Багряные скалы Осиново



Осиновский порог на реке Енисей образован двумя каменистыми грядами в 40 км выше впадения реки Подкаменная Тунгуска в Енисей. В створе Осиновского порога два параллельных прохода: у правого (основной судовой ход) и левого берегов. Между проходами множество осередышей1. Наименьшая глубина судового хода при проектном уровне — 3,2 метра, средняя на всем участке 4,5 – 5 метров (в межень глубина уменьшается до 2, 0 – 2, 5 м). Скорость течения в пороге 8-10 километров в час. Общая ширина реки около 2,8 км. Особенность Осиновского порога заключается в узком искривленном неглубоком проходе. Современные речные суда минуют порог самостоятельно.

Осиновский порог

Но так было не всегда, и затрудненное перемещение на сложном участке реки требовало наличия людей на берегу для оказания возможной помощи в обеспечении проводки. Напротив Осиново у левого берега Енисея и сегодня видна Фениксова коса, названная так в память о затонувшем в 1918 году в этом месте пароходе «Феникс». В мелководье до сих пор еще заметен его корпус, занесенный песком.

Необходимостью организации проводки судов через Осиновские пороги, скорее всего, можно объяснить возникновение деревни Осиново, хотя пароходное движение на Енисее появилось лишь в конце 19-го века. Деревня же Осиново была основана в 1764 году, первым ее жителем считается Онис Петрович Лазарев3.

Говорят, что фамилия Лазарев была и у первого местного лоцмана, обнаружившего надежный и безопасный судовой ход. Якобы, Нестор Лазарев неоднократно проводил здесь груженые пароходы, которые, прежде, следовали только правым — мелким, узким и очень извилистым фарватером. И миновать его благополучно могли лишь суда с мелкой осадкой. Однако наблюдательный лоцман заметил во время осеннего ледостава, что лед плывет как бы двумя отдельными полосами – правее знаменитого острова «Кораблик» и серединой реки левее его. Весной при промерах глубин версия подтвердилась, и этот ход теперь носит название «Лазаревского». Было это, говорят, в 1876 году.

Лазаревы, как мы расскажем позднее, в Осиново долгие годы истории были самой распространенной деревенской фамилией. Нестор Иванович Лазарев, от роду 71 года, числится в списках крестьян и их домашних в деревне Осиновой Дубчесского православного прихода. Он вдовец, живет с младшим сыном Флором, невесткой Анной и тремя внуками Аввакумом, Василием и Натальей. Его старший сын Григорий ведет отдельное хозяйство с женой Варварой и детьми мал-мала-меньше Василием, Николаем, Дмитрием, Тихоном, Георгием, Стефаном, Евлампией и Анной. Это данные 1915 года.

Вполне вероятно, что станок Осиновский – это одна из станций Северного почтового тракта. К 1745 году на Енисейском севере было уже 46 русских поселений. А в 1770 году в Туруханске было открыто почтовое отделение под контролем Сибирского почтамта (Тобольск). Спустя девяносто лет (1859 год) в казенном станке Осиновском было восемь домов с числом жителей 33 мужского пола и 24 женского.

Станок Осиновский и встретившееся в его окрестностях редкое животное кабаргу4 упоминает шведский исследователь Арктики Нильс Эрик Норденшельд (1832-1901) , «отечество» которого, по мнению зарубежного ученого – «высокие горы центральной Азии».

В 1875-76 годах он путешествовал по Туруханскому краю, издав впоследствии книгу «Экспедиции к устью Енисея». Вновь читаем вместе сей научный труд за 1876 год: «Оно (Осиново) находится на берегу маленькой речки, которая своими многочисленными изгибами как бы протестует до последней возможности против слияния с могущественной рекой».

Читая колоритные записки знаменитого ученого, называвшего себя «дерзким пришельцем, осмелившемся появиться во владениях белок и бурундуков, а попутно и прославившего, отметим, как и норвежец Фритьоф Нансен, нашу «малую Родину», потомки декабристов, где-нибудь в центре России, быть может, вспоминали эту сибирскую деревушку, пытаясь отыскать на карте ее расположение. И повод для этого тоже, оказывается, был.

После Петербургских событий 14 декабря 1825 года, известных, как восстание декабристов, когда суду были подвергнуты 121 человек, и пятеро из них повешены, а остальные направлены на каторгу и ссылку, в Туруханский край прибыло на поселение — пятеро. Это Иван Борисович Аврамов (1828-1840)5, Николай Сергеевич Бобрищев-Пушкин (1833-1840), Сергей Иванович Кривцов (1827-1831), Николай Федорович Лисовский (1828-1844) и Федор Петрович Шаховской (1826-1829).

У каждого из них сложилась своя судьба. Меньше всего находился в северной ссылке Сергей Иванович Кривцов. Остаток ссылки он провел в Минусинске.

Начинающий поэт Николай Сергеевич Бобрищев-Пушкин (1800-1871) был переведен в Туруханск после неудачной попытки бегства из Якутии. Не выдержав суровых условия бытия, он сошел с ума, находился в Туруханском Троицком, а потом в Енисейском Спасском монастырях. Вернувшись из ссылки, умер, так и не придя в здравое состояние.

Князь Федор Петрович Шаховской (1796-1829) происходил из старинного дворянского рода. Будучи приговоренным к вечному поселению по прибытии в Туруханск вначале вел активную жизнь – писал труды по педагогике и грамматике русского языка, работал над проектом хозяйственного развития низовьев Енисея. Он — автор записок о Туруханском крае. Говорят, что он первым приобщил туруханцев к посадкам овощей. Однако в середине 1828 года, уже в Енисейской ссылке заболел психическим расстройством. В 1829 году был отправлен по прошению жены в Суздальский Спасо-Ефимский монастырь, где и умер.

Иван Борисович Аврамов (1802-1840) служил поручиком квартирмейстерской части. Происходил родом из дворян Тульской губернии. Член южного общества. После года каторжных работ был переведен в апреле 1828 года на вечное поселение в Туруханск. С 1831 года вместе с Н.Ф.Лисовским занимался торговлей рыбой, хлебом и другими припасами, получив разрешение заниматься торговыми оборотами с правом поездок в Енисейск. Сохранились сведения, что именно Лисовский и Аврамов организовали доставку подледной рыбы в Енисейск и впервые, якобы, стали применять копчение сельди. Иван Аврамов умер на судне близ зимовья Осиновского Анциферовской волости, следуя из Туруханска в Енисейск. От гражданского брака с местной казачкой имел троих детей. Сохранились сведения, что он похоронен в Осиновом, однако, могила его утрачена. Ничего не известно и о его потомках.

Всего на четыре года пережил его собрат по несчастью Николай Федорович Лисовский (1802-1844). После смерти друга он был Туруханским поверенным по питейным сборам откупщика Н.Мясоедова. Женился на дочери Туруханского протоиерея П.А.Петровой, имел троих детей. Скоропостижно умер по неизвестной причине, будучи по торговым делам на станке Толстый мыс севернее Туруханска. На имущество Лисовского якобы за недостачу казенного вина был наложен секвестр. Могила на Толстом мысу уже в наше время в 1985 году была отмечена скромным памятником.

В начале двадцатого века в станке Осиново было 20 дворов, с числом душ мужского пола 85, женского – 75. В нем была построена часовня с алтарем, относящаяся к Дубческому (Вороговскому) Троицкому приходу Енисейской епархии. Местное население, как в Сумароково и Подкаменной, занималось исключительно рыбной ловлей и звероловством. (Данные на 1903 год). Однако уже спустя десять лет число деревенских жителей возросло до 234 человек. Главенствовало, как мы и упоминали уже, в деревне семейство Лазаревых, их представителей было 95 человек, на треть меньше Игнатовых. Следом шли Ярковы, Поповы, Краснопеевы, по одной семье Макаровых и Нефедовых.

В Осиново была школа и торговый пункт. В 34 хозяйствах содержалось 92 лошади, 76 коров. Если сравним с хозяйствами сумароковцев, то придем к выводу, что осиновцы жили основательнее и, может быть, богаче своих северных соседей.

«Если исключить ползающих везде тараканов», писал ранее Эрик Норденшельд, внутренняя часть домов, по его мнению, была весьма опрятна. Стены завешаны многочисленными фотографическими карточками и гравюрами, большей часть изображающими особ царской фамилии, замечательных русских людей в генеральских мундирах, сцены из русской истории и т.п6. Богато украшенные иконы находились в одном из углов, будь то изба зажиточного жильца, либо бедняка. Чистая половина избы была покрыта коврами или мехами. Спальня состояла из нар, расположенных недалеко от потолка, и занимала третью часть или половину всей комнаты. Пища готовилась в ежедневно разжигаемых больших русских печах, свежий хлеб можно было получить каждый день, и даже беднейшие семьи имели самовары. Но больше всего шведского ученого поражало гостеприимство, как только путешественники переступали порог.

В советское время Осиново — родина лоц­манов, проводящих через Осиновский порог пароходы, баржи, плоты и бакенщиков, обустраивающих фарватер реки. «Трудная была работа, рассказывает председатель Совета ветеранов поселка Бор Нина Андреевна Игнатова, — особенно в военные годы. Женщины и дети работали не Енисее бакенщиками. Подъезжали к бакенам на небольшой лодке в любую непогоду, в ветер, дождь, холод, зажигали фонари вечером и утром рано их тушили. Жалели керосин. Им заправляли бакены. Бакены указывали путь пароходам, которыми летом привозили нам груза». Бакенщиками в Осиново работали и родители другого ветерана поселка Бор Августы Михайловны Саввиной.

Валентина Степановна Пименова, 1931 года рождения, чья семья также жила в Осиново, вспоминает о том периоде жизни: «В военные и послевоенные годы хозяйство Осиновского колхоза, носящего имя легендарного командарма Василия Ивановича Чапаева, было большим и богатым. На животноводческой ферме, позже звероферме выращивали лисиц, был засольный рыбоприемный пункт. Картошка, огурцы, турнепс (овощная культура, используемая для кормления скота) – все это выращивалось на осиновских огородах. Сеяли также овес, ячмень».

Обязанностью жителей всех примыкающих к Енисею деревень была заготовка дров для топки колесных пароходов, идущих вверх и вниз по реке. Таковыми были основные виды деятельности населения в те годы. В феврале 1949 Валентина Пименова пешком пришла в Бор без документов, так как «в колхозе их не отдавали». Позже, в 60-70е годы ее примеру последовали и другие жители деревни, переехав в близлежащие крупные поселения, по большей степени активно растущий и развивающийся поселок Бор. Возможно, кто-то из них передает своим внуками сохранившуюся с далеких времен кетскую сказку о злой властительнице тех мест Хосядам и благородном защитнике Альбе. В очередной раз перехитрила она Альбу, притворившись маленьким налимчиком. Пожалел рыбешку Альба, бросил его в лодку, намереваясь выпустить в месте, где водорослей побольше для питания. Когда злая волшебница безнаказанно нырнула в тину, и обман раскрылся, сильно рассердился Альба. «Вскочил он в лодке, поднял железный лук и послал меткую стрелу в голову Чуутыпа. Разлетелась голова сына Хосядам на семь кусков, и окрасились скалы его кровью. С тех пор красны яры у Осиновского порога на Енисее»7.

Не верите? Будете проезжать мимо, обязательно обратите на это внимание.

Пояснения:

1 — Осередыш – внезапная крутая мель на прямом пути судна

2 — Енисейский энциклопедический словарь, под редакцией Н.И.Дроздова, Красноярск, 1998, стр.449

3 — Фонд «Енисейская губернская земская управа» КАКК, ф.904 опись 1 дело 40 лл 58-69.

4 — Кабарга – самый мелкий в Красноярском крае представитель семейства оленей, добыча которого неоднократно запрещалась. Железа кабарги используется в парфюмерии и медицине.

5 — Здесь и далее в скобках указано время пребывания в ссылке в Туруханском крае.

6 — Юные борские краеведы из Дома детского творчества «Островок» из одной из экспедиций привезли металлический перекидной календарь, изготовленный к 100-летию царствования дома Романовых. Сейчас его можно увидеть среди музейных экспонатов.

7 — «Кетские сказки», автор-составитель Г.Х.Николаева, г.Санкт-Петербург, 1998 г, сказка «Альба и Хосядам», рассказанная жительницей поселка Келлог К.Х.Бальдиной, стр.115-117



Читайте также:



комментариев 6

  • Борис:

    По доносу священника Иван Борисович Аврамов жил с местной казачкой Феоктистой Даурской. У них было трое детей — Сергей (1832г.), дочь(1837), Александр(1840). Они были крещены, значит вписаны в метрические книги. О них его друг Лисовский сообщал брату Аврамова в письме. Жорес Трошев в газете «Эвенкийская жизнь» в 2005 году писал, что нашел архивные материалы , утверждающие о том, что Иннокентий Михайлович Суслов является правнуком декабриста Аврамова.

  • Борису -Очень интересные для меня сведения, могли бы вы на мою электронную почту выслать статью, если она у вас есть.

  • Борис:

    Выдержку из статьи напрвил по электронке. Получили?

  • В Красноярском краеведческом музее есть фотография церкви-часовни в с.Осиново,есть ли какая информация об этом храме?И ещё информация о храме в селе Остроумовка,туруханского края.

    • Александру — В Кратком описании приходов Енисейской епархии, изданном в 1916 году, говорилось, что в Дубческом (Вороговском) Троицком приходе, открытом неизвестно когда, кроме Ворогово 7 деревень, деревня Осиновка (Осиновая). В ней построена часовня с алтарем. Население крестьянское старожильческое. Местное населенине занимается исключительно рыбной ловлей и звероловством. Фотографии часовни у меня нет. Село Остроумовка мне не известно. В Списке населенных пунктов Российской империи, изданном в Санкт-Петербурге в 1864 году по сведениям 1859 года в разделе П Туруханский край Енисейского округа на 2 (Дудинском) участке под номером 615 указано казенное зимовье Островское с положением при реке Хатанге на расстоянии 2807 верст от окружного города (Енисейска), 1723 верст от участка квартального (видимо, Туруханска), с числом домов 2, числом жителей мужского пола 3, женского 5. Может о нем вы ведете речь?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *