Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем



«Жить на Севере и не писать стихов нельзя», — однажды подмеченную мной сентенцию я включила в предисловие к сборнику стихов авторов, в разное время живших на территории Туруханского района, включая и город своего детства — Заполярную Игарку. С тех пор «коллекционирую» стихи профессиональных и самодеятельных поэтов. Знакомлю с лучшими из них, на мой взгляд, читателей своего авторского Блога. Горжусь, что о нашем городе писали Игнатий Рождественский, Казимир Лисовский и Петр Казачкин, отбывавшие ссылку Лазарь Шерешевский, Сергей Ломинадзе и Михаил Демин, в разное время жили, вдохновлялись и жизнь эту в строфы воплощали Юлиан Магаляс, Валентина Наумова, Владимир Павлов, Владимир Роц, Олег Котов и другие. Пытаюсь открыть и новые имена: так все новые стихи разрешает мне публиковать Антонина Андрейцева.

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем

Правда, не все изданные в последние годы поэтические сборники, не все размещенные в городской газете стихи, доставляют наслаждение при прочтении. Большинство современных самодеятельных игарских поэтов не имеет даже элементарных понятий о рифме, стихотворном размере, их тексты изобилуют избитыми штампами. Что тут скажешь, издают себя те, кто имеет прямой доступ к распоряжению средствами, кое-кто личными, а, бывает, и бюджетными.

Поэтому своеобразным предновогодним подарком и откровением для меня стало прочтение в сборнике «Свечение Виктории» стихотворений нашей землячки — игарчанки Виктории Бабарыкиной. Ее стихи поэтичны, совершенны с точки зрения построения, в них четко прослеживается гражданская позиция автора и присутствует взгляд художника-пейзажиста, могущего и умеющего создать поэтический образ. Каждое ее стихотворение – как завершенное поэтическое произведение, где есть и образ, и сюжет, и финал.

В изданном поэтическом сборнике сто семьдесят шесть стихотворений, поделенных на разделы: «Сердцем, Русь, тебя я принимаю», «Уголок России, затерянный в снегах» — конечно, этот раздел об Игарке, «Прислушайтесь к природе», «Искренность чувств», «Как мало мы себя для жизни открываем» — каждое стихотворение интересно и самобытно.

Вы можете найти и прочесть в интернете сборник целиком.

Я же позволила отобрать для размещения лишь некоторые из них, а Виктория слегка поправила отдельные тексты.

Русская сторонушка моя

Русская сторонушка моя,
С полем изумрудных, сочных трав.
С чистотой хрустального ручья,
С буйным шелестом густых дубрав.
Песней задушевною плывёшь
На вечерней зорьке над землёй.
Знаю я, что ты ещё споёшь
Песни, не допетые тобой.
Славься, Русь, мой милый сердцу край,
Где звенят церквей колокола.
Розовеет нежный иван-чай,
Золотятся в солнце купола.
Расцветай, Россиюшка моя,
Шлём тебе за всё земной поклон.
Мы разгоним стаи воронья,
Что клюют тебя со всех сторон.
Среди русской нежности берёз,
Побегут по рельсам поезда.
Стук сердец, как перестук колёс
Спросят, веришь в Русь, ответим, да!

Не утихает в сердце боль утраты

Не утихает в сердце боль утраты,
В почёте замирает вся Страна.
Звучит тревожным гулом и набатом,
То эхо, что оставила война.
Храним и чтим мы память о солдатах,
О тех, кто Русь бесстрашно защищал.
Героев, павших, будем помнить свято,
Тех, кто любить Россию завещал!
Пусть крепнет слава воинов Российских,
Они Победу одержать смогли.
Поклонимся мы им давайте низко
До самой нашей матушки Земли.
И тот завет о мире на планете,
Торжественно по жизни пронесём.
Потомкам будущим и нашим детям
Мы эстафетой мир передаём.
Но хрупок мир и вновь стреляют где-то,
В победный день плечом к плечу стоим.
Пред павшими в долгу мы и в ответе
Фашизму нет мы твёрдо говорим.
И в Майский День, в День Славы и Победы,
Встаёт сквозь время в строй бессмертный полк.
Покой и мир, что завещали деды,
Для нас, живущих, это честь и долг.

Нет совершенства

Огромен мир, но средь вселенной всё же мал,
Он испещрён на неизведанность дорог.
Жизнь многогранна, как загадочный
кристалл,
Но только время раздробил нам Бог в песок.
Наш шар, звезда, из триллиона тысяч звёзд,
И человечество на нём, совсем не вдруг.
Нет совершенства, мир, поэтому не прост
Всё потому, что не отрезок он, а круг.
Ты не ищи в нём ни пороки, не изъян,
Мы все пылинки на божественной руке.
И наша жизнь, как грандиозный чей-то
план,
Давно разыграна на шахматной доске,
И может быть, что просто точка тоже
круг,
Переходящий в бесконечность обручей.
И шаг за шагом мы идём под сердца стук
По граням жизни через призму мелочей.

Колокольчик синей кобылицы

Пробьют часы двенадцать раз
И диво чудное случится.
В волшебный, новогодний час,
Лошадка резвая примчится.
В чистейшем звоне хрусталя,
Отправим в небеса желанья.
Средь звёзд вращается земля
В лучах вселенского сиянья.
Господь Россию осенит
Своею лёгкою десницей.
И колокольчик зазвенит
На сбруе резвой кобылицы.
Летит со снегом благодать,
Бежит, звенит сбруёй лошадка.
И звон тот станет означать,
Что будет всё у нас в порядке!

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем

Приезжай на Север

Полыхает небо северным сияньем
И морозный воздух стынет на губах.
Приезжай на Север и устрой свиданье
С уголком России, спрятанным в снегах!
Где то ещё лето, а у нас метели
И холодный ветер воет как шальной.
Сердцем к Заполярью крепко прикипели,
Нас холодный Север приковал душой!
Пусть ветра бушуют и мороз позлиться
Нам от круговерти только веселей.
А в Игарке лето зимней ночью снится,
Душу греет дивный, гордый Енисей.
Белые сугробы снега под окошком.
Встретим Вас в Игарке, как своих друзей.
Пирогом с брусникой угостим, морошкой.
Посетите вечной мерзлоты музей.
Так что вылетайте, мы Вас здесь
встречаем,
Игарчане добрый и простой народ!
Будет интересно, мы Вам обещаем!
Трап давно подали, ждёт уж самолёт.

Север Крайний

Север, как ледовый монолит,
Он суров, и вместе с тем, прекрасен!
Первозданной снежностью манит.
Север, он, то нежен, то опасен.
Зашалит вдруг хиус — ветерок,
Щиплет, треплет, жжёт лицо зараза.
Так задует, что сбивает с ног.
И мороз прибавит ноты джаза!
Но закружит в небе танец свой
Северное чудное сиянье.
Поражая вечной красотой,
Дар небес и холода слиянье.
Люди здесь, душевней не найдёшь! —
Крепкое и северное братство!
Если вдруг в беду ты попадёшь, —
Отдадут последнее богатство!
Вот такой он Север, не простой!
Кто пожил здесь, тот конечно знает.
Север, предназначен нам судьбой
И иначе в жизни не бывает!

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем

Представь себе, а ночи здесь блондинки

Представь себе, а ночи здесь блондинки
И звёзд не видно, только облака.
И ночь не ночь, а день на половинку
И сон нейдёт, ну только, что слегка.
Ночь белая, такая ты кокетка,
Не строй мне глазки, а ложись-ка спать.
Так, детка, перекрасься ты в брюнетку
И будешь тёмной ночкою опять!
А ночь слегка разнежилась в лазури,
Прозрачностью завесив небеса.
И потонув, запутавшись в гламуре,
На небесах творила чудеса.
Покрыла перламутром розоватым,
Уснувшие на небе облака.
Они-то в чём остались виноваты,
Развесив свои пышные бока?
Ах, ночка белая, совсем не тёмная,
Таинственна, прекрасна, хороша!
Такая смелая, совсем не скромная
И облачком летает в ней душа.

Полярная ночь

Распласталась в небе ночь полярная,
Солнце, скрыв за чёрными крылами.
Скучная художница бездарная
Наслаждалась сумрачными днями.
Город не заметил изменения,
Жил, смеялся над коварной птицей.
Делал вид, что вовсе нет сомнения,
Что полярной ночи не боится.
Ночь морозом, стужей город жалила.
Злилась и бесилась в эпатаже.
Чёрной краской день короткий правила,
Малевала тёмные пейзажи.
Город понимал, что ночь, не вечная,
Светлый день уже не за горами.
Долгая зима, не бесконечная,
Солнце поднималось над домами!
Север, место трудностей, лишения,
Люди здесь прочнее крепкой стали.
Север, место силы и терпения,
Чем и как бы их не проверяли!

Незаметная Игарка

Точкой незаметной кажется Игарка,
Самолёт по небу распускает нить.
Средь тайги и тундры, строившись
в запарке,
Северной Игарке суждено здесь быть.
Крепкие морозы в крае заполярном,
А Игарка лето с нетерпеньем ждёт.
Угостит морошкой спелой и янтарной
И в жарках полянкой нежно расцветёт.
Много есть прекрасных городов в России,
Но на Енисее городок в снегах
Кажется нам ближе, кажется красивей,
Стойкая Игарка на семи ветрах.

Чудо северного сияния

В молчаливом безмолвии, в небе ночном,
Волны цвета, гонимые ветром, играют.
Всё в ночи замирает и чудным костром
В небе радуга северная полыхает.
Спит земля в колыбели под шёпоты сна,
В небесах, над землёй, лишь сиянье
кружится.
За спиралью спираль, за волною волна,
В тёмном небе ночном над землёю
ложится.
Гонит ветер средь звёзд сочной зелени цвет,
Переходит в пурпур полосой нежно красной.
И летит переливом цветов в фиолет,
Раскрываясь на небе в букете прекрасном.
Этот чудный пейзаж растворяется вдруг,
Прекращается в небе цветное мерцанье.
Будто не было здесь колыханья вокруг,
Будто не было чуда цветного сиянья.

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем

Ледоход

Потрескался, вздыбился коркою лёд.
Воинственным гулом взревел ледоход.
Толкаясь, на берег полезли громады,
Гремел над рекою звук канонады.
Всей силой могучей и мощью своей
Крушил толщу зимнего льда Енисей.
Вода разливалась и била ключом,
Таранила лёд Енисейским плечом.
Голодные чайки, махая крылом,
Кричали, кружили над взломанным льдом.
Сияла, блестела на солнце вода,
В свободном движенье, без толстого льда.
Теченьем сносило раскрошенный лёд,
Кружил растревоженный водоворот.
Застрявшие льдины остались лежать,
Расправу хозяйки-весны ожидать.
Весеннее солнце, как чудо чудес,
Сияло и грело с лазурных небес.
Старалась весна и кроила из льдин
Кусочки прозрачных, резных кристаллин.
И лёд хрусталём заискрил, заиграл,
В лучах, словно радуга, он засверкал.
И вдруг, средь зелёной травы островком,
Под солнцем расцвёл ледяным он цветком.

Наш город заполярный

Под солнышком Игарка жарками
расцветает,
Прекрасен летний Север короткою порой.
Недаром птицы с юга на Север прилетают,
Спешат они, как люди, на Родину домой.
И мы спешим, как птицы, в родную нам
Игарку,
Наш заполярный город, он в душу нам
проник.
Бросает вызов время и пишет нам ремарку,
О тех, кого нет с нами, поёт в ветрах
тальник.
Тайга вдоль Енисея хранит своё молчанье
И боль пронзает сердце невидимой стрелой.
Немало вынес город тяжёлых испытаний,
Он стал нам талисманом, он стал для нас
судьбой.
Запела песни вьюга под заговор шамана
Красивые снежинки над городом кружат.
В мечты наш город верит всегда
и неустанно
Пускай они, как птицы, в Игарку прилетят.

Весенний Енисей

Распелась над рекой весна,
Будила спящий Енисей.
И он, встряхнувшись ото сна,
Ломая лёд, ответил ей.
Теченьем ринулась вода,
Толкнув на берег зимний лёд.
И льдин огромных череда,
Вскипела, двинув ледоход.
Старалось солнце удивлять
Каскадом золотых лучей.
Блестела голубая гладь
И улыбался Енисей.
Весна дробила льды в хрусталь,
Осколки плыли вдалеке.
И было лёд совсем не жаль
Он так красив был на реке.

Литовское кладбище в Игарке

Памятный крест средь берёз и могил
Символом скорби навек.
Саваном белым с неба накрыл
Холмики кладбища снег.
Литва — Игарка, Игарка — Литва,
Трудно нам горе забыть.
Литва — Игарка, Игарка — Литва,
Родных будем помнить, любить.
Тает и плачет слезами свеча,
Нам не забыть те года.
Боль наша слишком ещё горяча,
Чтобы застыть в кромке льда.
В горле помином застрянут слова,
Боль и печали не скрыть.
Литва — Игарка, Игарка — Литва,
Горе нам вместе делить.

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем

Шторм

Кедры вскинулись лапами вслед Енисею,
Расшумелась тайга на его берегах.
От бушующих волн мы немного робеем,
Наша лодка, щепа, в Енисейских руках.
Вечереет и путь наш лежит до Игарки,
Лодку крутит средь бурных потоков воды.
И милее сейчас нет на свете подарка,
Пересечь Енисей до прибрежной гряды.
Накрывает волной, слышен рокот мотора,
За бортом Енисейская грозная стать.
В гребешках штормовая свирепая свора,
А с утра взор ласкала зеркальная гладь.
Крайний Север, погода меняется быстро,
Спорим с ветром и вмиг накатившей
волной.
Мы вдвоём, да улов, да бензина канистра…
Вот и берег Игарский, добрались домой!

Куропатки

Словно вихрь стаей быстрокрылой, —
Куропатки в белом оперенье.
Прошумев крылами в царстве стылом,
Пробудили сонное мгновенье.
Так красивы северные квочки,
С чёрной меткой на хвосте ажурном.
Вокруг лапок перьев оторочка, —
Всё практично и весьма гламурно.
Вьюга намела, а им не важно,
Слёту они в снежный наст садятся.
По сугробам бегают отважно,
Средь кустов и снега суетятся.
Пища куропаток без изысков, —
С жадностью поклёвывают почки.
Не пытайся, не подпустят близко, —
Вмиг взлетают шустрые комочки.
Заполярных куропаток белых
Мы в Игарке часто наблюдаем.
Средь следов бесчисленных их смелых
От весны послания читаем.
Что летит весна к нам по приметам,
Что она совсем не за горами.
За весной впорхнёт в Игарку лето,
Ослепив оранжево жарками.
Рады куропаткам мы безмерно,
Когда стайки пролетают лесом.
И они летят и нас, наверно,
Изучают с явным интересом.

В июне

Над Игаркой летит белый снег,
А в июне хотелось нам лета.
Исполняет зима снежный трек
Вопреки всевозможным приметам.
Город съёжился, как воробей,
Он не ждал заполярных капризов.
Расшумелся волной Енисей,
Наш красавец не любит сюрпризов.
Накружившись среди облаков
На полянку прилягут снежинки.
И с букетиком нежных цветов
По Игарке идёт ночь — блондинка

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем
Севера

Замело Игарку снегом, запуржило,
И шалят метель и вьюга до утра.
Всё вокруг белым бело запорошило,
Но красивы в белоснежье Севера.
Невысокие заснеженные ели
И берёзовый средь снега хоровод.
Разлохматились над городом метели,
Убегая от земли на небосвод.
Где-то может быть и лучше, и уютней,
Не свирепствуют за окнами ветра.
Но затягивают северные будни
И магнитом тянут душу Севера.

Падал в осень не прошеный снег

Падал в осень не прошеный снег,
Застывал мир янтарно-белёсый.
Расплетая злачёные косы,
Флёр осенний мгновенно поблек.
Собирая снежинки в ладонь,
Осень что-то шептала печально.
Пламенея средь снега прощально,
Догорал рыжих листьев огонь.
Трепетал лист обрывками фраз,
Чтобы в эту хрустальную негу,
Средь пушистого белого снега,
Рыжих листьев костёр не погас.

Мадонна осень

Вплетает осень в жёлтую листву
Серебряные, дождевые нити.
Её тоска, подобна колдовству,
Спешит к душе тропинками наитий.
Мадонна осень навевает грусть,
Печаль её красива и безмерна.
Ты, осень, так тосклива, ну и пусть,
С уходом лета грусть закономерна.
Под тихие стенания дождей
Листва вокруг кружится полусонно.
И бродит среди парковых аллей
Златая осень, грустная мадонна.

Осень и снежинки

Смыла осень макияж
Золотисто нежный.
И открыла саквояж
С платьем белоснежным.
Примеряла сей наряд
На лесной тропинке.
И кружились в снегопад
Осень и снежинки.
Постепенно все вокруг
Становилось белым.
И срывался с неба пух
Робко и несмело.
Незаметно так сама
Тихо приближаясь,
Царственно вошла зима,
Снегом расстилаясь.
Только листик золотой,
Как напоминанье,
Гнался следом за зимой, —
Осени прощанье.

Нагая осень

Прощальным вихрем кружит листопад,
Красива осень в тайности унылой.
В ней магии чарующая сила,
Но флёр златой слегка витиеват.
Печальный образ странностью пленит,
Флиртует осень с ветром не напрасно.
И обнажает ветер диву страстно,
И жёлтый лист от трепета дрожит.
Не раздевайся, осень, подожди,
Но вдруг пред всеми явится нагая.
И хлещут в исступлении дожди,
Нагую осень в серебре, скрывая.

Нежно падают снежинками цветы

То ли ветер колокольцами звенит,
То ли слышен снежной музыки хрусталь.
Зимней сказкой снег на землю к нам летит.
В белых хлопьях закружив земную даль.
Миг божественной и чистой красоты,
Тихой радости открывшихся чудес.
Нежно падают снежинками цветы,
Белоснежный дар загадочных небес.

А первый снег, как искупленье

Летит, спешит к нам первый снег,
Несёт земле преображенье.
Как первозданный оберег,
Как чистота и воскрешенье.
И вся земная суета,
Уставшая, больная шлюха,
Пред наложением креста,
Укроется лебяжьим пухом.
Под белоснежностью крыла
Замрёт в греховности прощенья.
Поймёт, что вроде не жила,
И будет жаждать искупленья.
Средь непорочной белизны,
В стенаньях с вьюгой завывая,
Молиться будет до весны,
Чтоб причаститься, расцветая.

Маэстро дождь

Играет дождь на клавишах души.
И там, где сердце, он берёт аккорд.
Ты славный, дождь, но только не спеши
Из перестука капель бить рекорд.
Ты, дождь, такой умелый музыкант,
Переводить все чувства на минор.
И чистоты хрустальный бриллиант
Вплетать в свой монотонный перебор.
Брависсимо тебе, маэстро мой!
Слеза бежит, срывается с ресниц.
И гасится свеча души чудной
Серебряным потоком без границ.

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем

Ну что надула губы, туча

На небе туча набухала,
Сверлила взглядом хмурым нас.
Ну, туча, как же ты достала,
Плыви скорее, скройся с глаз!
Ну что надула губы, туча,
Ты лучше, плакса, не сердись.
Не собирай обиды в кучу,
Давай-ка лучше, улыбнись!
Из-за тебя укрылось солнце,
Слетелся комариный рой.
Давай плесну тебе на донце,
Закатим летний пир горой.
Ну, в самом деле, что ты, туча,
Побойся бога, не гневись.
Да жизнь бывает и покруче,
Не раскисай, давай, крепись.
Ты станешь облачком пушистым.
Воздушным, лёгким, как пушок.
Под ярким солнышком лучистым
Ромашкой расцветёт лужок.
Ну что заплакала, чудище,
Совсем размякла, боже мой!
Залила нас своим дождищем,
Да ну тебя, пойду домой!

Не кукла я

Не кукла я, ты знаешь, я живая.
Наверно не дано тебе понять,
Что чувства нитью сердца мы сшиваем,
Их резать больно, больно расшивать.
Пройду, тебя в толпе не замечая,
Меня окликнешь, я не повернусь.
Еще не понял ты, что я живая.
Не понял, что к тебе я не вернусь.
Быть вместе, рядом, просто невозможно,
Не воскресить увядшие цветы.
Иду я по осколкам осторожно
Тебя, оставив в прошлом у черты.

Два фужера на столе

Два фужера на столе, уже пустых.
След помады, пачка смятых сигарет.
На вопросы есть ответ, не из простых,
Это может быть и да, а может,  нет.
Всё так просто, да не просто всё понять,
Дверь закрыта и зашторено окно.
Листья дней не возвратить и не догнать.
Жизнь прошла, как чёрно-белое кино.
Ярко вспыхнул огонёк и вдруг погас,
Это было, было, да, но так давно.
Не хватило нам тогда каких-то фраз,
А теперь, теперь наверно всё равно.
В вихре времени легко теперь распять,
Выбор сделан  и,  причём здесь тот ответ.
Не вернуть, не повернуть нам время вспять.
Остальное, остальное сущий бред.

Вьюга сволочь

Стучится ветер, бьёт в стекло,
А вьюга — сволочь так хохочет.
Швыряет в окна снег назло, —
Ещё больнее сделать хочет.
То затихает под окном,
То вдруг завоет истеричкой.
Берёт надрывом на излом
Неугомонная певичка.
И в заунывной песне той,
Мотив печали оголтелой.
Спаси меня от этой злой,
Седой дурёхи вьюги белой.
Пусть незаметно тает лёд,
Разлук холодных, неизбежных.
Чтоб ощутить губами мёд
От поцелуев самых нежных.

Осенний поцелуй

Ты целовал под дождём мои влажные губы,
В сильных объятьях хотелось мне вечность
стоять
Блюз исполняя, дул ветер в небесные трубы,
Капли морщинили в лужах зеркальную гладь.
Нежно шептал ты о том, что я
неповторима,
Шёпот твой страстно сливался
с безумством дождя.
Листья янтарно кружились и неоспоримо,
Жёлтой дорожкой ложились, в любовь уводя.
Дождь нам оставил мгновения
воспоминаний,
Нитью серебряной крепко связал нам
сердца.
В шуме дождя поцелуев осенних дыханье,
Тех поцелуев осенних с тобой без конца.

Дождь откровения

Ты улыбался, ах, совсем не мне,
Об этом плачет дождик за окном.
Я откровенна с ним наедине,
Любовь не может быть с одним крылом.
Любовь должна парить, должна летать
В хрустальном, хрупком мире для двоих.
Два сердца в унисон должны стучать,
Как дождь в окно стучал, но вдруг затих.
Затих, ведь вечно плакать он не мог,
На небесах отмерен, сей лимит.
Горячий чай, глоток, ещё глоток,
Всё отболело, больше не болит.

Сердце не из нейлона

Милый, я устала сердце штопать.
Знаешь, ведь оно не из нейлона.
Распри и раздоры словно коготь
Рвут и раздирают вплоть до стона.
Понимаешь, так необъяснимо,
Когда болью ноют в сердце раны,
Станет вдруг порой преодолимым
Не устать любить, и это странно.
Странно, у костра, который тлеет,
Согревать озябшие вдруг руки.
Раненное сердце как-то смеет,
Холод растопить сердечной муки.
Может попытаться и возможно
Оградить от бурь сердца любимых.
С нежностью беречь и осторожно
В урагане слов произносимых.
Сердце быть не может из нейлона,
Бьётся пусть, стучит, оно живое.
Музыкой звучит для всех влюблённых,
Ведь мелодия любви — святое.

Виктория Бабарыкина: Себя для жизни мало открываем

Себя, для жизни мало открываем

Себя, для жизни мало открываем,
Ты распахни, открой души окно.
Пусть вырывается на мир она, взирая,
Ведь там, внутри, ей тесно и темно.
Взлетай и падай, чтобы замирало,
Чтобы с лихвой захватывало дух.
Чтоб этой жизни было тебе мало,
Успей пожить, чтобы прожить за двух.
Ты думаешь, что это невозможно?
Что так бывает в фильмах и в кино?
Да, жить сверх меры, это очень сложно,
Ты распахни, открой души окно.
Пусть сердце нам любовь переполняет,
Пусть светятся, горят огнём глаза.
Душа в полёте дивном окрыляет
И не страшны ни буря, ни гроза.

Фотографии игарчан с сайта «Одноклассники».



Читайте также:



1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *