Учитель с памятной фамилией Артикуло




О том, что Игнатий Дмитрий Рождественский – известный сибирский поэт, был учителем литературы в классе, где  за одной из парт сидел пятиклассник Виктор Астафьев, известно большинству читателей  России.  Именно Рождественский впервые поверил в наличие у мальчика литературных способностей и вдохновил его заняться сочинительством всерьёз. Однако,  в  рассказе уже маститого писателя Виктора Астафьева я прочла  ещё  об одном педагоге – учителе словесности  игарской двенадцатой школы  по фамилии Артикуло.

Рассказ называется «Так закалялась сталь».  Он был впервые опубликован в газете «Комсомольская правда»  6 октября 1990 года и носил несколько иное название «Так как же закалялась сталь?»  Затем в печатном варианте  рассказ  был включён в сборник «Затесей» «Благоговение» в 1997 году. Тогда же он   вошёл и в седьмой том полного собрания сочинений.

Учитель с памятной фамилией Артикуло

«В довоенной Игарке, в двенадцатой школе одно время литературу и русский язык преподавал молодой учитель с памятной фамилией — Артикуло. Был он ещё молод, хорошо по тому времени одевался, имел чисто промытый, пышный чуб, который всё время ниспадал учителю на крупноносое лицо. Нос слишком широко и вольно вытекал прямо изо лба, несколько искажал симпатичное лицо учителя. Отращивая чуб, Артикуло загораживал сей изъян. Волосья он всё время отдувал с глаз и при этом раскачивался на стуле. Однажды учащиеся подпилили ножки стула, Артикуло упал на пол, но не расшибся, рассердился на нас маленько и раскачиваться перестал».

Может быть, выдумал Виктор Петрович этот  образ, согласитесь, несколько комично выглядит учитель, ребятишки над ним подшучивают. И, может быть, этот герой в рассказе нужен был писателю, так думала я,  для того, чтобы ярче высветился образ ещё одного педагога – учительницы «мужицкого роста, с мужицким голосом, в мужицкой белой рубахе с отложным воротничком, из-под которой на деревянно выпяченную грудь свисал солёной горбушей блескучий галстук с большим узлом»?!. Её роль в рассказе более значима.

Артикуло вёл уроки весело, с подковыром, с шуточками, а эта преподавательница отрывисто зычно роняла: «Встань!», «Отвечай!», «Садись!».   Грубоватая учительша  часто переходила на крик, грозя не подчиняющимся ей ребятишкам  показать, как надо учиться в советской трудовой школе. Конечно, детям она не нравилась.

Но не зря прозу Астафьева называют исповедальной.  События, происходившие в действительности,  реальные герои его окружавшие, перемежались в его произведениях с  вымышленными персонажами.  Так, к примеру, -закадычный друг Мишка Шломов в повести «Последний поклон» стал Тишкой Ломовым. Однако, новелла отнесена писателем к категории затесей, в которых, по его же свидетельству, преобладают элементы документальности.

О жизненности образа учителя Артикуло говорят приведённые о нём в рассказе факты. Время было предвоенное, всё мужское население Игарки то и дело отрывали от их прямых обязанностей для военной подготовки.  Вот и любимый учитель часто исчезал  из школы на день, иногда и на неделю, занимался  этой  подготовкой.   Ещё одно упоминание о событиях тех лет  в Заполярье – долгое его отсутствие ввиду постигшей болезни – цинги.

Астафьев пишет, что Артикуло погиб на войне, якобы командовал стрелковой ротой.

Всё прочитанное для меня стало поводом для дальнейшего расследования. Уже много лет я занимаюсь поиском воинов-игарчан, преуспев в установлении списка принимавших участие в Великой Отечественной войне моих земляков  в восемь с лишним тысяч человек. Воин по фамилии Артикуло не упоминался ни в одном из источников.

Прошлой весной,  готовясь вместе с заведующей литературным музеем О.П.Ермаковой к выставке, посвящённой юбилею города Игарки и В.П.Астафьева в Красноярске, в именном фонде писателя, хранящемся в краевом краеведческом музее,  я увидела папку с письмами, пришедшими Виктору Петровичу от игарчан – его ровесников, сотоварищей по детскому дому.

В частности, Вениамин Прокопьевич Шумков писал: «Возможно, что мы с Вами учились в одни и те же годы, где-то 37-й и 38-й. Помню я и наши рукописные журналы. Я в то время тоже пытался писать рассказики и принимал участие в художественном оформлении журналов, состоял в редколлегии газеты. А литературу нам преподавал Михаил Авсентьевич Артикуло (может быть, помните его). Это был весёлый и обаятельный человек. Он в то время готовил какую-то повесть о Севере. Часто читал на уроках главы из написанного, читал стихи и играл на флейте, которую прямо на уроке таинственно извлекал из объёмистого портфеля. Предварительно он самого крепкого парнишку, или двух направлял к дверям, чтобы те её крепко держали изнутри, дабы случайно кто не ворвался в класс».

Письмо датировано 24 октября 1979 года, рассказ написан в 90-е. Может быть, именно из него писатель и взял импозантную фамилию, а заодно сделал и очень яркое описание любимого детьми педагога.

Однако, для меня очень важной деталью оказалось появление имени и отчества учителя, масштабы поиска расширились, и вот, что я обнаружила на просторах интернета, в наградных материалах сайта «Подвиг народа».

Найденным мной документом оказался наградной лист  на младшего лейтенанта Михаила Авксентьевича Артикулова, младшего лейтенанта, призванного в 1939 году, военного корреспондента газеты «Черноморский лётчик».  Правда, немного иное правописание было у фамилии и отчества, однако, это меня не смутило. Возможно, ученики не совсем точно при первом знакомстве  восприняли фамилию, но имя и особенно не часто употребляемое отчество говорили о том, что этим человеком мог быть разыскиваемый нами педагог.

Место призыва, однако, в документе указано не было. Но его могло и не быть, ведь годом призыва значился 1939 – а тогда это был очередной призыв на действительную военную службу граждан, достигших призывного возраста, либо тех, у кого истекала отсрочка. А она могла быть у студента, получавшего образование.  В анкетных данных наградного листа говорилось, что Артикулов родился  в 1915 году в селе Баваны Киевской области Украинской ССР.

Друг по переписке Виктора Астафьева – Вениамин Шумков, кстати, он был одно время редактором газеты «Коммунист Заполярья» в Игарке, говорил о том, что учитель сам занимался литературным творчеством, писал повесть, а её отрывки читал детям на уроке. Ставший в период военных действий вначале военным корреспондентом, а затем инструктором издаваемой штабом Военно-воздушных Сил Черноморского флота газеты «Черноморский лётчик» Михаил Артикулов, безусловно, должен был уметь писать. Следовательно, в мирной жизни он мог быть учителем русского языка и литературы.

Представляя Артикулова к награждению орденом Красной Звезды его непосредственный руководитель – редактор газеты майор А.Сальников пишет: «С первых дней Великой Отечественной войны товарищ Артикулов будучи  ещё старшиной работал в качестве военного корреспондента отделения по обобщению опыта войны при штабе ВВС Черноморского флота. Под руководством работников штаба он выпустил 13 бюллетеней, в которых правдиво и тактически грамотно отражён опыт боевых действий авиации Черноморского флота.

Для бюллетеня требовался материал о боевой деятельности штурмовой авиации. Товарищ Артикулов вылетал в Геленджик и, несмотря на интенсивный налёт вражеской авиации,  выполнял порученную ему работу, проявляя мужество и самоотверженность».

Действительно, военкор Артикулов имел множественные осколочные ранения и был награждён медалью «За оборону Кавказа». В качестве примера его работы указывается, как тщательно Артикулов готовил материалы для очерка о Герое Советского Союза лётчике Снесарёве.

Упоминалось и о том, что в газете публиковались  повести и рассказы Михаила Артикулова: «Самшитовый портсигар», «Поединок», «Камыши шумят». Они читались лётчиками с большим интересом.

Представление к награде датировано 18 мая 1945 года. Значит, не прав оказался Виктор Петрович – учитель Артикулов не командовал стрелковой ротой и не погиб в годы войны. Однако, не удалось мне пока  отыскать ни его самого в послевоенное время, ни его потомков – очень редкая фамилия.

На этом снимке из фонда Красноярского краеведческого музея –  в центре Игнатий Дмитрий Рождественский. Фамилии других преподавателей, к сожалению, не известны. Но, вполне вероятно, кто-то из них с пышными волосами, может и оказаться Михаилом Авксентьевичем Артикуловым – послужившим  для писателя В.П.Астафьева прообразом учителя Артикуло. Продолжаем  поиск.

Читайте Астафьева!



Читайте также:







Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *