Маэстро Ростропович в Игарке



Не знаю, поехал бы на пике своей карьеры и славы в Игарку знаменитый на весь мир виолончелист Мстислав Ростропович. Наверное, нет.

«Величайшим из ныне живущих музыкантов» Мстислав Ростропович был назван газетой «The Times» в 2002 году. Несколько поколений его семьи были профессиональными музыкантами. Дед – пианист и композитор Витольд Ростропович, отец Леопольд Ростропович – известный в стране виолончелист и мама – пианистка Софья Федотова. Мальчик рос в атмосфере музыки, его жизненный путь был предопределен. Но это одаренному от рождения ребенку было не в тягость.

В 16 лет, не получив еще, как оказалось, среднего образования, он уже стал студентом Московской консерватории, экстерном ее окончил. Но еще учась на последнем курсе, уже получил известность, выиграв золотую медаль Третьего Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей, проходившего в 1945 году в Москве.

Его знакомство в средине 50-х с оперной певицей Галиной Вишневской переросло в более глубокие чувства. Супруги прожили в браке более полувека, до смерти Мстислава Леопольдовича 27 апреля 2007 года. Их выступлениям на лучших сценах рукоплескал весь мир. Но у себя на Родине они оказались изгоями, были лишены советского гражданства. И лишь в конце жизни вновь вернулись в Россию, чтобы найти здесь уже неземной приют и вечное упокоение.

И все же Мстислав Ростропович был в Игарке, выступал там с концертом, и, возможно, не с одним. И всегда жаждущие общения с великими людьми игарчане рукоплескали ему и сопровождавшим его артистам жаркими летними днями 1958 года.

Тогда у молодой пары Ростроповича и Вишневской лишь два месяца прошло с момента рождения их младшей дочери Елены, она появилась на свет как раз накануне гастрольной поездки в Сибирь музыканта. Может быть, семья наждалась в средствах, и именно это стало причиной гастрольной поездки.

Именно об этом, сопоставив все факты, я и узнала, прочитав в зале ретропериодики Красноярской краевой научной библиотеки на страницах газеты «Коммунист Заполярья» в номере за 26 июля 1958 года небольшую заметку-анонс работника краевой филармонии Ю.Богомолова «Мастера искусств Москвы в Сибири и Заполярье». Читаем вместе: «Группа мастеров искусств Москвы, возглавляемая выдающимся музыкантом лауреатом Сталинской премии Мстиславом Леопольдовичем Ростроповичем (виолончель) совершает большую гастрольную поездку по Сибири и Заполярью». Да это был именно тот музыкант, которому рукоплескал весь Запад и даже Америка. Уже тогда виртуозное искусство игры на виолончели Ростроповича покоряло и очаровывало весь мир. Его дарование и мастерство вызывало огромный успех и самую высокую оценку даже самых искушенных зрителей. Чехословакия, Китай, Польша, Румыния, Венгрия, Германская Демократическая Республика (ГДР), Австрия, Финляндия, Норвегия, Япония, Швеция, Италия, Дания, Исландия, Англия, США и Канада. Именно эти семнадцать стран, предшествующие красноярским гастролям, были перечислены в той самой заметке.

И вот летом 1958 года — Сибирь и Заполярье.

В планах гастролей по Енисею были названы Игарка, Дудинка, остров Диксон, Норильск, Туруханск и Енисейск. Концерты, как сообщалось, уже прошли в Красноярске: в парке культуры и отдыха имени 1 Мая и на комбайновом заводе. Помимо Ростроповича в поездке принимал участие лауреат Всемирного фестиваля молодежи баянист Юрий Казаков, солист Большого Театра, оперный певец Алексей Гелева и артист Московской филармонии, мастер художественного слова Валерий Токарев.

Исполнитель оперных партий Ивана Хованского и Варлаама в операх М.П.Мусоргского «Хованщина» и «Борис Годунов», Фарлафа в опере М.И.Глинки «Руслан и Людмила» и Кончака из «Князя Игоря» А.П.Бородина Алексей Павлович Гелева (1904-1984) в 1962 году получил звание «Заслуженного артиста РСФСР». До включения в труппу Большого Театра был солистом Харьковского, Саратовского, Горьковского и Новосибирского оперных театров. Выступал он и как концертный певец. Обладатель наиболее низкого мужского певческого голоса – баса – Алексей Гелева в той гастрольной поездке по Енисею был старшим по возрасту – ему уже было за пятьдесят. Вероятно, как певец, он должен был стать ведущим звеном в концерте.

Северянин, поскольку он родился в Архангельске, Юрий Казаков, происходил из семьи известного профессионального баяниста Ивана Константиновича Казакова. Золотой медалист международного конкурса исполнителей на народных инструментах в 1955 году в Варшаве, а в 1958 –ом — студент выпускного курса Музыкально-педагогического института имени Гнесиных в Москве, он одновременно был солистом Московской филармонии. Юрий Иванович Казаков на пике своей концертной деятельности по праву считался одним из выдающихся советских исполнителей баянистов. В 1985 году он получил звание «Народного артиста СССР». Но и в 50-х именно с его легкой руки баян получил путевку в высшую концертную деятельность. В камерном ансамбле с Ростроповичем баян с виолончелью прозвучал впервые, и случилось это именно на Енисейских берегах. Впоследствии Мстислав Ростропович так отзовется о своем коллеге: «Прекрасный музыкант, в своих концертах он проявлял замечательные качества виртуоза и мастера исключительного динамического разнообразия в понимании глубины композиторского замысла. …Мне посчастливилось, что наш дуэт состоялся с Юрием Казаковым, ведь именно он был (в 50-е годы) не только первым и единственным исполнителем, игравшим на баяне новой конструкции, но и создателем этого «выборно-готового многотембрового баяна».

Действительно, этот уникальный многотембровый готово-выборный баян позволил Казакову с успехом исполнять произведения, ранее баяну не подвластные. В его руках баян озвучил классические произведения Баха, Моцарта, Рахманинова, Мусоргского, любимого Ростроповичем Прокофьева, Шостаковича. Яркий талант музыканта Казакова раскрыл новые возможности инструмента, и баян впервые на эстраде зазвучал дуэтом с виолончелью, а потом и с арфой, скрипкой, флейтой.

В концертной бригаде, отправлявшейся в поездку по Енисею, под стать музыкантам был и ведущий концерта чтец Валерий Токарев. Артист Московской филармонии мастер художественного слова Валерий Абрамович Токарев (1922-2006) за годы творческой деятельности участвовал в 73 программах, 53 из них были сольными. Известность пришла к артисту в 1954 году после исполнения «Бани» Владимира Маяковского. Как отмечали современники, композиция начиналась с «записки из зала» к автору пьесы. Этот нехитрый прием сразу создавал контакт между артистом и зрителями, придавал особую остроту, и был чрезвычайно популярен. Со сцены артист читал и фрагменты «Мертвых душ» Николая Гоголя, и отрывки из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова.

За последние восемь сезонов с 1994-2002 годы «Народный артист России» Валерий Абрамович Токарев выпустил 18 премьерных литературно-музыкальных моно-спектаклей, среди них «Маскарад», «Пер Гюнт», «Любовь-мелодия», «Бетховен. Письма и сонаты» и другие. В них звучала музыка и Ференца Листа, и Александра Скрябина, и вновь любимого Ростроповичем Сергея Прокофьева.

…Итак, четверо сравнительно молодых людей 24 июля 1958 года на теплоходе «Александр Матросов» выехали вниз по Енисею.

Все-таки сомнения, состоялась или нет объявленная поездка, меня долго не покидали. Во-первых, было непонятно, будет ли ждать малочисленную группу артистов на стоянках теплоход. Во-вторых, меня смущала информация о концертах в Красноярске, где местом проведения был небольшой парк, скорее даже, сквер на правом берегу краевого центра и комбайновый завод. Не понятно было, речь идет о производственных цехах завода, либо о ДК «Комбайностроитель». Функционировал ли последний вообще в те времена? Пролистала всю подшивку газеты «Красноярский рабочий» за летний период 1958 года. «Центральными» площадками» для выступлений тогда в Красноярске считались ДК «Железнодорожник» и Зеленый театр парка имени А.М.Горького, но там шли гастроли других артистов. Анонсов выступления группы Ростроповича и информации о его поездке по Енисею не обнаружила.

В официальных биографиях великого музыканта говорилось о его гастролях по стране, но речь шла о больших концертах. Помимо Москвы, биографами назывались концертные залы Ленинграда, Киева, Риги, Свердловска, Таллинна, Вильнюса, Каунаса, Минска. Даже в этом перечне не упоминался Красноярск. Говорилось и о том, что в течение сезона Ростропович, выступает то в качестве солиста оркестра, то в ансамбле со Святославом Рихтером, дирижируя оркестром, либо в качестве пианиста в ансамбле с женой Галиной Вишневской.

И все-таки упоминание о том, что подобных концертов в год давалось от ста тридцати до двухсот, вселяло уверенность в то, что и Игарка могла быть в их числе. Косвенно это подтвердил и сам маэстро в передаче Юрия Башмета «Вокзал мечты» на телевизионном канале «Культура», вышедшей в эфир уже после кончины великого виолончелиста эпохи: «В России я делал поездки невероятной длины. Помню, что я создал бригаду из четырех человек, с которой выступал с концертами по Енисею»…

С присущим ему юмором (действительно, он – блистательный рассказчик), Мстислав Леопольдович спустя полвека вспоминал в упомянутой выше передаче подробности своего путешествия по Енисею: « Директор фабрики, такой еще человек: у него были все никелированные зубы. Большие зубы. Когда он улыбался всем ртом, можно было, как в зеркало, в рот смотреть. Я пришел к нему по поводу организации концерта. Я был лауреатом Сталинской премии. Говорю, мы хотим вам дать концерт, бесплатный концерт. А он: «Никаких концертов здесь больше не будет. Уезжайте». Я протестую: «У нас солист Большого Театра. Все-такое… Я тоже считаюсь хорошим музыкантом!». Он: «Нет, уезжайте. Вы нам не нужны». Я вновь: «Почему вы к нам так относитесь?» Он: «Вот у нас месяц назад был концерт. Фокусник с женой приехал. Ну и что? На сцене прямо подрался со своей женой. Нам такие концерты не нужны».

Разумеется, маэстро дал слово, что драться на сцене они не будут, и потом уже на долгие годы стал большим другом этого директора фабрики. В Москву с Енисея в знак особой признательности пошли посылки с полюбившимся всем лакомством – деликатесной енисейской рыбой. Хотя, о месте нахождения фабрики с импозантным директором маэстро не упоминает. Точно могу сказать, что было это никак не в Игарке, хотя и в рамках той знаменитой поездки.

«7 августа Игарка тепло встретила желанных гостей. Первый концерт состоялся в клубе «Полярник», — так начинается репортаж о гастролях в газете «Коммунист Заполярья» за 9 августа.

«Полярник», впоследствии переданный авиапортом управлению «Игарстрой» и переименованный в «Строитель» — был главной концертной площадкой в городе. Дом культуры лесокомбината, как с негодованием писала газета, еще строился, причем очень медленными темпами.

Поскольку далее в газетном репортаже дается полный отчет об этом историческом с точки зрения времени и артистов, его давших, концерте, позволю процитировать текст, практически без сокращений, и я: «Концерт открылся выступлением лауреата V Всемирного фестиваля молодежи Юрия Казакова. Пьесы Ипполитова-Иванова «В ауле», Дакена «Кукушка», танец маленьких лебедей и неаполитанский танец из «Лебединого озера» Чайковского, танец с саблями из балета «Гаяне» Хачатуряна, «Органная прелюдия» Баха – таков неполный перечень произведений, с большим мастерством исполненных Юрием Казаковым на многотембровом баяне».

Зал рукоплескал, вызывая артиста на «бис», и по заявке зрителей он исполнил еще и популярный венгерский танец Монти «Чардаш».

Следуем дальше: «Мастер художественного слова артист Московской филармонии Валерий Токарев с душевной теплотой, глубоким лирическим чувством и неподдельным юмором прочитал рассказ В.Ардаматского «Таня», стихотворения В.В.Маяковского «Чудеса», «Разговор на Одесском рейде двух пароходов «Красная Абхазия» и «Советский Дагестан», шуточное стихотворение Тимофеева «Самое сильное» и басню Степюка «Гусыня». Зрители горячо аплодировали чтецу: что-то из прочитанного было для них новым, незнакомым, сценка в морском порту – близкой и понятной – сами стивидоры.

«Колоритно и темпераментно звучал в зале бас солиста Государственного Академического Большого Театра СССР Алексея Гелевы, исполнившего украинские народные песни «Взял бы я бандуру», «Ревет и стонет Днепр широкий», русские народные песни «Вдоль по Питерской», «Глухой неведомой тайгою» и арии из опер», — следует далее в репортаже.

На современных концертах молодежь может рваться к сцене, стараясь прикоснуться к кумиру, танцевать во время исполнения. Зрители 50-х с пиететом относились к выступавшим, выражая свои симпатии аплодисментами.

И вот, наконец, искомое: «Кульминационным пунктом концерта было выступление лауреата Международных конкурсов, лауреата Сталинской премии, заслуженного артиста РСФСР профессора Мстислава Леопольдовича Ростроповича. Ознакомив слушателей с музыкальным инструментом итальянского мастера Гваданини, появившимся 199 лет назад, — виолончелью, он исполнил арии и фрагменты из опер. В зале звучала классическая музыка Чайковского, Бородина, Шумана, Генделя. Мстислав Леопольдович исполнил произведение советского композитора Юрия Шапорина «Скерцо», посвященное талантливому музыканту исполнителю М.Л.Ростроповичу. Публика награждала артистов бурными аплодисментами». И сегодня еще в памяти живущих зрителей этих концертов незабываемое выступление Ростроповича и его коллег-артистов в Игарке. Присутствовали на одном из концертов и родители Александра Манукяна. Мама вспоминает, что маэстро Ростропович играл не только на виолончели, но и на скрипке. Зрители встречали каждое его исполнение бурными аплодисментами, а в финале долго бисировали стоя.

Москвичи дали в Игарке при полных залах четыре концерта: два в клубе «Полярник», один в только что построенном и открытом клубе «Игарторга» и в старом деревянном клубе лесопильщиков. Но этим не ограничилось их трехдневное пребывание в Игарке. Гостеприимная принимающая сторона, думаю, организовала им в свободное от концертов время экскурсии по городу и лесокомбинату, в уникальное подземелье мерзлотной станции, совхоз «Полярный» на острове. Именно по такому маршруту возили именитых гостей городские власти.

А 9 августа в лекционном зале горкома партии состоялась творческая встреча артистов с активом города. Мстислав Леопольдович Ростропович поделился своими впечатлениями о гастрольных поездках в Соединенные Штаты Америки, Канаду, Францию, Японию. «Коммунист Заполярья» в очередном репортаже о гастролях артистов 12 августа цитирует его прямую речь: «Простые люди повсюду гостеприимно встречают советских людей». В двухчасовой беседе «он рассказал о городах, нравах и обычаях народов разных стран мира».

Безусловно, приезд в город Ростроповича – стал величайшим культурным событием. Еще не наступила телевизионная эпоха, и встреча с человеком, уже повидавшим мир, была интересна и познавательна. Он познакомил игарчан с уникальным музыкальным инструментом, виолончелью. Не ошибусь, если скажу, что до появления в Игарке Ростроповича коренные игарчане из всего семейства струнных смычковых инструментов, могли видеть и слышать лишь скрипку и, может быть, контрабас. А тут не просто статичное созерцание инструмента, а сольный концерт виолончелиста-виртуоза с мировым именем.

Инициативные горожане и власти города сразу же, без бюрократических проволочек, отреагировали на желание горожан обучать своих детей музыке. Уже в сентябре 1958 года в городе была открыта детская музыкальная школа. Первыми преподавателями стали директор клуба Л.Т.Юрьев (класс аккордеона), класс баяна вел В.Е.Чернов. Игре на фортепьяно учила А.П.Снежинская, а скрипку преподавал В.А.Снежинский. В школу поступило 78 мальчиков и девочек в возрасте от 7 до 15 лет. Исторический факт открытия школы зафиксирован городской газетой.

Распростившись с гостеприимной Игаркой и пообещав передать в Москве просьбу работникам искусства столицы чаще навещать наш Заполярный город, артисты двинулись дальше на Север и все-таки достигли Диксона. Последнее запланированное выступление на побережье Северного Ледовитого океана в поселке Караул у них чуть не сорвалось. Однако, и этот концерт состоялся.

С присущим ему юмором Мстислав Леопольдович в интервью Юрию Башмету рассказал, что в том самом Карауле, где еще Петр 1 построил первую караульную башню, современные строители много лет никак не могли достроить клуб. Поэтому не было места для проведения концерта. Но посовещавшись, строители попросили артистов подождать до вечера. Маэстро рассказывает: «Строили весь день, строили, а вечером, у меня есть фотография, правда, где она, я не знаю, но эта фотография для меня ценна до безумия. Поселковая улица, которая к клубу ведет. Идут люди по улице, и каждый несет свой стул. И там мы дали концерт, в Карауле»…

Хотела на этом месте прерваться, не делая никаких исторических выводов. Но, думаю, не справедливо, что имя М.Л.Ростроповича ни разу за всю историю города не упоминалось в списке тех, кто единожды был в Игарке и внес весомый вклад в ее музыкальное наследие. Достойны памяти игарчан и другие артисты его группы. Здание клуба «Полярник» не сохранилось. Но разве нет иного места для размещения мемориальной доски?!

А безымянная школа искусств, правопреемник музыкальной школы, ведет отсчет своего официального рождения с момента перемещения ее в специально построенное для нее помещение на углу улиц Гагарина и Лаврова. И осенью 2014 школа отмечала свое 65-летие. Разве нет желания у коллектива педагогов увековечить имя маэстро, на чьем концерте были ее первые преподаватели и учащиеся?!

В России живут дочери маэстро – Ольга и Елена. Когда-то их отец поехал в Сибирь отнюдь не для того, чтобы заработать для семьи средства. Сам маэстро, вспоминая о той поездке, сказал: «Эти вещи остались для меня якорями, которыми я прикован к этой стране…» Современные игарчане и последующие поколения должны об этом помнить.

Фото из интернета



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *