Павел Стефанович Федирко. Оставил добрый след




Как только я опубликовала на сайте очередной очерк, назвав его «Российские президенты Игарку стороной не обходили», любознательная читающая публика подсказала мне несколько новых фамилий для исследований. Строго говоря, герой сегодняшнего рассказа высший должностной пост в стране не занимал. Но для нашего города, как и для Красноярского края в целом, с его именем связана целая созидательная эпоха, длившаяся не одно десятилетие. Он и ныне здравствует — осенью этого года Павлу Стефановичу Федирко исполнится 86 лет.

Павел Стефанович Федирко. Оставил добрый след

Он — не сибиряк, родился в Краснодарском крае в станице Екатериновской (ныне она носит название Крыловской) 13 сентября 1932 года. Тяга к знаниям и лидерские качества, может быть, в нём от предков – потомственных казаков. Но, возможно, что Павел с детства привык к самостоятельному принятию неординарных решений. Как герой рассказа Льва Толстого «Филиппок» он тихонько пробрался в класс вместе со старшими ребятами, когда самому ещё не подошёл школьный возраст. На детские годы пришлась Великая Отечественная война и проживание на оккупированной немцами территории. В 1954 году юноша окончил Ростовский институт железнодорожного транспорта, получив специальность инженера-механика. В Сибирь дипломированный специалист приехал, говорит честно, потому, что «хотелось всё же иметь заработок, на который можно было бы нормально жить».Зарплату в 1200 рублей ему гарантировала при трудоустройстве самая северная железная дорога в Норильске, точнее, завод по ремонту паровозов, где и начался трудовой путь выпускника южного вуза.

Посёлок только ещё приобрёл статус города. Большая часть населения – бывшие зэки, получившие освобождение и реабилитацию после смерти И.В.Сталина, но так и осевшие в городе. Норильск не только строился, формировались и органы власти. Инициативному молодому инженеру вскоре предложили перейти на комсомольскую работу. Пораздумав, он согласился. Так с должности заведующего отделом пропаганды горкома комсомола начался его путь во власть и соответствующие карьерному росту ступени – должности второго, а затем и первого секретаря городского комитета ВЛКСМ. Возвращался Федирко и на производство – приобретая хозяйственный опыт, работал главным инженером, а потом и директором ремонтно-механического завода горных предприятий – структурного подразделения Норильского горно-металлургического комбината. И вот новое назначение – с 1960 года он становится первым заместителем председателя исполкома городского Совета депутатов трудящихся. К тому моменту численность городского населения уже около ста пятнадцати тысяч человек. А молодой руководитель ещё только собирается покинуть ряды комсомола по возрасту – ему двадцать восемь лет.

В средине 30-х Норильск помогали строить игарчане. Именно в нашем городе формировались речные караваны Пясинской экспедиции: через устье реки Пясиной со стороны Северного ледовитого океана спускались баржи с пиломатериалами и строительными конструкциями для сбора первых домов Норильска. Долгие годы в Игарке функционировало представительство Норильского комбината. И когда ГМК обзавёлся собственным флотом, его зимняя стоянка располагалась в окрестностях Игарки — на речке Чёрной. С первых дней с организациями северного города, а потом и его спутниками Талнахом и Кайерканом сотрудничали учёные Игарской научно-исследовательской мерзлотной станции. А в Курейке располагалось не только подсобное хозяйство, но и Дом отдыха, и пионерский лагерь горно-металлургического комбината.

Мысль о сотрудничестве двух северных городов вновь возникает в начале шестидесятых годов. Вот как об этом вспоминает сам Павел Стефанович:«Принялся я осваивать сферу исполнительной власти. А тут у кого-то появилась идея: Норильск экономически и технологически объединить с Игаркой. В Игарке создать различные вспомогательные производства, чтобы оттуда всё перевозить в Норильск и таким образом снизить издержки».

Допускаю, что дело перепиской не ограничилось, и именно тогда, ещё в бытность работы в должности первого заместителя председателя Норильского горсовета побывал и, видимо, не один раз Федирко у нас в городе. Думаю, что тогда же «засветился» своими новаторскими идеями молодой коммунист и в краевых партийных и советских органах власти.

Планам совместного сотрудничества двух городов, кстати, идея объединения не раз ещё будет исторически возникать, не удалось тогда реализоваться. Помешал случившийся 27 июля 1962 года «Большой пожар». Подробнее о нём в целом ряде материалов на этом сайте: «Горела деревянная Игарка», «Пожар. Свидетельство очевидца», «Игарка, конечно, Игарка, и никак иначе», «Женское сердце», «Большой пожар Игарки» и других.

Для города, построенного в деревянном исполнении, пожар 1962 года оказался настоящей катастрофой. Дотла был уничтожен склад готовой продукции лесопильно-перевалочного комбината. Морская навигация началась только месяц назад – 27 июня, готовые к отгрузке в огне превратились в пепел 159, 2 тысячи кубометров пиломатериалов. Пожар перекинулся на город: сгорели 65 жилых и административных зданий, в том числе два магазина и контора рыбкоопа, родильный дом, аптека, детские ясли, два общежития, здания краеведческого музея и интерклуба, деревянный мост через Медвежий лог, соединяющий старую и новую части города.

Крупнейший пожар с огромным материальным ущербом стране от сгоревшего экспортного валютного пиломатериала, человеческими жертвами требовал от краевых органов власти не просто принятия решения о снятии с должности первого лица в городе. Необходимо было найти такого масштабного руководителя, чтобы он в кратчайшие сроки смог мобилизовать руководителей на решение и производственных, и социальных задач. Важно было не допустить хаоса и в условиях приближающейся суровой заполярной зимы обеспечить оставшееся без крова над головой население жильём, возобновить работу лесокомбината.

Не трудно в нашем случае догадаться, что первым секретарём Игарского горкома партии был рекомендован тридцатилетний норильчанин Павел Стефанович Федирко. Повторюсь, ему только тридцать лет – и это его первая партийная работа.

О том, что в городе произошёл пожар, нет прямого упоминания в газете «Коммунист Заполярья», но о масштабах развернувшегося строительства, о том, что в город приехали строители со всей страны, в том числе и из Норильска, писалось в то время много. Но, оказывается, северные соседи прибыли к нам сразу же, как только получили сообщение о возгорании. У журналиста Саввы Морозова в очерке «Морские ворота Сибири», опубликованном в газете «Известия» 6 сентября 1962 года читаем: «Из Норильска на самолётах пришла быстрая помощь. Спасательные команды перебрасывались по воздуху вместе с насосами, мотопомпами, шлангами. Норильцы помогают игарцам и сегодня. Возводятся новые жилые дома, чтобы к зиме у всех погорельцев был кров. Плывут по Енисею плоты, баржи с досками, кирпичом, кровельными материалами. Теплоходы везут в Игарку самосвалы, строительные машины».

Павел Федирко говорит о своём назначении очень скупо, без бахвальства: «В Игарке приключился очень крупный пожар, далеко не местного значения. Что в таких случаях приходит на ум? Надо кого-то из Норильска направить на прорыв ситуации в Игарку. Направили меня – первым секретарём горкома партии. Пришлось заниматься и партийной работой, и хозяйственной: восстановлением и жилья, и биржи, и пиломатериалов. От совнархоза прислали заместителя председателя Воробьёвского. Вот мы с ним и разбирались со всеми проблемами: три года ушло на это, но всё же справились, Игарка начала набирать силы…»

Павел Стефанович Федирко. Оставил добрый след

Масштабы сделанного в кратчайшие сроки впечатляют. И хотя большинство морских судов (57 из 75) ушли той осенью в обратный рейс с большой задержкой, но всё-таки был отгружен не только запроданный заранее пиломатериал, но и шесть тысяч стандартов сверх плана. 28 октября от причала отошёл последний гружённый морской лесовоз «Иван Москвин». Вновь игарчане не подвели.

Безотлагательно приступили и к оборудованию площадки для складирования экспортного пиловочника – того важного цеха лесокомбината, который ранее именовался биржей пиломатериалов, а теперь стал называться складом готовой продукции. Было решено, что проулки между штабелями не будут более деревянными, а заменятся на бетонные.

В 1959 году в окрестностях города у речки Гравийка были разведаны и начали разрабатываться в промышленных масштабах огромные залежи природного строительного материала – гравия. Заводы ударными темпами пилили лес, а строители в день должны были отсыпать не менее полутора тысяч кубометров гравия, чтобы тут же была сформирована площадка под новый штабель.  Не всегда  получалось выполнить план доставки гравия, дорога в карьер была не оборудована, транспорт ломался.

Формально за строительство и ремонт дороги в карьер отвечало строительное управление «Игарстрой». Но у него и кроме этого было множество объектов. Тогда водители автоколонны № 14, осуществлявшие субподрядные перевозки, на общем собрании решили отсыпать дорогу своими силами. И сделали это, выйдя на отсыпку дороги в воскресенье 16 августа. На 17 самосвалах было вывезено 166 кубометров гравия.

Ударными темпами шло возведение жилых домов. В конце сентября было готово к заселению 15 сборных двухэтажных домов. К концу ноября их стало уже 26. Вместе со строителями в свободное от основной работы время на вспомогательных работах трудились и сами погорельцы, приближая сроки сдачи домов в эксплуатацию: конопатили наружные стены, окна, устраняли мелкие недоработки строителей. Интересно, но в газете нахожу, что первоначально строящийся посёлок хотели назвать Мирным, но в обиходе он известен старожилам как Черёмушки. Новые построенные улицы стали называться Космонавтов, Гагарина, Спортивная, Строителей, Игарская. Улица Ворошилова была переименована в улицу Мира. Новые дома, вместо сгоревших, появились на улицах Карла Маркса и Папанина.

Разумеется, что краевые и республиканские органы власти не оставили город в беде, было принято постановление Совета Министров РСФСР «О неотложных мерах по ликвидации последствий пожара в городе Игарке». Но детальная разработка проекта документа не могла быть сделана без участия местных руководителей – первого секретаря горкома КПСС П.С.Федирко, председателя горисполкома В.В.Остапенко.

Приехавший в город молодой руководитель умел мыслить масштабно. Именно при нём заговорили о переходе на новые технологии строительства: стали строить каменные дома. В декабре 1963 года был сдан в эксплуатацию первый крупнопанельный пятиэтажный жилой дом в первом микрорайоне. В следующем закончена кладка третьего этажа главного корпуса горбольницы. Деревянное дорожное полотно городских дорог стали заменять на бетонное. И уже в 65-ом замкнулись в бетонное кольцо улицы Карла Маркса, Октябрьская, Горького и Игарская.

Мало кто сегодня помнит, но именно в 63-ьем был построен городской водопровод, впервые в дома стала поступать вода для питья и отопления.

Впрочем, имя Павла Федирко благодарные игарчане помнят в связи с открытием в городе в апреле 1964 года студии телевидения. Метод, которым руководствовался в своей работе Федирко, был прост, но достаточно смел. Не дожидаясь получения высокого разрешения властей, он начинал дело, основываясь на собственных силах и ресурсах, параллельно при этом добиваясь разрешения на финансирование от вышестоящих организаций.

Так было и со студией телевидения. Один из строящихся каменных деревянных домов переоборудовали под студию. Договорились о поставке из Ленинграда «Телевизионной установки для обслуживания советских и зарубежных выставок» — основы для телецентра. Для монтажа оборудования телецентра пригласили инженера Норильского телецентра Владимира Николаевича Червоненко. В апреле при наличии у жителей только пятнадцати приёмников начали на общественных началах телевизионное вещание. И только в декабре 1964 года Игарская студия телевидения вошла в состав Красноярского краевого комитета по телевидению и радиовещанию. А в октябре 1965 игарчане обратились в Москву к Председателю Государственного Комитета Совета Министров СССР по радиовещание и телевидению Н.Н.Месяцеву с просьбой довести объём ежедневного вещания до четырёх часов и увеличить студийные штаты на пять дополнительных единиц.

Аналогично решался вопрос о строительстве в городе АТС — автоматической телефонной станции. Тогда город располагал телефонной станцией Министерства Связи системы ЦБ (система Центральной батареи) на 720 номеров, которая была полностью задействована и работала с перегрузкой. Кроме этого существовали четыре коммутатора разных систем от 50 до 130 номеров, принадлежащие различным ведомствам. Горком КПСС и исполком горсовета в лице П.С.Федирко и В.В.Остапенко поставили перед краевым управлением связи вопрос о строительстве в Игарке АТС на 1500 – 2000 номеров, но начальник управления Пережогин им отказал, ссылаясь на Министерство связи.

И тогда Игарские руководители обратились напрямую к Министру связи СССР Н.Д.Псурцеву с просьбой о выделении оборудования, гарантируя, что возможность выделения помещения для его размещения в городе уже есть.

Положительно решило министерство культуры вопрос о строительстве в городе кинотеатра. Тогда показ кинофильмов проходил на трёх площадках: в ДК ЛПК, клубах «Полярник» и Игарторга.

Надо сказать, что Федирко всегда обращал внимание на образование и культуру. И месяца после пожара не прошло, а Игарку посетили с концертом известные исполнительницы эстрадных песен Екатерина Шаврина и Мария Пахоменко.

Читаешь газету «Коммунист Заполярья» тех лет и кажется, что не было никакого пожара, никакого сбоя в работе: вовремя начались занятия в школах и педагогическом училище. В местной газете, выпустившей пятитысячный номер, поэты регулярно печатали свои стихи. В Доме культуры шли репетиции очередной постановки народного театра – пьесы А.Корнейчука «Платон Кречет», работал детский сектор художественной самодеятельности. Была создана редакция городского радиовещания, вначале также на общественных началах. В Игарку привезли для установки заказанный памятник Владимиру Ильичу Ленину и торжественно его открыли накануне 35-летия города. К услугам горожан курсировало восемнадцать автобусов, из них шесть — многоместных комфортабельных, девять легковых такси. Каждый день почтальоны разносили игарчанам около 7 тысяч экземпляров газет, около 500 писем. Ежемесячно в город приходило 5653 экземпляра различных журналов. Игарчане считались в крае самыми читающими.

Была построена и введена в эксплуатацию кирпичная баня в старой части города, столовая «Снежинка» для рабочих лесокомбината. На здании водозабора на Гравийке заканчивалась внутренняя и наружная отделка.

Институт «Красноярскгражданпроект» разработал генеральный план застройки Игарки многоэтажными домами.

А 7 июля 1965 года было принято постановление Совета Министров РСФСР «О комплексном промышленном и культурно-бытовом строительстве в Игарке в 1965-1970 годах» — комплексная программа, в разработке которой самой деятельное участие принимал П.С.Федирко.

И не могло быть иначе, считает П.С.Федирко, как бы подводя итог своей трёхлетней работы в нашем городе:«Тогда Игарка играла важную роль в народном хозяйстве. Всё там кипело – бурлило, иностранные суда у причалов – обычное дело. Лесобиржа без дела не стояла, потому что древесина наша шла в разные страны, а её надо было выдержать, подготовить, чтобы качество соответствовало международным параметрам».

В 1979 году в честь своего 50-летия Игарка была награждена орденом «Знак Почета», для его вручения Павел Стефанович приезжал в наш город лично. Спустя почти полтора десятка лет он вновь мог убедиться, что город живёт на подъёме, когда-то задуманное им успешно реализовывается.

В 1971 году Павел Федирко становится вторым, а с 27 декабря 1972 года по 2 октября 1987 года работает первым секретарём Красноярского краевого комитета КПСС. Ему в момент назначения исполняется только сорок лет и он становится самым молодым руководителем региона в СССР.

Под руководством П.С. Федирко в крае заработали десятки новых предприятий, построены аэропорты «Емельяново» и «Черемшанка». Заметно изменился и похорошел краевой центр. Красноярский край стал «краем высокой культуры». При участии П.С.Федирко были построены театр оперы и балета, институт искусств, концертные залы филармонии, культурно-исторический музейный комплекс.

Могу назвать и то, что имело касательство к нашему городу – строительство посёлка Светлогорск и ввод в эксплуатацию Курейской гидроэлектростанции, образование Лесосибирска и создание единого экспортного узла (Лесосибирск – Игарка).

В 1987 году Федирко переехал в Москву, был назначен председателем Центросоюза СССР и занимал этот пост до декабря 1992 года, долгие годы поддерживал край, работая в Совете Федерации, в представительстве края в Москве, советником Губернатора.

Когда в 1998 году было учреждено звание «Почетный гражданин Красноярского края», первому его присвоили Павлу Стефановичу Федирко. Память о нём жива и у игарчан, по крайней мере, у моего поколения.

По материалам мемуаров П.С.Федирко «Край моей судьбы», Красноярск, 2016 год и газеты «Коммунист Заполярья» 1962-1965 годов. Фотографии времён игарского периода работы.)



Читайте также:





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *