Умер фронтовик




Закончил свой земной путь участник Великой Отечественной войны Павел Дмитриевич Ковалев. Ему было 93 года 2 месяца и 25 дней – возраст солидный, и вызывающий уважение к человеку, сумевшему, несмотря на ранения, не растеряв здоровья, прожить столь долго. Но горечь утраты от этого не притупляется. А я еще и испытываю глубокое чувство вины перед ним, он очень хотел увидеть готовой книгу об игарчанах – участниках войны.

Павел Дмитриевич одним их первых откликнулся на мое предложение в интернете прислать свои воспоминания. И вскоре я получила из станицы Медведковской Краснодарского края, где он проживал со своей приемной дочерью Татьяной Михайловой, объемный пакет документов. В нем оказались не только фотографии и газетные статьи, но и, что самое ценное, его рукописные листы с автобиографией и воспоминаниями. Всё прочитав и поблагодарив автора, я, тем не менее, продолжала работать над «Солдатами» по заранее выстроенному мной плану. Вначале хотела завершить работу над полным списком участников войны, а потом уже перейти к тем героям, о боевых действиях которых я знала больше. И Павел Дмитриевич терпеливо ждал. Ждать, надеяться и верить он умел…

…Перед самым концом войны во время боя, освобождая от фашистских захватчиков Литву, он провалился со своим танком по самую башню в болото. Ослабший от голода, на неисправном танке, он все же отбивал атаки немцев ручными гранатами, не давая подойти к месту своей дислокации. Только через 18 дней дождался помощи своих. Спустя десятилетия он узнал, что был награжден за этот бой орденом Отечественной войны 1 степени «посмертно», и только в мирные восьмидесятые годы получил, наконец, заслуженную награду.

П.Д.Ковалев, ветеран Великой Отечественной войны.

Павел Дмитриевич – не коренной игарчанин, он уроженец села Покровки Ирбейского района Красноярского края. Родился там 15 июля 1918 года, с малолетства трудился, окончил семилетку. Надо заметить, что в тридцатые годы – семилетнее образование считалось как современное среднее в общеобразовательной школе. В августе 1938 молодой сибиряк был призван на срочную службу в Красную Армию, так тогда назывались наши войска, и направлен на Дальний Восток, где и застало его известие о вероломном нападении фашистов. Раздумий не было – на фронт. Но командование оставило его рапорт без внимания. Считалось, что Япония в любой момент может в сговоре с немцами начать войну с востока. И только в конце июля молодой красноармеец, командир отделения, имевший уже военные специальности радиста и шофера, получил согласие на свое очередное заявление добровольно отправиться на передовую.

Из Хабаровска солдат-добровольцев набрался целый пассажирский вагон. Под Новосибирском всех неожиданно ссадили с поезда и разместили по палаткам. К войне начали готовить всерьез: изучали не только винтовку, но и пулемет, миномет. Видимо, как уже имеющего навыки вождения автомобиля, Павла направили дальше в Пермскую область в танковое училище. А после его окончания в сформированную 1 февраля 1942 на станции Качалино Сталинградской области 48 танковую бригаду. Впрочем, первоначально танкистом он не стал, был направлен в роту связи. Потом вызвали к командиру и назначили водителем мотоцикла, которого у себя в селе раньше юноша и в глаза не видел. Но приказ – есть приказ, и, полазив немного во «внутренностях стального коня», Павел на удивление его завел.

Перейти на танк помогла встреча с командиром роты Галкиным. Его рвущийся на передовую сибиряк попросил забрать к себе в танковую роту.

Танк Т-60 создавался в тяжелых условиях первого периода войны, требовавших максимального количества танков при минимальных затратах времени, сил и средств в ходе их производства. Серийный выпуск танков начался с сентября 1941, и в 48-ой танковой бригаде было только 14 машин этого типа. Т-60 считался легким танком, хотя его вес был 5 тонн 800 килограммов. Его экипаж состоял только из двух бойцов: механик-водитель располагался в отделении управления, стрелок- радист вел наблюдение за полем боя через две смотровые щели с триплексами, имеющиеся в боковых гранях башни. Пушечно-пулемётное вооружение размещалось во вращающейся башне. На верхнем лобовом листе корпуса танка была установлена броневая рубка с откидным лобовым щитком. В этом щитке за смотровой щелью располагался быстросъёмный смотровой прибор (триплекс), прикрываемый броневой заслонкой.

Командиром танка считался не механик-водитель, а стрелок-радист. Но Ковалева, как он пишет в своих мемуарах, влекло именно это место – механика-водителя, он мечтал, чтобы боевая машина ему подчинялась:

— Я все время наблюдал за действиями механика-водителя, все время помогал ему в подготовке танка к бою, а он мне доверял его вождение при заправке топливом и боеприпасами.

И шанс попробовать себя в новом качестве ему вновь судьба дает:

— В одном из боев был тяжело ранен механик-водитель нашего танка, и все тот же старший лейтенант Галкин приказал нашему командиру взвода доверить вождение танка мне.

В ходе боев под Харьковом танковая бригада не смогла преодолеть превосходящие силы противника, была разгромлена, но сибиряк-танкист об этом не знал, 12 мая 1942 он был ранен в первый раз. Как коммунист, он обязан был проводить политинформации с бойцами, знакомить их со сводками Совинформбюро о положении на всех фронтах. Во время такой политинформации рядом разорвалась мина, от резкой боли в спине Павел потерял сознание, очнулся уже в госпитале.

П.Д.Ковалев, Игарка, 1970 год.

Рана заживала плохо. Но больше беспокоило другое. Сломив сопротивление Красной Армии, враг вышел к Дону, разворачивалась оборонительная операция под Сталинградом. И танкист рвался на фронт. Железнодорожные пути были постоянно под обстрелом, и добираться до своей части пришлось, где пешком, а где, если подвезет, на попутном грузовике. До Сталинграда добрались на двадцатый день, и измученные недосыпом солдаты уснули в каком-то саду. Спустя несколько дней началась массированная немецкая атака.

Как он рассказывал 8 апреля 2007 года в интервью газете «Вечерний Красноярск»:

— От самолетов не было видно неба. Противник бомбил наш участок фронта безостановочно. Командир приказал: «По танкам!», а нам казалось, что стоит голову от земли поднять – смерть.

В одном из боев в танк Ковалева попала бомба, весь экипаж сгорел заживо. Павел Дмитриевич остался жив лишь по счастливой случайности – его отправили за несколько минут до этого сообщить командиру отделения, что в танке отказала рация.

7 сентября 1942 года в одном из сражений был ранен и он, да настолько серьезно, что и не помнит, кто и как спас его, доставив контуженного с поля боя в госпиталь.

Поразительно, но спустя полвека, в своих мемуарах ветеран четко указывает все даты, названия и номера частей, где он служил, маршруты военных перемещений. Видимо правду говорят: пережитое на войне и в мирное время не отпускает человека ни на мгновение, заставляя вновь и вновь мысленно возвращаться к событиям тех лет и заново их переживать.

Тогда, в 43-ем, восстановившего силы бойца направляют в Астрахань на курсы младших политруков. Наша армия нуждалась в обученных и подготовленных к боям младших командирах. Уже полностью были разрушены иллюзии первых дней о том, что военные действия завершатся в считанные месяцы, и враг будет изгнан с территории СССР. Командование всерьез готовилось к продолжительным и последовательным операциям.

Но недолгой была эта учеба — немцы добрались и до Каспийского моря. Начались бомбежки города, одна из бомб попала в нефтеперерабатывающий завод, факелом вспыхнула нефть. Из горящего города курсантов эвакуировали в Саратовскую область, затем в Татарстан. В 1 учебном танковом полку в Казани он в течение пяти месяцев в группе механиков-водителей изучал особенности нового более мощного танка «ИС». Аббревиатура расшифровывалась как «Иосиф Сталин».

Но не терпелось на фронт, и Павел вновь направлял одно заявление за другим, требуя прервать его обучение. Наконец, положительная резолюция была получена, и он стал механиком водителем танка КВ на 3-ьем Белорусском фронте.

Танк «КВ» (Климент Ворошилов) — тяжёлый штурмовой танк, был создан связи с появлением у противника новых тяжёлых танков «Тигр». Он имел некоторые преимущества перед своими советскими предшественниками и в маневренности, и в боевой мощи. Его экипаж из пяти человек чувствовал себя в относительной защищенности, чем в танках Т-60. Но все-таки, как считают историки, бои наших танков в окружении против превосходящих сил противника характеризовались чрезвычайным умением и героизмом танкистов.

Подтверждает это и Павел Ковалев (газета «Коммунист Заполярья», город Игарка, 7 апреля 1970 года):

— Я, в то время механик-водитель танка, стремился использовать каждую складку местности, чтобы укрыть ходовую часть машины от снарядов врага и дать возможность хорошо видеть цель командиру танка и командиру орудия комсомольцу Ивану Сивкову. Сивков быстро и точно наводил орудие и поражал огнем противника. Но вот гулко зазвенела броневая сталь: в наш танк попал снаряд. Машина еще немного прошла вперед и стала резко разворачиваться вправо. Стало ясно, что разбита гусеничная лента.

Старшина Сивков продолжал вести бой, а Ковалев вместе с другим бойцом выбрался из танка и попытался восстановить поврежденные звенья гусеницы. Удалось устранить неисправность лишь глубокой ночью, со второй попытки, когда стихла немецкая атака. До утра затаились, противник же посчитал русский танк поврежденным, а экипаж погибшим.

— Ну, пора! – сказал командир и подал команду: — Пушку и пулеметы к бою.

Меткими пушечными выстрелами пять наступавших немецких танков один за другим были выведены из строя.

— И вот две фашистских машины идут прямо на нас. Завязалась неравная дуэль.

По команде командира Ковалев быстро запустил мотор, включил передачу, и танк, набирая скорость, пошел навстречу фашистам. Они попытались уклониться от тарана, но одной из машин сделать этого не удалось.

— Лобовой частью нашего танка я ударил в правый задний борт бронированного противника, и машина с фашистской свастикой загорелась…

Когда через час подошли основные наши танковые силы, на поле боя догорала шестая вражеская машина. К сожалению, в этот день погиб и Иван Сивков. Он попытался вытащить из загоревшегося рядом танка командира роты. Ему удалось предотвратить взрыв, затушив пожар, вытащить капитана Симака, но в этот миг в башню танка попал новый снаряд. Раны Сивкова оказались смертельными. За этот бой мужественный боец был посмертно награжден орденом Отечественной войны 1 степени.

А у Павла Дмитриевича Ковалева к концу войны на груди были кроме ордена Отечественной войны двух степеней, еще два ордена Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги» и Польский боевой серебряный орден. Так оценило его совместный вклад в освобождение Могилевщины командование польской дивизии имени Тадеуша Костюшко.

Советский танк Т34

Уже на танке Т-34 Павел Ковалев освобождал от фашистов города и села Белоруссии, Латвии, закончив войну в Литве. Но военная служба его при этом не завершилась. Он был демобилизован только в феврале 1957 года. В запас ушел в звании майора, а в последние годы жизни был подполковником.

Недолго проработал Павел Дмитриевич в Игарке, всего три года, в конце шестидесятых — начале семидесятых, следователем прокуратуры. Но воспоминания о городе сохранил добрые. Рассказывая о героизме танкистов в годы войны в городской газете, он, завершая свой очерк, сказал:

— Я рассказал об этих событиях, чтобы напомнить какой ценой и какими людьми добывалась Победа.

А отсылая мне свои военные мемуары, просил, чтобы была не забыта и значилась в списках защитников Родины еще одна известная ему фамилия участника войны из нашего города – тоже танкиста Глеба Александровича Финогеева.

Опубликовано в газете «Игарские новости» 10 декабря 2011 № 97.

Глеб Александрович Финогеев, Игарка, 1969 год.

Выполняю его просьбу, и хочу, чтобы отныне игарчане чтили и помнили защитников Родины, танкистов, к сожалению, уже умерших Глеба Александровича Финогеева и, конечно же, Павла Дмитриевича Ковалева.

Светлая память фронтовикам.

 

Фото: Sergey Komarov и из личного архива П.Ковалева



Читайте также:



комментариев 5

  • Роман Матиенко:

    Валентина Анатольевна,
    Спасибо за статью! Светлая Память Павлу Дмитриевчу.
    Моя память играет со мной в какие-то игры. Вы говорите, что Павел Дмитриевич проработал в Игарке недолго, но обе его фотографии кажутся мне очень знакомыми, как будто я знал этого человека в детстве. Наверное то самое дежавю. Покажу статью отцу, может он прокомментирует.

    • Роман, есть такая общность людей, отличная от других — игарчане. Нас просто тянет друг к другу, мы находим родственные нам души, и вдруг выясняется, что именно он когда-то был причастен к судьбе нашего города. Студенткой 1 курса я часто приходила на речной вокзал в Красноярске, от встречи с теми, кого знала лишь визуально, на душе становилось спокойнее, как будто с родственниками повстречалась и поговорила. Тоска по дому на некоторое время отступала.

  • Ольга:

    Здравствуйте, Валентина Анатольевна! Долго Вам не писала. Спасибо Вам за проделанную такую большую работу!! Читаю Книгу Ламяти и пытаюсь сопоставить по датам призыва и по месту , а вдруг они рядом были и встречались с моим дедой…Спасибо Вам!! Мы увеличили фотографии довоенных лет дедушки (Федосеев П.В), попробуем еще раз отправить Вам, если не пройдет, то может быть почтой? С уважением, Ольга.

  • Борис:

    дравствуйте, уважаемая Валентина Анатольевна! Современная техника позволила узнать Вас. Спасибо Вам за гражданскую последовательную позицию, за пвмять о наших Героях, за историю сиббирских поселений. Мой брат Рычков Юрий Евлампиевич родился 24 ноября 1924 года в селе Верхнеимбатское. Прзван Егоршинским военкоматом Свердловской области. Окончил Черкасское пехотное училище. Погиб 16 августа 1943 года в селе Голая Долина Славянского района Сталинской области. Лейтенант, командир взвода 592 стрелкового полка 203 стрелковой дивизии. Мой дядя -уроженец Туруханска в 1904 году , Суслов Константин Михайлович _ пришол с войны после тяжелого ранения.

    • Борис и все посетители моего сайта! Долго не отвечала, занятая завершением основной части Книги памяти — Списков участников Великой Отечественной войны. К сожалению, опубликовано не все, даже из того, чем я располагаю. Книга эта задумана мной об игарчанах. Жители Туруханского района внесены лишь те, о ком есть сведения, что они призывались Игарским военкоматом, в том числе и жители ряда поселков Тюменской области — Красноселькупска, Сидоровска и так далее. Сейчас занята корректировкой списков, внесением тех дополнений, которые мне поступают на личную почту. Адрес на этом сайте есть. Планирую, что это будет только раздел книги, но о не сделанном говорить рано. Жду комментариев от всех заинтересованных в теме читателей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *