Ты же выжил, солдат




В 1987 году в Игарке жило ровно сто ветеранов Великой Отечественной войны. Их список хранился в архиве моего отца Анатолия Даниловича Дресвянского. Уезжая насовсем из Игарки, я забрала с собой эти драгоценные не только для нашей семьи документы.

Как часто мы бываем невнимательны к нашим близким, не находим должного времени, чтобы расспросить и записать, чем была интересна жизнь наших родственников. Пока еще не поздно…

Последний раз почти полный состав ветеранов войны, проживавших в Игарке, был на похоронах отца в январе 1993 года. Такого единения собравшихся не по команде, но по единому порыву людей преклонного возраста я не видела давно. И в этом, спустя время я поняла, что мой отец был для них авторитетом. Несмотря на лютый мороз, игарчане помоложе снимали шапки, пропуская похоронную процессию, на кладбище прогремел троекратно воинский прощальный салют, вырос могильный холмик, друзья отца собрались в кафе за поминальным столом.

В начале восьмидесятых в Красноярском книжном издательстве вышла книга И.П.Сенкевича «Бой начинается с разведки» о ратных подвигах сибиряков-красноярцев – представителях войсковой, артиллерийской и инженерной разведки. В ней была и глава об отце «Гвардейский характер». Грустно и смешно, но тогда, в период тотального книжного дефицита директор книготорга наотрез отказалась продать нам сразу несколько экземпляров этой книги. Удалось получить совсем немного – по числу внуков. В своем посвящении к ним отец написал: «Нас уходило на фронт много, вернулось слишком мало. Как воевали, расскажет эта книжка».

Он ушел на фронт в сентябре 1942 года добровольцем, едва минуло 18. В книге несколько эпизодов его фронтовой биографии, связанной с захватом «языков» (приводом в расположение своей части после боевой операции вражеского солдата, или офицера), получением боевых наград и ранений. Сегодня экземпляры этой книги не просто бережно хранятся в семьях. Выросшие наши дети вместе со своими невестами, женами, детьми читают семейные реликвии.

В рукописной анкете отца, видимо, посланной им в 1984 году по запросу в Совет ветеранов дивизии и переписанной для семейного архива мамой, на вопрос, где служил и когда, он написал: «Служил во взводе пешей разведки 872-го стрелкового полка 282-ой стрелковой дивизии».

Теперь мне доподлинно известно, что было это после второго ранения, в названную войсковую часть он прибыл из госпиталя уже кандидатом в члены Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) в апреле 1943 года. Что бы там ни говорили сегодня о коммунистах, вот одно из живых свидетельств: «Наш полк занимал оборону. Сначала я был рядовым, затем сержантом, старшим сержантом. Последняя моя должность (видимо, в рамках этой части) – помощник командира взвода». Помнил отец и фамилии своих командиров: «Командиром полка был полковник Дудоров, командиром дивизии генерал-майор Белобородов, командиром взвода лейтенант Петренко, замполитом младший лейтенант Черненко, помощником начальника штаба по разведке капитан Тиньков. В июле месяце я был политотделом дивизии принят членом партии, в рядах которой состою 42 года (свой партийный билет отец не сдал, как многие это делали в начале 90-х годов, оставшись на момент ее ликвидации вместе с Анной Филипповной Зуриной самыми старыми по стажу коммунистами в Игарке). За разведку боем я был награжден медалью «За Отвагу» № 301327, за взятие контрольного «языка», лейтенанта Гельмута второй медалью «За Отвагу» № 301357. (Заметьте, ее порядковый номер отличается от первой всего на тридцать). Вот как описан этот бой в книге «Бой начинается с разведки»: «Опорный пункт врага находился на дугообразной высоте. Подходы к ней прикрывались минными полями, проволочными заграждениями и простреливались пулеметным огнем.

Ночью подразделение вышло на исходный рубеж, а утром начался бой. Фашисты сосредоточили огонь всех своих пулеметов на левом фланге. В это время в центре группа разведчиков пробралась через проход в проволочном заграждении, сделанный заблаговременно саперами, и ворвалась в траншею. Завязалась рукопашная, Анатолий метнул две гранаты, пробился по ходу сообщения к пулемету. Еще бросок гранаты и расчет уничтожен. Второй пулемет подавил Карнаухов. Огонь противника сразу же стал слабеть, подразделение захватило первую линию обороны. Разведчики взяли двух пленных».

Не раз юноше-сибиряку приходилось драться с фашистами врукопашную, действовать стремительно, ибо в итоге схватки кто-то должен был если не стать героем, то элементарно остаться в живых. Впрочем, почему же не героем, трусы в разведку не ходили, и в живых из вражеского окопа вернуться в свою часть можно было с серьезным или менее серьезным ранением.

Однажды Анатолий первым прыгнул в траншею прямо на фашиста, схватил его под руки и хотел передать товарищам. Но немец оказался тяжелым, поднять его было не так-то просто. Он уцепился за плащ-палатку разведчика и на спине понес его по траншее. В момент, когда фашист ослабил свою правую руку, чтобы дернуть за проволоку, подав знак тревоги своим однополчанам, Анатолий дотянулся до автомата и выпустил очередь в спину противника. Затем, оттолкнув труп фашиста, ранил гранатой другого гитлеровца, который и стал очередным «языком», поведавшим русским планы немцев на этом участке фронта. Так воевал молодой разведчик Анатолий Дресвянский.

Но вернемся к его анкете: «1 июля 1943 года был ранен, но лечился здесь же, в санчасти, а спустя месяц с небольшим получил четвертое ранение и был госпитализирован в город Осташков». Двадцать семь осколков вынули хирурги из тела молодого бойца за годы войны, а шрамы от них остались на всю жизнь. Помню, с какой осторожностью мы пытались разгладить их, забравшись в редкие минуты отдыха отца к нему на колени.
В эту войсковую часть вернуться солдату после госпиталя уже не удалось, он воевал по соседству.

В декабре 1943 года из команды выздоравливающего запасного полка отобрали бывших разведчиков и создали при Первой Ударной Армии 50-ый отряд, в котором отец служил в звании старшего сержанта и в должности помощника командира взвода. В начале февраля 1944 года он повел разведгруппу в тыл врага, при возвращении был ранен в пятый раз, а затем после выздоровления направлен на курсы младших лейтенантов пехоты Второго Прибалтийского фронта. После окончания училища продолжил военную службу командиром взвода разведки в отдельной гвардейской разведроте 53-ей Гвардейской Тартусской стрелковой дивизии. В декабре 1944 года за взятие очередного «языка» получил Орден Красной Звезды. Затем участвовал в освобождении города Прискуле и других населенных пунктов Курляндии, где и закончил войну. Но демобилизоваться он смог только в мае 1946 года, раньше домой вернулись более старшие по возрасту солдаты. У отца было тринадцать правительственных наград, к которым в мирной жизни прибавились Почетные Грамоты Центрального Комитета комсомола и ЦК Добровольного общества содействии Армии, Авиации и Флоту, горкома партии и горкома комсомола за активное участие в военно-патриотическом воспитании подрастающих игарчат. В мае 1985 года ему было присвоено звание «Почетного гражданина города Игарки».

А сразу после войны он вернулся к месту призыва, на Ангару, валил лес, учился на автомеханика. С 1952 года жил в Игарке, куда был направлен для службы в милиции, боролся с экономическими преступлениями, но более известен игарчанам как начальник городской пожарной части.

Наша мама, Лидия Ивановна Дресвянская, увы, уже тоже умершая, неутомимая труженица не только в годы войны, скопировала еще одно из писем отца, где он писал о городском Совете ветеранов: «В нашем городе воинские части не формировались. В 1965 году у нас также был создан городской Совет ветеранов при горкоме комсомола, именуют его Совет ветеранов войны, труда, партии и комсомола. Мне поручили им командовать».

Однако, «командовать» сказано громко: работали уважаемые ветераны Иван Степанович Щукин, Александр Михайлович (Магомед Амин) Шихсалтанов, Юрий Петрович Крылов, Николай Денисович Колесник, Елена Борисовна Гуртовая, Анастасия Ивановна Молявко, Григорий Георгиевич Якимов, Юрий Иванович Мохов, (простите, если кого-то не упомянула) не покладая рук. Около десяти лет вели они поисковую работу, чтобы рядом с воздвигнутым обелиском в честь Победы в Великой Отечественной войне, появились плиты с именами погибших на фронте игарчан.

Вот что писал отец: «На фронт ушло игарчан более 4000 человек, кроме этого еще два года призывали на службу в Армию. В списках горвоенкомата значатся погибшими 300 человек, сейчас (1985 год) у нас оформлено 720 погибших игарчан. И сегодня к нам приходят люди и просят внести их родственников в списки погибших. В этой работе нам хорошо помогают пионеры и комсомольцы школ города. Совет ветеранов посылает в школы на линейки, сборы своих людей для военно-патриотического воспитания».

Война не давала покоя, память все время возвращала уже пожилых людей к годам боевой юности. Больной отец вспоминал, а мама, утирая украдкой слезы, чтобы, не дай бог, не подумал он, что дни его сочтены, записывала на листочках бумаги его рассуждения вслух: «Искусство разведчика начинается с драгоценного умения предвидеть и предугадать опасность. Ну а если этого умения нет, все остальное уже ни к чему, поскольку без меня не уцелеет ни один разведчик… «Глаза и уши» — это не все о разведке, еще и рот на замке…Трус не любит жизни, он только боится ее потерять, трус не борется за жизнь, он только охраняет ее…»

Как мог, он боролся с болезнью. Мама вела печальную статистику: 10 января 1991 года — в Игарке проживало 76 ветеранов войны, 24 апреля 1992 года – их стало 69 человек. Когда отец умер, появилась запись – на 15 февраля 1993 года -52 человека.

Сейчас в городе живет 8 ветеранов Великой Отечественной войны, принесших нам победу, о важности которой не все сегодня и задумываются.…Наши дети и внуки на коленях у деда Анатолия уже, к сожалению, не сидели, но пусть боль от его боевых ранений не будет ими испытана.



Читайте также:



1 комментарий

  • Станислав:

    Валентина, спасибо Вам за интересный материал! Особо интересен мне он был и потому, что мой дед заканчивал войну в тех же местах, что и Анатолий Данилович. Воевал он в составе 102-й Оршанской Ордена Кутузова гаубичной артиллерийской бригады большой мощности, дважды отличившись в боях за г. Прискуле, за что был награжден медалью «За отвагу».
    Публикации, подобные Вашей, дают возможность открыть что-то новое, по-другому взглянуть на известные события.
    Успехов Вам!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *