Как и Москва, Игарка названа по реке, на которой она стоит…



Пародист и телеведущий Максим Галкин построил для своей семьи поистине королевский замок в деревне с неблагозвучным названием Грязи. По России множество поселений носит такие названия, что с гордостью место своего постоянного обитания коренные жители стесняются называть. Помните у Н.А.Некрасова в поэме «Кому на Руси жить хорошо»: «Гореловка, Нееловка, Неурожайка тож».

Игарчанам, или, как их называли в первые годы основания города, игарцам, в этом смысле повезло – «Игарка» — имя звучное, скорее похожее на Москву, чем на какой-то – Икс- кск, коих сотни по стране.

Но до сих пор кипят страсти, и нет четкого научного обоснования, откуда пошло название города. Вышедший в свет в 1939 году роман Алексея Кожевникова «Брат океана» привлек читателя новизной и свежестью темы, получил положительную критическую оценку. «Брат океана» по версии автора – Енисей. В первой части романа рассказывается об историческом прошлом Заполярья и семьи Егора Ивановича Ширяева, которого местные жители называют не Егором, Егоркой, а Игаром, Игаркой. События переходят плавно к началу 20-го века. Во второй части романа уже после смерти Игара, начинается строительство города, которому и переходит название Игарка.


В реальность существования этого «основателя» города поверили так, что одно время городские власти даже разместили мемориальную доску в его честь на здании крупнейшего в городе универмага «Егорка».

«Волею советских людей встал на Енисее город и морской порт Игарка. Универмаг получил свое название по имени бывалого енисейского лоцмана и рыбака, первого поселенца Игаркина зимовья – Егорки Ширяева», — гласила надпись.

Доску, одумавшись, убрали. А вот версия о том, что название городу перешло от искаженного националами имени одного из его первых жителей до сих пор успешно присутствует в большинстве исторических справок о городе. К сожалению, грешат этим и статьи в Интернете.

Переписка двух краеведов, которую хочу предложить любознательным читателям, началась свыше трех десятков лет. Уже нет в живых авторов.

В 2004 году сотрудниками музея вечной мерзлоты в книге «Игарка древняя, Игарка загадочная» были опубликованы письма краеведа Адольфа Васильевича Вахмистрова старожилу Игарки, краеведу и библиофилу Павлу Алексеевичу Евдокимову.


А.В. Вахмистров (04.04.1920 – 19.07.1983) ребенком с семьей в 1927 году проезжал мимо станка Игарка, а позднее работал в геологических партиях на Курейке, и скорее всего, в Игарке даже не был. Но делом своей жизни считал сбор материалов по истории края, мест, связанных с Енисеем. Конечно же, его на протяжении ряда лет интересовал и вопрос, откуда пошло столь необычное название северного города. Именно с выяснения происхождения имени города и начинается переписка.


Павел Алексеевич Евдокимов (15.12.1906 – 02.11.1987) жил в Игарке с 1935 года, был участником Великой Отечественной войны. Он стоял у истоков создания «Музея вечной мерзлоты» в лабораторном подземелье научно-исследовательской мерзлотной станции в Игарке, был первым внештатным экскурсоводом музея. После выхода на пенсию занимался созданием музея трудовой славы лесопильно-перевалочного комбината, где я в то время работала. Он действительно, как пишут о нем сотрудники музея «был ревностным хранителем истории города: собирал документы, справочники, вырезки из газет и журналов, фотографии первых дней строительства города, составлял картотеку». Компьютера тогда не было и в помине, все сведения он заносил на собственноручно изготовленные карточки, вписывал ручкой известный ему факт, иногда печатал на машинке, либо вклеивал газетную публикацию. Краткая биографическая справка о П.А.Евдокимове есть в Книге памяти на сайте.

Более подробно познакомиться с Адольфом Васильевичем Вахмистровым можно, прочитав очерк о нем «Енисеем навек покоренный».

В документах Павла Алексеевича Евдокимова, переданных после его смерти сотрудникам игарского музея и сохранились подлинники писем Адольфа Вахмистрова, размещенные в книге «Игарка древняя, Игарка загадочная». Вторые экземпляры его писем и подлинники писем П.А.Евдокимова хранятся в личном фонде А.В.Вахмистрова в государственном архиве Красноярского края.

Но не буду более Вас отвлекать, читайте переписку двух интереснейших и уважаемых мною корреспондентов.


Письмо Вахмистрова А.В.
5 ноября 1979 года
Северо-Енисейск

Глубокоуважаемый Павел Алексеевич!

Прочитав в «Красноярском рабочем» от 31 октября с.г. статью о вас «Хранитель вечности», я решил, что Вы – именно тот человек, который может мне помочь. Но сначала пару слов о себе и о своей работе.

Хотя я по рождению иркутянин, всю жизнь я провел в Красноярском крае, без малого сорок лет я проработал в геологоразведочной службе Красноярского края. Теперь я на пенсии. Но вот уже два десятка лет главным делом моей жизни по существу стал сбор материалов по теме: Енисей в глазах людей различных эпох и народов. Хотелось бы, если получится, написать книгу. Работа сложнейшая. Пришлось обратиться к самым забытым источникам, даже к археологии. Помогают мне краеведы, журналисты, писатели, ученые многих специальностей. По поводу моей библиотеки вы можете найти статью в «Красноярском рабочем», кажется, за 15 декабря 1977 года. Но я никогда не был библиофилом. Книги для меня – инструмент для моей работы. Теперь к делу.

Мне бы хотелось, уважаемый Павел Алексеевич, завязать с Вами пусть заочную дружбу, если бы Вы нашли возможным откликнуться на мое предложение. Конечно, пока эта дружба корыстная с моей стороны. Но очень может быть, что и я Вам окажусь полезным, время покажет.

Сейчас же я хотел задать Вам несколько вопросов, на которые Вы, быть может, сочтете возможным ответить.

Прежде всего, мне бы хотелось знать, что думаете Вы, краеведы, по поводу имени Игарка. Откуда пошло это имя? Говорят, у Вас в городе есть какая-то мемориальная доска, повествующая о возникновении этого имени. Где она установлена? Можете ли Вы сообщить мне слово в слово ее содержание? Может быть, можно получить фотографию?

И еще. Не задумывались ли вы, краеведы, над таким вопросом: пока не поздно сохранить один из домов старой Игарки вместе с двором в память и назидание потомкам?

Ведь пройдет еще немного времени, и это сделать будет уже невозможно. Кстати, знаете, когда я, например, видел впервые ту самую старую Игарку? В 1927 году. А вот в 1962 году я работал в качестве начальника геологоразведочной партии на Курейке, а с осени — на Сухарихе, по соседству с Игаркой. Очень хорошо помню пожар города в 1962 году. Мы в том году в тайге тоже страдали от огня, не только тем, что тушили пожары, но и тем, что буквально отбивались от огня. С моей библиотекой тоже был случай, схожий с тем, что произошел с Вашей. И поэтому я очень сочувствую Вам, сочувствую до сердечной боли, поверьте мне, Павел Алексеевич.

Павел Алексеевич, хорошо ли Вам знакома география окружения Игарки? Ну, например, что Вы могли мне рассказать о речке Игарка, ее величине, истоках и прочее? Меня эта река очень интересует, так как она – составная часть бассейна Енисея. В литературе о ней сведений я не нашел никаких абсолютно. Не поможете ли Вы мне?

И последнее. Не могли бы Вы мне помочь достать хотя бы каких-нибудь номеров Вашей игарской газеты с материалами о юбилее города? Я как-то обращался к журналистам Игарки по этому вопросу, но ответом мне было простое молчание.

Павел Алексеевич, может случиться, что Вы либо не сможете, либо не захотите почему-то ответить на мои вопросы. Но об одном я Вас прошу, сообщите мне об этом, чтобы я знал, что письмо мое дошло, и не пытался еще раз разыскивать Вас. Что же, так бывает. Кто может, да и за что осуждать за это?

Искренне уважающий Вас Вахмистров Адольф Васильевич.

Мой адрес: Северо-Енисейск, ул. Маяковского, дом 1, кв.3.

Письмо Евдокимова П.А.
Уважаемый Адольф Васильевич!

Подтверждая получение Вашего письма, хочу сразу же разуверить Вас в создавшемся обо мне мнении, я, к великому сожалению, не смогу Вам помочь в этой благородной работе, которой Вы занимаетесь, ибо очень мало знаю о Енисее и его притоках.

На счет же заочной дружбы и переписки, не возражаю. Мне даже до некоторой степени льстит, тем более, что Вы и геолог, и человек, побывавший на Севере.

Попытаюсь ответить на некоторые Ваши вопросы. О названии города и слова Игарка. Бытует легенда, подтверждающая, очевидно, исторический факт о том, что когда-то в мангазейский период на берегу Енисея в глухом Заполярье жил русский человек по имени Егор, которого местные националы звали Игарка. Избу этого человека еще в 18-ом столетии видели участники Великой Северной экспедиции . В первой половине 19-го века на месте этого зимовья появилась деревня – станок, с таким же непонятным названием – «Игарка».

При строительстве в 1929 году города это название перешло к нему по наследству. В книге Алексея Кожевникова «Брат океана» из этого первожителя автор создал главного героя романа, назвав его лоцманом Ширяевым Егором Ивановичем, поселившемся на Севере в годы первой мировой войны.

Наши «историки» не разобравшись, где вымысел, где истина, посчитали, что слово Игарка происходит от этого лоцмана Ширяева. Действительно, на одном из городских зданий – магазине «Егорка» висела мемориальная доска, посвященная Ширяеву Егору Ивановичу – лоцману и рыбаку, основавшему станок Игарка. После ремонта здания мемориальной доски нет. Полного текста надписи не помню. О первожителе Егоре в исторических документах, кроме записи в бортовых журналах лейтенанта Харитона Лаптева и штурмана Минина о том, что под 67 градусами северной широты на левом берегу реки Енисей они видели Егоркино зимовье, нет.

Академик Миллер в своей «Истории Сибири» об Егорке, Егоркином зимовье не пишет, называет только Хантайское зимовье и Дудинку.

Лично мое мнение по этому вопросу – русский человек Егор, если он – историческое лицо, был просто служилым человеком Мангазейского воеводы, или Троицкого монастыря (Туруханского), который занимался сбором ясака, или церковных поборов с жителей Севера и жил между 50-80-ми годами 17-го века, то есть почти за три века от выдуманного Кожевниковым лоцмана Ширяева.

Есть и другая версия, высказанная о Егоре С.Т.Морозовым, по которой Егор был раскольником, бежавшим от преследования церкви. Мне кажется, обе эти версии – лоцман и раскольник – не соответствуют действительности, в то время никаких лоцманов не было, они возникли при Петре Первом, а преследование рядовых раскольников и высылка их началась при Екатерине Второй.

По части сохранения для потомков дома и усадьбы старой Игарки думать уже поздно, дома разваливаются, жители давно переселены в город.
Речка Большая Игарка – левый приток Енисея, судя по карте, небольшая, течет в меридиальном направлении, исток где-то в 80 – 60 километрах южнее места впадения. Вряд ли о ней что-то можно найти в литературе.

Прилагаю местную газету «Коммунист Заполярья», посвященную 50-летию города и ЛПК.

19 ноября 1979 года.
Город Игарка, 1 микрорайон, дом 25, кв.86
Евдокимов Павел Алексеевич

Письмо Вахмистрова А.В.
07 декабря 1979 года
Северо-Енисейск

Глубокоуважаемый Павел Алексеевич!

Большое спасибо за ответ на мое письмо. Ответ исчерпывающий и обстоятельный. Большое спасибо еще раз!

Прежде всего устраним недоразумение: я не геолог, я буровик. А что касается того, что Вам льстит дружба и переписка со мной, то и это преувеличение. Я человек небольшой, простой и скромный. Давайте будем держаться проще, по-товарищески.

Я благодарен Вам за готовность вести со мной переписку и обязательно не премину к Вам обратиться, как только возникнет очередная необходимость.

Теперь по поводу имени «Игарка». Задавая вам вопрос, я не хотел навязывать Вам того, что известно мне, для того чтобы узнать, что по этому поводу думают сами игарчане. Не сердитесь на меня за это, так как скажи я Вам об этом, Вы могли бы отвечать под влиянием того, что я Вам написал.

Сейчас же Вам скажу следующее. Ни в каких исторических документах нет ни единого упоминания о каком-либо лоцмане, или промышленном человеке, жившем в 17 или 18 веках на том месте, где сейчас находится Игарка. Да и зачем в тех местах лоцманы? Кроме того на Енисее судоходство в те времена было настолько незначительным и примитивным, что в лоцманской службе просто-напросто не было никакой нужды. Вы ошибаетесь, полагая, что эта служба появилась только при Петре Первом. При нем она появилась на море, а на реках, в том числе и на сибирских реках, она появилась еще в 17 столетии. На знаменитом Шаманском пороге на Ангаре жила семья крестьян, несших обязанность судовых «вожей» — лоцманов и получавших от казны содержание. Они даже, со временем, стали носить фамилию Шаманских, т.е. по порогу!

В литературе я ни разу не встретил воспоминания о каком-либо Егоре, давшем имя Игарке, пусть даже легендарном, до появления романа Алексея Кожевникова. Отсюда следует простой вывод: автор романа – и является автором этой легенды, и только элементарная неосведомленность всех пишущих позднее по этому поводу стала причиной рождения этой легенды. Наиболее «хитроумные» авторы придумали ему даже характеристику. Но, заметьте себе, они делают его то почти нашим современником, то человеком 18 века, то загоняют уж совсем в несусветную историческую даль — аж в мангазейское время.

Я не имел возможности почитать журнал Минина. Но журнал Лаптева я имею. Он писал не об «Егоркином зимовье», а о зимовье Игарка, т.е. называя точно так, как называем мы с Вами. Ранее этого ни в документах, ни на картах это зимовье не упоминается. Вообще такой формы — «Егоркино зимовье» — ни в исторической, ни в географической литературе не бывало.

Скажу Вам еще следующее: а как объяснить имя одной из проток дельты реки Оби – Игорской? Поселить там еще одного Егорку?

Легенда об Егорке – Игорке – великолепный пример так называемой народной (иногда ее еще в топонимике называют наивной и даже вульгарной) этимологии. Вспомните, реку Ворсклу, впадающую в Днепр «расшифровывают» так: Ехал через нее Петр Первый, уронил подзорную трубу в воду. Нашли трубу, но без стекла, и гневный царь воскликнул: «Эта река – есть вор скла» (т.е.стекла). Или река Сумы. Ехал через нее поп и утопил переметные сумы (пьян был, что ли?), отсюда имя реки — Сумы. Просто и хорошо. На деле всегда все обстоит несколько сложнее. Особенно, с именем Игарки сложно. Это тема настоящего исследования.

Большущее Вам спасибо за газету. Она – добрый подарок в мои материалы. Чем могу «отплатить» Вам за Вашу доброту и понимание? Сообщите, пожалуйста, тематику Вашей библиотеки. Не смогу ли я быть полезным? Правда, возможности мои более, чем скромны, но кое-что и я могу таки!

Всего Вам доброго. И хотя еще не так близко, поздравляю Вас с приближающимся Новым годом и желаю самого главного: здоровья, все остальное приложится!

А.Вахмистров

(На обороте письма) приписано рукой А.Вахмистрова:

P.S.: Что касается «версий» Саввы Морозова, замечательного журналиста, но никудышного историка, то о ней и говорить не стоит.

Письмо Евдокимова П.А.

Адольф Васильевич! Ну, вот мы и обменялись посланиями вежливости и новогодними приветствиями. Не кажется ли вам, что мы играем какую-то несвойственную нам обоим роль. Согласен, давайте проще! Вы пишете о себе: я – человек небольшой, простой и скромный. А я-то кто, по-вашему? Нечто «сын боярский»? Я тоже простой, да еще и пенсионер, проживший только в Игарке 44 года. Но не будем об этом. Зачем?
Мы и так, я думаю, понимаем друг друга с полуслова.

Я не сержусь на Вас, напротив, нашел себе по некоторым вопросам единомышленника, и радуюсь от души.

О лоцмане, например, совершенно верно, не было их тогда на Енисее. Ну а «вожи», разумеется, были. Без них не было бы походов ни Ермака, на первопроходцев.

Вопрос со словом Игарка не только сложен, но и запутан. Я все же сторонник той версии, что оно происходит от имени русского первожителя на Енисее – Егора, Игорки.

Подтверждением чему, на мой взгляд, служит, во-первых, зимовье, которое видели Лаптев и Минин, не зависимо от того, как они об нем (так в письме) написали, «Зимовье Игарка» или «Егоркино зимовье». Это, по сути, не меняет факта, что оно существовало в 1737-1740 годах. А раз оно было, то жил в нем, значит, и человек, которого к тому времени, надо полагать, не было в живых. Написано-то о зимовье, а не о человеке.
Академик Миллер в понятие зимовье вкладывает такое понятие, что это ряд служебных построек и жилой избы, обнесенных глухим забором или тыном в целях безопасности от нападения хищников.

Во-вторых, слово Игарка пережило века, и сохранилось в названии поселка, станка, возникшего на месте Егоркиного зимовья, где-то в первой половине 19 века (приблизительно). На карте Енисейской губернии из атласа Азиатская Россия, изданного переселенческим управлением в 1914 году, это поселение обозначено кирпичиком с надписью «Игарское». Следовательно, станок Игарка существовал значительно раньше поселения в нем Егора Ширяева А.Кожевниковым.

Мне почему-то кажется, что легенда об Игарке существовала до Алексея Кожевникова, а он, если и является автором легенды, то только о лоцмане Егоре Ширяеве.

Теперь о фамилии. Тот Егор – Игарка, который жил в зимовье, а там он, по-видимому, все же жил в ту, для нас теперь «несусветную даль» по тогдашней реальности «Мангазейскую пору». Ведь освоение Енисея началось после выхода на него мангазейцев по реке Турухану.

Один «историк» пытался также применить топонимику. Он производил слово «Игарка» от «Югория», считая, что поселение Игарское возникло на территории при древней Югории. Но кто и на какой карте нанес восточную границу Югории, расположенную в низовьях Оби. Для примера вульгарной топонимики можно привести анекдот: Шли по Енисею исследователи. Один смотрел в подзорную трубу, другой спросил: — Что видишь? – Лес и горку, — ответил первый. — Что-что? — переспросил другой, какую еще Игарку?

Тоже топонимика: наивная, и даже хитроумная.

Простите, что так много наболтал, может быть, вздора, но я так думаю и убежден, до тех пор, пока мне не докажут обратное.
Будьте здоровы! Счастливо Вам встретить новый 1980 год и осуществить свою мечту! Всего доброго.

С приветом, П.А.Евдокимов.
15.12.1979
город Игарка.

«Брат океана» написан в 1932-1938 годах. В книге «Театры в Арктике», издания ГУСМП 1937 года есть такие строки: «У русских его звали Егорка, а в тунгусском произношении Егор звучит как Игарка. Так- то, говорят, и пошло: — Игарка! Так кто автор легенды?

Письмо Вахмистрова А.В.
28.01.1980
Северо-Енисейск

Уважаемый Павел Алексеевич! Не посетуйте на меня, пожалуйста, за то, что отвечаю на Ваше письмо с такой большой задержкой. Поверьте, этому есть причины уважительные, а вообще-то я всегда аккуратен в ответах на письма, тем более таких писем, как ваше.

Свое письмо начну с простых просьб: сделайте для меня точную выписку из книги «Театры в Арктике», которую вы слегка процитировали в письме. Выпишите все, что касается названия «Игарка», но с обязательным указанием авторов книги, полного названия места и года издания, страниц, с которых выписки сделаны.

Кстати, эта цитата совсем не доказывает, что Алексей Кожевников не был автором легенды. Но возможность существования этой легенды, что Кожевников ею воспользовался, я категорически не отрицаю. Я даже все собирался спросить об этом самого Кожевникова, но, увы, прособирался: несколько дней назад прочел об его смерти. Увы, как часто наша неразворотливость приводит вот к таким невосполнимым потерям.

Что касается Егора Ширяева, то эта личность не реальная, так как не существует о нем ни малейших документальных данных, только одни домыслы. (Как еще назвать то, о чем много говорят, но что не подтверждено документально?) И потому раскрывать имя Игарка от него – тоже домысел.

Да, чуть не упустил. Вы привели великолепнейший, прямо-таки чудесный анекдот по поводу того, как кто-то видел «Лес и горку». Очень Вам благодарен за это, и обязательно воспользуюсь им, сославшись, как на источник, на Вас. Народ наш не истощим на юмор!

Форма топонима Игарка очень похожа на русскую типа Иванов-ка, Семенов-ка, Петров-ка, и потому часто вводит в заблуждение, маскируя истинное свое происхождение. Созвучия – коварная вещь. Вспомните знаменитых летописных варяжцев: Рюрик, Трувор, Синеус столетия господствовали в истории. На деле же оказалось, что следовало читать по-скандинавски: «Рюрик, тру-вор, сине ус», то есть, «Рюрик, верная дружина его, семья». Русские многие имена приспосабливали под свои правила.

Я позволю Вам указать на такой топоним – гидроним – Шегарка. Это левый приток Оби, впадающий в нее около Кривошеино. А у ненцев существовала Пыенгарка (человеческое).

В топонимии нельзя категорически что-то отрицать, или также категорически что-то утверждать, особенно при таких сложных случаях, какой имеем мы. (Да, знаменитый Ремезов дает еще одну форму топонима: Тыгарка). Конечно, смешно проводить границу Югории, основываясь на созвучии Игарки с Югорией. Но югры (иначе говоря, угры, единоплеменники, например, венгров) вполне могли достигать до территории Енисея, так как, уйдя от Алтая с южной границы Западной Сибири, они, как видите, достигли и берегов Ледовитого океана, Урала и даже Восточной Европы. Зная эти факты разве правомерно категорически исключать возможность какого-то их влияния на топонимику соседнего левобережья Енисея?

Но были еще так называемые, как теперь пишут, «таинственные юги», народ некогда большой, но исчезнувший, как считали недавно, бесследно. Они жили в междуречье Оби и Енисея. Взгляните на карту, и вы найдете великое множество топонимов типа Юган, Еган в чистом виде, или в составе других названий, например, Васюган. А ведь это рядом!

Известный этнограф Рудольф Итс недавно, два года назад, обнаружил потомков югов – где бы Вы думали? – в Ворогово на Енисее. Можно ли, в свете этого, категорическим образом, считать возможным такую форму: Югарка?

Переход Ю в Е, Югарки в Егорку, в Угарку и даже в Игарку по законам филологии вполне возможен (отсюда Югры – Угры; Юган – Еган и так далее). И замечу, для филологии совершенно не безразлично, как будет сказано Игоркино Зимовье или Зимовье Игорки. В первом случае подчеркнуто указано, что зимовье принадлежит Игарке, во втором дано название географического объекта – топоним, возникший, например, по имени притока Енисея, возле которого стоит зимовье, что, кстати говоря, на Енисее чаще всего и происходило, речке Игорки или, если хотите, Югорки.

Но я вовсе не утверждаю, что топоним Игарка произошел от Югорка. Слишком мало фактов для этого, хотя неизмеримо больше, чем для предположения, что это название произошло от имени некоего человека по имени Егор.

Как повод для раздумий укажу Вам еще факт. У ненцев есть слово «Нгарка» — «большой», «большая». Они, к примеру, Северный Урал называли Нгарка Нэ – «Большой камень». Известно, что при появлении русских на Тазу и Турухане, они встретили здесь энцев – самодийский народ (в число которых входят и ненцы), которые в наши дни живут севернее.

Разве не могли они, основываясь на им известных доводах назвать реку или озеро- Нгаркой? Но такая форма не удобна для русского языка, и со временем она могла приобрести другую «удобную» форму – Игарка. Самоедских топонимов, включая слово Нгарка на карте нашего Севера – пруд пруди. Но они нанесены на карту уже в наше время, когда на правильность нанесения названий географических имен было обращено строгое внимание, состоялись даже особые постановления соответствующих организаций по этому поводу. Но в это время истинный смысл названия Игарка был уже утрачен. В истории таких фактов не перечесть.

Одних только версий о происхождении имени Москва существует несколько десятков. Причем, замечу, версий, созданных не любителями, а учеными. Настолько эти дела сложны, настолько требуют осторожности. Ведь порой дело доходит до смешного. Полистайте книги, прочитайте многочисленные объяснения, почему Красноярск называется Красноярском. Вы читали, к примеру, что это красные горы, на которых в наше время стоит часовня. Или потому, что стоит он на красном, значит, красивом, месте. И редко кто напишет, указывая настоящую причину. То же самое происходит и с именем горы Караульной, на которой стоит эта самая часовня. Указывают никогда не существовавшую причину (смотри, к примеру, альманах Енисей № 3 за 1978 год).

Вывод? Вот такой: мы сейчас не можем сказать точно о происхождении имени Игарка, нужны кропотливые исследования. Но и тогда едва ли будет мнение общим. Разные толкования останутся.

Уважаемый Павел Алексеевич, прошу Вас, пожалуйста, пишите, Вы интересный собеседник.

И у меня еще просьба. В IV квартале в Красноярске должна была выйти книга «Игарка». Вышла ли она, я не знаю, но мне она страшно нужна. Здесь она едва ли появится, как и многие другие. У Вас же она будет. Христом Богом молю: достаньте ее для меня. По гроб жизни сделаете обязанным Вам!

Всего доброго. С уважением А.В.Вахмистров.

Письмо П.А.Евдокимова

Адольф Васильевич! Я никогда не задумывался о происхождении названия Красноярска, для меня было ясным и понятным (не зависимо от слов красный или красивый) меткое определения места – яра, на котором был заложен город. Умели наши предки, не задумываясь, давать образно меткие (сравните, Столбы) названия городу и местности, которые навечно впечатываются и сохраняются в памяти людей. Ну а мы, грешные, начинаем мудрить, почему да отчего? То же и с горой, как бы ни пытались называть ее теперь «Покровской», или по-иному, она, мне кажется, должна оставаться по-прежнему Караульной, не зависимо от того, был там караул и вышка, или не был. Только единственно, пока она четвертую сотню лет живет и не умирает, среди потомков тех, кто сумел ее так просто и ярко окрестить. Простите меня за эти наивные рассуждения, навеянные чтением указанной Вами статьи в «Енисее» № 3-78 и другой № 1-75. Цитирую из второй: «На холме Кум – Тагей, возвышающемся над городом, находилась сторожевая вышка. Но в документах она не описана».

В статье № 3 78 года написано, что Вы обстоятельно доказываете бессмысленность древнего караула на Покровской горе. Но так ли тогда это было на самом деле? Обе цитаты ведь только предположения людей нашего времени, и с их точки зрения бессмысленны, а, в самом деле, были ли они бессмысленны? А разве нельзя предположить, что на горе был караул, скажем, по-современному, не военный пост, а, допустим, пожарный, или иной, связанный с охраной стен крепости от вражеских диверсантов. (поджигателей)? Ведь стены то острога и посад были деревянными, а предки наши знали, что такое огонь и опустошительные пожары.

Далее, если холм, тогда действительно назывался Кум-Тагей, то не имел ли он, или окружающая местность другого названия, например «Кара аул» (караул) опять топонимика.

А может быть, он (холм) сам у древних народов почитался «божеством, хранителем, или святилищем» (жертвенным местом), может быть его имя, или отдельные звуки в нем были близки русскому – караул? Как Вы на это смотрите? По-моему мы себя в этом вопросе ограничиваем рамками 1628 года, а не углубляемся вглубь истории.

В отношении топонимов Игарка, идущих от слов местных северных народностей, Нгарка и других, — так же домысел, не больше.
Русские землепроходцы, выйдя на Енисей водным путем из Мангазеи, в большинстве, применяли русские названия. На берегах Енисея от Туруханска до Хантайки не сохранилось ни одного названия рек и поселений с национальным названием. Имя Туруханск живет в названии реки, но город Туруханск имел уже русское окончание, как Тобольск, Енисейск и другие. Но что появилось раньше, название реки или острога? Вполне согласен с Вашим выводом: «Не можем сказать точно происхождение имени Игарка». Но нужны ли кропотливые исследования? Мне кажется, теперь вполне можно примириться с версией Егорки, но только не Ширяева (лоцмана), а более раннего и бесфамильного, сохранившего свое имя в названии станка, а с 1929 года и города, а не создавать версии, подобные созданным вокруг города Москва.
Заслуга Семена Ремезова состоит в том, что он, не мудрствуя лукаво, заносил на карту существующие названия, а не выдумывал их сам.
О Вашей просьбе, уточните, о какой книге речь? В Красноярске переиздано первое издание книги «Мы из Игарки» и выходит, а, возможно, вышла книга А.Колесова путеводитель по Енисею (для туристов).

Ну, кажется, опять намудрил, но поверьте, все это лично мое мнение, не основанное на письменных первоисточниках.
Всего Вам доброго.

8 февраля 1980 П.А.Евдокимов
Город Игарка.

P.S.: Местность от низовки Печеры между 56 и 57 градусами СШ издревле называлась у русских Югрой. Так же назывался и обитавший там народ… В конце ХУ1 века название Югра вышло из употребления . (С.К.Осипов, Первые русские полярные мореходы, Учпедиздат, РСФСР, 1949, стр. 22-23).

14 февраля 1980.

Выписки из книг:

1. «История открытия и освоения Северного морского пути», том 3, стр.32, изд. Морской Транспорт, Ленинград, 1959:

«Игарскую протоку и Игарское зимовье впервые положили на карту в 1740 году штурман Ф.А.Минин, и затем в 1897 г. А.И.Вилькицкий».

2. К.Лыжин «Красноярский край. Справочник- путеводитель», Красноярское книжное издательство, 1958, стр.397:

«… таким местом был признан берег протоки Енисея, носивший на протяжении многих десятилетий название «Игоркиной» по имени одного из первых поселенцев…»

3. «Театры в Арктике», издательство Главсевморпути, Ленинград, 1937. Д.Чернецкий, В.Карелин «Два театральных рейса», стр.15:

«В полночь мы увидели на левом берегу Енисея шесть бревенчатых изб.

— Это Старая Игарка, — разъяснил боцман, — говорят, что это селение основал тунгус, а русские его звали Егором, а в тунгусском произношении

Егор звучит как Игар. Так оно, говорят, и пошло – Игарка. Но верно ли это, не скажу. А новая Игарка заложена совсем недавно».

Я понимаю (пишет П.А.Евдокимов), что это не доказательства, но слова наталкивают на сомнение и размышление:

«Зимовье Игарское» «1740 год»

«первый поселенец»

«Егор звучит как Игар»

«говорят, и пошло» — легенда

«но верно ли это» — сомнение.

П.А.Евдокимов

Письмо Вахмистрова А.В.
25 февраля 1980
Северо-Енисейск

Уважаемый Павел Алексеевич!

Вы совершенно напрасно сетуете по поводу того, что Вы в своих письмах «мудрите», как пишете Вы. Ничего подобного. Ваши письма интересны и очень важны для меня, так как помогают серьезно обсудить мои собственные мысли и догадки. Так что не сетуйте об этом.

Большое спасибо Вам за присланные выписки, они, как и Ваши письма, займут свое место в одной из многочисленных моих папок с названием «Игарка».

Что касается того, что мы «грешные», «мудрые» пытаясь разобраться в вопросе, отчего и почему наши пращуры дали то, или иное название местности и т. д, то Вы неправы, так как названия, топонимы – это история. И этим сказано все. Топонимика – наука, причем, очень сложная, так как находится на стыке нескольких наук: истории, археологии, географии, языка. Конечно, неважно, как будет называться Караульная гора, но важно знать, почему она так называется. Совершенно необходимо отделить беспочвенные домыслы от фактов, как бы эти домыслы не казались приятными, привычными, желанными. Простое и очевидное – не доказательства.

Я, кажется, приводил Вам слова одного литератора, сказанные как раз по поводу топонимики: «Больше всего нужно опасаться как раз простоты и очевидности: они чаще всего подводят». И чаще всего, именно, самое невероятное из-за древности происхождение оказывается правильным. Еще римлянин, поэт Гораций высказал летучую фразу: «Слова прочнее бронзы и древнее пирамид». Слова в топонимических именах доходят до нас из такой далекой древности, что нередко застываешь в изумлении.

Вот Вам пример. Вам, наверное, известно, что хакасы, тувинцы и кеты называют Енисей именем Кем? Как нарицательное «река» это имя широко распространено в Туве и на Алтае. Ученые в один ряд с Кем ставят речевое имя Кам. Теперь следите: река Кама есть в Западной Сибири. Кама – громадный приток Волги. Кама есть и на Дальнем Востоке, и в Приморье. Кама есть в Вологодской области (и Камья тоже). Кема есть в Карелии. Большая река Кеми-Йоки течет по территории Финляндии. Реки Кембах и Кем-бах протекают в Германии (Баден и Майн), несколько рек Англии содержат в своем имени компонент Кем. Вспомните знаменитый английский университетский город Кембридж, имя которого осмысливается как «Мост на реке».

Очевидность, кажется, здесь диктует простой ответ: был народ, который разнес имя рек на всем этом пространстве. На самом же деле все обстоит во много раз сложнее. Множество ученых пытаются разобраться в этом вопросе. По поводу имени реки Двина один ученый остроумно сказал, что это «название имеет столько же этимологий, сколько исследователей»… Так же дело обстоит и с Кемом.

Или вот еще. Когда пишут об имени Енисей, говорят, что все здесь просто: есть тунгусское слово Йоанесси, от него – Енисей. А ведь все это чепуха. Все дело в том, что нет такого тунгусского слова.

Вот такие тут дела, уважаемый Павел Алексеевич. Вот почему, чтобы утверждать, требуется осмотрительность, углубленность и пристальное внимание. Нужны факты и только факты.

Всего Вам доброго. Пишите. Буду рад каждому Вашему письму. Еще раз благодарю Вас за помощь.

С уважением Вахмистров Адольф Васильевич.

Комментарий В.А.Гапеенко: Поистине богатое наследие оставил после себя А.В.Вахмистров. 1946 единиц хранения насчитывает его личный фонд в Государственном архиве Красноярского края: его личные документы, дневники, фотокопии старинных и современных книг, вырезки из газет и журналов, записи и размышления на различные темы. В фонде 2374р есть и Дело № 165 «Материалы (выписки из книг, вырезки из газет и журналов о происхождении названия порта Игарка)». Скопировав для себя находящиеся в папке письма, и сопоставив их с опубликованными в книге «Игарка древняя, Игарка загадочная», к сожалению, я не нашла двух, либо трех писем П.А.Евдокимова, не нашла и ответов Адольфа Васильевича. Возможно, они подшиты где-то в иной папке. Возможно. Поэтому вынуждена в завершение опубликовать лишь два письма А.В.Вахмистрова с текстами из книги Игарского музея.


Письмо Вахмистрова А.В.
16 апреля 1980
п.Северо-Енисейск

Уважаемый Павел Алексеевич!

Вы высказали очень интересную мысль по поводу того, что для будущей книги об Игарке нужны проверенные рассказы очевидцев, участников ее строительства. Верно! Но вот что нужно обязательно. Очевидцы и участники вымирают. Времени то уже прошло много, очень много. Вот и займитесь этим благородным делом: сбором воспоминаний, документов, фотографий. Ах, какое Вам скажут спасибо будущие историки города! Честное слово, дорогой Павел Алексеевич, делайте это дело! Вероятно, хорошо было бы привлечь к этой работе – сбору – школьников. Выступите перед ними, и они загорятся этим нужным, полезным делом.

О Троицком монастыре писали многие. Например, правда, коротко, Нансен в знаменитой книге «В страну будущего». Он упоминает и основателя монастыря Тихона, и знаменитое Евангелие в серебряном переплете – подарок Анны Иоановны. В 1910 году была издана книга в СПб: «Житие Василия Мангазейского и повествование о начале Туруханского монастыря».

Писал о нем знаменитый этнограф, друг декабристов, князь Ник.Костров в своих «Очерках Туруханского края» и Иван Пестов, сослуживец губернатора Степанова в «Очерках Восточной Сибири 1831 года» (СПб, 1832). В журнале «Странник», том 4, № 12 1866 статья Н.Абрамова «Блаженный Тихон, строитель Туруханского монастыря». В журнале «Московитянин» № 8, 1852 статья Кострова «Турух. Троицкий монастырь». Упоминается о нем в книге Л.П.Шорохова «Узники сибирских монастырей» (Сб «Ссылка и общественно-политическая жизнь Сибири», Наука, Новосибирск, 1878). Ауэрбах Н.К. «Заселение и развитие промыслов низовьев реки Енисей», Красноярск, 1929. В кн «Русское население Поморья и Сибири», М, 1973, Копылов А.Н. «Очерки культурной жизни Сибири 17 – начала 19 веков». У Ауэрбаха — очень подробно. Мордвинов А. «Инородцы, обитающие в Туруханском крае». Вестник русского географического общества, том 1, 1860. О Василии Мангазейском писал наш историк Сибири С.В.Бахрушин. Эта работа вошла в трехтомник его «Избранных трудов», изданных в 1954 году.

Василий Мангазейский, согласно преданиям, был работником русского купца в Мангазее. А «явился» он не эвенку, а Тихону, основателю Туруханского монастыря, тот-то как раз и перевез его «мощи» с Таза в Туруханский монастырь. Есть ли для Вас что-то тут полезное? Если да, рад.

Пишите, дорогой Павел Алексеевич! Всего Вам доброго.
С уважением, А.Вахмистров.


Письмо Вахмистрова А.В.
27 мая 1980
С-Енисейск

Дорогой Павел Алексеевич!

Я отсутствовал: был в Красноярске и Кызыле, только что прилетел и нашел Ваше письмо.

Цель Ваших поисков – обнаружить строителей зимовья Игарского, его первых насельников – очень интересна. Только искать нужно не в том, что напечатано, а в том, что скрыто в архивах, нигде не опубликовано. С интересом буду ждать Ваших сообщений по этому вопросу, уж, пожалуйста, не сочтите за труд сделать это!

Что касается «благочестивого эвенка», то полагаю, что это грубый обман и не более того. Едва ли стоит тратить время на это мероприятие…

6 июня я отправляюсь в свою последнюю поездку в истоки Енисея. Енисей я исходил на лодках весь. Но вот самые первые 97 км от озера Кара-Балык, из которого он вытекает, и до водопада я не видел. До водопада же доходил на лодке. Выше водопада для лодок река недоступна, так как летит там кувырком. Пытался зайти в исток вдоль него. Но не вышло. Теперь пойду из Бурятии от поселка Орлик через перевал в Саянах на оз.Кара-Балык, а от этого последнего спускаться на надувных плотах. Это плавание – настоящий слалом.

Мне исполнилось 60. Больше откладывать я не могу. Вернусь не ранее августа. Впрочем, оттуда возвращаются далеко не все.

Всего Вам доброго! Пишите в августе.
С уважением А.Вахмистров.

Комментарий В.А.Гапеенко: Как известно, Адольф Вахмистров прожил еще 3 года. После его смерти жена передала в Красноярский краевой государственный архив материалы, на сбор которых он потратил практически всю свою жизнь. Павел Алексеевич Евдокимов умер в 1987, собранные им материалы в фондах Игарского краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты».

Вновь и вновь перелистываю записи Адольфа Васильевича. Главный вывод, который он делает: Как и Москва, Игарка названа по реке, на которой она стоит. – по реке Игарке, левому притоку Енисея.

В частности он пишет в своих исследованиях: «Этимологизация имени Игарка от Егора Ширяева – плод литературного домысла. В этом домысле нет ничего худого для литературы, для романа Алексея

Кожевникова, но он не пригоден для научно-обоснованного вывода. Все старинные зимовья на Енисее, ровесники Игарки, названы по имени притоков, вблизи которых они возникли. И в этом случае первично название не зимовья, а реки, имя которой – Игарка. (Государственный архив Красноярского края, фонд Р-2374, опись 1, дело 165 «Материалы (выписки из книг, вырезки из газет и журналов) о происхождении названия порта Игарка», лист 17)

В подтверждение этому он перерыл массу литературы, сделал выписки, искал и находил гидронимы, распространенные в регионе.

Не все ставшие краеведу известными детали были обсуждены в ходе переписки. Привожу их для того, чтобы какой-то из них мог стать возможной отправной точкой для дальнейших исследований более молодого пытливого поколения.

К числу таких неучтенных ранее соответствий он относит еще одно – река Шегарка – левый приток Оби – река Игарка – левый приток Енисея. Он считает их гидронимами селькупского происхождения, где «ка», «кы» — «река». Считает, что при устной передаче «Ш» исчезает, либо может перейти в «И». Как пример, приток Оби – Шеделька, приток Нижней Баихи – Шителька.

На одном из листов выписка:

Речка Игарка, карты 00 000 масштаба:

Q 45-22
Q 45-28
Q 45-29
Q 45-17

На 1000000 карте к западу от реки Игарка показано урочище Игарская тундра. Речка – Игарка, а не Игаркина, тундра Игарская, а не Игаркина.

Приводит Адольф Васильевич и аргументы из исторических документов.

А.Мордвинов «Записки о Туруханском крае», Современник, том 12, 1860, стр.375.:

«На следующую, Икарскую станцию, (40 верст), притом Икарская станция оказалась еще хуже Шушковской. Это была единственная, тесная, буквально набитая людьми, и столь сырая изба, что по стенкам текла вода… Некогда в Икарках, говорят, жили отлично, были большие дома, и всего в избыток. Семейство крестьян Ш, существовавшие здесь, все переселилось, дома развалились, и лишь осталось обедневшим наследникам скудное наследство».

(Мое предположение, что «семейством крестьян Ш» могли быть и Шадрины, они считались в числе учтенных семейств на станке Игарка при переписи населения в начале 20-го века.)

Еще одна запись, сделанная его рукой:
Легенда о Егоре Ширяеве стала настолько привычной, что в нее верили не только люди мало сведущие в этих делах, но и ученые. Однажды в «Литературной газете» выступил с воспоминаниями о Сергее Кожевникове первый редактор романа «Брат океана» Юрий Лукин, высказавший мысль: «Воспел он великую реку Енисей и легендарного русского человека, чье имя навсегда связано с этой рекой, славного лоцмана Егора Ширяева, которого местные жители звали Игаркой». (Юрий Лукин, «Певец живой воды», Литературная газета, 01.04.1981 года).

Рассуждения Вахмистрова – Все старинные зимовья на Енисее названы по именам притоков, вблизи которых они возникали. И в этом случае первично название не зимовья, а реки, имя которой Игарка. Так и протока становится Игаркина, а она – Самоедская.

(Действительно, первоначально протока называлась Самоедской, смотри очерк «Морские суда в Самоедской протоке в 1928 году».

…Река Игарка упоминается в составе Туруханского округа в «Описании Тобольского наместничества 1789-1790 годов» под именем Игорка. («Описание Тобольского наместничества 1789-1790 годов», Новосибирск, 1982 год, стр.234) Не зимовье, не станок, а именно река. Там же (стр.235) река Таз – река Туз, река Норилка – Норелка….

**

А.И.Попов, доктор исторических наук, профессор финно-угорского языкознания и философии, великолепный знаток филологии и топонимики: «Лучше подождать с окончательным заключением, чем впасть в ошибку». (А.И.Попов «Следы минувших времен», Л, 1981, стр.167)

**

Речка Шегарка – левый приток Оби и сегодня есть в Новосибирской и Томской области. (Атлас СССР, карта 61-62).

Еще одна интересная гипотеза Вахмистрова А.В. – В материалах о крещении карасинских самоедов 1755 года указан глава одного из семейств Егорко Тюретин (современные Туритины), лесные энцы рода Муггади. Один из Тюретиных Ятера числился в материалах 1-ой ясачной комиссии (1768 год), князцем карасинских самоедов. (Васильев В.И, «Проблемы формирования северо-самодийских народностей», Наука, М, 1979, стр.116-117).

Мое мнение: Преимущество этого Егора в том, что он реально существовал.

**

Станок Карасино на Енисее был в 17 – 18 веках ясачным зимовьем, куда платили ясак проживающие поблизости предки энцев, он находился в нескольких десятках километров от того места, которое Харитон Лаптев называл Игаркой.

Река Игарска ос.Игарско так на карте Федора Минина 1740 года (Атлас географических открытий 17 – 18 веков) № 82.

**

Игарка – к западу от Енисея среди низкой заболоченной равнины, к северо-западу от озера Маковского находится урочище Игарская тундра – возвышенность с отметками до 160 метров, с этой возвышенности берет начало река Игарка.

Озеро Егорка – из него вытекает река Бальга (Таймыр), бассейн реки Хета (Хатанга). (Антропоген Таймыра, М, 1982, стр.170).

Река Шегарка – название селькупское, см Пелих, Селькупы 17 века, 1981 год, с.1936) Не здесь ли искомое? (мысль Вахмистрова).

Рассуждения А.В.Вахмистрова: Река Игарка, а не Игаркина, тундра Игарская, а не Игаркина.

**

Из-за незнания писцами московских правильных географических названий, происходило немало ошибок, искажений, ставших даже нормой. Вахмистров – Переходящая из заметки в заметку, ИЗ СТАТЬИ В СТАТЬЮ, ИЗ КНИГИ В КНИГУ ВЫДУМКА О СВЯЗИ ТОПОНИМА Игарка с именем мифического Егора приобрела характер твердокаменного предрассудка.

**

Названия населенных пунктов всегда вторичны.

Топоним Игаркино зимовье относится к тому же типу, что и Хантайское озеро, Хетское зимовье, Туруханское зимовье и происходит от имени реки, на которой оно стоит.

Известно, что только сбором материалов и перепиской с игарским краеведом Павлом Алексеевичем Евдокимовым исследования Адольфа Васильевича Вахмистрова не ограничились. За истину, как некогда в войну, он бросался в бой.

Из материалов архивного дела становится известным, что отправной точкой обращения к глубоким исследованиям темы явилась публикация 1977 года в краевой газете «Красноярский рабочий» отрывка новой книги о директоре строительства Красноярской ГЭС знаменитом в те времена на всю страну Андрее Ефимовиче Бочкине (А.Бекетов «Если зажигают звезды»). Побывав некогда в Игарке, он видел ту самую мемориальную доску на универмаге «Егорка» и слышал пояснения «местного краеведа, преподавателя педагогического училища народов Севера» о лоцмане Егоре – Игарке Ширяеве.

Вахмистров 02.04.1977 пишет письмо директору педучилища с просьбой свести его с этим краеведом, либо кому-то другому ответить на интересующие его вопросы: что и, конкретно, откуда известно о первом поселенце Игарского зимовья. Когда все-таки он жил?

Он обращается в окружной краеведческий музей Салехарда и получает ответ от его научных сотрудников (лист дела 115): «Относительно Игарской Оби могу сообщить Вам, что название это произошло, вероятно, от слова Югра (Югорский, Югорская). Югрой называлась территория Западной Сибири до 1542 года. Надо отметить, что название это встречается даже у Миллера в его «Истории Сибирского царства», 1767 год, Санкт-Петербург.

Уральские горы тоже одно время назывались Югорскими».

«Потрясающе просто! Как я не догадался!» — ставит на этом ответе свой автограф Адольф Вахмистров. Не все, конечно, так просто, но существование на картах названия Игарская» уже в 18 веке ставит под сомнение факт реально существовавшего в начале 20-го века Егора-Игарки. И краевед был готов выяснить истоки легенды о Егоре Ширяеве у самого автора романа «Брат океана» Алексея Кожевникова. Но узнав о смерти писателя, обращается с письмом к редактору издательства Ю.Лукину, уже успевшему в «Литературной газете» 1 апреля 1981 года в очерке «Певец живой воды» подтвердить реальность существования вымышленного писателем литературного героя.

Не известно, что написал ему Ю.Лукин, скорее всего, просто не ответил. Не получил вначале Адольф Васильевич и ответных писем из Игарки — отмолчались и директор музея, и «местный краевед, преподаватель педагогического училища народов Севера». Но, как известно теперь нам, мемориальную доску с универмага все-таки сняли. А состоявшаяся позднее переписка с Павлом Алексеевичем Евдокимовым подтвердила более научное обоснование происхождения названия города.

Возможно, новое поколение исследователей, доведет эту работу до конца, ответив на вопрос: откуда прошло название Игарка.

Фотографии: из фондов Красноярского краеведческого музея, В.И.Чин-мо-цая, Игарского краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» (экскурсия школьников в станок Старая Игарка).



Читайте также:



Тэги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *