятель искусств РСФСР, Лауреат Государственной премии РСФСР имени И. Е. Репина художник Владимир Федорович Стожаров в начале пятидесятых начинавший создавать свои знаменитые городские пейзажи, побывал тогда в наших местах. В 1953 вместе с таким же начинающим художником Иваном Сорокиным Владимир Стожаров совершил одну из своих первых творческих поездок по Енисею и Ангаре, спустившись вниз почти до самого Диксона. «Вот мы и в Игарке, Надюша, — писал он в письме молодой жене, третий день как приехали в порт. Проплывали знаменитые места Туруханск (где был т. Свердлов в ссылке), Курейку (где тов И.В. Сталин тоже был)»…


Знавшие Стожарова современники утверждают, что именно в своих путешествиях выпускник Московского художественного института имени Василия Сурикова, «вкусил прелесть работы на пленере и окончательно решил строить свое творчество на подлинном, натурном материале, привезенном им из дальних далей» (искусствовед Галина Кириллова). Молодой художник принес в советское изобразительное искусство свою тему, свои цвета и краски, свой взгляд на изображаемую действительность.

Примечательно, что после поездки по Енисею молодые художники Иван Сорокин и Владимир Стожаров организовали свою первую персональную выставку.

Ныне произведения В.Ф.Стожарова экспонируются в Государственной Третьяковской галерее, в государственном Русском музее, в музеях свыше 80 городов на территории бывшего СССР. Несколько авторских работ художника есть в Красноярском художественным музее имени В. И. Сурикова. А та самая «Игарка», о которой мы ведем речь, находится в Ярославском художественном музее.

Жаль, но созданные знаменитым художником в тот период картины «Игарка» (1954), «Туруханск» (1956), «Енисей. Сумерки» (1953), «Этюд. Красноярск» (1953), Енисей (1955), которые ценители живописи до сих пор называют в числе его известных работ, по месту их написания практически не знакомы.


На полотне «Игарка» запечатлена улица Большого театра, узнаваемы расположенные справа здания пожарной части с каланчой, дом Советов (средняя школа № 4), двухэтажный жилой дом передовиков производства наискосок через дорогу от стадиона. Но, видимо, картина писалась по памяти. Стольких двухэтажных домов справа в реальности не было. Это территория мерзлотной станции с реликтовыми лесными насаждениями и одноэтажными лабораторными домиками, где ныне располагаются экспозиционные залы краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты». Не видна была в реальности, как изображена на картине, протока с верхней части ни одной из параллельно идущих вниз улиц Большого Театра, Кирова и Таймырской.

Уже в пятидесятых территория лесокомбината вдоль протоки перекрывала взор смотрящему забором, огораживающим производственные площади. Но замысел творца оправдан, передана атмосфера «деревянного города», существующего ныне лишь в памяти его отдельных старожилов. Тем более обидно, что картина «Игарка» находится в Ярославском музее, ее репродукция на почтовой открытке – еще больший раритет, ставший доступным для обозрения лишь благодаря сохранившейся в домашнем архиве семьи Натальи Степановны Бондаренко и пересланной ее дочерью Светланой, случайно наткнувшейся на мой Блог в интернете. Светлана оказалась права: «мелочи из семейного архива» — так она обозначила эти фотографии и открытку — действительно оказались интересными мне и тем, кто читает мои материалы об Игарке.

Поиск дополнительных сведений о художнике Владимире Стожарове высветил информацию и еще об одном его миниатюрном пейзаже с аналогичным названием «Игарка».


В галерее «Контраст-Арт» Центрального Дома Художника на Крымском валу в Москве находится написанный на картоне размером 31,5х35,5 см маслом пейзаж Владимира Стожарова «Игарка». Живущие в столице игарчане могут ее увидеть, и, по возможности, даже приобрести. Картина выставлена на продажу.

Эта «Игарка» могла быть написана Стожаровым в рамках той поездки, но высокие ели и низкие домики, скорее всего, были в действительности на каком-либо из станков. Впрочем, картины, это не фотографии, художник свободен в выборе композиции…

P.S.: Тему о популярности, узнаваемости и запоминаемости Игарки можно было бы на этом и завершить, поблагодарив еще раз маму и дочь Бондаренко. Но иные современные события заставили вновь заговорить о городе. На днях по многим российским, да что там российским, и мировым телевизионным каналам прошла информация об инциденте, произошедшем в аэропорту заполярного города Игарки. Основана она была на заснятом на камеру сотового телефона и выложенном в YouTube пятидесятисекундном сюжете о том, как при 52-градусном морозе застыли шасси самолета, готовящегося вылетать из аэропорта Игарка.

Пассажиры толкают самолет Игарке
По словам ведущих информационных программ ситуация была настолько критичной, что вышедшие из салона самолета свыше семидесяти сменившихся вахтовиков Ванкора вынуждены были толкать самолет, чтобы сдвинуть его с места. Иного пути для вылета у них якобы не было. У тех, кто жил за Полярным кругом, не раз летал на самолете, в том числе и в зимнюю стужу из Игарки, кроме смеха и обиды эта информация иных чувств не вызвала. Смешно потому, что даже на этих кадрах видна абсурдность сделанных тележурналистами выводов. Побудительных результативных усилий у толкавших, увы, не наблюдается. Самолет выводится на взлетную полосу на прицепе у автомобиля. А по призывному «крику вожака» толпа, в нарушение всех предполетных правил, не уведенных в зал ожидания разгоряченных пассажиров лишь пытается прицепиться к крыльям. Свое неприсоединение к толкающим «видеооператор» объясняет тем, что ведет якобы съемку «подвига». Смешно и обидно. Обидно потому, что даже первый канал центрального телевидения в главном своем выпуске новостей «повелся» на столь топорный с точки зрения подлинности информационный повод.

…Но об Игарке вновь несколько дней говорило все мировое сообщество…



Читайте также:



Тэги

1 комментарий

  • влдимир:

    Место с которого написана картина «Игарка» конечно знакомо. Это улица в 50х была левее места где стоял новый интерклуб ,а справа на картине вверху дорисовано здание речпорта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *